Стремительный полет [СИ]

Бадей Сергей

Глава 22

 

Вот после завтрака началось то, что нормальная личность называет кошмаром! Нормальной личностью я, что вполне естественно, называю себя. А кошмаром я называю процесс приготовления меня к торжествам. Я уже не говорю о сеансе замеров моих параметров местными портными. Это мучение я выдержал с честью. Правда, мои комментарии их чуть до истерики не довели, но это уже издержки. Потом меня начали просвещать о протоколе и моей роли в нем. Так как толком об этом не знали и сами просвещающие, то, в итоге, в моей голове царила полная каша.

Дело в том, что Белокрылов всегда было мало. То есть, Владыка и сын-наследник. Нартат был несчастным, у которого родилась дочь. Ну, это с его точки зрения – несчастным. Я – так был счастлив этим обстоятельством. Поэтому у местных мужей возник вопрос, как меня позиционировать? Сыном-наследником меня назвать нельзя. Тем более, что я решительно отказывался им называться. Вот еще! Не хватало! У меня свои родители есть. Другой вопрос – где они? Но их никто не отменял. К тому же, роль сына-наследника предполагала подчиненное положение. О каком подчиненном положении могла идти речь?!

Зятем меня тоже пока избегали называть. Ну, где я, а где свадьба? Там, оказывается, тоже этикетом предусматривается уйма различных процедур.

Вот и ломали головы над ситуацией местные церемониймейстеры.

Онтеро, поняв, что на его гардероб покушение отменяется, сиял, как медный надраенный пятак. Вот ведь ехидное существо! Пользуясь положением приближенного к моей особе лица, этот тип наслаждался бесплатным представлением. Ничего! Я тебе потом устрою веселую жизнь (в разумных пределах, само собой)! Пока же, я свирепо косил на него взглядом и многообещающе двигал бровями.

Перед самым началом празднования, портные притащили мои облачения. Рассматривая все эти рюшечки и воланчики, я мысленно застонал. Уразумев, что мыленные стоны не слышны, я продублировал их вслух.

– Но это же, церемониальные одежды! – поспешил просветить меня Нартат, поняв значение моих стенаний. – Тебя же не заставляют носить их каждый день!

– Еще чего не хватало! – огрызнулся я. – Да только от одного их вида, у меня начинаются комплексы! Поноси их больше одного дня, и стойкая шиза – гарантирована!

– Шиза? – озадачился Нартат.

– Шизофрения, – пояснил я. – Это такая психическая болезнь.

– А в чем она выражается? – немедленно заинтересовалась одна из жриц Храма, которых, вдруг, появилось во дворце достаточно много.

– А вот заставьте меня поносить эти наряды несколько дней кряду – увидите! – сердито ответил я. – Хотя, нет! Я вам такого шанса не дам! Так и быть! Одену, но только для торжественного выхода! Для всего остального, придумывайте что-то другое!

– Но для другого нет времени! – взвыл один из портных.

– Это что, мои проблемы? – свирепо огрызнулся на него я.

– Онтеро, ты вроде бы, по фигуре похож на Влада? – прищурился Нартат, взглядом зацепивший моего первого учителя полетов.

– Э-э-э…. Да, Владыка! – с постным выражением на физиономии отозвался Онтеро.

– И, как мне поведал Влад, ты готов поделиться своими одеяниями? – вкрадчиво продолжил Нартат.

– Э-э-э…, – лицо у Онтеро стало еще более несчастным.

А как же его фраза, что Белокрылу не идут одежды с чужого плеча?

– Отлично! – радостно воскликнул Нартат. – Я так и знал, что ты готов всегда прийти на помощь! Значит, эту часть вопроса я доверяю тебе!

– Но у меня запасной костюм не полон! – проблеял Онтеро. – Я не смогу его одеть полностью!

– Ты хотел сказать, что не сможешь сам одеться полностью, – уточнил Владыка, выделяя голосом слово "сам".

– Да, Владыка! – уныло понурился Онтеро.

– Да, нам будет тебя очень не хватать, – кивнул Нартат. – Впрочем, я надеюсь, что ты найдешь возможность присоединиться к нам после церемонии.

Народу собралось! Я уже говорил о том, что тут очень большие площади? Да? А то, что айраны мастера по части всяких там церемоний, я говорил? Могу вас заверить, действительно, мастера!

