Срок приговоренных

Абдуллаев Чингиз

Эпизод седьмой

 

Они приехали на место происшествия на двух машинах, вшестером. Демидов собрал офицеров. Щелкнул зажигалкой, закурил. Потом негромко приказал:

— Мне нужно знать, какие машины были в воскресенье днем у этого дома. Даже если они подъезжали только на одну секунду. Обойдете каждый дом, каждую квартиру… Может быть, действительно кто-то видел машины. Номера, марки, цвет, количество людей… Все, как обычно. Встречаемся здесь каждые два часа.

— Сколько нам тут торчать? — проворчал один из офицеров.

— Вечно. — Демидов нахмурился. Его подчиненный отступил на шаг — понял, что допустил ошибку.

— Пошли, — сказал Зиновьев. — Разделимся на три группы.

— Я пойду с этим умником, — показал на офицера-лентяя подполковник. — В общем, каждые два часа, ребята. Нам нужно найти хоть какие-нибудь следы.

Три группы двинулись в разные стороны. Началась изнурительная проверка, то есть обычная розыскная работа. Они обходили квартиру за квартирой, пытаясь узнать, кто именно мог видеть машины, стоявшие у дома в воскресенье. Через два часа усталые и злые спустились вниз.

— Ничего? — догадался Демидов.

— Ничего, — ответил Зиновьев, — хотя проверяем каждую квартиру, опрашиваем всех без исключения.

— Может, этот грузин врал? — сплюнул один из офицеров.

— Послушай, — разозлился Демидов, — это мое дело — верить ему или не верить. А ваше дело проверять. Продолжим. Зиновьев, свяжись с управлением и узнай, что нового. Узнай, нашли сбежавшего арестанта или нет.

Зиновьев вытащил из кармана мобильный телефон. Набрал номер. Демидов закурил и указал в сторону дома, видневшегося за поворотом. В соседнем доме жил Резо Гочиашвили.

— Может, оттуда что-нибудь видели? — сказал Демидов. — Нужно проверить там квартиры.

— Слишком далеко, — пробормотал один из офицеров.

— Все равно видно, — возразил другой.

— Его пока не нашли, — доложил Зиновьев.

— Чем они там занимаются? — разозлился подполковник. — Даже в ФСБ не могут обеспечить условия для арестованных! Как он сбежал, они хотя бы объясняют?

— Нет. Только сказали, что сбежал. Сообщение передали по всей Москве. Его фотографию уже раздают по городу.

— Они должны были оставить засаду у него на квартире, — проговорил Демидов. — Может, машины въехали со стороны двора? Вы уже успели опросить тот подъезд?

— Не успели, — ответил Зиновьев.

— Я сам проверю его квартиру, — сказал Демидов. — А во дворе ничего подозрительного не заметили?

— Нет, не заметили. Он же не дурак, чтобы домой возвращаться. Думаете, они оставят засаду у него на квартире?

— Обязательно. Уже оставили. Думаю, вы просто ничего не заметили. Ладно, продолжаем проверку. Встретимся через два часа.

Демидов перешел улицу — так, чтобы обойти дом Гочиашвили и войти со двора. Во дворе стояли несколько машин, в одной из которых сидела девушка, читавшая журнал. Демидов осмотрелся. Внешне — тишина. Но Демидов знал: засада ФСБ должна быть обязательно. Подполковник вошел в подъезд. Кивнул своему напарнику и вместе с ним вошел в кабину лифта. Зиновьев со своим напарником решили подниматься по лестнице. На этаже, где находилась квартира Гочиашвили, тоже царила тишина. Демидов подошел к двери, позвонил. Безрезультатно.

— Может, никого нет? — спросил напарник. Демидов позвонил еще раз. Внезапно послышались удары, и тотчас же открылись сразу две двери — квартиры Гочиашвили и его соседей. Из квартиры соседей вышли двое в штатском. Из квартиры Гочиашвили — также. У всех четверых в руках были пистолеты.

— Стоять смирно! — приказал один из четверки. — Не двигаться!

— Спокойно, ребята, — посоветовал Демидов. — Мы из милиции. Получили сообщение, что арестованный у вас сбежал.

— Руки! — закричал второй, стоявший за спиной Демидова. — Руки вверх!

— Мы из милиции, не валяйте дурака…

— Документы! — заорал высокий, с неровным рядом зубов.

