Стремительный полет [СИ]

Бадей Сергей

Глава 20

 

Вот только сейчас я осознал, что Катрина, что понятно, тоже имеет свою семью. Ну, с отцом-то – понятно! А вот про мать речь как-то раньше не шла. Когда из дверей дворца выбежала женщина и, со слезами, повисла на шее Нартата, я имел возможность удостовериться, что у Катрины есть и мама. Мать Катрины, Летейла, оказалась очень приятной женщиной. Катя очень была похожа на свою мать. Когда они стояли рядом, было полное ощущение, что это сестры.

Нартат довольно хмыкнул, увидев, какое впечатление произвела на меня его жена.

– Проходи, Влад! – указал он рукой вглубь зала. – Прежде, чем отдохнуть после всех треволнений этого дня, нам надо все же решить, как быть дальше. Нам в этом поможет Верховная жрица Храма, Солия.

Мимо меня прошествовала дама, кутавшаяся в плащ. Голова ее была укрыта капюшоном.

– Мы ненадолго, моя дорогая, – нежно обнял жену Нартат. – Ты же понимаешь, что я не принадлежу себе в этот час.

Лейтела кивнула, с неохотой отстраняясь от мужа. Я, извиняясь, улыбнулся Катрине и отправился вслед за таинственной женщиной. И что это за Верховная жрица? Если тут все подчинено этому самому Храму, то это не есть хорошо! Еще попытаются навязать мне линию поведения, которая мне совсем не свойственна! Если не удастся договориться, то придется отсюда "делать ноги". Плясать под чужую дудку я был совершенно не намерен.

Нартат решительно прошагал в кабинет, пропустив перед собой жрицу.

– Дверь закрой! – повелительно бросил он мне.

Мда, и это мне тоже не очень нравится.

– Ну, Солия, что говорили пророчества? Где вы были, когда я над "Следом" был вынужден пролететь?

– Мы говорили тебе Владыка, что бы ты опасался следа, – негромко отозвалась Солия.

– Вы не говорили, какого именно следа я должен опасаться! – Нартат опустился на стул и сердито уставился на жрицу. – Следов, знаешь ли, множество существует.

– Таково свойство всех наших видений, – невозмутимо произнесла Солия. – Истинная суть проявляется больше, когда явление, предсказанное нами, приближается. Так было и на этот раз. Но Онтеро не успел….

– …И я провалялся на камне десять лет, служа пищей какой-то темной гадости! – сердито закончил Владыка. – И еще не известно, чем бы это закончилось, если бы не этот парень.

Нартат указал на меня рукой.

– Кстати, о нем. Что-нибудь вы предсказать можете?

– Я знаю, Владыка, что ты не веришь нам, – все так же, не повышая голоса, проговорила Солия. – И совершенно зря! Мы смогли предсказать его появление, и его роль, которая и исполнилась.

– Слышал? – повернулся ко мне Нартат. – Оказывается, все это было предсказано.

– И не один раз, – заметил я.

– То есть? – недоуменно поднял бровь Владыка.

– Видимо, свои предсказатели были, и у эльфов, и у драконов, – пояснил я.

– Так, может быть, они и рассказали, откуда ты и зачем? – заинтересовался Нартат.

– Не успели, – хмыкнул я. – Я им это рассказал раньше.

– Так-так-так! – неожиданно повеселел Владыка. – Интересно! А вот послушаем мы сейчас нашу Солию, а потом сравним. Как Солия, что можешь сказать про этого парня?

– Ты пытаешься оскорбить меня Нартат? – в голосе женщины проскользнули гневные нотки. – Хорошо же! Я посмотрю. Конечно же, это было бы лучше сделать в Храме, но я готова доказать, что владею даром и здесь.

Солия решительно скинула с головы капюшон. Черные волосы рассыпались водопадом по ее плечам. Я невольно вздрогнул. Если и есть описания, какими бывают ведьмы в молодости, то вот такими они и должны быть! Нет, она не была уродлива. Я бы даже сказал, что она красива. Но, какой-то своей, сумрачной, красотой. На меня взглянули черные глаза из-под черных же бровей. Радужка глаз была настолько темной, что сливалась со зрачком. От этого создавалось впечатление, что глаза огромны. И они впились в мое лицо, подобно буравчикам, проникли в середину, в голову, в мозг!

А вот это мне уже совсем не нравится! Я решительно закрылся внутренним блоком, выталкивая из себя чужое сознание. На лице Солии, меняя друг друга, проскользнули удивление, а потом уважение.

– Ты необычен! – заметила она. – Но я успела найти нужные мне знания.

