Стремительный полет [СИ]

Бадей Сергей

Глава 12

 

– Так значит, так и договоримся, – подытожил Харравит. – Ты будешь нас ждать у входа в ущелье. Можешь даже вот с этим.

Харравит покровительственно кивнул на Онтеро.

– Договорились! – буркнул я, раскрывая крылья. – Ну, это в том случае, если мы живы останемся.

– Эй! Влад! Ты ничего не забыл? – окликнул меня Валера.

Я недоуменно осмотрел себя. Вроде бы, все свое – на мне.

– А что я мог забыть?

– Не что, а кого! – поправил меня мой друг. – Меня!

– А ты куда собрался, малыш? – удивленно поинтересовался Харравит.

– Как это куда? – Валерка воинственно уперся руками в бока. – Я с ними! Он меня принес сюда, пусть отсюда и уносит! Это пока я сам не научился летать.

Было видно, что обращение "малыш" ему очень не понравилось.

– Ты теперь не с ними, – внушительно сказал Харравит. – Ты теперь наш. Прежде, чем ты сможешь стать полноценным драконом, тебе не следует покидать дом.

– Нет уж, позвольте! – завелся Валерка. – У вас по описи было какое-то количество драконов. Я не был учтен. Вот и пусть остается то же количество! Это, чтобы отчетность не нарушать!

– Я не могу понять, о чем ты толкуешь, – ошарашено сказал Харравит.

– Я толкую о том, что я случайно узнал свою суть. Это попутный процесс. Главная же моя задача – сопровождать друзей и помогать им в деле уничтожения "Следа". Вот справимся, тогда и можно будет вспомнить о том, что я дракон. И малышом меня не стоит называть!

– Но, ты же, еще очень молод! Ты не подготовлен к тому, чтобы быть во внешнем мире без опеки и защиты!

– Да?

Валерка одним слитным движением выхватил свой клинок и закрутил его, в сумасшедшем темпе выполняя самые эффектные связки приемов из "сечи Радогора".

– Это ваши молодые драконы могут? Я, между прочим, с самого рождения без опеки и защиты. И ничего! Жив, как видите.

– Мы присмотрим за ним, – вмешался я, заработав при этом возмущенный взгляд Валеры. – Он в первую очередь – наш друг! И для меня не имеет особого значения, что он оказался драконом. И если надо будет, спасая, закрыть его собой, то мы сделаем это.

Харравит долго буравил меня взглядом.

– Ты смог поднять мое мнение об айранах на несколько пунктов, – наконец, сообщил он. – Мне бы очень хотелось, чтобы это не были пустые слова.

– У Владыки не бывает пустых слов! – вмешался Онтеро. – Слово айрана – крепко!

– Это еще следует мне доказать! – строго сказал Харравит. – Ладно! Иди малыш с ними! Но не забудь вернуться! Тебе предстоит очень много узнать и многому научиться.

– Как вспомню, что в виде дракона ты превосходил себя раза в три, а то и четыре, то сразу становится ясно – почему ты такой тяжелый! – прокряхтел я, опускаясь на землю.

– Клевета! – Валерка расслаблено уселся на мох. – Я не такой уж и тяжелый! Это ты немощь бледная! Каких-то восемьдесят килограмм живого веса, а он уже стонет!

– Так это что? – издевательски улыбнулся я. – Некоторые части тебя – дракона, надуты воздухом? Или как? С восьмьюдесятью килограммами? Не маловато ли будет?

– А хочешь, сейчас обернусь? – хмуро поинтересовался Валерка. – Попробуй меня такого поднять! Только смотри, чтобы пупок не развязался, от того воздуха!

– Нет уж! – с достоинством отверг я предложение. – Я тут тяжести таскать не нанимался. Да и лагерь недалеко. Вдруг увидит кто.

– Ты долго будешь от Кетвана и его парней скрывать свою айранскую сущность? – хмуро поинтересовался Валерка, шагая рядом со мной.

– Да вот, не знаю, – пробормотал я. – Они-то считают меня человеком. Вон, даже основателем ордена заделали. А тут окажется, что я и не человек вовсе. Как-то сомневаюсь я.

– Сразу видно, что ты пренебрегал такой важной задачей, как изучение материальной части! – мудро изрек Валерка. – Не читал ты, брат, фэнтезийной литературы! Не окунался в романтику рыцарских приключений!

– А на доступном, человеческом языке? – сухо поинтересовался я.

