Сотвори себе мир

Абдуллаев Чингиз

Глава 7

 

Труп погибшего Вайса доставлен к экспертам почти сразу после обнаружения. На этот раз результаты вскрытия были на столе у Крюгера через три часа после приезда Мюллера. Сомнений уже не было. Убийства Штенгеля и Вайса были связаны с убийством фрау Шварц. Экспертиза дала заключение: в обоих случаях стреляли из одного и того же пистолета. А вот в случае с автомобилем Штенгеля эксперты сделали очень интересное заключение. Шина автомобиля была пробита девятимиллиметровой пулей, выпущенной из специального штурмового пистолета бесшумного действия, известного как модификация чешского пистолета «скорпион».

Парадоксальность заключалась в том, что подобные штурмовые пистолеты, называемые «волнорезами», имелись на вооружении только у сотрудников бывшего КГБ СССР и были известны в Германии под кодовым номером «С2 91 S». Применение таких пистолетов в Германии прежде почти не было зафиксировано, они попали в компьютерную сеть немецкой криминальной полиции лишь благодаря частичным сведениям бывшей восточногерманской полиции. Теперь у Крюгера был более чем достаточный повод для командирования Нигбура в Москву.

Этот день Крюгер потратил на хождение по инстанциям с обоснованием своего решения послать Нигбура. Ему повезло. Мюллер занимался убитым Вайсом и не мешал ему, так как, узнай кто-нибудь из чиновников Министерства иностранных дел или его собственного полицейского ведомства, что он отправляет в Москву бывшего полицейского ГДР, командировка никогда бы не состоялась. Вечером традиционный немецкий бюрократизм наконец был сломлен, и Нигбур даже получил документы, разрешавшие обращаться в посольство России в Бонне. В тот же вечер он вылетел в Бонн. А Крюгер поехал к Мюллеру узнавать последние данные по обыску дома Вайса.

Как он и предполагал, обыск дома ничего не дал. Ретивый Мюллер на всякий случай устроил обыск и в доме Штенгеля, сумев получить согласие и на эту операцию. Но никаких документов или бумаг, свидетельствующих о связях Штенгеля с приехавшей из России Ириной Шварц, обнаружено не было. Правда, один из сотрудников Мюллера сумел найти нечто весьма примечательное. За несколько дней до аварии на банковский счет Вайса была переведена сумма в двадцать тысяч марок от неизвестного лица. Проверка установила, что перечисление денег проводилось из Берна от имени не существующей в Швейцарии фирмы.

Дитцу за это время удалось найти фрау Виммер и узнать у нее, что она действительно посылала в прошлом году несколько пустых бланков со своей подписью и печатью для приглашения своего племянника из Москвы, но ни о какой Шварц она никогда не слышала и никого из Калининграда к себе не приглашала. Проведенная франкфуртской полицией проверка подтвердила, что у фрау Виммер действительно был племянник в Москве, но никто не видел в ее доме женщину, похожую на Ирину Шварц. Крюгер распорядился послать Нигбуру адрес племянника в Москве, чтобы можно было проверить и этот вариант выхода на загадочную женщину, принесшую столько неприятностей одним своим появлением в Мюнхене.

По сведениям, данным пограничной службой, Ирина Шварц действительно четырежды бывала ранее в Германии. Дважды прилетала в Берлин и дважды — в Мюнхен, проходя границу через международные аэропорты этих городов. Подтверждались сообщения фрау Виммер — погибшая Шварц никогда ранее не прилетала во Франкфурт-на Майне.

Крюгер послал в отель двух лучших технических экспертов для исследования замка номера, в котором была убита женщина. Эксперты, проведя исследования, пришли к единодушному мнению: замок открывался поддельной магнитной карточкой, которая могла быть изготовлена из специального пластика. Микроскопические остатки пластика были обнаружены и внутри замка. Версия Крюгера об убийце, имевшем вторую магнитную карточку, находила свое подтверждение. Кто-то успел снять копию или запрограммировать карточку на подобный тест. Убийца, открыв дверь своей карточкой, вошел и сделал первые два выстрела.

Вернувшись от Мюллера, который раздражал его своей неуемной активностью, работавшей почти вхолостую, Крюгер связался с лабораторией в Штутгарте. Там согласились дать данные по оружию, из которого был произведен выстрел в машину Штенгеля. Поздно вечером он действительно получил еще один факс из Штутгарта. Эксперты пришли к заключению, что столь характерное оружие на территории Западной Германии ранее не применялось, и проверили все данные пол компьютерной памяти, относящиеся к событиям в Восточной Германии. Проведя подобный анализ всех происшествий, связанных с применением штурмовых пистолетов на территории бывшего ГДР, эксперты обнаружили, что семь лет назад, в начале восемьдесят восьмого, более чем за год до крушения Стены, подобное оружие было применено против молодого человека Йозефа Риддля, погибшего при попытке перейти границу и найти убежище в Западном Берлине. Риддль был убит уже после того, как сумел перейти Стену и выйти в Западном сектор. Выпущенная с другой стороны пуля сразила студента, и благодаря этому труп был индетифицирован, и пулевое ранение было занесено в компьютерную память криминальной полиции как случай, происшедший в ГДР. В таких вопросах немецкие чиновники были пунктуальны и аккуратны.

