Сострадание и личность. Мировое сообщество и необходимость всеобщей ответственности

Перевод двух книг:

Compassion and Individual

The Global Community and the Need for Universal Responsibility

Издание подготовлено Центром тибетской культуры и информации, г. Москва

***

Один великий вопрос лежит в основе нашего опыта независимо от того, думаем мы о нем сознательно или нет. Что является целью жизни? Я размышлял над этим и хотел бы поделиться своими мыслями в надежде на то, что они могут быть непосредственно полезны для тех, кто с ними ознакомится.

***

Близится к концу двадцатый век, и мы понимаем, что мир стал меньше и что люди всего мира почти объединились в одно сообщество. Политические и военные союзы стали причиной образования больших многонациональных объединений, промышленность и международная торговля создали мировую экономику, средства сообщения со всем миром уменьшают древнейшие барьеры, связанные с расстоянием, языками и расами. Кроме того, нас объединяют серьезные проблемы, с которыми мы столкнулись: перенаселение, истощение природных ресурсов и экологический кризис, угрожающий нашему воздуху, воде и деревьям, а также бесчисленному множеству прекраснейших форм жизни на нашей общей маленькой планете.

Сострадание и личность

Мировое сообщество и необходимость всеобщей ответственности

Предисловие

Его Святейшество Далай-лама XIV Тензин Гьяцо является великой духовной личностью нашего времени. Его наставления приносят благо миллионам людей во всем мире.

Родился Он в крестьянской семье и в двухлетнем возрасте был признан перевоплощением 13-го Далай-ламы. Уже в 16-летнем возрасте, когда Китай в 1949-1950 гг. совершил вооруженное вторжение в Тибет, 14-й Далай-лама был призван взять в свои руки всю полноту политической власти в стране. В 1954 году Он отправляется в Пекин для переговоров с китайским руководством и на протяжении нескольких лет пытается остановить разрушение тибетской культуры китайской военной машиной. В конце концов, после зверского подавления стихийного народного восстания в Лхасе в 1959 году ему приходится бежать из страны. Последние 35 лет Его Святейшество живет в Дхарамсале (Индия), где располагается Тибетское эмиграционное правительство.

С самого момента китайского вторжения Его Святейшество постоянно обращается в ООН по вопросу об оккупации Тибета. В этой связи Генеральная ассамблея ООН приняла три резолюции — в 1959, 1961 и в 1965 гг.

В 1987 г. Далай-лама предложил Мирный план из пяти пунктов в качестве первого шага для мирного разрешения все ухудшающего положения в Тибете. Согласно этому плану Тибет мог бы стать Зоной мира в сердце Азии, где все жили бы в гармонии друг с другом и природой. КНР до сих пор не дала конструктивного ответа ни на одну из инициатив Его Святейшества.

В 1989 году Далай-лама был награжден Нобелевской премией мира за свои усилия по мирному освобождению Тибета, которые неизменно, даже перед лицом жесточайшей агрессии, основываются на принципе ненасилия. Кроме того, Он стал первым нобелевским лауреатом, отмеченным за заботу о глобальном сохранении окружающей среды.

Сострадание и личность

Один великий вопрос лежит в основе нашего опыта независимо от того, думаем мы о нем сознательно или нет. Что является целью жизни? Я размышлял над этим и хотел бы поделиться своими мыслями в надежде на то, что они могут быть непосредственно полезны для тех, кто с ними ознакомится.

Я полагаю, что цель жизни — счастье. С момента рождения каждый человек хочет счастья и не хочет страдания. Ни социальные условия, ни образование, ни идеология не влияют на это. В самой глубине нашего бытия мы просто желаем удовлетворенности. Я не знаю, есть ли во Вселенной с ее бесчисленными галактиками, звездами и планетами более глубокий смысл или нет, но, по крайней мере, ясно, что мы, люди, живущие на этой Земле, имеем задачу создания счастливой жизни для нас самих. Поэтому очень важно понять, в чем состоит наибольшее счастье.

