Срок приговоренных

Абдуллаев Чингиз

Эпизод второй

 

Когда приехала милиция, Резо уже был готов давать показания. Переодевшись, он не стал касаться убитого напарника, чтобы не спутать картину событий и чтобы следователи зафиксировали все, как оно было. Несколько раз посмотрев в «глазок», он убедился, что на лестничной клетке, кроме сотрудников милиции, находятся и соседи. И лишь после этого открыл дверь.

Его грубо толкнули, побежали к окну. Один из милиционеров открыл окно, осмотрел его, словно на нем могли остаться следы. Другой утвердительно кивнул и, обращаясь к вошедшему человеку в штатском, сказал:

— Она выбросилась из этого окна.

— Опросите соседей, — строго сказал человек в штатском, проходя в гостиную. На Резо он не обращал никакого внимания. Следователю было лет сорок. Невысокого роста, с резкими, словно вдавленными в череп чертами лица, он казался человеком, побывавшим в лапах у медведя — смятый подбородок, казалось, жевали, прежде чем натянуть ему на лицо, грубый, несимметричный нос свернут набок. «Бывший боксер», — подумал Резо. «Боксер» оказался сотрудником прокуратуры Кимелевым, который приехал на место убийства. Кимелев еще не знал, что тут произошло не одно убийство, а два. Но пока этого не знал никто.

— Всех любопытных удалите, — сказал еще один прибывший сотрудник в штатском, появившись на пороге. — Нечего глазеть, не цирк.

Этот человек был явно старше, выше ростом, грузноватый, с густыми седыми волосами. Обращали на себя внимание его уши — большие, словно специально скатанные в длинные тонкие листы, а затем прикрепленные к голове.

Подполковник милиции уже успел внизу осмотреть погибшую. Случай произошел на его территории, он был начальником уголовного розыска и теперь ждал прибытия неизвестно куда подевавшегося начальника отделения. За ним уже срочно послали. В воскресный день найти всех нужных людей достаточно проблематично. Подполковник Демидов работал в уголовном розыске около двадцати лет и знал, что неприятности всегда случаются не вовремя.

Резо услышал, как один из сотрудников, докладывая ушастому, назвал его подполковником, и решил, что он здесь самый главный.

У всей группы было испорченное настроение, словно убитая должна была подождать до понедельника, чтобы выпрыгнуть с балкона, а она сотворила все это в их дежурство.

— Документы у нее с собой были? — спросил Кимелев. Он был старшим помощником прокуратуры, по существующим законам такие дела сразу брала под свой надзор прокуратура.

— Нет, — ответил один из офицеров, — она выбросилась без сумочки.

— Вы ее знали? — спросил Кимелев, обращаясь к Резо.

Тот кивнул головой. Потом, тяжело вздохнув, тихо сказал:

— Я все видел.

— Ну да, понятно. Сама выбросилась из окна, — желчно прокомментировал Кимелев. — У вас есть документы?

— Есть. — Резо пошел за паспортом. Он лежал У него в столе, в кабинете. Достав паспорт, он вернулся к сотруднику прокуратуры, протягивая документы.

— Резо Гочиашвили, — прочел Кимелев, — вас московская прописка. Недавно получили?

— Давно. Я учился в Москве, в МГИМО, потом работал в МИДе.

— А сейчас где работаете?

— Бизнесом занимаюсь. Президент туристической фирмы.

— Президент, значит, — кивнул Кимелев, потом показал на окно. — Кто она вам была Жена?

— Нет. Знакомая.

— Знакомая, — глумливым голосом повторил за Резо Кимелев. Он ходил по гостиной, за дожив руки за спину. — И ваша знакомая просто так решила прийти именно к вам в воскресенье и выброситься из окна.

— Нет, — быстро ответил Резо, — ее убить хотели. Четверо или пятеро мужчин. Они ворвались сюда и хотели ее убить. Вот тогда она побежала к окну.

— Так четверо или пятеро?

— Не знаю. Я не знаю, сколько их точно было. Я только слышал их голоса и ее крики. А потом она выбросилась.

— А вы где в это время были? Резо молчал.

— Где вы были? — спросил Демидов, явно заинтересовавшись разговором. Он стоял в стороне, не вмешиваясь в их беседу.