Получив так быстро ответ на свой запрос, Крюгер не удивился. Наступала эпоха компьютеризации, когда следователи искали преступников, не гоняясь за ними с пистолетом в руках по болотам и лесам, а работали, сидя в своих офисах за компьютером, пытаясь вычислить человека, совершившего то или иное преступление. Всеобщий век компьютера, наступивший в восемидесятых годах, успешно завоевывал все новые позиции. Компьютер становился незаменимым помощником при расследовании почти любого преступления. Каждое совершенное на территории Германии убийство заносилось в его память и могло быть при желании снова распечатано, найдено, проверено и идентифицировано. У следователя оказывалось больше шансов обнаружить и схватить совершившего преступление убийцу. Технический прогресс неумолимо вторгался и в криминальную сферу. Правда, не только со знаком «плюс». Случай с магнитной карточкой Ирины Шварц неопровержимо доказывал, что технический прогресс взят на вооружение и противной стороной. И с не меньшей эффективностью.

Теперь следовало искать людей, которые могли знать, как оружие подобного рода могло вообще появиться в Германии. Было ли оно на вооружении у спецслужб Восточной Германии? И если было, почему оно до сих пор не найдено? А если не было, то кто именно стрелял в молодого Риддля в восемьдесят восьмом? И почему стреляли из столь редкого вида оружия? Пограничная стража ГДР и полицейские не могли быть вооружены подобными штурмовыми пистолетами. Может, за Риддлем специально охотились, подумал Крюгер. Он сел к компьютеру и быстро набрал запрос по обще германской сети криминальной полиции, попросив показать ему все данные по убийству Риддля. Компьютерзатребовал ввести персональный код, и Крюгер ввел свой код.

Через десять минут он уже знал, что Йозеф Риддль был убит семнадцатого марта восемьдесят восьмого года при попытке перехода границы. В него было произведено три выстрела, два из которых оказались смертельными. Были перечислены документы, записанные в его файле. Справка о вскрытии. Справка о вещах покойного, в основном одежде. Справка о деньгах, найденных в его кармане; там было около двухсот восточногерманских марок. Даже справка пограничной стражи о двух свидетелях случившегося, но нигде не было данных о самом Риддле. Крюгер снова ввел свой код и попросил показать ему биографические данные Риддля. Компьютер выдал информацию, что не может этого сделать.

Это уже былкакой-то результат. Крюгер снова ввел свой код и попросил показать биографические данные погибшего Риддля. Кроме общей справки, там не было обычной подробной анкеты с указанием родных и близких погибшего. Компьютер вновь ответил, что не выдаст подобную информацию. На вопрос Крюгера «Почему?» компьютер сразу ответил, что вся информация засекречена. На вопрос «Кем именно засекречена?» компьютер не ответил. Крюгер задал еще несколько вопросов, но понял, что обойти запрет ему не удастся. Он раздраженно поднял трубку и позвонил в технический отдел мюнхенской полиции. Никто не поднимал трубку. Пунктуальные немцы, даже полицейские чиновники, обычно не задерживались на работе. Подумав немного, он набрал номер телефона Гертруды, с которой встречался последние несколько месяцев. Гертруда была программистом и работала в офисе одного из самых крупных и надежных банков — «Дойчебанке», в его мюнхенском отделении.

— Салют, — удивилась Гертруда, — ты обычно так рано не звонишь.

— Мне нужна твоя помощь, — сказал Крюгер.

— Ты хочешь, чтобы я сейчас приехала к тебе домой? — поняла умная Гертруда.

— Нет, на работу.

— Тебе нравится заниматься этим на работе? — удивилась она. — Это, наверно, романтично, но не совсем эстетично.

— Ты можешь приехать или нет? — заорал он. Насмешки Гертруды всегда выводили его из себя. Он всегда подозревал, что в нем сидит маленький мазохист. Может, поэтому она ему так нравилась.

— Не надо орать, — недовольно заметила женщина, — сейчас приеду. Меня пропустят к тебе в кабинет?

— Я скажу, чтобы пропустили. Когда ты можешь приехать?

— Через полчаса.

— Тогда жду. — Он отключился.

