Сотвори себе мир

Абдуллаев Чингиз

Глава 3

 

Крюгер приехал в офис местного бюро Интерпола злой и уставший. На этаже его уже ждали Хетгесс и инспектор Юрген Мюллер, которого Крюгер знал уже много лет. Мюллер был сухим желчным типом лет сорока. Он, видимо, болел язвой, потому что всегда имел нездоровый цвет лица и разговаривал сквозь зубы. Он был высокого роста, худощавый, и все пиджаки обычно болтались на нем, как на неудачно сделанной вешалке. В отличие от него Мартин был несколько ниже ростом, плотный, широкоплечий. В молодости Крюгер занимался греблей и даже пробовал участвовать в чемпионатах Германии по этому виду спорта.

— Здравствуйте, Крюгер, — недовольно сказал Мюллер, — вы приехали слишком поздно. Трупа здесь нет, и ничего нового вам узнать не удастся.

— Вам уже сообщили о моем звонке? — мрачно спросил Крюгер.

— Конечно. Они были удивлены вашим неожиданным звонком. Решили сначала даже, что вы их разыгрываете. Потом я позвонил в отель и все проверил. Действительно, такое странное совпадение бывает достаточно редко.

— Совпадение? — изумился Крюгер. — Какое совпадение? О чем вы говорите?

— О смерти нашего коллеги Штенгеля. Мы сейчас оформляем протокол. Типичное дорожное происшествие.

— Он погиб в аварии? — понял изумленный Крюгер.

— Конечно. А разве вам не сказали? Врезался в грузовик на полной скорости, на повороте. Там трудно было уцелеть. Наша дорожная полиция считает, что виноват был сам Штенгель.

— Где это произошло? — спросил Крюгер.

— Давайте войдем к нам, — предложил Хетгесс, — мы беседуем прямо на этаже, а это как-то неудобно.

Крюгер вошел вместе с Мюллером и Хетгессом в офис. Всюду стояли компьютеры и другая техника. Несколько молодых людей с интересом смотрели на вошедших.

— Пройдем в кабинет Штенгеля, — предложил Хетгесс, и они поспешили в дальний конец зала, где был кабинет погибшего. В комнате было светло и чисто, словно хозяин отлучился лишь на несколько минут. На столе стояла фотография самого Штенгеля и его семьи: двоих детей и милой улыбающейся жены. Хетгесс, взглянув на фотографию, тяжело вздохнул.

— Он был хорошим специалистом, — сказал Хетгесс, усаживаясь в кресло, стоявшее напротив. В кресло, принадлежащее покойнику, он не сел. Мюллер, напротив, прошел и сел прямо за стол, даже не обратив внимания на недовольное лицо Хетгесса. Крюгер сел рядом с сотрудником «Интерпола».

— Он погиб на окраине города, выехав из Грефельфинга.

— С кем он столкнулся, установлено?

— Конечно, Гюнтер Вайс, водитель грузовика. Парень ошалел от страха, ему всего двадцать пять лет.

— Где он сейчас?

— Дает показания у нас, — удивился Мюллер, — а где еще он должен, по-вашему, быть? Это ведь случилось на нашем участке. А я приехал сюда только из-за вашего непонятного звонка, Крюгер.

— Значит, Штенгель погиб в автомобильной катастрофе, — задумчиво произнес Крюгер, — как неожиданно. Когда это случилось?

— Сегодня утром. А почему вы спрашиваете о времени?

— Утром в отеле «Рафаэль» кто-то застрелил приехавшую из России женщину. Проверкой установлено, что номер в отеле ей бронировал сам Штенгель.

— В «Рафаэле»? — удивился Хетгесс. — У него не могло быть таких денег, это точно.

— Он не платил денег, — пояснил Крюгер, — женщина платила сама.

— Да, — заинтересовался Мюллер, — интересная женщина, если она платила сама за свой номер в отеле «Рафаэль». Сколько ей лет?

— Это не важно, — махнул рукой Крюгер, она убита, и тоже сегодня утром.

— И вы сразу решили, что эти два преступления совершены одним лицом? — заулыбался Мюллер. — Нельзя бытьтаким мнительным, кллега Крюгер. Хотя с вашими русскими бандитами можно стать и совсем сумасшедшим.

Крюгер, проигнорировав явную бестактность говорившего, обратился к Хетгессу:

— Вам говорит что-нибудь фамилия Инрина Шварц?

— Нет, первый раз слышу, — ответил Хетгесс, — но мы можем проверить по нашему компьютеру. Вы знаете год ее рождения?

— Сейчас узнаю, — Крюгер показал на телефон, — можно позвонить отсюда?

— Конечно.

Крюгер быстро набрал номер.

— Брюнинг, это я. Какого года рождения была убитая?

— Шестьдесят шестого, — быстро ответил Брюнинг.

