Стремительный полет [СИ]

Бадей Сергей

Глава 2

 

Так уж складывается, что принять решение, значительно проще, чем его реализовать. Хотя, спорить не буду, частенько бывает и наоборот. Мы продолжили движение к Саринтии. Но цели поменялись! Теперь нам предстояло, обогнув горный массив, выехать вновь к Туркоркам. Это особого труда не представляло. Вот уже потом…!

Именно из Туркорок я хотел направиться к "следу Проклятого ветра". Странно, никто не мог мне объяснить толком, что это такое. Ясно, что это такое явление! Ясно, что оно относится к темной стороне. А вот, откуда оно взялось? И в чем именно проявляется его темная магия? Этого мне не мог сказать даже Семен, который успел хорошенько покопаться в библиотеке эльфийского мага, Мармиэля. Ясно одно: Проклятый ветер был не из области фантастики.

Когда-то, в незапамятные времена, мир Эорлии был совсем иным. Множество народов обитало на его просторах. Не было вражды меду ними…. И так далее, и тому подобное. Короче, рай и лепота! Не знаю, были ли в нем Адам и Ева, и чего они там попробовали запретного. Известно только одно: вечно такая благодать существовать не могла. Это во всех книгах описано. Законы жанра и природы! Тут уж, ничего не поделаешь.

Вот и пронесся над мирными просторами Эорлии этот самый Проклятый ветер. Как и положено такому негативному явлению, погубил он множество народа. Мало того! Зараза этакая! Он еще и умудрился всех перессорить. Так что, те остатки народов, которые сохранились после этого нехилого сквознячка, продолжали, успешно начатое им, дело. Ожесточенно резали, убивали, топили и жгли друг друга.

Но постепенно все устаканилось. Изрядно прореженные племена, разошлись по своим территориям, благо, территории теперь спокойно их вмещали на своих просторах. И хотя, былая вражда, нет-нет, а и давала о себе знать, но все же, наступил относительный мир и затишье.

Так нет же! И тут Проклятый ветер успокоиться не пожелал. Оставил он свой след. Не знаю, может быть, таких следов было несколько. Даже могу предположить, что так оно и было. Короче – наследил, гад! Но нам-то известно только об одном следе.

Нам так же известно, что это место является источником непонятных явлений. Вроде бы, как магических мутаций. Причем, все эти мутации происходят в негативную сторону. Так же, нам известно, что пролетать над этим местом категорически не рекомендуется. Вот бывший Правитель айранитов, отец Катрины, пренебрег этими рекомендациями. И что после этого? Нет отца! Как корова языком слизнула!

Все сторонятся этого проклятого места. И правильно, между прочим, делают. А я вот, туда лезу добровольно. Так мало того, еще и остальных за собой тащу. Эх, отослал бы я их подальше! Так ведь не послушают. Все равно мне от них не избавиться.

Вот и получается, что с одной стороны меня грызла совесть. Грызла не по-детски! Можно было подумать, что у нее тупые зубы в несколько рядов. Почему тупые? Да потому, что, будь у нее острые, она бы отхапала кусок и успокоилась. Так нет же! Она жевала, жевала и жевала. А вот с другой стороны, мой эгоизм наслаждался. Каково бы мне было одному? Жуть! А так, все-таки, веселее.

Главное, Катрина рядом со мной! Я ее вижу каждый день. Я с ней общаюсь, разговариваю, шучу. Дело медленно, но верно идет к тому, что у нее может возникнуть ко мне и более серьезное чувство. О своих чувствах к ней, я уж молчу. Я давно признался себе, что влюбился в нее по уши.

Но вот что интересно. При всей своей женственности, привлекательности и очаровании, Катрина была по характеру больше похожа на мальчишку. Такой же задор светился у нее в глазах, такое же неприятие опасностей. Она с презрением отвергала все знаки внимания, которые мы пытались ей оказать, как девушке. Требовала равноправного распределения обязанностей. К тому же, она очень неплохо владела прямым полуторником, сантиметров восьмидесяти длиной, с сужающимся к концу лезвием.

О Валерке и Онтеро и говорить нечего. Это были бойцы! И очень неплохие. Им можно смело доверять прикрывать себе спину.

А Семен отвечал у нас за магию и дальний бой. Как истинный представитель эльфийского племени, он обладал великолепным зрением и изумительной точностью стрельбы из лука. Скорость этой стрельбы, тоже весьма впечатляла. Что же касается магии…. Ну, да! Великим магом он пока не стал. Это, знаете ли, весьма длительный процесс. А у нас просто не было времени на ожидание. Ждать двести-триста лет, как-то особого желания не вызывало. Так что, имеем то, что имеем.

Вот таким вот отрядом, мы и двинулись в путь. Катрина уютно устроилась передо мной на седле. Посадить ее на Леблона я не рискнул.