– Ну, если на доступном, – ехидно улыбнулся Валерка. – Да они спят и видят, чтобы их орден основал кто-нибудь крылатый! И чтобы что-нибудь у него там светилось, и какие-нибудь слова он произносил. Типа: "Вы – избранные мои дети! И я поведу вас за собой!".

– Куда? – скептически хмыкнул я.

– А вот это уже не важно! – отмахнулся Валерка. – Всегда можно будет сказать, что именно туда – где они на данный момент оказались.

– Удобная философия! – сделал вывод я, начиная подъем на пригорок с нашим лагерем.

– Наконец-то! – вышел навстречу Сема. – Я тут уже извелся весь! Катрина тоже очень переживает!

– Не очень! – капризно поправила Катрина, присоединяясь к нам. – Я была убеждена, что все закончится благополучно.

– Это почему ты была убеждена? – подозрительно осведомился Валера.

– Раз уж они не сожгли нас сразу, то и потом – в этом нет смысла! – улыбнулась Валерке Катрина.

– Так! Подождите! Я хочу услышать все подробно и с самого начала! – вмешался Кетван.

– Услышишь! – пообещал я, присаживаясь у костра. – Сейчас ты такое услышишь, что придется крышу веревками привязывать. А то, как бы не снесло, вместе с шифером!

Валерка расплылся в улыбке и ободряюще подмигнул мне. Я кисло усмехнулся ему в ответ.

– Давай-давай! – радостно присел рядом кавалер. – Всем слушать внимательно! Все-таки, это летопись нашего клуба и ордена! Тем, кто сейчас в карауле, я потом все перескажу.

– Судя по всему, ночь прошла спокойно? – поинтересовался я.

– Очень! – заверил меня Кетван. – Ну, повыла там, в лесу, какая-то гадость. Но сюда лезть не рискнула. Ты, благородный Влад, рассказывай-рассказывай!

– Ну, начнем с того, что попал ты благородный Кетван в кампанию не совсем обычную, – вздохнул я.

– Еще бы! – с готовностью подхватил кавалер. – В геройскую я кампанию попал! Стал соратником основателя нашего ордена…!

– Не в этом смысле! – вынужден был прервать я расходившегося Кетвана. – Хотя, и в этом тоже. Вот ты думаешь, что Семенэль – единственный не человек в нашей кампании?

– Благородный Семенэль – эльф! – Кетван вежливо наклонился в сторону Семы. – А что, есть еще кто-то из этого благородного народа?

Кетван остро взглянул на каждого из нас и приготовился слушать дальше.

– Из этого – нет, – вздохнул я. – А как ты относишься к айранам?

– Мощные бойцы! – уважительно вздохнул Кетван, и мечтательно прищурился. – Как вспомню их в бою с бабурами….

Кетван запнулся и, широко открыв глаза, спросил:

– Уж не хочешь ли ты, благородный Влад, сказать, что кто-то из нас…?

– Не кто-то, а целых трое! – проинформировал я. – Онтеро, Катрина и …я.

Отвисшая челюсть Кетвана послужила достойной иллюстрацией к этому признанию. Я, с замиранием духа, ожидал реакции Кетвана на эту информацию. И тут оказалось, что Валерка был прав в своих предсказаниях.

– Так ты, благородный Влад, крылат? Это правда? Хотя, что это я? Конечно, правда! Подумать только, основатель нашего ордена – крылатый айран! Да все остальные обзавидуются! Я уверен, что ты, благородный Влад, там не на последних ролях!

– Есть мнение, что благородный Влад является нашим предводителем, – скромно заметил Онтеро.

– Ох, ты, Единый! – крякнул от переполнявших его чувств Кетван. – Вы слышите, благородные кавалеры? Какая для нас честь, быть членами нашего ордена? Теперь понятно, как ты воевал с драконами!

Валерка предостерегающе прочистил горло.

– Не расстраивайся, благородный Валери! – обернулся к нему Кетван. – Быть человеком – тоже неплохо! А ты друг таких выдающихся личностей!

– Дело в том, что Валери тоже, как бы, не человек, – заметил я.

– А кто? – вопрос одновременно вырвался у Семена и Кетвана.

Я в некотором затруднении посмотрел на Валерку, потом на Катрину.

– Ты что, ничего им не рассказала?

Она наслаждалась моментом, это однозначно!

– Я хотела, чтобы эту новость преподнес им ты. Знаешь, как мне было трудно? Но я удержалась! И все ради того, чтобы увидеть эту сцену.

