Стремительный полет [СИ]

Бадей Сергей

Глава 19

 

– Дык, может, все-таки обрушить свод? – нерешительно пробурчал один из гномов.

– А толку? – отозвался похититель сапог. – Они же нас видели! Пошли уж!

Гном подобрал с пола обувь и, подойдя ко мне, ткнул в руки.

– Вот, нам чужого не надо!

– Еще бы! И размер не твой, и всего один, – понимающе кивнул Валерка.

Мы проконвоировали троицу к бывшему люку.

– Ух, ты! – оценил картину бородач, едва выкарабкался на поверхность. – Какой-то маг туннель в другую сторону направил! Кто бы это мог быть? И чем мы ему не угодили? Протус, ты с магами в последнее время не ссорился?

– А я их видел? – прогудел тот, которого назвали Протусом. – Ты, Ритрах, сам знаешь – я с магами не якшаюсь.

– Это чего? Это – "След"? – уточнил Ритрах, поворачиваясь ко мне.

– "След" это, "След", – прогудел Харравит, вместо меня.

– Ты гляди! Они и дракона приспособили, – заметил Протус. – Глянь, какой здоровый!

– Это же гномы! – поспешил заступиться за Протуса Валера, увидев, что Харравит даже полиловел от ярости. – Это их фирменное поведение! Не обращай внимания.

– Думай, что несешь! – прошипел я Протусу. – А то, ведь, наступит на тебя и скажет, что не заметил!

– Ты чего это мой сапог увести решил? – вмешался Онтеро, обув вторую ногу. – И что это за лаз у вас тут?

– Ну, это…, – сосредоточенно нахмурил брови Ритрах. – Ясно же, что сапог – это по ошибке.

– Это кому ясно? – уточнил Онтеро.

– Это мне ясно! – окрысился Ритрах. – Тебе сапог вернули? Вернули!

– Ты не прерывайся! – посоветовал Валерка. – Ты вопрос слышал? Чего тут гномы забыли?

– Тут у нас ход есть, – начал пояснение Ритрах. – Он уже давно есть. Еще до катастрофы построили. Тогда здорово умели строить! Вот мне батя рассказывал….

– Ты от темы не уходи! – рыкнул, наконец-то вернувший себе самообладание Харравит. – Это что за люк, в самом сердце "Следа"?

– …Так ясно же! Тут рудник был, – сердито отозвался Ритрах. – Тут раркулины добывали. Тут такие раркулины добывали, что закачаешься!

– Раркулины – это что? – озадачился Валерка.

– Это такие драгоценные камни, – пояснил Семен, до этого не участвуя в разговоре, но внимательно все слушавший. – Имеет свойство светиться и переливаться всеми цветами радуги от прикосновения к нему. Очень редкие, и дорогие.

– Точно! – кивнул Ритрах. – Очень дорогие! Потом раркулины закончились, а вот люк остался. Ну, и "След", само собой.

– Так, хорошо! Закончились камешки, "След" появился…. Чего люк открывали? Закрыли бы, заварили, и всех дел! – спросил Валера.

– Заварили? – озадаченно воззрился на него Протус. – Это как?

– Неважно! – немедленно вмешался Мармиэль, строго взглянув на Валерку. – Вам вопрос задали: почему люк оставили открытым?

– Дык, это…, – Протус озадаченно запустил пятерню в свои волосы. – Был у нас такой, Мортим…. Ну, он и сейчас есть, но старый уже. …Дурак он! Шел по этому ходу…. А дай, думает, взгляну. …Ясно, что дурак!

– Не тяни! – прорычал Харравит, вновь теряя терпение.

– Он люк открыл, рукой за люком пошарил, камень ухватил и сразу же люк закрыл. Вот!

– И что? – нетерпеливо спросил я.

– И вот такой камень нашел…, – Протус запустил руку в карман и вынул крупный прозрачный булыжник.

– Алмаз! – ахнул Семен. – Да какой огромный! Этот, что ли?

– Не-а! – мотнул головой Протус. – Это я три дня назад подобрал. Здесь их немеряно было.

Мы ошеломленно рассматривали находку Протуса. На меня она особого впечатления не произвела. Да, прозрачный камень, но что бы было в нем что-то, что заставляет терять голову…. Однако, все остальные отнеслись к этому камню по-другому.

– Это они здесь были? – недоверчиво спросил Мармиэль, осматриваясь по сторонам.

– Да откеда я знаю, где они были? – поднял брови Протус. – Я чего, выглядывал? Я руку высунул…, лап! Что ухватил – то и мое!

– Так это ты и мой сапог так ухватил? – грозно поинтересовался Онтеро.

– Я же не выглядывал, – повторил Протус.