— Я прятался в спальне, — выдавил Резо, — они пришли меня убить. Сначала друга моего убили, а потом ее хотели…

Он недоговорил.

— Какого друга? — спросил Кимелев.

— Он в спальне лежит, — Резо показал на спальню.

Демидов взглянул на Кимелева, и они бросились в спальню.

— Зиновьев! — закричал Демидов, подзывая одного из офицеров. — Быстрее экспертов сюда. Скажи — еще один труп есть. С огнестрельными ранениями.

Кимелев, присев на корточки, разглядывал убитого. Он заметил характерное пулевое ранение на голове. Так обычно добивают жертву профессионалы — делают для верности контрольный выстрел. Он указал на рану Демидову, и тот согласно кивнул, поняв все, о чем хотел сказать его коллега из прокуратуры.

— Нужно объединять оба дела в одно, — Кимелев показал на убитого, поднимаясь с корточек. На пороге стоял Резо. Он упрямо не смотрел в сторону убитого друга.

— Кто его убил? — спросил Демидов, все еще разглядывая убитого.

— Я же говорю, что сюда ворвались убийцы. Я был в шкафу, вон там, в маленькой комнате где у жены гардероб. Там есть потайной шкаф, его недавно сделал. Я там прятался, а в это врем Никита, это мой напарник по фирме, пошел открыл дверь. Они его убили прямо в холле дверей. А потом на простыне сюда принесли бросили.

— И вы все время сидели в шкафу? — брезгливо спросил Кимелев.

— Да, сидел, — тяжело вздохнул Резо, — стыдно признаться, но я очень испугался.

— И они вас не нашли? — спросил Демидов вставая и проходя в комнату рядом со спальней где находился шкаф. Он открыл дверь и повернулся к хозяину дома.

— Не нашли, — выдавил Резо, — искали очень, но не нашли.

В комнату уже вбегали эксперты.

— Поговорим в гостиной, — предложил Демидов, — чтобы им не мешать. А еще лучше вашем кабинете. Он, кажется, рядом с гостиной.

— Хорошо, — кивнул Резо, — пойдемте.

В кабинете он сел на диван. Демидов расположился в кресле напротив. Кимелев остался стоять у стола.

— Значит, вы утверждаете, что к вам в квартиру ворвалось несколько неизвестных, которые сначала застрелили вашего напарника, а потом выбросили из окна вашу знакомую? — спросил Демидов.

— Нет, — возразил Резо, — они ее, кажется, не выбрасывали. Никиту застрелили, а ее хотели убить, но она сама выбросилась.

— Что значит — кажется? — взорвался Киселев. — Вам кажется или так было на самом деле?

— Я не знаю, — развел руками Резо, — я ведь в шкафу сидел, только слышал, как она кричала.

— И не вышли? — спросил Демидов. В его голосе не было презрения, только вопрос, но Резо опустил голову и промолчал. Ему было очень стыдно.

— Не вышел, — выдавил он из себя.

— Кто были эти люди? — спросил Кимелев. — Вы их знаете?

— Нет, никогда не видел. Но их главного я запомнил в лицо. И по голосу могу узнать. Они на двух машинах приезжали. Один джип был такой темный, а вторая машина, кажется, зеленый «Ниссан». Сверху не разглядел.

— Откуда сверху? — разозлился Кимелев. — Вы на крышу тоже успели подняться?

— Нет. Когда они ушли, я подошел к окну и увидел их. Увидел, как они в машины садились.

— Где машины стояли?

— У соседнего дома. Метров тридцать-тридцать пять отсюда.

Демидов и Кимелев переглянулись, Кимелев поднялся и вышел из кабинета, видимо, отдавать нужные распоряжения.

— Вы точно помните, что они приехали именно на двух машинах?

— Точно помню. Я подошел и всех их увидел.

— Вы вышли из своего шкафа только после того, как они ушли?

— Да, сразу же вышел. Они увидели, как она выбросилась в окно, и побежали вниз. Боялись, что милиция приедет. Хотя нет, — сказал вдруг, вспоминая, Резо, — по-моему, не особенно боялись. Просто думали, что много людей соберется.