– Вы что, сговорились, что ли? – озабоченно проговорил Семен. – Влад! Немедленно прекрати!

– Я пока еще и не начинал, – хмуро заметил я. – Но если ты просишь, то и не начну.

Семен зашипел сквозь стиснутые зубы.

– Кетван, а ничего, если основатель вашего ордена, вдруг, случайно так, помрет? Это даже лучше! Напишете, что погиб от руки злобного эльфа. То, что он сам этого эльфа довел до состояния злобного, можешь не упоминать.

– Эй! Ты что, снова хочешь оставить крылатый народ без царя-батюшки? – ехидно поинтересовался я. – И только потому, что я не сказал о превращении нашего общего друга в дракона?

Надо отдать ребятам должное, уловили они мгновенно. Вот только поверили не сразу.

Семен поднялся на ноги и несколько раз обошел вокруг невозмутимо жующего Валеры, внимательно к нему приглядываясь. Кетван ходить не стал. Он пялился на моего друга, не вставая с места.

– Что-то я ничего особого не замечаю, – сообщил Сема. – Разводишь, да? Валери, ты-то чего молчишь? Тут на тебя такое наговаривают, а он, видите ли, молчит!

– Когда я ем…, – Валерка сыто цыкнул зубом, проглотив последний кусок. – Вот оно хваленое зрение эльфов! У него под носом, всю его сознательную жизнь эльфа, обретался дракон, а он и ухом своим остроконечным не ведет!

– А что ты им сказала? – строго спросил я Катрину.

– А ничего! – засмеялась она, показав мне язык. – Сказала только, что вы задерживаетесь и будете завтра.

– Ну, ты – партизан! – я в восхищении покрутил головой. – Надо же! Девушка, а смогла молчать больше пяти минут!

– Я очень вредная, – промурлыкала Катрина. – Желание насладиться этой ситуацией, оказалось сильнее желания рассказать. Согласись, тогда бы не получилось такого сюрприза!

– Я вас сейчас всех порву! – взвыл Семен. – Немедленно все рассказывайте! И с самого начала!

– Но если Валери дракон, – глубокомысленно заметил Кетван. – То он враг Влада. А враги так себя не ведут. Или вы, следуя благородным традициям, решили отложить поединок на завтра? Извини Валери! Но я буду на стороне благородного Влада.

– Все в порядке, – благодушно махнул рукой Валерка. – Мы помирились.

– Я жду рассказа! – напомнил о себе Сема. – Да! И еще: я очень недоверчивый. Одного только, что тебя называют драконом – мне недостаточно! Давай, покажи свою скрытую суть!

– Да ты что! – замахал я на Сему руками. – Думай, чего просишь! Если он обернется, то куда деваться нам? Хоть он особо много места и не занимает, но все равно, раза в четыре объемнее Валеры-человека.

– А мы еще не видели и подтверждение других слов, – напомнил о себе Кетван. – Мы только слышали, что благородный Влад – крылат. А вот крыльев, как-то, не заметили. Нет, я, конечно же, верю! Как я могу не доверять слову дворянина? Но хотелось бы убедиться собственными глазами.

– Вот видишь, чем чревато недоверие к словам командира? – укоризненно обратился я к Семену. – В отряде, некогда сплоченном, появляется разброд и шатания!

– Интересно, – процедил Семен. – Когда это ты решил взять на себя роль командира? Тебе не кажется, что на эту должность годится более благоразумный (и просто умный) – я?

– Ого! Кажется, начался дележ власти, – провозгласил Валерка, удобнее умащиваясь на своем месте. – Делайте ставки, господа! Я, лично, ставлю на Влада. Вот если бы между ним и Семенэлем было больше десяти метров, то тогда еще был бы вопрос – кто кого.

– А ты знаешь, что подстрекателям, обычно, достается первый кнут? – сердито повернулся к нему Сема.

– Знаю, но не боюсь! – расплылся в улыбке Валерка. – Во-первых: у тебя нет кнута. А во-вторых: для моей новой драконьей шкуры – это семечки!

– Так это, правда, что ты дракон? – устало спросил Семен.

Валерка покивал.

– Правда, пока я еще не взрослый дракон, – печально заметил он. – А когда стану – не смогу обернутся человеком.

– Давай не будем заранее беспокоиться! – посоветовал я. – Когда то время придет, может, что-то и решим.