У самого выхода из дворца, крылатые воины очистили достаточно широкую площадку, окружив ее стражами в, блестящих золотом, доспехах. Они успешно сдерживали натиск толпы, собравшейся поглазеть на торжества и поглотить дармовое угощение, которое последует вслед за официальной частью.

В ожидании выхода официальных лиц, народ развлекал отряд, демонстрирующий умение владения всякими предметами убийства себе подобных (впрочем, и не подобных тоже). Я поражался, насколько синхронно это получалось у выступающих. Должно быть, опыт таких показательных выступлений у них был уже немалый.

Разрезая толпу, к площадке двинулась колона женщин в одинаковых плащах и накинутых на головы капюшонах. Уже немного зная о жрицах Храма, я понял, что это они и есть. Надо сказать, что айраны уступали им дорогу, не протестуя.

На крыльцо дворца вышло четверо крылатых и поднесли к губам что-то похожее на изогнутые рога антилопы гну. Над площадью разнеслись чистые и звонкие звуки, призывающие гостей к вниманию. Наступила тишина, показывающая, что гости внимать готовы.

Ага! Вот, что означает торжественный выход! Крыльцо накрыло облако, очень похожее на то, что клубилось у Утеса Храма. Мы торопливо, под прикрытием тумана, вышли на крыльцо. Теперь, когда облако рассеется, мы очень эффектно предстанем перед публикой. Так оно и произошло!

Восторженный гул толпы послужил достойной наградой режиссеру-постановщику этой процедуры. Режиссер – Нартат Ловец Ветра, постановщик – он же. Техническая поддержка – Солия, верховная жрица Храма.

Я чувствовал себя неуютно, под взглядами тысяч (ну, сотен) взглядов собравшихся. Особенно их много было, когда Владыка живописал мои похождения, которые он почему-то называл подвигами. К тому же, я с удивлением узнал о нескольких новых подвигах, которые я умудрился совершить. Надо же! Это должно быть во сне. Лунатизма за собой не замечал. Но кто его замечает? Слова мне Нартат очень предусмотрительно не дал. Видимо прочувствовал, что я могу сказать.

Дальше описывать это мероприятие я не буду. Все такие действия очень похожи друг на друга, за исключениями мелких деталей. Так же, как и похожи неофициальные части, следующие за официальными.

Одно меня удивило. Не было пьяных драк. Да и выпито было не так уж и много. Перед пирующими айранами выступила местная самодеятельность, состоящая, к слову, из самих пирующих. Участие в пире принимали все желающие. Я даже заметил несколько столов, занятых местными людьми. Они веселились наравне с окружающими их айранами. Я повернулся к Нартату, с желанием выяснить этот вопрос.

Так как над площадью стоял постоянный шум, то наш разговор был другим не слышен.

– Расскажи мне о людях, которые здесь живут, – попросил я.

– А что люди? – поднял брови Владыка, только что обгрызший косточку аппетитно зажаренной птички.

Отхлебнув из кубка вина, он наклонился ко мне.

– Они пришли сюда добровольно. Их никто не заставлял. Они сами обязались служить нам в обмен на защиту и спокойную сытую жизнь. До сих пор мы и они честно выполняем условия этого давнего договора.

– Но ведь не все же они готовы становиться слугами, – заметил я. – А если среди их детей появятся такие, которым это не по нраву?

– Ты думаешь, что такого еще не было? – усмехнулся Нартат. – Они живут с нами уже сотни лет. Конечно же, было всякое. Но мы не давали повода для бунтов. Да и бесполезен он был бы здесь. Что может противопоставить человек народу-воину? Мы не препятствуем таким, кто не желает становиться слугами. Более того! Мы помогаем им покинуть нашу долину и продолжить жизнь там, во внешнем мире. Только с одним условием, о нас не болтать! О том, чтобы оно было выполнено, заботятся жрицы. Надо сказать, что они это умеют!

– Что, так никто и не проболтался? – удивился я.

– Представь себе! Из покинувших нас, и слова клещами не вытащишь! – хохотнул Нартат. – А что ты там говорил о достижениях других народов? Думаешь, я об этом забыл?

– Вот уж нет! – вздохнул я. – Но, не разговаривать же, нам об этом тут.

– Тогда давай переместимся в другое место, – предложил Владыка. – Тем более, что правитель должен уйти из-за застолья вовремя, дабы не опозориться перед подданными. Советую запомнить эту мудрую мысль.

– Рассказывай! – велел Нартат, удобно устроившись в кресле.

– Да что там особо рассказывать! – отмахнулся я. – Как ты понимаешь, я не здешний.