— Как звали ее отца?

— Генрих. Ирина Шварц, — продиктовал Брюнинг.

Крюгер повторил все данные для Хетгесса, и тот, кивнув поспешил в зал к своим сотрудникам.

— Думаешь, что-нибудь узнаешь? — спросил Мюллер. — Здесь все ясно, Крюгер. Мой клиент просто случайно попал в дорожную катастрофу, а твою богатую клиентку убил кто-то из ее бывших знакомых. Это русская мафия, они действуют довольно нагло.

— Почему тогда Штенгель заказал ей номер в отеле? — спросил Крюгер. Посмотри на эту фотографию. Что общего между ведущим сотрудником «Интерпола», примерным отцом, семейства, и этой русской, поселившейся в «Рафаэле»? У нее с собой только на мелкие расходы было восемь тысяч марок наличными. И несколько кредитных карточек.

— Может, просто кто-то попросил, он и заказал. Или кто-нибудь воспользовался его именем. Может, просто совпадение, — пожал плечами Мюллер.

— Телефон — тоже совпадение? В отеле был записан номер телефона Штенгеля.

— Тогда не знаю, — раздраженно ответил Мюллер, — но в любом случае это была дорожная авария. Можешь сам допросить водителя, если тебе так нравится копаться в этом деле.

Вернулся возбужденный Хетгесс.

— Мы действительно заказывали номер в «Рафаэле» от имени Штенгеля. Наша девушка помнит, что ее просил позвонить сам Штенгель.

Крюгер взглянул на Мюллера. Тот нахмурился.

— Ну и что? — спросил он. — А имя этой женщины есть в вашем досье?

— Нет. Мы проверили по компьютеру, такое имя у нас не встречается.

— А почему тогда он заказал ей номер? — спросил Крюгер.

— Не знаю, — ответил Хетгесс, — сам ничего не могу понять. Обычно он мне все говорил.

— Кто заказывал номер, он сам?

— Нет. По его поручению звонила Луиза Вальман. Это его секретарь. Она помнит, как он поручил ей позвонить в отель и заказать номер для фрау Шварц.

— Она сейчас здесь?

— Да, конечно, ждет за дверью, — показал Хетгесс, — если вы разрешите, я ее позову.

Крюгер кивнул. Решив, чтшо он перехватывает инициативу. Мюллер громко произнес:

— Конечно, пригласите. Нам будет интересно с ней побеседовать.

Хетгесс подошел к двери и, приоткрыв ее, негромко попросил:

— Фрау Вальман, зайдите сюда.

В кабинет вошла молодая, лет тридцати, женщина. Изящные, правильные черты лица, чуть удлиненный заостренный нос, тонкие ноздри, керасивый разрез темных глаз, несколько выдвинутый вперед подбородок, мягкие чувственные губы.

Мюллер, которому нравилось играть роль начальника, показал на свободный стул:

— Садитесь, фрау Вальман.

Женщина села, на ней был серый красивый костюм, юбка заканчивалась значительно выше колен, что позволяло ей демонстрировать свои красивые длинные ноги в светлых голготках.

— Фрау Вальман, — вкрадчиво спросил Мюллер, — ваш коллега герр Хетгесс только что рассказал нам про ваш звонок в отель. Не могли бы вы подробнее рассказать об этом?

— Да, конечно. — Голос у нее был мягкий, чувственный. — Несколько дней назад герр Штенгель попросил меня позвонить в отель «Рафаэль» и заказать номер на имя фрау Шварц. Я очень удивилась, так как знала, что это достаточно дорогой отель. И потом, герр Штенгель был таким заботливым мужем. Но он ничего мне не объяснил, а я не стала спрашивать. Просто позвонила и от его имени заказала номер сюит. Вот и все.

— И больше вы на эту тему с ним не разговаривали? — спросил Мюллер.

Крюгер молча следил за их беседой. Женщина сидела к нему несколько боком, и он видел ее четкий, запоминающийся профиль.

— Нет, конечно. У нас всегда бфывает так много работы.

— А сегоднгя утром вы его видели ?

— Нет, — удивилась женщина, — как я могла его видеть? Он ведь погиб рано утром.

Мюллер с явным превосходством взглянул на Крюгера. Тот, не обращая внимания на своего самодовольного коллегу, обратился к фрау Вальман:

— А вы сами никогда не слышали такую фамилию? Или имя — Ирина Шварц?

Женщина повернула к нему голову. Именно голову, а не повернулась всем телом. Может, она решила, что Мюллер действительно главный, а это всего лишь помощник.

— Я никогда не слышала такого имени. У нас в бюро не принято просто так говорить о ком-то. Если мы интересуемся человеком, значит, его имя есть в нашем компьютере.

— А вы давно работаете в Интерполе? — непонятно зачем спросил сам Крюгер.