Жрица прикрыла глаза, откинулась на спинку стула и замерла.

Интересно! Это, какие знания ей были нужны? И как она смогла их считать, если этого не смогли, в свое время, даже эльфы? Должно быть, я таки сильно устал, если не смог удержать эти знания при себе!

– Я вижу большую и длинную дорогу, которую тебе придется пройти, – наконец, открыла Солия глаза и посмотрела на меня. – Ты не останешься здесь. И ты пойдешь не один. Я видела четыре фигуры, которые будут тебя сопровождать. И одна из них, ты уж прости Владыка, фигурка девушки, которая очень похожа на Катрину.

– Что?! – Нартат вскочил со стула и уперся руками об стол, наклоняясь к Солии. – А вот тут-то ты ошиблась, жрица! Я не пущу свою дочь никуда! Да и Влад мне тут пригодится!

– …Кричи-кричи, Ловец Ветра, – усмехнулась Солия. – А будет все так, как я сказала.

– Если ты, Влад, посмеешь…, – резко повернулся ко мне Нартат.

– А если посмею? – твердо взглянул я в глаза Владыки. – Я много чего уже посмел, и жив, как видишь. Не забывай, что я еще не стал твоим подданным. И клятву тебе я еще не приносил. И я привык сам решать, куда, как и с кем. Таким тоном со мной не разговаривали, ни эльфы, ни драконы, не люди. Я выполнил свою задачу! Я вернул тебя твоему народу. А теперь отпусти меня! Я хочу узнать, есть ли еще кто-то там, за горизонтом? За землями орков, за просторами, на которых обитают разные, недружественные нам, твари. И если есть там эльфы ли, люди ли, айраны, или драконы, то связаться с ними.

Нартат, ошарашенный моим выступлением, только, молча, таращился на меня. Я заметил одобрительную улыбку, промелькнувшую на лице Солии.

– Это как ты со мной смеешь разговаривать? – наконец, прорезался у него голос.

– Вот видишь! – усмехнулся я, непринужденно развалившись на стуле. – Ну, зачем тебе, скажи на милость, нужны такие нахальные подданные? Я же тебе тут всю политику партии развалю. И учти, это заразно! Так что, лучше сразу нас отсюда вытури.

Хоть и сидел я с виду расслаблено, но внутри я весь собрался. Ведь нарывался я конкретно! И Нартат мог такого не стерпеть.

Тихий смех раздался со стороны Солии.

– Я же сказала, Владыка, что он необычен. И ты, как и всегда, пропустил мои слова мимо ушей. И еще я вижу необычную ауру, за твоей спиной, Влад. Что там такое? Уж не меч ли там?

– Да, меч! – ответил вместо меня Нартат. – Это тот меч, который ковал для меня Ставрориэль. Но достался он этому безусому нахалу, у которого еще и молоко на губах не обсохло.

– Эй! Я бы попросил, – хмыкнул я. – Во-первых: отсутствие усов не говорит о том, что их нет. И уж совершенно не говорит о возрасте их обладателя. И во-вторых: я бы не отказался сейчас от того молока, которое, по твоим словам, у меня не обсохло на губах. У меня в горле пересохло, а ты о том, чтобы предоставить нам напитки, даже не позаботился, хозяин.

– Меня здесь не было десять лет, как я мог позаботиться? – сердито огрызнулся Владыка.

– Зато я была здесь, – улыбнулась Солия.

Было видно, что ситуация ее забавляла. Она легко поднялась и плавно подошла к чему-то, напоминающему шкаф, с интересным и оригинальным узором на дверцах.

Неожиданно я осознал, что узор не имитация зимних рисунков на окнах, а самый реальный рисунок. Это оказался холодильник. И что интересно, он работал. Но как? Без холодильной камеры, без электричества, без хладагента!

Солия извлекла из него что-то, напоминающее графин. Емкость моментально покрылась конденсатом. Тут же на столе появилось три высоких стакана, куда была налита жидкость из графина.

– А как это работает? – заинтересовано спросил я, указывая на холодильник.

– Что работает? – непонимающе повернулся ко мне Нартат.

– Вот, то. Как оно делает холод?

– Очень просто, – отмахнулся Владыка, с удовольствием отхлебывая из стакана. – Там, сзади, присобачивается ледяная плита. Ее приносят с ледников, которых тут, вокруг, хватает. Что тебя удивляет?

– Теперь уже ничего, – поспешно открестился я. – Вернемся к нашим баранам!

– К кому? – нахмурился Нартат.

