Стремительный полет [СИ]

Бадей Сергей

Глава 17

 

Рев прозвучал откуда-то сверху. Оглядываться, не было времени. Я нырнул вниз. Судя по всему, ведомые последовали моему примеру. И тут, над нашими головами, навстречу вспухающему безобразному облаку, вытянулись языки удивительного пламени. Какого-то солнечного цвета, я такого еще в жизни не видел! И, надо сказать, что действовало это пламя не хуже Солнца, разгоняющего тьму ночи. Облако непонятной субстанции, когда его достигли языки огня, разлетелось на рваные ошметки, которые быстро рассеялись в пространстве.

Я все же, повернул на мгновение голову. Выше плотным строем двигались драконы! Все-таки, прилетели! Молодцы!

Я ускорил работу крыльями и выставил перед собой свой клинок.

Темная фигура взмахнула своими подобиями лап. От них отделилась, отсвечивая болотной зеленью, какая-то пелена. Она шустро направилась компактным шаром мне навстречу.

Блин! Увернуться не успеваю! "Влип, очкарик!" – мелькнуло в мозгу. Я зажмурил глаза, в ожидании неминуемой встречи с этой гадостью. В том, что это гадость, я как-то и не сомневался. В том, что встреча не доставит мне особой радости, тоже.

Лист в руках завибрировал. Я услышал хрустальный звон. Что там такое? Я приоткрыл один глаз, и, сразу же, распахнул оба. От кончика лезвия, навстречу быстро набухающему облаку, устремился узкий луч ярко голубого цвета. Он мгновенно проделал в этом облаке дыру, которая быстро расползаясь, начала пожирать эту гадость. Вот в нее-то, я и пролетел, вплотную приблизившись к темной сущности. Поднырнув под лапу, метнувшуюся ко мне, я от всей души рубанул Листом.

Вспышка темно красного пламени из раны! Рев чудища. …Вираж, …переворот, …кувырок, …новый удар! …Досталось и мне. Хорошо досталось! Я на секунду выбыл из реальности. Лишь у самой поверхности земли, мне удалось выровнять полет.

Я снова рванулся к врагу, пытаясь одновременно набрать высоту. Перед монстром кружились айраны и драконы. Они уворачивались от лап, мелькавших, как крылья ветряной мельницы, и пытались нанести свой удар.

Меч издал чистый звук, похожий на пение боевого рога. Он еще ярче вспыхнул, ведя меня за собой. Я просто не успевал за ним! Лист рвался вперед, к монстру. В какой-то момент его рывок был настолько резок и силен, что я просто не смог его удержать.

Сияющей ракетой, сгустком голубого пламени, Лист вонзился в огромного черного великана. …Сначала ничего. Великан все так же размахивает лапами. …Но вот он замер….

Драконы, воспользовавшись моментом, отпрянули от него и снова ринулись, извергая пламя….

Монстр взревел, изогнулся и…, неожиданно взорвался, разлетаясь ошметками черной плоти в разные стороны.

Взрывной волной нас отшвырнуло от эпицентра. Я находился недалеко от земли. Меня сшибло на нее и покатило по камням. Больно! Чтоб ему…!

И неожиданно – тишина. Я, отплевываясь от мелкой крошки и пыли (умудрился набраться, пока меня катило), поднял голову. Преобразование природы и окружающего пространства меня поразило.

Хмурое серое небо заменилось на голубые дали с редкими кучевыми облачками. Вовсю сияло небесное светило, лаская своими лучами обезображенную землю…. Хотя, почему обезображенную?

Исчезли острые неприветливые скалы. Исчезли, усеянные серыми валунами, безжизненные площадки. Прямо на глазах, окружающая меня поверхность покрывалась молодой изумрудной травой. Рядом со мной, из расселины, забил хрустально-чистой водой родник.

Я осторожно поднялся, оглядываясь по сторонам. Время разбрасывать камни прошло. Теперь бы собрать то, что от всего этого осталось!

В воздухе кружились драконы, вперемежку с айранами. Никто никого не трогал! Общий враг объединил всех. К нам осторожно приближались эльфы, бдительно посматривая по сторонам, держа в руках луки. На земле, в нескольких местах, я заметил тела драконов и айранов. Туда уже бросились некоторые из остроухих. Будем надеяться, что они только ранены.

Я оглянулся, пытаясь найти свой клинок. Помнится, он вонзился в этого темненького кадра. Значит, надо его в том направлении и искать. Я, даже не пытаясь подняться в воздух, побрел по направлению к центру.

Ко мне спикировал Онтеро.

– Жив!!! Победа! – айрана переполняло ликование. – Нет! Ну, ты дал! Вот так метнуть клинок! Мне бы и в голову не пришло! …А драконы как были поражены! У них были такие морды…!

