Спознаться за сходные деньги...

Чья «сексуальная услуга» – ночлежницы с дореволюционной Лиговки или Сенной или проститутки из дома терпимости времен древнегреческого законодателя Салона (VII–VI вв. до н. э.) стоила дешевле? Автор с цифрами в руках посвящает читателя в секреты этого рынка.

Нужда заставила

Во все времена основной причиной выхода «на панель» оставалось пресловутое «нужда заставила». Вот, например, как в «Разговорах гетер» древнеримского автора Лукиана (I век до н. э.) мать уговаривает дочь податься в блудницы: «Никак иначе нам не справиться, милая дочь. Когда еще был жив твой отец, лучший медник в Пирее, у нас было всего вдоволь. Но вот прошло два года, как он умер, и дела наши всё хуже. Мне пришлось продать его мастерскую за две мины, тканьем и чесанием шерсти едва зарабатываю несколько мелких монет, но надолго ли этого хватит? Я отказывала себе во всем ради тебя, растила тебя в надежде, что когда-нибудь ты сможешь помочь нам, если станешь проводить время с молодыми мужчинами и они станут тебе за это платить».

Для пущей убедительности мамаша приводит в пример замечательную жизнь известной городской гетеры: «Она одевается всегда изящно, со всеми весела и мила, не хихикает почем зря, держится разумно, и всегда на устах ее приятная, сладостная улыбка. С мужчинами она ведет себя умно, читает по глазам всякое их желание и никого не разочаровывает. Никогда она не напивается в обществе, лишь пригубит чашу, еду берет маленькими кусочками, не говорит больше, чем нужно, и смотрит лишь на того, кто ее пригласил».

Ну, прямо образец для подражания! Как же бедной девушке устоять против таких соблазнов?

В общее пользование

Первым организатором проституции был древнегреческий законодатель Солон (VII–VI вв. до н. э.) Он покупал женщин и предлагал их в «общее пользование, готовых к услугам за внесение одного обола» (запомним эту цифру). Это старейшее определение проституции включает в себя практически все ее главные признаки: отдача себя любому («в общее пользование»), равнодушие к личности клиента («готовых к услугам»), непременное вознаграждение («за один обол»). Дом, куда всякий имел доступ, назывался диктериадой, и в нем жили купленные и содержащиеся за счет государства рабыни.

Ксенарх и Евбулид описывают женщин, обитающих в этих притонах. Они носили платья из прозрачных тканей, сквозь которые можно было обозревать все части тела. Некоторые одевались с более тонким цинизмом, закрывая лица вуалью, и оставляя обнаженной грудь.

Интересно, что диктериады, к какому бы разряду они ни относились, пользовались привилегией полной неприкосновенности: они считались убежищами, где каждый гражданин находился под защитой общественного гостеприимства и куда никто не мог проникнуть с целью совершения насилия.

Дифирамбы Солону за устройство домов терпимости поет в одной из своих комедий поэт Филемон:

«О Солон, ты сделался благодетелем для народа: в этом учреждении ты усмотрел его благо и спокойствие! Ты устроил дома, в которых поместил для общественных нужд женщин, купленных тобою и служащих для того, чтобы отдавать свои ласки всякому, кто за это заплатит. Этим ты предусмотрел и предупредил большой вред и неизбежное зло!»