– Мда! – задумчиво выговорил, подошедший к нам, Кетван. – Здесь, оказывается, были россыпи алмазов. И на что вы их променяли?

Он безнадежно обвел рукой окрестности. Туман окончательно истаял, и местность жизнерадостно играла буйством зелени под яркими лучами солнца.

– Может, если копнуть…, – прикинул Протус.

– Я тебе копну! – прикрикнул Мармиэль. – Нечего тут копать! Ты посмотри, что с твоим алмазом происходит!

А ведь, действительно, алмаз, буквально, на глазах таял. Как лед, под солнечными лучами.

– Эй! – заволновался Протус, дуя на камень. – …Он чего? …Это что?

– Вот так и остальные…, – философски вздохнул Валерка.

– Да меня же Тагрукрах прибьет! – взвыл Протус.

– За что? – удивился я.

– Мы ему в корону пару таких бриллиантов вделали! И в браслет, что он на руке носит, тоже. Он меня сегодня послал, чтобы для посоха камней нашли.

Алмаз, не обращая внимания на обдув гнома, благополучно истаял.

– Не расстраивайся! – благодушно посоветовал Харравит. – Быть может, это только этот растаял. А те остались, как были.

– Да нет, – хмыкнул Мармиэль. – Все, что имело отношение к "Следу", исчезнет. Мы уничтожили силу, которая питала все изменения.

Катрина ткнула меня острым кулачком в бок.

– Ты куда это еще собрался? – тихо спросила она меня, когда я обернулся к ней.

– Не верю я, что только тут остались люди, гномы, эльфы, – так же тихо ответил я. – Надо посмотреть, полетать…. Может, чего и найдем.

– А как же я? – печально спросила Катрина.

– Это может быть опасно! – честно предупредил я, о чем тут же пожалел.

Глаза Катрины вспыхнули нешуточным азартом.

– Ну, тогда считай, что должность дамы сердца, в твоем отряде, уже занята! – мурлыкнула она. – И не смей меня уговаривать! Я с тобой!

– Это куда она с тобой? – осведомился, подкравшийся к нам, Валерка.

– Для начала, на мою историческую родину, – отозвался я. – Надо же! Я тут уже давно обретаюсь, а там побывать так и не удосужился.

– Нам нельзя разлучаться, – как-то неуверенно произнес Валера.

– Извини, но тащить туда тебя будет тяжеловато, – сообщила Катрина. – Это далеко. Да и зачем тебе это? Не беспокойся, я уже поняла, что таких непосед, как Влад, долго на одном месте не удержишь. Впрочем, я и сама такая.

– Ты, пока, тоже у своих покрутись, – предложил я. – Может, чего полезного поднахватаешься. Через пару дней встретимся и решим.

– Давай тут, – сразу же обозначил место Валерка. – В это же время.

– Если буду трезв, и склероз не замучает, – пожал плечами я. – Вот чувствую я, что эту победу просто так не забудут. Утопят бедную в вине.

– Это эльфы, что ли? – насмешливо улыбнулся Валера.

– Ну, если правильно подойти к делу…, – протянул я.

Мы тихо захихикали.

– Эй! Вы о чем это там шушукаетесь? – обратил на нас внимание Семен. – Не отвлекайтесь! Тут Протус интересные вещи рассказывает.

Вот и рассосалось вторжение в мир Эорлии на отдельные народы. Семен отправился с эльфами в Светлый лес, Валерка – с драконами, а меня, бедного, повлекли в Арондэл.

Признаться, я туда летел с опаской. Хотя и нашли прежнего Владыку, но уж очень он на меня пристально поглядывал. Не нравятся мне такие взгляды! Правда, как ни крути, а Катрина все же его дочка. Так что, тут мог быть и отцовский расчет.

Город айранов мне открылся внезапно и покорил навсегда. Расположен он был в почти круглой долине, окруженной со всех сторон горами. Голубым сапфиром синело озеро изумительно чистых вод, собирающихся здесь с окрестных ледников. С южной стороны горы были несколько ниже, что обеспечивало долину солнечными лучами, а с северной стороны, от холодных ветров защищали скалы. Таким образом, температура была на несколько градусов выше, чем в окружающей местности.

Я сам не архитектор. И поэтому, провести какие-то аналогии и сравнительные характеристики стилей не берусь. Что меня поразило в Арондэле, так это широкие площади, множество зелени между домами и утес Храма.