– Успокойся! – я поморщился. Уж слишком громогласными были восклицания Онтеро. – Это не я метнул, это он сам метнулся. И вот теперь я его должен в этом дерьме отгрести! И то! Это, если он остался в сохранности.

– Да что же с ним сделается? – удивился Онтеро.

– Ты помнишь, что про него говорили? Мол, это такой клинок, которой появляется в тот момент, когда он нужен. Вот, боюсь, что тот момент уже прошел….

Мы подошли к низине, которая уже заросла свежей травой. В середине озеро, окруженное, поднимающимся прямо на глазах, кустарником. Легкая туманная дымка колышется над этим чудом. Как будто и не было здесь несколько минут назад никакого катаклизма. Как будто не было веков "Проклятого Следа". Мне захотелось протереть глаза, настолько нереально это выглядело.

Ну, и где же тут что искать? Я неуверенно осмотрелся по сторонам.

– Влад!!!

К нам бежала толпа эльфов, во главе которой прытко неслись Валерка и Семен. Начали опускаться рядом все крылатые бойцы. Всеобщее ликование заполняло место, бывшее недавно столь страшным и негостеприимным.

– Победа! – орал, прибежавший вместе со всеми, Кетван.

Ему вторил рев драконов и крики айранов. Эльфы грянули благодарственный гимн. Ничего, что он звучал несколько нестройно, из-за тяжелого, после бега, дыхания!

Но никто, абсолютно никто, не рисковал двинуться в низину. Видимо, придется это сделать мне. Я освободился от объятий Валерки и подошел к спуску. Нерешительно остановился, всматриваясь вниз.

– Я тоже ощущаю там непонятные эманации, – сообщил, подошедший ко мне, Мармиэль. – Не то, чтобы они были опасными, или враждебными, но они непонятны мне.

– Надо найти Катрину! – решился я. – Да и Лист, если он еще остался тут, тоже найти надо.

– Я с тобой! – немедленно подошел ко мне Валера. – Только вот где здесь, что искать? С воздуха, бесполезно! Туман достаточно плотен.

Вдруг, мне почудилось, что что-то блеснуло из тумана внизу. Какое-то мимолетное впечатление. Или все же не почудилось? Я застыл, всматриваясь в ту точку, откуда мелькнул блеск.

– Я тоже что-то заметил, – сообщил Семен, становясь рядом со мной.

– Вот! – я указал рукой на место, откуда снова на мгновение мелькнул голубоватый отсвет.

– На всякий случай, будь осторожен! – посоветовал Мармиэль.

Я кивнул, соглашаясь с ним, и начал спуск. За мной зашуршали шаги моих друзей.

Нас охватывал, колышущейся тонкой кисеей, туман. Он делал картину вокруг нас нереальной. Какие-то силуэты проплывали мимо. Онтеро и Валерка ощетинились своими клинками в разные стороны, двигаясь вслед за мной. Семен напряженно сжимал готовый к бою лук с, наложенной на тетиву, стрелой.

Я целеустремленно шагал в том направлении, откуда видел непонятный блеск. Шелестела под ботфортами мокрая от росы трава, успевшая вырасти за этот короткий промежуток времени уже достаточно высоко. А вот и ветки кустов! И когда они тут появились? Что за …хрень?

А вот и маяк! Я облегченно вздохнул. Никуда мой клинок не делся! Вот и ладненько. Лист торчал из почвы, воткнувшись в нее практически вертикально. Я обрадовано шагнул к нему, торопясь его взять. Все же, без оружия, я чувствовал себя не в своей тарелке!

– Стой! – резко приказал Семен.

Я остановился и опустил руку, которой уже собирался ухватиться за рукоять Листа.

– Смотри! – проговорил Сема, проходя мимо меня и склоняясь над мечом.

Эй! А Лист-то не просто так воткнулся. Он пригвоздил к земле каменную плиту грязно зеленого цвета с синими прожилками. Пробил ее насквозь! На плите были выбиты какие-то знаки. Во все стороны от клинка разбежались изломы трещин.

– Ого! – выдохнул Семен. – Тут было столько темной силы накачано, что у меня волосы дыбом встают!

– И что? – не выдержал Валерка. – Можно клинок забирать, или как?

– А вдруг оно снова срастется? – предположил Сема.

– Я его тогда порубаю на крошку! – сердито пообещал я. – Я-то тут! И Лист со мной!

Я ухватил Лист за рукоять и выдернул из плиты, вывернув, при этом, один из кусков в сторону. Это, как будто, послужило завершающим штрихом. Плита рассыпалась и истаяла на глазах. Неподалеку послышался стон. Да это же…!