Как достичь счастья

Для начала можно разделить все виды счастья и страдания на две основные категории: душевные и физические. При этом душевное для большинства из нас гораздо более значимо. Если мы не больны серьезно или не лишены необходимого, наше физическое состояние играет второстепенную роль. Если тело удовлетворено, мы, практически, игнорируем его. Душа, однако, реагирует на каждое событие, каким бы маленьким оно ни было. Следовательно, наиболее серьезные усилия следует посвящать установлению душевного покоя.

Из моего собственного ограниченного опыта я понял, что величайшей степени внутреннее спокойствие приходит от развития любви и сострадания.

Чем больше мы заботимся о счастье других, тем больше становится наше собственное чувство благополучия. Развитие близости, добросердечия по отношению к другим автоматически облегчает душу. Это помогает устранить все страхи и беспокойства, которые у нас случаются, и придает силу, чтобы справиться с любыми возникающими препятствиями. Это самый надежный источник успеха в жизни.

До тех пор, пока мы живем в этом мире, мы встречаемся с проблемами. Если в такие времена мы теряем надежду и опускаем руки, то уменьшаем нашу способность смотреть трудностям в лицо. Если, с другой стороны, мы помним, что не только мы сами, но каждый испытывает страдания, то эта более реалистичная перспектива усилит нашу решительность и способность преодолеть невзгоды. Ведь при таком отношении каждое новое препятствие можно рассматривать как еще одну ценную возможность совершенствования нашего духа!

Таким образом, мы можем постепенно становиться более восприимчивыми к чужой беде, можем развивать и подлинное сопереживание страданий других, и волю, чтобы помочь устранить их боль. В результате наше собственное спокойствие и внутренняя сила возрастут.

Наша потребность в любви

В конце концов, причина, почему любовь и сострадание приносят величайшее счастье, проста: такова наша собственная природа. Потребность любви заложена в самой основе человеческого существования. Это происходит в результате глубокой взаимозависимости, связывающей людей друг с другом. Каким бы способным и умелым человек ни был, оставшись в одиночестве, он не выживет. Человек может чувствовать себя сильным и независимым в течение наиболее удачных периодов жизни, но в детстве, заболев, или состарившись, он зависит от поддержки других.

Взаимозависимость, конечно, фундаментальный закон природы. Не только высшие формы жизни, но и многие мельчайшие насекомые также являются общественными существами, которые без какой-либо религии, закона и образования выживают путем взаимного сотрудничества, основанного на врожденном признании своей взаимосвязи. Самые тонкие уровни материальных явлений также регулируются взаимосвязью. Все явления, начиная с планеты, которую мы населяем, до океанов, облаков, лесов и цветов, окружающих нас, – зависят от тонких, энергетических структур. Без правильного взаимодействия они разрушаются и гибнут.

Потребность в любви находится в самой основе нашего существования потому, что самое наше существование так сильно зависит от помощи других. Поэтому необходимы истинное чувство ответственности и искренняя заинтересованность в благополучии других.

Нам следует подумать над тем, чем мы, люди, в действительности являемся. Мы не похожи на сделанные машиной предметы. Если бы мы были просто механическими существами, машины смогли бы облегчить все наши страдания и удовлетворить потребности. Однако, поскольку мы не просто материальные существа, было бы ошибкой соотнести все наши надежды на счастье только с внешним совершенствованием. Вместо этого, чтобы понять, что нам в действительности надо, следует подумать о нашем происхождении и природе.

Оставив в стороне сложный вопрос о создании и развитии нашей Вселенной, мы можем, по крайней мере, согласиться, что каждый из нас происходит от собственных родителей. В общем, зачатие происходит не просто в контексте сексуального желания, но в результате решения родителей иметь ребенка. Такие решения основаны на ответственности и альтруизме — обязательстве родителей заботиться о ребенке, пока он не сможет заботиться о себе сам. Таким образом, с самого момента нашего зачатия любовь родителей непосредственно вовлечена в наше возникновение.

Развитие сострадания

Некоторые друзья говорили мне, что, хотя любовь и сострадание чудесны и хороши, но они не всегда уместны. Наш мир, говорили они, – не место, где подобные убеждения имеют влияние или власть. Они говорили, что зло и ненависть настолько являются частью человеческой природы, что всегда будут доминировать над человечеством. Я не согласен.

