Созданная для любви

Лесли ненавидит Невила с тех пор, как пять лет назад тот отверг ее. И вот он, молодой, красивый, богатый, делает ей предложение. Выйти за него замуж? Ни за что! Но у него есть веские аргументы, проигнорировать которые она не в состоянии.

Что ж, это будет фиктивный брак, не более того!

И даже когда Лесли понимает, что на самом деле любит Невила, она ни на минуту не верит, что счастье для нее возможно…

1

— Бог мой, глазам своим не верю!

Лесли застала отца за чтением газеты. На первой полосе прямо под передовицей красовалась его фотография с крупной подписью: «Сэр Рандолф О'Коннор, Посол Ее Величества в Аджмане».

— Они поторопились, детка. Пока еще нет официального решения на сей счет — проворчал отец, складывая газету и целуя ее в подставленную щеку.

За последние пять лет в его жизни случилось много перемен, неизменным оставалась только привязанность к дочери. Он порой поражался, как разно могла выглядеть его Лесли. Секунду назад она была ребенком, милой проказницей, теперь же перед ним фантастическая и загадочная женщина.

Пока он завтракал, она тихо уснула в кресле. Сэр Рандолф пожалел ее — Лесли в последнее время очень много работает. Он заметил, как что-то переменилось в ней с тех пор, как она вернулась с Менорки. Но все попытки узнать подробности ее поездки туда наталкивались на глухое сопротивление. Но… В конце концов, с тех пор прошло пять лет. И он примирился с новым образом жизни Лесли и был искренне счастлив, что дочь всегда находится рядом с ним.

2

— Лесли, с тобою все в порядке?

— Все в порядке, папа.

Мягкие блики упали на нежную светлую кожу Лесли, доставшуюся ей в наследство от бесчисленных предков чистейших кельтских кровей. Лучи заходящего солнца на мгновение осветили прекрасные черные волосы и удивительные глаза, менявшие свой цвет в зависимости от настроения: от пасмурно-серого до аметистово-синего. Сейчас они были ярко-фиалковые. Она внимательно слушала отца, обращавшегося к ней со словами утешения. Всего лишь три месяца, как, закончив привилегированный женский колледж в Кембридже, она вернулась в родной Сандерленд, и отец с удивлением наблюдал, как его дочь стремительно превращается из девочки-подростка в юную прелестную женщину.

Отец в последний раз пытался образумить ее. Он говорил о помолвке с Донахью, о том, что ей всего восемнадцать и она ничего не смыслит во взрослой жизни. Она пыталась решительно возражать. В конце концов, ее собственная мать вышла замуж в девятнадцать лет! При упоминании о матери, лицо отца погрустнело. Десять лет назад умерла она и брат Лесли, совсем еще младенец, а сэр Рандолф О'Коннор так и не женился. Много воды утекло с той поры как он, выходец из глухого ирландского графства, женился на Габриеле Барнард. Теперь он, богач, владелец нефтеносных участков шельфа в Северном море, названных в честь супруги месторождением Барнард, старался найти общий язык с Лесли, своей единственной дочерью. Он видел, как она хмурится, как надувает губки, как все ее существо возмущено услышанным.

Шесть месяцев назад он уехал на Рождество по неотложным делам на Ближний Восток, а дочь, вместо того чтобы провести каникулы дома, отправилась со своей школьной подругой погостить к ее бабке, которая постоянно живет на острове Менорка, где и встретила Донахью Прескотта. И вот поди ж ты! Влюбилась, влюбилась в него со всем пылом юного создания.