– К тому вопросу, который мы тут, так интересно, обсуждали, – пояснил я. – Ты отличный администратор, Нартат! Особо, для тех времен, когда айраны жили замкнуто. Но сейчас-то, реалии изменились!

– Ану, поясни, что ты хотел сказать, когда обозвал меня эти мудреным словом? – нахмурился Владыка.

– Я не обозвал, а величал, – поправил я. – Администратор – это означает организатор и руководитель. Что тебе не нравится?

– Так бы и сказал! – сменил гнев на милость Нартат. – Зачем говорить то, что потом пояснять приходится?

– Привычка, – пожал плечами я. – Знал бы ты, с кем мне дело приходилось иметь…. Но я не об этом! Сейчас у нас нет врагов. Как ты уже, наверное, понял, один из моих друзей является эльфом, а второй – драконом.

– То, что они – твои друзья, я понял, – кивнул Нартат. – Но вот, как они твоими друзьями стали, я понять не могу!

– Скажем так, была некоторая общность интересов, – хмыкнул я. – Неважно – как! Важно, что есть! Эльфы, так вообще, ко мне относятся, как к своему. К тому же, я тамошнего правителя очень хорошо знаю.

– Это Нортоноэля, что ли? – поднял брови Нартат. – Да кто же его не знает? Он как стал правителем, так сразу все поняли, что он своих возьмет крепкой рукой.

– Вот что-то я эту крепкую руку не заметил, – озадачено проговорил я. – Впрочем, быть может, я и не присматривался. Ты хочешь сказать, что айраны и эльфы очень дружат между собой?

– Ну, не то, что бы очень, – замялся Владыка. – У нас есть некоторые разногласия относительно пищи. Ну, и еще по мелочи. В общем, отношения – так себе.

– Угу! – кивнул я, наблюдая за Нартатом.

– Я чего на Ставра вышел? Вот эти меня с пути сбили! – Владыка мотнул головой в сторону Солии, скромно сидевшей у стола. – Они, видишь ли, в своих видениях что-то такое узрели! Вот один раз, когда я на встречу с ним летел, меня и достала та тварь, что в "Следе" сидела. Вот, что – правда, то – правда! Клинок он знатный отковал. Покажи-ка его еще раз!

Я достал Лист из ножен и положил перед нами на стол. Нартат и Солия заворожено рассматривали его. Лист бросал острые холодные лучи по сторонам, которые иглами кололи глаза собравшихся.

– Так это Кройцваген? – с уважением спросила Солия.

– И где ты таких слов нахваталась? – с досадой обернулся Нартат. – Кленовый Лист это! И нечего его называть всякими драконьими словечками!

– Именно так он назывался в наших видениях, – с обидой отозвалась Солия. – Кройцваген, всегда приходит в наш мир, когда грядут великие изменения.

– Он не пришел! Его Ставрориэль отковал! По моей, между прочим, просьбе, – ворчливо поправил Солию Владыка.

– Что мы знаем о путях таких вещей? – тонко улыбнулась жрица.

– Так ты что, хочешь поискать тех, кто еще уцелел после катастрофы? – спросил Нартат, внимательно на меня взглянув.

– Во всяком случае, хочу попытаться, – кивнул я.

– Ну, ладно! – вздохнул Нартат. – Я тебя удерживать не буду. Может, действительно, кого найдешь. Крылья – они брат, лишними не будут. В случае чего, на скалу взлетел, и всех дел. Но Катринку с собой не тяни! Мала еще она для такого.

– Это ты ей скажи! – посоветовал я, пряча клинок. – Отец, блин! Десять лет на дочь внимания не обращал, а теперь, вдруг, вспомнил, что у него дочка есть. Она, между прочим, еще большая непоседа, чем я.

– И как тебе до сих пор никто голову за наглость не снес? – удивился Владыка.

– Сам удивляюсь! – улыбнулся в ответ я, самой широкой из своих улыбок. – Наверное, потому, что я сам умею сносить не хуже. Так мы будем отдыхать, или так тут до следующего дня и просидим?

– Значит, так! – Владыка поднялся из-за стола. – Завтра будем праздновать. Поводов у моего народа несколько. Перечислять не буду, сами их знаете! Потом надо будет заняться переговорами с эльфами и драконами.

– И с людьми, – напомнил я.

– Да? – недоуменно поднял бровь Нартат. – Впрочем, как хочешь. Это те, что были с тобой?

Владыка, прищурившись, глянул на меня.

– Я тут, по случаю, в отцы-основатели ордена попал, – пожал плечами я. – Приходится соответствовать.