Срок приговоренных

Абдуллаев Чингиз

Эпизод пятый

 

Когда не спишь нормально двое суток, а утром тебя еще и поднимают на совещание, поневоле становишься раздражительным. Демидова подняли в девять утра, а в половине десятого ему следовало присутствовать на совещании у начальника МУРа. Совещание неожиданно назначили именно на этот день. Поручив Зиновьеву не отпускать задержанного Гочиашвили, Демидов уехал в МУР. По дороге звонил по мобильному телефону знакомому адвокату, который обычно вел подобные дела, но вежливая секретарша юридической консультации сообщила, что адвокат выступает в суде и будет только после перерыва.

«Надеюсь, они не успеют оформить все нужные бумаги до перерыва, — подумал Демидов. — Если совещание закончится быстро, успею позвонить до перерыва».

Но совещание быстро не закончилось, напротив, затянулось почти до часа дня. Вернувшись в свой кабинет, Демидов узнал, что задержанного забрали еще три часа назад. Неожиданно позвонил адвокат Чупиков. Он раньше был напарником Демидова, и они доверяли друг другу, как могут доверять мужчины, много лет не просто дружившие, а неоднократно попадавшие в опасные переделки.

— Ты меня спрашивал? — спросил Чупиков.

— Да, — отозвался Демидов. — У меня к тебе… интересное дело. Один парень, грузин… Вчера его арестовали по подозрению в убийстве напарника и знакомой женщины. Я хотел, чтобы ты взял это дело. Какие-то нестыковки получаются… Довольно странное дело.

— Ты всегда мне подсовываешь странные дела, — засмеялся Чупиков. — Ладно, приеду и посмотрю дело твоего грузина.

— Уже поздно, — проворчал подполковник. — Его утром забрали к себе сотрудники ФСБ. Но я проверю и узнаю, куда именно его увезли. А потом постараюсь тебе сообщить. Запиши его фамилию — Гочиашвили. Резо Гочиашвили.

— Уже записал. Если его обвиняют в убийстве, то, думаю, они знают, что ему положено иметь адвоката с самого начала следствия.

— Вот это ты им и расскажешь, — сказал Демидов. — И вообще, когда посмотришь это дело, поймешь, почему я тебя попросил.

Едва он положил трубку, как раздался еще один звонок. На сей раз звонил Кимелев.

— Приеду к вам, чтобы провести допрос, — сообщил он.

— Уже поздно, — ответил Демидов. — Нашего подопечного забрали.

— Как это забрали? — не понял Кимелев.

— ФСБ, — сказал подполковник. — Они считают, что это каким-то образом связано с их деятельностью.

— Каким образом? — разозлился Кимелев. — Ребята совсем рехнулись. При чем тут ФСБ? Это же типичный грабеж. Или убийство на почве ревности. Нужно разобраться, а они сразу забирают его к себе. На каких основаниях? Они вам хотя бы объяснили?

— Меня не было, когда его забирали. Но вчера ко мне приезжал их представитель. Он объяснил, что ФСБ давно ведет наблюдение за компанией Гочиашвили. Они подозревают его в торговле наркотиками. Или в контрабанде, я точно не понял. Как бы то ни было, вам теперь придется осуществлять прокурорский надзор в другом ведомстве.

— Но там было два убийства, — упорствовал Кимелев. — Это прежде всего дело прокуратуры. Даже если он контрабандист. Ведь дела об убийствах ведет прокуратура.

— В таком случае позвоните сами в ФСБ, — посоветовал подполковник. — Майор Рожко приезжал ко мне прошедшей ночью. Он же утром и забрал задержанного.

— Я позвоню, — пообещал Кимелев. — Черт знает что. Бедлам какой-то. Могли хотя бы предупредить.

Кимелев дал отбой. Демидов положил трубку и долго сидел, глядя в одну точку. Потом вызвал Зиновьева.

— Поезжай еще раз туда, — приказал подполковник. — И обойди все квартиры. Расспроси каждого соседа лично. Может, кто-нибудь все-таки видел эти машины. Или людей, которые вошли в дом. Каждого, ты меня понял? И возьми с собой еще несколько человек. Всех, кто свободен. Пусть тебе помогут.

Демидов не знал, что им движет. Сочувствие к задержанному? Желание его защитить? Или подсознание, интуиция, указывающая на возможные неожиданности в этом странном деле? А может, просто упрямство, которым он всегда славился? Что ж, в любом случае он хотел докопаться до истины.

Демидов поднялся из-за стола. Он вспомнил, что даже не успел утром позавтракать. Именно в этот момент раздался звонок городского телефона. Он был уже у двери, но тут же повернулся к телефону. Поднял трубку — и услышал невероятное.

— Он сбежал, — пробормотала трубка голосом Кимелева.

— Что?! — Подполковник не верил собственным ушам.

— Он сбежал, — повторил Кимелев. — Сбежал по дороге в ФСБ. Можете себе такое представить? Я ведь правильно предположил, что он убил своего напарника и выбросил из окна несчастную женщину. К тому же, как сейчас выяснилось, он был еще и контрабандистом.

— Нет, — выдохнул Демидов. — Не может быть.

— Вы все такой же идеалист, — сказал Кимелев. — Тем не менее он сбежал. Нужно объявлять розыск. Но это уже не наше дело. Пусть теперь ФСБ за него отвечает.

Подполковник уже не слушал — он положил трубку. Затем, вспомнив про Зиновьева, поднял другую трубку.

— Дежурный, — закричал он, — группа Зиновьева еще не уехала?! Задержите их. Я поеду вместе с ними.