— Стоять смирно! — закричал Зиновьев. Неожиданно появившийся со своим напарником на лестнице, он взял на прицел людей, стоявших у квартиры Гочиашвили.

— Все в порядке, — сказал Демидов. — Никто не нервничает. Иначе мы перестреляем друг друга.

Он достал свое удостоверение и протянул его высокому фээсбэшнику. Тот повертел удостоверение в руках и вернул подполковнику.

— Извини, — сказал он, убирая оружие. Подчиненные высокого последовали его примеру.

— Думаете, он может сюда вернуться? — спросил Демидов.

— Не знаю, у нас приказ, — последовал ответ.

— У вас есть документы? — спросил подполковник.

Высокий кивнул, доставая корочки. Демидов тотчас же узнал удостоверение сотрудника ФСБ. В данном случае — майора Брылина.

— Полагаю, он сюда не придет, — сказал Демидов. — Я с ним говорил. Он бывший дипломат и знает наши методы работы. Вернее, ваши.

— Может, придет кто-то из его знакомых, — резонно возразил Брылин. — Или позвонит.

— Как он от вас сбежал? — осведомился Демидов. Он заметил, как помрачнел фээсбэшник.

— Не знаю, — ледяным тоном ответил Брылин. — Это не мое дело.

— Понятно. — Демидов понял, что майор лжет, но приписал это обычному ведомственному соперничеству.

— Майор Рожко тоже в вашем ведомстве? — на всякий случай спросил подполковник.

— Да, он в нашей группе. Вы его знаете?

— Встречались. Если найдете сбежавшего, дайте нам знать.

— Хорошо, — кивнул Брылин. Но Демидов понял, что ФСБ ничего им не сообщит.

— Ладно, ребята, проверяйте дальше, — приказал Демидов своим людям.

— А что вы проверяете? — спросил Брылин. — Ведь можете спугнуть его людей, если он пошлет кого-нибудь за вещами.

— У вас своя работа, у нас своя, — возразил Демидов. — Мы же вам не мешаем.

Брылин повернулся и молча вошел в квартиру. Демидов зашел в кабину лифта.

«Странно, — подумал он, — почему они так уверены, что он обязательно здесь появится. И почему они не оставили засаду вокруг дома?»

— Пойдем в другой дом, — предложил Демидов своему напарнику. Тот с унылым видом кивнул. Старший лейтенант Кочиян, сопровождавший Демидова, не успел пообедать, и теперь его терзал голод.

В соседнем доме все повторилось. Некоторые из жильцов вообще не открывали двери. Таких приходилось убеждать, показывая удостоверения и вступая в долгие переговоры. Другие сразу заявляли, что ничего не слышали, ничего не знают и знать не хотят.

Кочиян поглядывал на часы, когда они постучались в последнюю квартиру. Дверь сразу открылась, словно их ждали. На пороге стояла пожилая женщина. Она была в темном платье и огромном пуховом платке, обмотанном вокруг того, что когда-то, возможно, называлось талией.

— Здравствуйте, — улыбнулась женщина. Демидов тяжко вздохнул. Такие дамочки иной раз хуже самых молчаливых свидетелей. Такие готовы тараторить по любому поводу, не сообщая при этом ничего существенного.

— Здравствуйте, — кивнул подполковник. — Кроме вас, кто-нибудь есть дома?

— Никого, — снова улыбнулась женщина. — Я всегда днем одна.

— Очень приятно, — сказал Демидов. — Можно войти? Мы из милиции. — Он попытался достать удостоверение.

— Не нужно, — просияла хозяйка, — я слышала, как вы стучали к соседям. Очень милые люди, правда?

— Как сказать… — пробормотал Демидов, переступая порог трехкомнатной квартиры, уютной и ухоженной.

— Идемте в гостиную, — предложила женщина. — Меня зовут Софья Ильинична. А вас как?

— Подполковник Демидов.

— Очень приятно. У меня дядя тоже был подполковником. Он погиб в Испании, говорят, выполнял свой интернациональный долг.

Они прошли в комнату. Уселись. Кочиян снова украдкой посмотрел на часы.

— Может, хотите чаю? — спросила Софья Ильинична. — У меня очень вкусные оладушки.

— Нет, спасибо, — ответил Демидов, не глядя на напарника. — Нам нужно задать вам несколько вопросов.

— Конечно-конечно. Я всегда готова помочь.

— Вы живете одна?