— Давайте по порядку. Вы догадались, что они ушли, когда услышали, как хлопнула входная дверь.

— Да, по их криками разговорам. Я все слышал.

— И вы подошли к окну? — уточнил Кимелев.

— Подошел.

— И вы их сумели увидеть?

— И они меня тоже.

В это время вошел Демидов. Он успел услышать последнюю фразу. Пройдя к своему месту, он сел в уже облюбованное кресло. Кимелев по-прежнему стоял.

— Они вас увидели? — резко переспросил он.

— Да, увидели. Их главный поднял голову, а я подошел к окну. И мы стояли и смотрели друг на друга.

— По-моему, получается нелогично, — вмешался подполковник Демидов, — с одной стороны, вы говорите, что они пришли убивать именно вас. И мы хотим вам верить, но у вас на квартире, по существу, найдены два трупа. Одна выбросилась в окно, или ей помогли выброситься, а второго застрелили. Но вы в это время прятались, как вы сами говорите. А потом вы успели увидеть своих возможных убийц, и они не поднялись, чтобы вас застрелить. Нелогично. Вам не кажется это странным?

— Нет, не кажется. Я специально к окну подошел, чтобы их увидеть. И чтобы они меня увидели. Хотел их немного испугать, хоть таким образом. Но они не успели бы подняться и сломать мою дверь. У меня дверь крепкая, железная. Я бы им дверь так просто не открыл. А пока бы они ломали дверь, сюда съехалась бы вся милиция города.

— Логично, — кивнул Демидов, — тогда объясните, как они вообще попали к вам в квартиру, если у вас такая хорошая дверь?

— Никита им открыл. Наверно, даже в «глазок» не посмотрел.

— Почему не посмотрел?

— Мы ждали женщину, нашу знакомую. Ту, которая погибла… Ну он и не посмотрел. А я пошутить хотел, спрятался в шкафу.

— Как-то ловко у вас все получается, — сквозь зубы процедил Кимелев. — Ваш напарник случайно открыл дверь, вы случайно сидели в это время в шкафу, потом к вам случайно пришла ваша знакомая. И наконец, вы случайно подошли к окну и случайно заметили всех убийц.

— Я не случайно подошел, а нарочно, — упрямо сказал Резо.

— Значит, сначала вы боялись, а потом бояться перестали?

— Да, потом перестал, — с вызовом сказал Резо.

— Вы не дергайтесь, — посоветовал Демидов, — сами понимаете, такой необычный случай. В уголовном розыске всю жизнь работаю, а такого еще не слышал. И вашего напарника убили, который дома был, и ваша знакомая из окна выбросилась. А вы сами успели спрятаться и остались в живых. Если бы вы сами такую историю услышали, что бы вы подумали?

— Ничего, — угрюмо ответил Резо, — я вам правду говорю. Сам видел, как они туда Никиту несли.

— А почему они пришли именно к вам? — снова вступил в разговор Кимелев. Он все-таки прошел и сел во второе кресло. При этом спину держал удивительно прямо, словно сидел на стуле в своем рабочем кабинете, а не в глубоком итальянском кресле, располагавшем к кайфу. В отличие от него Демидов вольготно расположился в кресле, закинув ногу на ногу.

— Не знаю, — честно признался Резо, — сам ничего понять не могу. Может, они с кем-то нас спутали. У нас все нормально, на нас никто в последнее время не «наезжал».

— И все-таки они пришли именно к вам, — упрямо повторил Кимелев, — значит, были какие-то причины? Как вы считаете?

— Наверное, были. Но они ничего не спрашивали. Сразу стали стрелять. Только спросили у Никиты, кто он такой, и сразу убили. Я слышал, как он упал. Сначала не верил, думал, показалось. Но потом они его принесли… — повторил он.

— А как было с вашей знакомой? — спросил Демидов.

— Она вошла, и они спросили, кто она такая. Потом схватили ее, допытывались, где я нахожусь. Потом… — он поднес руку ко лбу, собираясь с мыслями, — потом она вырвалась и побежала к окну. Я слышал ее шаги и крики главного. Он предупреждал, чтобы не стреляли в нее. Наверное, боялся, что разобьют окно. Потом она подбежала к окну. Там у меня небольшой подоконник из дерева. Видимо, она успела на него влезть. Он несколько раз повторил, чтобы она сошла с окна. Но вдруг я услышал ее крик. Она, видимо, поняла, что они все равно ее стащут с окна и убьют… Поэтому она… — он недоговорил и отвернулся.