Мы, люди, существуем в настоящем виде около сотни тысяч лет. Я уверен, что, если бы в течение этого времени человеческий разум прежде всего контролировался бы злом и ненавистью, наше население уменьшилось бы во много раз. Но сегодня, несмотря на все войны, мы находим, что население больше, чем когда-либо. Это ясно показывает, что любовь и сострадание доминируют в мире. Именно поэтому неприятные события называются «новостями»; сострадательная же деятельность считается само собой разумеющейся частью ежедневной жизни и поэтому в значительной степени игнорируется.

Итак, я обсуждал главным образом духовную пользу сострадания, но оно способствует также и хорошему физическому здоровью. Согласно моему личному опыту, душевная стабильность и физическое состояние непосредственно связаны. Вне сомнения, злость и взволнованность делают нас более восприимчивыми к болезни. С другой стороны, если ум спокоен и занят положительными мыслями, тело не станет легкой добычей болезни.

Но, конечно, правда и то, что все мы имеем врожденный эгоцентризм, который живет в нашей любви к другим. Поэтому, если мы желаем истинного счастья, которое приходит только в спокойном состоянии, и если душевный покой создается лишь сострадательным отношением, то как добиться его? Очевидно, недостаточно просто думать о том, что сострадание прекрасно! Для развития сострадания необходимо приложить сознательное усилие, мы должны использовать все события нашей повседневной жизни для преображения мыслей и поведения.

Прежде всего, следует прояснить, что мы называем состраданием. Многие формы сострадательного чувства смешаны с желанием и привязанностью. Например, родительская любовь часто ассоциируется с собственными эмоциональными потребностями родителей, то есть это не только сострадание. Также и в браке любовь между мужем и женой – особенно в начале, когда партнеры могут еще не знать друг друга достаточно глубоко – более привязанность, чем истинная любовь. Наше желание может быть таким сильным, что человек, к которому мы привязаны, кажется хорошим, хотя в действительности он или она – очень отрицательная личность. Кроме того, мы склонны преувеличивать даже маленькие положительные черты любимых. Поэтому, если меняется отношение одного из партнеров, второй партнер тоже обычно разочаровывается, и его или ее отношение также изменяется. Отсюда видно, что в этом случае любовь больше мотивировалась личной потребностью, чем истинной заботой о другом.

Как начать

Начинать следует с устранения наибольших помех состраданию: злости и ненависти. Как мы знаем, это чрезвычайно сильные эмоции, и они могут овладевать нашим разумом. Тем не менее, их можно контролировать. В противном случае, эти мощные эмоции без всяких стараний могут полностью захватить нас и воспрепятствовать нашему устремлению к счастью любви.

Для начала полезно исследовать: ценна ли злость. Иногда, когда мы подавлены трудной ситуацией, злость, кажется, помогает, привнося энергию, уверенность и решительность.

Здесь, однако, следует внимательно рассмотреть наше душевное состояние. Верно, что гнев дает дополнительную энергию, но, если исследовать эту энергию, мы увидим, что она слепа, и нельзя быть уверенным: положительный или отрицательный результат она принесет. Причина этого в том, что гнев выключает лучшую часть нашей головы – разумность. Энергия злобы почти всегда ненадежна. Гнев может вызвать ужасные, разрушительные неисправимые последствия. Более того, охваченный крайней степенью гнева человек ведет себя как безумец, вредя себе так же, как и другим.

Однако существует возможность развить равную по силе, но управляемую энергию, с помощью которой можно держать в руках трудные ситуации.

Управляемая энергия базируется не только на сострадании, но также на разуме и терпении. Это наиболее сильные противовесы злости. К сожалению, многие считают эти качества признаками слабости. Я полагаю, что верно обратное: эти качества – истинные признаки внутренней силы. Сострадание по природе своей мягко, мирно и приятно, но одновременно могуче. Именно те, кто нестоек и нестабилен, легко теряют терпение. И для меня возникновение гнева – непосредственный признак слабости человека.

Мировое сообщество и необходимость всеобщей ответственности

Мировое сообщество

Близится к концу двадцатый век, и мы понимаем, что мир стал меньше и что люди всего мира почти объединились в одно сообщество. Политические и военные союзы стали причиной образования больших многонациональных объединений, промышленность и международная торговля создали мировую экономику, средства сообщения со всем миром уменьшают древнейшие барьеры, связанные с расстоянием, языками и расами. Кроме того, нас объединяют серьезные проблемы, с которыми мы столкнулись: перенаселение, истощение природных ресурсов и экологический кризис, угрожающий нашему воздуху, воде и деревьям, а также бесчисленному множеству прекраснейших форм жизни на нашей общей маленькой планете.