Этот мерин, которого мы использовали в качестве тягловой скотины, отличался извращенным вкусом, а так же, изумительной ловкостью и настойчивостью в удовлетворении оного. Ну, остальные кони, как кони. Насыпал им овса – поедят и спасибо скажут. Сенцом, там, или охапкой свежей травы, тоже брезговать не будут. Но эта морда, которая Леблон! О! Этот овсом и травой с сеном, не ограничится. Ему подавай что-то экзотическое. Плащ, или шляпу. Впрочем, платье, коль дотянется, тоже схрупает, за милую душу! Что ткань, что кожа – ему были без разницы. Без разницы, по скорости поедания. Причем действовал этот подлец, весьма ловко. Когда пострадавшая сторона обнаруживала, что она пострадала, было, обычно, уже поздно. Жертва вкусов Леблона уже, как правило, была на половину в его желудке. Выдрать, хотя бы то, что осталось, из его пасти было делом не реальным, по определению. Нет, конечно, исключения бывали. Но они только подтверждали правило!

Я, на всякий случай, погрозил кулаком Леблону, когда он с интересом посмотрел в нашу сторону. Не чего тут! Наряд Катрины и так уже пострадал. Не хватало еще, чтобы это чудовище что-нибудь из него схарчило. Этак он ее голой может оставить. Надо будет в ближайшей торговой точке купить Кате (именно так, я мысленно ее называл) что-то из одежды. То, что она сама себе выберет. В средствах, пока, мы ограничены не были.

Солнце клонилось к закату. Перед нами был широкий тракт. Еще парочка часов, и мы достигнем постоялого двора гленда Аронуса.

Под наш громогласный хохот, Валерка поведал Катрине историю нашего знакомства с этим экзотическим субъектом. Рассказывал он в лицах, искусно копируя манеру общения действующих лиц. Особо Катрине понравилось описание методов работы гномихи Кригинды. Но, даже сквозь смех, Катрина пригрозила выдрать ей всю бороду, если работница попытается проделать тот же номер и с ней.

Ну, что же. Все так, как и положено. Крутрик, обряженный в ливрею неопределенной цветовой гаммы, торчал у ворот. Опирался этот малый на новехонький столб с эмблемой гордого рода гленда Аронуса. Сначала он безучастно бросил на нас взгляд. Потом в его голове что-то сработало. Он вытаращил глазенки и, оторвавшись от столба, растопырив руки, впился в нас испуганным взглядом.

– Вот что делает воспитательная беседа, проведенная в должное время и подкрепленная должными аргументами! – с пафосом прокомментировал Валерка.

– Чем-чем подкрепленная? – удивленно переспросила Катрина.

– Не обращай внимания, – посоветовал я ей. – У Валери накопилось много слов, значения которых не знает даже он. Словарный запас тяготит. Вот он и пытается от него избавиться.

Я нахмурил брови и наградил Крутрика тяжелым взглядом.

– Ну, что? Пещерный орел. Приступим ко второй попытке вежливого обращения? Ты первый урок усвоил? А то ведь, можем и повторить! – я многозначительно повел глазами на новый столб.

Крутрик неуверенно кивнул и нервно взглотнул.

– И так. Что должен ответить примерный работник постоялого двора, когда во двор въезжают благородные гости и просят заняться их конями?

– Дык…. Эта…. Заняться, – ответил Крутрик, косясь на Катрину.

– Правильно! – поощрительно сказал я. – А на даму ты не косись! Даму, понимаешь ли, попытался похитить страшный трехглавый дракон. Вот пока она ему эти головы рубала, он успел ее немного поджарить. А запасного наряда она, во время похищения, как-то не успела захватить. Ничего! Как только мы достигнем мест, где такие наряды водятся, сразу же ее и обрядим.

Катрина метнула на меня гневный взгляд. Я ответил ей обезоруживающей улыбкой. Спрыгнул с Джупана и протянул Катрине руки, что бы помочь спуститься и ей. Катрина, не обращая внимания на мои руки, ловко спрыгнула сама.

– Займись нашими конями, парень! – распорядился я, направляясь к дому.

В это время на крыльцо выплыл сам гленд Аронус. Вот ведь, есть нюх на гостей у этого гнома!

– Рад тебя видеть, гленд Аронус! – поприветствовал его я. – Принимай гостей!

– Лучший прием – это сытный ужин и добрая выпивка! – пробасил Аронус. – А так же теплая постель, ожидающая вас после еды. Я уже дал распоряжение Кригинде, что бы она занялась!

– Учти! – строго сказал я. – В первую очередь, она должна заняться комнатой для дамы! И вообще, желательно, чтобы она всю процедуру проделала за то время, что мы будем ужинать.

– Э-э-э, – протянул Аронус. – Кригинда не любит спешить.

– А я не люблю, когда мне мешают спать! – отрезала Катрина, проходя мимо Аронуса в зал. – А то ведь я, не только драконам, умею головы рубить!

– И боюсь, что она одной головой не ограничится, – хохотнул Семен, хлопая меня по плечу. – Вот один кандидат в ее списке уже имеется.

– Нет. Мне нельзя, – отозвался я, проходя вслед за Катриной. – Я ей еще нужен. А вот некий болтливый эльф может и пострадать.

– Будете много болтать – никого не пожалею! – пообещала Катрина, выбирая столик, за которым мы могли бы разместиться.