— Третий год. — Она взглянула на него в упор. — Еще какие-нибудь вопросы?

— Спасибо. — Он первый отвел глаза.

— Фрау Вальман, — торжественно сказал Мюллер, — вы нам очень помогли. Спасибо вам.

Она поднялась. Кажется, она даже выше меня, с явным неудовольствием подумал Крюгер.

— До свидания. — Женщина вышла из кабинета, даже не взглянув на него.

— Вот видите, — сказал Мюллер, показывая на дверь. — Все говорит в пользу моей версии.

— Семье вы уже сообщили? — спросил Хетгесс.

— Конечно, нет, — сразу занервничал Мюллер, — у него и так все документы были с собой. А опознание можно провести и чуть позже. Пусть сначала нам выдадут труп. Над ним колдуют наши патологоанатомы. Может, у него был сердечный приступ. В его возрасте такое бывает. Ему ведь было пятьдесят три. Хотя, судя по этому заказу в отеле, сил у него еще было немало.

— Вы думаете, они были любовниками? — Крюгер впервые подумал, что Мюллер со своей язвой не любил весь мир.

— Не знаю, — отрезал Мюллер, — это не мое дело. Я занимаюсь только дорожно-транспортным происшествием. Хотя не исключаю и другого варианта. Кстати, очень простого и все объясняющего. Ваша убитая прилетела сегодня утром?

— Да.

— И он разбился сегодня утром. Может, он просто торопился на свидание с вашей убитой. А ее муж или любовник пришел в номер отеля и решил не допускать такого исхода. Вот и все. Нравится вам такое объяснение? И не нужно искать никакой загадки. Все просто объясняется.

— За исключением одного, — пробормотал Крюгер.

— Опять что-нибудь не так?

— Где этот муж? Как он появился в Мюнхене? И куда сразу исчез? И еще один маленький вопрос: каким образом ему удалось войти в номер убитой?

— Не понимаю, о чем вы говорите?

— Убийца использовал специальную магнитную карточку, когда вошел в номер своей жертвы. Откуда у мужа такая карточка?

— Она ему сама дала, — предположил Мюллер.

— Карточка была одна. Ей дали утром всего одну карточку. А уже днем убийца имел такую же.

— Может, она ему сама открыла дверь?

— Не получается. Он вошел в номер, когда она была в постели.

— Днем? — иронично спросил Мюллер. — Тогда это точно ее любовник.

— Она прилетела рано утром. Значит, ночью плохо спала, — терпеливо объяснил Крюгер. — Если бы у нее было свидание, мы бы об этом знали. Эксперт не нашел никаких признаков половых контактов.

— В конце концов это ваше дело, Крюгер, — перестал спорить Мюллер, — ищите убийцу женщины. А мой убитый тут ни при чем. Это настоящий несчастный случай. Причем молодой парень Вайс не похож на квартирного убийцу. Видели бы вы его после аварии. Парень сам перепугался насмерть. Автомобиль Штенгеля врезался в его машину на полном ходу. Там вообще не было полмашины. Парня трясло, как в лихорадке.

— Результаты технической экспертизы уже получены? — спросил Крюгер.

— Да нет, конечно, я ведь все оформил, только начал допрос Вайса, когда мне позвонил Хетгесс и рассказал про ваш звонок. Пришлось все бросить и срочно ехать сюда, чтобы выяснить про вашу убитую русскую.

— Понятно. Крюгер встал, протянул руку Хетгессу. — Спасибо вам, герр Хетгесс, вы мне очень помогли.

Хетгесс был в явном смущении.

— Я тут ни при чем. Просто ваш неожиданный звонок нас всех несколько удивил. Поэтому мы и позвонили мистеру Мюллеру.

— Последний вопрос, — сказал на прощание Крюгер. — Штенгель давно работал в Интерполе?

— По-моему, нет, — осторожно ответил Хетгесс, — он стал руководителем нашего бюро лишь три года назад.

Мюллер поднялся вследза Крюгером.

— Поеду я к себе, — тяжело сказал он, — до свидания, герр Хетгесс. Придется вам самому ехать к жене погибшего. Скажите, что я жду их у себя завтра утром в девять.

— До свидания.

Когда они вышли к своим автомобилям, Мюллер важно сказал:

— Вообще-то я понимаю. Он ведь был сотрудником Интерпола. Конечно, вы вправе предлагать любую версию.

Крюгер, ничего не ответив, пошел к своему автомобилю. Он уже сел в машину, когда услышал крики Хетгесса, выбежавшего на улицу. Крюгер открыл стекло и услышал громкие слова Хетгесса:

— Звонили из полиции, герр Мюллер. Срочно ищут вас. Экспертиза установила, что левая шина автомобиля Штенгеля была пробита пулей.

Крюгер посмотрел на Мюллера. Тот так и стоял у автомобиля, не в силах сказать что-либо.