Я одним прыжком, рискуя снести по пути Сему и куст, который успел за ним вырасти, перелетел к месту, откуда услышал этот стон.

На каменной плите, по краю которой шла вязь уже виденных мной знаков, лежала Катрина. Она невидяще смотрела в небо. Снова я услышал ее слабый стон.

– Сема! Здесь можно что-то сделать, или мне порубать эту гадость? – спросил я, не оглядываясь, и поднял меч.

– Похоже, та плита была связующим звеном в цепи артефактов, – непонятно пробормотал Семен, проходя к постаменту Катрины. – Да, она уже не активирована. Иначе Катринка не смогла бы и дыхнуть без ее контроля.

Я быстро наклонился над любимой. Приподнял ее одной рукой.

– Катюша! Проснись! – негромко попросил я. – Уже все закончено! Пора вставать!

Катрина моргнула, закрыла глаза, потом медленно их открыла.

– Ты опять пришел и спас меня? – тихо сказала она. – Это несправедливо. Я хотела спасти тебя, как-нибудь. И что-то не получается.

– Ты спасешь его, если возьмешься за это чудо и придашь ему тот вид, который ему и надлежит иметь! – насмешливо изрек Семен, становясь с нами рядом.

– Сгинь, остроухий! – хмыкнул я. – Меня и этот вид устраивает. Ты мне лучше скажи, что она на этой каменюке делала?

– Судя по всему, – нахмурил лоб Семен. – Она служила в качестве подпитки для темного артефакта.

– А до нее, что служило такой подпиткой? Вернее, кто? – задал прямой вопрос я.

Лица ребят изменились, когда они уловили смысл вопроса. Валерка ломанулся в кусты справа, а Сема растаял слева от меня.

– Как ты себя чувствуешь? – ласково спросил я Катрину.

– Не очень, – ответно улыбнулась она. – Вы победили?

– Мы! – я подчеркнул это слово. – Мы победили! И в этой победе есть частица каждого, в том числе, и твоя.

– Я же ничего не сделала, – погрустнела Катрина.

– Ну, да! – возмутился я. – Если бы тебя не украли, то неизвестно было бы еще, напали бы мы на эту гадость, или нет. Скорее всего, я бы отказался от дальнейших попыток до лучших времен. Так что, твоя заслуга далеко не так мала, как тебе кажется.

Я ласково погладил Катрину по голове.

– У нас все получилось. И "Следа" больше нет.

– Влад! – услышал я крик Валерки – Тут еще один реципиент отлеживается. Подойди сюда!

– Не один, а два! – послышалось с другой стороны. – Причем, тут эльф!

– Вызывай Мармиэля! – распорядился я, вставая на ноги и помогая встать Катрине, которая благодарно оперлась на мою руку. – Эльфы – это по его части! Валера, а у тебя кто?

– Катрина как, пришла в себя? – послышалось из-за кустов.

– Я в полном порядке! – звонко откликнулась девушка.

– Тогда подойдите оба! – распорядился Валерка. – Ей надо посмотреть.

Мы двинулись на голос, и вскоре наткнулись на, присевшего у каменной плиты, Валеру. Катрина, едва увидела мужчину, лежащего там, рванулась к нему.

– Папа! Папочка! – она, плача, обняла айрана, бессильно раскинувшего белые крылья.

– Жив? – я почувствовал, как ком подкатил к горлу.

– Дышит, – сообщил Валера, поднимаясь. – А вот, что касается всего остального…. Он ведь тут пролежал значительно дольше, чем Катринка.

– Я там обнаружил четвертое Ложе Тьмы, – сообщил, материализуясь рядом с нами Мармиэль. Если бы этой напасти удалось замкнуть силы четырех лож, То мощь зла стала бы неизмеримо больше. Мир снова бы потрясла катастрофа.

– Остается только гадать, кто должен был лечь на то ложе, – вздохнул я.

– А тут и гадать нечего! – пожал плечами Мармиэль. – Ты, кто же еще? А Кройцваген должен был лечь в середине, соединив свою мощь с мощью плиты.

– А фиг ему! – ругнулся я. – Меня так просто, голыми руками не возьмешь!

– Да уж! – хохотнул маг. – Я это уже успел понять. Особенно ясным было понимание, когда я летел после твоего удара в кусты. Только не помню, то было понимание, или искры из глаз.

– Ты с отцом Катрины помочь можешь? – строго спросил я.

– Немного подпитки энергией света, и он будет в порядке, – пообещал Мармиэль, наклоняясь над телом. – Ставрориэлю этого, по крайней мере, хватило.

– Кому? – удивленно переспросил я.