— Вы были с ней в близких отношениях, — вдруг тихо сказал Демидов. Он именно сказал, даже не спрашивая.

— Нет. Да. Нет. — Резо совсем запутался и под конец обреченно сказал: — Были, конечно. Но у нее муж. Не хватает только, чтобы он узнал. Хотя какая теперь разница? Он все равно узнает.

— Она пришла позже них? — Кимелев не реагировал на его душевные переживания.

— Немного позже. Они искали меня по всему дому. Все перевернули. Вы же видите, что они натворили в доме.

— Послушайте, Гочиашвили, — сказал Демидов, — я вижу, как вам тяжело. Но вы должны собраться и помочь нам. Кто это мог быть? Почему они пришли к вам в таком составе? Понимаете, какие-то алогичные убийцы. Пришли к вам домой и ни с того ни с сего убили вашего напарника, потом заставляют выброситься из окна вашу знакомую. И не находят вас, собственно, того, из-за которого они и пришли. Я уже не говорю о том, что если убийц наняли, чтобы они с вами расправились, то гораздо дешевле и проще было бы подождать завтрашнего утра, когда вы выйдете из дома, и спокойно вас пристрелить. У вас ведь нет личной охраны?

— Нет, — ответил потрясенный Резо.

— Ну вот, видите, как все нелогично. Почему убийцы врываются к вам целой командой, а потом, видя, как вы смотрите на них, спокойно уезжают? Или они приехали убить только вашего напарника? Может быть, они охотились за ним?

— Нет, — выдохнул Резо, — они меня искали. По всему дому искали.

— Кто блевал в коридоре? — снова вмешался Кимелев. — Неужели убийцы сначала застрелили вашего напарника, а потом им стало плохо? Судя по контрольному выстрелу в голову, они не новички.

— Это я не выдержал. Когда увидел Никиту на полу. Его лицо.

— У вас на все готовый ответ есть, — недовольно заметил Кимелев, — а между прочим, рядом с вами погибло два человека. Опишите людей, которых вы видели.

— Они не молодые ребята, хотя двое были молодые. Некоторым было лет по тридцать, даже по тридцать пять. Их главарю больше. Он коротко пострижен, седые волосы, седые усы. Детально черты лица я не разглядел. Только волосы заметил и усы. И еще он был одет в черную кожаную куртку.

— Это не главное, — нахмурился Кимелев. — А номера автомобилей вы не заметили?

— Нет. Отсюда нельзя было увидеть номера на машинах.

В комнату вошел один из офицеров Демидова и, подойдя к подполковнику, тихо прошептал ему что-то на ухо.

— Никто не видел машин, стоявших у соседнего дома, — мрачно сообщил подполковник. — Вы ничего не путаете?

— Я их сам видел. Нет, не путаю. Два автомобиля там было. Они должны были стоять минут двадцать, может, тридцать.

— Опросили всех соседей, никто не замечал стоявших у дома машин, — снова сказал подполковник. — И еще одна неприятная новость. Ваши соседи по лестничной клетке слышали, как вы вернулись поздно ночью и громко ругались. Так громко, что это слышали все соседи. Чем вы это можете объяснить?

— Мы выпившие были, — признался Резо, — а я сам ничего не помнил.

— Кончай валять дурака, — вдруг с ненавистью сказал Кимелев. — Все и так ясно. Поругался со своим напарником и пришил его из пистолета. А потом свидетельницу из окна выбросил. И каких-то убийц придумал, чтобы мы тебе поверили. Куда ты пистолет дел, мерзавец?

Резо открыл рот, чтобы ответить, и вдруг понял, что все против него. Все улики, все его слова, все показания свидетелей. И он сжался на диване, потрясенный осознанием этого факта не меньше, чем гибелью двоих близких ему людей. А Кимелев, поднявшись, кивнул Демидову:

— С ним все ясно. Будем оформлять задержание. На трое суток до выяснения всех обстоятельств убийства.