– Это понятно! – хмыкнул Нартат. – Никакой "здешний" не рискнул бы так со мной разговаривать! Тебя что, не учили быть почтительным с сильными мира сего?

– Я сам сильный, – резко ответил я. – Пусть эти сильные докажут, что имеют право на почтение с моей стороны.

– О! Они могут доказать, – спокойно сказал Нартат. – Но вот, только методы доказательства тебе могут не понравиться.

– Ну, методы можно и подкорректировать, – усмехнулся я, коснувшись рукой рукояти Листа, торчавшей за моим плечом.

– Не все поддается такой корректировке, – напомнил мне Владыка, выделив голосом слово "такой".

– И это я понимаю, – кивнул я.

– Так ты говоришь, что не здешний, – вернулся к теме нашего разговора Нартат. – А откуда тогда ты, позволь тебя спросить?

– Я из другого мира, – коротко ответил я. – Там все по-другому. Там нет магии. И там нет айранов.

– А тогда откуда там взялся ты? – поднял брови Нартат.

– И я там не был айраном, – сообщил я Владыке.

Брови поднялись еще выше и замерли. Так что, будем держать планку?

– Не мог бы ты объяснить более подробно? – взмолился Нартат. – В конце-то концов, не я начинал этот разговор! Ты дал повод для него. Если бы не твои белые крылья, я бы живо из тебя добыл бы все сведенья.

– Да? – иронично спросил я. – Ты еще и пытками занимаешься?

– Какими пытками? – удивился Нартат. – Ты о чем? Просто айран, с другим цветом крыльев не может противиться требованиям Белокрылов, или что-то скрывать от них. Неужели ты не знал об этом свойстве?

– Да, как-то не знал, – ошарашено почесал я в затылке.

– Разве Онтеро не говорил тебе об этом? – прищурился Нартат. – Ай да хитрец! А он, кстати, в курсе всего этого? А Катрина?

– В курсе, – ответил я. – Не то, чтобы полностью. Я не рассказывал ему всего. Но то, что я из другого мира, он знает. И Катрина тоже.

– Ты говорил, что там, в твоем мире, нет магии. Как же там вы живете?

– Вот так и живем, – пожал я плечами. – Мои друзья, кстати, тоже оттуда.

– Так вот откуда взялась эта странная дружба! – догадался Нартат. – Удивил ты меня, удивил! И что в этом мире? Что там может быть такое, что позволит нам не отставать от других народов?

– Как ты понимаешь, если нет магии, то приходится ее чем-то заменять, – продолжил я. – Ученые моего мира очень ловко научились это делать. И эльфы уже пожинают плоды. Мы дали им знания. В сочетании с магией, это приводит к поразительным результатам.

– Угу! – задумчиво кивнул Нартат. – И теперь ты готов дать и нам эти знания?

– Я же Белокрыл! – пожал я плечами. – Я должен стараться для своего народа.

– Очень правильная мысль! И когда же ты начнешь делиться? – Нартат выжидательно смотрел на меня.

– Для начала, надо определиться, чем именно делиться, – поморщился я. – Очень может быть, что что-то вам совсем не нужно, или вы это знаете, лучше нас. Хотелось бы знать, что там, в Храме. А там наверняка что-то есть! Ну, и потом, я хотел бы сначала поискать других на этой земле.

– Я думаю, что если бы те, другие, существовали бы, – задумчиво сказал Владыка. – То они бы уже дали о себе знать.

– Быть может, им "След Проклятого Ветра" не давал этого сделать? – предположил я. – Или могут существовать иные причины. Да и тех же "следов" мог быть не один.

– Так ты хочешь уничтожить и те "следы", если встретишься с ними? – встревожился Нартат. – Не уверен, что это здравая мысль.

– О! Я не собираюсь лезть туда в одиночку! – открестился я. – Я отлично понимаю, что нам просто повезло с этим "следом". Да и предсказание помогло.

– Мы со Ставрориэлем думали, что это предсказание про нас, – грустно усмехнулся Нартат. – Только не знали, где взять дракона.

– Да, ладно! – махнул я рукой. – И так все неплохо получилось! Кстати, там больше никаких предсказаний не имеется? Что-то мне не хочется становиться героем. И так уже в этом "добре" по самые уши!

– Может быть, и есть, – засмеялся Нартат. – Но я не помню такого. Тем более, я не ожидал встретить айрана, не желающего становиться героем.

– Вот такой я неправильный, – пожал я плечами.