То ли мое предупреждение подействовало, то ли Кригинда все-таки успела закончить свою разрушительную деятельность, за время нашей трапезы, но шума на этот раз не было. Не было и неожиданных вторжений в наши комнаты.

Утром я, пощупав подбородок рукой, вынужден был признать, что пришло время воспользоваться средством, которое мне соорудил Мармиэль.

Ну да! Я же взрослый человек, борода с усами растет и у меня. Это только эльфы не страдают таким атавизмом. То-то я замечал, что у Семена, даже когда он был в обличье человека, с растительностью на лице не было проблем. Теперь-то понятно, что это у него скрытая эльфийская сущность проглядывала. Онтеро вот, регулярно елозил своим ножом по физиономии. У него для этой цели был особый нож. Он всегда его тщательно точил перед тем, как применить на практике. О гномах я уже и не говорю. Борода и усы – это их визитная карточка. Даже у орков и гоблинов на щеках прорастало что-то этакое – жиденькое.

Нам же с Валеркой, когда встал вопрос о бритье, решил пойти на встречу сам Мармиэль. Великий Светлый маг Светлого же леса, член каких-то там обществ и высоких домов, почетный академик неизвестно каких академий и т.д. и т.п. Впрочем, Мармиэль имел существенный недостаток – скромность. Поэтому он разрешал называть себя просто и незамысловато: Светлый Мармиэль. Мило! Не правда ли?

Впрочем, зелье, которое Мармиэль нам приготовил, работало на все сто. Достаточно было его втереть в кожу лица и произнести несколько активирующих слов, как щетина исчезала. Причем, исчезала надолго! Слова приводить здесь я не буду. Средство и способ применения пока не запатентованы. А то, знаю я этих американцев! Мгновенно сопрут ноу-хау эльфов, и спасибо не скажут.

Я не знаю, по какому принципу это средство действовало. Да, честно говоря, он меня и не интересовал. Главное – действует! Все остальное – семечки. После его применения, о бороде и усах можно было дней двадцать и не вспоминать. Одно могу сказать точно. Это не эпиляция. Способ совершенно безболезненный.

Но сначала, я предпринял необходимое мне упражнение. Там, на заднем дворе этой гостиницы, имеется большая кадка с чистой холодной водой. Ее приготовил гленд Аронус исключительно для меня и по моей же просьбе. Не бесплатно, конечно же. Ну, есть у меня такой недостаток: если уж проснулся, то надо проснуться полностью и бесповоротно. Да и другим нечего спать, когда я проснулся. Надо и их будить полностью и бесповоротно. Правда, пробуждение остальных было побочным эффектом. В первое наше посещение этого заведения, бочка стояла в комнате, за занавеской. Но сейчас, как только гленд Аронус уразумел, что мы хотим тут переночевать, двое дюжих гнома быстро убрали бочку из помещения.

Вопль, исторгнутый из моих легких, при соприкосновении с ледяной водой в бочке, вызвал соответствующую реакцию. Я увидел, как Крутрик рухнул на землю, прикрывая зачем-то, голову руками. В конюшне всполошились кони. А в самой гостинице началось активное движение.

– Эх! Хороша водичка! – сообщил я появившемуся на пороге гленду Аронусу.

Тот, почему-то, дергал башкой и пытался унять нервную дрожь в конечностях.

– Ну что же ты, благородный кавалер, делаешь-то с моим заведением? – запричитал басом Аронус. – Да у меня же путники останавливаться перестанут!

– Не боись! – бодро отозвался я, вылезая из бочки в мокрых портах. – Ты мне вон лучше полотно подай! …Если бы я вот, к примеру, остановился у тебя на долгий срок. Ну, там дней на семь-восемь, то тогда – да! А так…. И потом. Я же тебе заплатил? А значит, я в своем праве. Если будут недовольные – отсылай ко мне.

Я тщательно обтерся полотном и двинулся в дом.

– Ты мне вот что скажи, – обратился я на ходу к гленду Аронусу. – Где тут можно раздобыть одежду?

– Одежду? – непонимающе переспросил Аронус.

– Именно ее! Я не оговорился.

– Зачем?

Я остановился и, развернувшись к гленду, сурово нахмурил брови.

– Я думал, что ты неплохо видишь. Разве ты не заметил, что у благородной дамы возникли некоторые проблемы в этой области?

– Но у нас не бывает торговцев женским платьем, – беспомощно пробасил Аронус.

– А мужским?

– Тоже.

– А знаешь ли, гленд Аронус, – я дружески положил руку на плечо гнома. – Я вот тут подумал, и решил продлить наш визит в твою гостиницу.

– Э-э-э, на сколько? – проблеял Аронус.

– А пока одежду не достанем, – улыбнулся я ласково. – Денег у нас пока хватает. Можем себе позволить. Ну, а как это отразиться на количестве твоих постояльцев, меня как бы уже и не волнует. Уловил?

Слабое иканье со стороны Аронуса подтвердило, что он действительно уловил.

– Так что, ты имей это в виду! – назидательно сказал я, двигаясь дальше.