Сотвори себе мир

Абдуллаев Чингиз

Глава 11

 

В этот день рано утром Крюгеру позвонил Хоффман.

— Мне звонили из Пуллаха. Там очень интересуются твоим расследованием.

Крюгер помрачнел. Только этого ему не хватало. Обязательно всплывает, что в расследовании, связанном с русскими, участвует бывший полицейский ГДР Нигбур. А ребята из Пуллаха всегда отличались особой настырностью и наглостью. В этом местечке под Мюнхеном была расположена штаб-квартира германской разведки, самого засекреченного учреждения Германии.

— Что им нужно?

— Оказывается, Ирина Шварц была у них под контролем. Они дапвно ведут на нее разработку.

— Кому она нужна? — удивился Крюгер. — Какие секреты она могла знать в своем магазине?

— Может, она с кем-то связана. В общем, я тебя предупредил. Не влезай слишком глубоко. Занимайся только поисками убийцы Шварц. Вполне может оказаться, что это чисто уголовное дело. Может, ее ограбили.

— И потом для компании убили Штенгеля и Вайса? — съязвил Крюгер. — Мне нужно в это поверить?

— До свидания. — Хоффман раздраженно положил трубку.

Крюгер долго сидел в своем кабинете, пытаясь понять, почему оружие, убившее Риддля, всплыло именно теперь. Кто стоит за всеми этими убийствами? Что связывало Штенгеля с приехавшей из России женщиной? Если Шварц была каким-то образом связана с КГБ, тогда становится ясно, почему этим делом занимаются ребята из Пуллаха.

Позвонил Дитц:

— Мы проверили все предыдущие поездки Шварц в нашу страну. Некоторые сведения, которые она давала в нашем посольстве, не совсем верны.

— Что это значит?

— Она несколько раз прилетала в Мюнхен, и каждый раз в отелях ей бронировали места по просьбе герра Штенгеля. Раньше она останавливалась в «Хилтоне».

— Там кто-нибудь ее помнит?

— Я уже там был, — сказал аккуратный Дитц.

— Рассказывай.

— По документам ей все время заказывал номера Штенгель. Но я нашел девушку, которая помнит убитую. Она вспоминает, что дважды вместо получаемого факса приезжала молодая женщина, заказывавшая номера для фрау Шварц.

— Какая женщина? — быстро спросил Крюгер.

— Этого она не знает. Но она помнит, что однажды эта женщина сама привезла фрау Шварц в отель.

— Она дала описание женщины?

— Да. Говорит, действовала от имени Штенгеля.

— Может, это была секретарь Штенгеля, — вспомнил чувственную женщину Крюгер, — ее, кажется, зовут Луиза Вальман.

— Я проверял. — «Все-таки у него толковые помощники», — подумал Крюгер. — Приезжавшая была блондинкой, а фрау Вальман — шатенка.

— Может, она перекрасилась, — устало сказал Крюгер, чтобы просто что-то сказать. — Возьми фотографию Вальман и покажи своей знакомой в «Хилтоне». Запроси данные на Вальман через наше управление. Там должна быть и ее фотография, и ее биография. И пришли мне. Я тоже хочу посмотреть.

Он раздраженно положил трубку. Ему не понравилось, когда расследование выходило из-под его контроля. Что могла знать эта приехавшая Шварц, что убили не только ее, но и еще двоих людей? Что такого она могла знать? Поверить в обычных уголовников, как советует Хоффман, значит, быть полным идиотом. Бандиты не умеют так быстро подделывать магнитные карточки в отелях, устраивать инсценировки аварий на дорогах и так быстро убивать свидетелей. Здесь чувствуется явный почерк спецслужб. Но почему они влезли в это дело?

Крюгер позвонил Мюллеру. Тот почти сразу снял трубку.

— Есть что-нибудь новое? — спросил Крюгер.

— Ничего, — в голосе его коллеги было нескрываемое раздражение, — не нравится мне все это, Крюгер. Очень продуманные убийства. Мне кажется, нужно подключить к расследованию БНД.

Они только этого и хотят, — пробормотал Крюгер. — Пока у нас не будет данных, позволяющих это сделать, мы ничего не будем предпринимать. Мы еще не продвинулись ни на шаг.

И этот тоже, подумал он, бросив трубку. Если даже Мюллер подозревает, что все убийства были слишком хорошо спланированы и проведены, то это значит, что его предположения слишком верны.

Он отправился обедать, а когда вернулся, его уже ждал торжествующий Дитц. По его виду Крюгер понял, что случилось что-то невероятное, но приятное.

— Я показал фотографию женщины, — возбужденно сказал Дитц. — Вы были правы. Это была Луиза Вальман. Она приезжала с убитой в «Хилтон». Но тогда была перекрашенной блондинкой. Или надевала парик. Девушка ее сразу узнала.

Крюгер вспомнил красивую женщину из Интерпола.

— Это уже лучше, — задумчиво проговорил он, — а ее биография у нас есть?

— Вот, — протянул листок бумаги Дитц.

Крюгер взглянул на записи. И изумленно посмотрел на своего помощника.

— она из Восточной Германии?

— В том-то все и дело.

— Как же ее взяли на работу в местное бюро Интерпола? Или она тоже скрыла свои данные? Быстро машину! Поедем к ней на работу. Хотя нет, подожди. Нужно срочно установить за — ней наблюдение. Распорядись, чтобы работали очень аккуратно. Там действуют профессионалы, и нам лишние неприятности ни к чему.

Дитц, кивнув, поспешил в свой кабинет. Крюгер подошел к телефону, набрал номер.

— Герр Хетгесс, — он вспомнил, как звали заместителя Штенгеля, — это говорит Крюгер. Вы не могли бы приехать ко мне?

— Что-нибудь нашли? — спросил Хетгесс.

— Мне хотелось бы с вами поговорить, — уклонился от ответа Крюгер. — Когда вы сможете приехать?

— Прямо сейчас, — сказал Хетгесс.

— Тогда я вас жду. — Крюгер положил трубку. Будем надеяться, что хотя бы Хетгесс не имеет к этим убийствам никакого отношения.

Хетгесс приехал через полчаса. Как и предполагал Крюгер, разговор получился достаточно осторожным. Хетгесс ничего не знал, а Крюгеру не хотелось раскрывать карты раньше времени.

— все-таки нам нужно будет еще раз встретиться, — сказал на прощание Крюгер, — может, у нас появятся какие-нибудь новые факты по убийству вашего бывшего шефа.

— Конечно, — кивнул Хетгесс.

— И, наверно, нам придется побеспокоить секретаря герра Штенгеля. Кажется, ее зовут фрау Вальман? — сделал вид, что вспоминает ее имя, Крюгер.

И вдруг Хетгесс сказал:

— Думаю, она не сможет встретиться с вами в ближайшее время.

— Почему? — изумился Крюгер.

— Она ушла в отпуск, — спокойно ответил Хетгесс, — и завтра уезжает куда-то в Америку. Во всяком случае, я подписал ее документы.

Крюгер ошеломленно кивнул на прощание, даже забыв протянуть руку. Как только Хетгесс вышел, он бросился к телефонной трубке.

— Дитц, это я. Усилить наблюдение. Сегодня вечером мы нанесем визит вежливости фрау Вальман.