Что там за информация, почему она засекречена, с ненавистью глядя на компьютер, подумал Крюгер. Почему данные биографии Риддля столь секретны? Он набрал данные по Ирине Шварц. Она приезжала в Германию уже пятый раз. Интересно, совпадают ли ее визиты с командировками Штенгеля в другие города. Нужно будет узнать все у Хетгесса. А вот командировки Вайса он сейчас проверит. Выйдя на компьютерную сеть транспортной компании, он послал запрос по маршрутам погибшего Гюнтера Вайса за последние два года. Ответ пришел через пятнадцать минут. И принес полное разочарование. Вайса не было даже в Мюнхене во время визитов сюда загадочной Ирины Шварц. Интересно, бывал ли этот водитель в России? Может, по каким-то делам фирмы? И там познакомился с покойной. Ответ был неутешительным. Вайс никогда не возил грузы в Россию. Он специализировался на Франции.

Гертруда приехала ровно через полчаса, как и обещала. В своих черных брюках, в небольших сапожках, в кожаной куртке, с распущенными волосами, она была похожа на подружек рокеров или панков, в изобилии слонявшихся по улицам Мюнхена. Мартин Знал, что внешность обманчива. В свой банк Гертруда ходила совсем в другом наряде.

— Привет, — сказала она, войдя в кабинет и поцеловав Крюгера, — ты, похоже, скоро вообще переберешься сюда ночевать.

— Может быть, — рассеянно ответил он, отвечая на ее поцелуй, — ты, кажется, работаешь на компьютерах?

— И даже возглавляю их отдел, — улыбнулась молодая женщина. — Неужели ты позвал меня сюда так поздно только в корыстных целях? Или ты хочешь ограбить наш банк.

— Не то и не другое. Садись рядом. Следи внимательно за мной. Мне нужно распечатать одну информацию, но компьютер не хочет с ней расставаться.

— упрямый, — засмеялась она, откидывая белокурые волосы и усаживаясь на стуле рядом с ним, — давай посмотрим, что там у тебя.

Он снова набрал соответствующий запрос по информации к делу погибшего Риддля. И снова получил все данные, кроме его биографии.

— все правильно, — кивнула она, — ты все делаешь правильно. Этот файл засекречен. В остальном все правильно.

— Мне нужно его посмотреть, — упрямо сказал он.

— Но он засекречен, — терпеливо пояснила Гертруда, — без кода вскрыть информацию практически невозможно. А мы даже не знаем, какой код, — цифровой, буквенный, смысловой, в общем, ничего не знаем. Это безнадежное дело, Мартин. Брось этот компьютер и поедем ко мне.

— Мне нужна эта информация, — упрямо ответил Крюгер, — мне она очень нужна.

— Но она засекречена. Ее нельзя вскрыть без кода, — начала злиться Гертруда.

— Поэтому я тебя и позвал.

— Но это невозможно! — закричала она.

— Но можно попытаться, — резонно возразил он.

— Я догадалась, — глухо ответила Гертруда, — ты хочешь проникнуть и в наш банк. Может ты преступник, а твои сообщники ждут на улице? У нас же там все засекречено.

— не говори глупостей, — поморщился Крюгер, — я позвал тебя для помощи, а ты объясняешь мне, как нельзя трогать засекреченную информацию. Сейчас другое время, этот человек уже погиб. И еще несколько людей в Мюнхене погибли от подобного оружия, которым был убит молодой Риддль. Мне нужно знать его биографию, чтобы определить, кто мог в него стрелять. У меня должны быть все данные на этого типа.

— Ладно. — Она застучала по клавиатуре компьютера. — Здесь нужно ввести специальный код, — снова сказала она, — но, кажется, я знаю эту программу. Она похожа на нашу информацию о клиентах, которую мы засекречиваем в банке. Сейчас посмотрю.

Она снова застучала по клавишам и нахмурилась.

— Ничего не получается. Подожди, я попробую по-другому. У тебя нет другого кода?

— Откуда? Бывает только код, — пожал плечами Крюгер. — Думаешь, ничего не получится?

— Не знаю, — раздраженно ответила Гертруда, — судя по всему, здесь достаточна сложная программа. Я пытаюсь обойти запрет, но пока ничего не получается. Похоже, ее надежно блокировали. Может, тебе просто узнать, кто захотел блокировать эту информацию?

— Каким образом ?

— Сделай соответствующий запрос в Министерство внутренних дел, и они, возможно, снимут запрет на использование этой части информации.

— Сколько на это уйдет времени?

— Несколько дней.

— А по-другому никак не получится?

— Пытаюсь, — вздохнула Гертруда, — подожди, я применяю наши специальные коды. Может, через них.

Она работала на компьютере еще минут пять и, наконец, торжествующе сказала:

— Можешь читать свою информацию.

Крюгер бросился к компьютеру. Йозеф Риддль сотрудничал с западногерманской разведкой в течение последних двух лет перед своей смертью. Это было как раз то сообщение, которое было засекречено в компьютере.