Утес Храма выглядел нереальным видением. Он возвышался над озером, обрываясь крутыми скалами в него. С другой стороны – подъем был пологим. Туда можно было дойти и по земле. Только идти пришлось бы нелегко! Весь склон зарос густым лесом и тропинок там не наблюдалось. А зачем, спрашивается, крылатым тропинки? Вершину утеса закрывало облако. Оно находилось там постоянно, как приклеил кто. Такое, как рисуют в картинках. Пухленькое, этакое мультяшное. Но Храм оно закрывало – качественно! Над облаком возвышались только белоснежные арки и купола. Что происходило в середине, кроме самих жриц, не знал никто. Причем, со стороны Храма облака окрашивались разноцветными отсветами, приобретая, то алые, то изумрудные, то голубые оттенки. Доступ в Храм имели, по всей видимости, только эти самые жрицы Храма. Во всяком случае, тут было не многолюдно.

Рядом с утесом располагался, собственно, и сам город Арондэл. Дома – невысокие. Расположены, в художественном беспорядке, среди зеленых лужаек и ухоженных деревьев. У домов плоские крыши. Не хватает только вертолетных площадок. А так есть на этих крышах все. И удобные кресла, довольно странных конструкций, если не учитывать то, что все тут щеголяют в ипостаси айранов, и столики, и навесы, защищающие от яркого солнца. Не хватает только бассейнов, шезлонгов и барных стоек. Как я уже упоминал, имеются тут и широкие площади, выложенные красивой плиткой, с фонтанами посредине и скамеечками без спинок, притаившимися в самых укромных местах. Возле одной из таких площадей и располагался дворец Владыки, к которому мы и направились, по прилету в город.

Весть о том, что прилетел старый Белокрыл и (выкопал же где-то!) приволок с собой молодого, мигом облетела весь народ айранов. И тут уж такие законы психологии. Все население решило поглазеть на вновь обретенного Владыку. Ну, и на новичка тоже не помешает. Причем, в отличие от людей, айраны не толпились на площади перед дворцом. Ага! Они толпились в воздухе, над площадью перед дворцом.

Нартат, встав на крыльце, толкнул короткую речь. Суть сводилась к тому, что "…Вы тут распустились, пока меня не было! Ничего! Я уже есть и гайки подтяну!". Речь была воспринята с энтузиазмом и сдержанным оптимизмом со стороны собравшихся айранов.

Пока Владыка разорялся на крыльце, я обратил внимание еще на одно здание, стоящее в отдалении. Вернее, на комплекс зданий. Они высились этакими ажурными куполами, и между ними были видны какие-то площадочки.

– Это что там? – спросил я у Онтеро, кивком показав на интересующий меня объект.

– Так там же обучаются наши парни, – охотно ответил айран. – Ты же видел, как мы воюем? Так где, по-твоему, мы этому обучались? Вот там! Каждый муж, достигший определенного возраста должен пройти курс обучения. Без этого – никак! Погоди! Тебя тоже туда запрут еще! Вот тогда я посмотрю, как ты запоешь.

– Ну, лучше тебе моего пения не слушать, – хмыкнул я. – Утренний крик – ничто, по сравнению с моим пением. Ты сам-то хоть представляешь, чему меня тут могут научить новому? А летать я, благодаря тебе, уже и так научился.

– Нет! – мотнул головой Онтеро. – То, что ты вытворяешь в воздухе, полетом пока назвать сложно. Тут тебя научат летать в совершенстве. Для того и существуют жрицы Крыла.

– Блин! Они между собой не путаются эти жрицы? Как они разбираются, кто – Храма, а кто – Крыла? – хмуро поинтересовался я.

– А не путаются! – плутовато усмехнулся Онтеро. – Просто все жрицы Крыла являются одновременно и жрицами Храма, но не все жрицы Храма являются жрицами Крыла. Мне этого достаточно, а во всем остальном, пускай они сами разбираются!

…Вот он! – повернулся ко мне Нартат. – Вот кто принес на своих белых крыльях победу над "Следом Проклятого Ветра"! Вот кто спас нас от тьмы темной магии! Вот кто принес нам надежду на то, что мы не одиноки в этом мире.

Народ взревел, приветствуя эту самую "надежду", то есть, меня. Я ошалело оглядывался, выискивая путь, по которому можно было бы быстренько исчезнуть. Но все пути были перекрыты.

– Скажи слово, Влад Белокрыл! – подбодрил меня Нартат. – Наш народ желает услышать тебя!

Вот уж кем-кем, а оратором, тем более, хорошим, я никогда не был. Я вышел вперед, чувствуя себя, под тысячами взглядов, крайне неуютно. Помявшись немного, я набрал воздуха в грудь и рявкнул:

– "Следу" – конец! Война с драконами прекращена! Дружба с эльфами налажена! Остальное решит Генштаб!

Толпа снова радостно взревела. По-моему, им все равно, чего я там нес. Главное, можно радостно пореветь. Только по недоуменным взглядам, которые бросали на меня Катрина и Онтеро, я понял, что от вопросов мне не отвертеться.