— Нет, с семьей сына. Но он сейчас на работе. И его жена на работе. А ребенок пошел заниматься теннисом. Сейчас, говорят, это модно. А в наше время все ходили на футбол, даже женщины…

— В воскресенье вы были дома? — бесцеремонно перебил хозяйку уставший Демидов.

— Да, конечно. Я вообще люблю оставаться дома. Наши обычно с утра уезжают на дачу. Ребенку дома одному скучно. Сейчас модно иметь одного ребенка, никто не хочет взваливать на себя бремя ответственности.

— В последнее воскресенье вы тоже были одна?

— Да, — кивнула Софья Ильинична, — наши уехали, а я осталась дома. Вы, наверное, спрашиваете из-за женщины, что выбросилась из окна? Я не видела, как она открыла окно. А когда на улице стали кричать, то сразу подошла к окну и все увидела.

— На другой стороне улицы, у последнего дома, останавливались две машины, — сказал Демидов. — Вы их видели?

— Какие машины?

— Это я у вас хочу спросить. Может, видели?

— Там было много машин. И много людей. Потом приехала милиция, ваши коллеги. И врачи. Там вообще было много людей.

— Понятно-понятно. А машины вы видели?

— Ну конечно, я видела все машины. Я как встала у окна, так и не отходила, пока все не кончилось. Знаете, в моем возрасте это единственно доступное развлечение. Иногда следить за людьми так интересно…

— Так какие же автомобили? — вздохнул Демидов. — Вспомните, у дома стояли две машины, верно?

— Стояли, — кивнула Софья Ильинична. — Я же говорю, там было много машин.

— Вспомните, — подсказал Демидов, — там стояли две машины. Одна была… возможно, такая большая, джип.

— Ну конечно, очень красивая машина. Мне ужасно нравятся эти джипы. Они похожи на кареты.

— Вы не видели такую машину в воскресенье утром?

— Видела, — кивнула хозяйка. — И не только ее. Они подъехали сразу, как только женщина прыгнула из окна. Наверное, это были сотрудники милиции. Такие молодые, в темных очках. И один седой.

— Как вы сказали?

— Седой. В темной куртке. Он, наверное, ими командовал.

— Подождите-подождите, — пробормотал Демидов. — Расскажите подробнее. Что вы видели?

— Сначала я услышала крики и побежала к окну. На тротуаре лежала женщина, но я ее сразу не увидела, вокруг уже стояло много людей. А машины приехали почти сразу. Они остановились у того дома, и я еще подумала: как хорошо работает наша милиция. К машинам подошли несколько молодых людей. Потом их командир посмотрел наверх, откуда упала женщина, и что-то спросил у своих. А потом они уехали.

— Вы точно помните, что они появились у машины сразу, как только упала женщина?

— Точно, — кивнула Софья Ильинична. — Через минуту или две. Не больше. Две машины приехали, забрали всех и уехали. Я еще подумала: почему они сразу уезжают? А потом решила, — что они будут искать преступников.

— А почему вы подумали, что они из милиции? Они были в форме?

— Нет. Но они так дружно и быстро сели в машины. Я видела такое только в кино. Это называется дисциплина, верно?

— Спасибо. — Демидов поднялся. — Вы нам очень помогли. Я пришлю завтра офицера, чтобы оформил ваши показания. Вы не возражаете?

— Конечно, нет. Мне очень приятно познакомиться с вашими людьми. В последнее время в милиции стали попадаться очень галантные кавалеры, — томно улыбнулась хозяйка.

Когда они вышли из квартиры, Демидов обернулся к напарнику.

— Значит, он не врал, — сказал подполковник. — Нужно проверить все, что у нас может быть на его фирму или на его компаньона.

— Товарищ подполковник, — пробормотал Кочиян, — а зачем нам эта проверка? Ведь его забрали в ФСБ, пусть они и разбираются. Это не наше дело.

— Не наше?.. — переспросил Демидов. — Знаешь, чем хороший оперативник отличается от плохого? Хороший всегда чувствует ситуацию, а плохой занимается только своим делом. Все понял?

— Понял, — улыбнулся офицер.

«Почему он сбежал? — размышлял Демидов. — Почему сбежал, если сказал нам правду? И как он мог сбежать из ФСБ? Может быть, кто-то инсценировал его побег? Но для чего? И если он действительно сбежал, то чего именно испугался? Сказал правду — и все же решил сбежать? Или его правда была такой страшной?»