Я думаю, для того, чтобы достойно встретить вызов наших времен, людям придется развить в себе более сильное чувство всеобщей ответственности. Каждый из нас должен научиться работать не только для себя и своей семьи, своего народа, но и на благо всего человечества. Всеобщая ответственность – это настоящий путь к выживанию человечества. Это лучшая основа для мира на земле, разумного использования природных ресурсов и должной заботы об окружающей среде ради грядущих поколений.

Я некоторое время думал о том, как усилить наше чувство взаимной ответственности и мотив альтруизма, из которого оно происходит, и хотел бы вкратце изложить вам свои мысли.

Одна человеческая семья

Нравится нам это или нет, но все мы рождены на этой Земле членами одной большой человеческой семьи. Богатый или бедный, образованный или необразованный, принадлежащий к одному народу или к другому, к одной религии или к другой, придерживающийся этой идеологии или той, в конечном счете, каждый из нас просто человек, такой же, как и все остальные: каждый желает счастья и не хочет страдания. И мы все имеем одинаковое право на это.

Сегодняшний мир требует от нас признания единства человечества. В прошлом изолированные сообщества могли позволить себе считать друг друга совершенно самостоятельными и даже существовали полностью изолированно. Теперь, так или иначе, события в одной части мира, в конечном счете, влияют на жизнь всей планеты. Следовательно, мы должны обращаться с каждой основной местной проблемой как с вопросом мирового значения с самого момента ее возникновения. Создание любых национальных, расовых или идеологических барьеров уже не может не вызвать разрушительных последствий. В контексте нашей новой взаимозависимости учитывать интересы всех — это, несомненно, лучшая форма соблюдения своих собственных интересов.

В этом факте я вижу источник надежды. Необходимость сотрудничества может только усилить человеческий род, потому что она помогает нам осознать, что самая надежная основа нового мирового порядка – это не просто более широкие политические и экономические союзы, но скорее искренние проявления любви и сострадания каждым индивидуумом. Ради лучшего, более счастливого, стабильного и цивилизованного будущего каждый из нас должен развить в себе искреннее, сердечное чувство родства со всеми людьми.

Лекарство альтруизма

В Тибете мы говорим, что многие болезни могут быть излечены одним лекарством – любовью и состраданием. Эти чувства – основной источник человеческого счастья, и потребность в них лежит в самом нашем сердце. К несчастью, любовью и состраданием в очень многих сферах социального взаимодействия пренебрегали слишком долго. Обычно их применение ограничивается домом и семьей, а в общественной жизни считается непрактичным, даже наивным. Это трагично. С моей точки зрения, проявление сострадания – не симптом нереалистичного идеализма, а самый эффективный способ позаботиться об основных интересах, как чужих, так и своих. Чем больше мы – как нация, группа или как отдельные личности – зависим от других, тем более, должны быть заинтересованы делать все для их благополучия. Практика альтруизма – настоящий источник компромиссов и сотрудничества; просто осознавать нашу потребность в гармонии недостаточно. Сознание, преданное состраданию, подобно переполненному резервуару – постоянный источник энергии, решимости и доброты. Такое сознание подобно зерну: когда его сажают и возделывают, из него вырастают многие другие добрые качества, такие как умение прощать, терпимость, внутренняя сила и уверенность, помогающие преодолеть страх и чувство беззащитности. Душа, исполненная сострадания, – как эликсир, способный превращать плохие ситуации в благоприятные. Поэтому мы не должны ограничивать свои выражения любви и сострадания только семьей и друзьями. Также сострадание нельзя считать обязанностью лишь тех, кто имеет отношение к религии, здравоохранению и общественной деятельности. Оно необходимо во всех частях человеческого сообщества.

Где бы ни возник конфликт – в сфере политики, бизнеса или религии, часто альтруистический подход – единственное средство разрешить его. Иногда сами идеи, которые мы используем, чтобы уладить спор, являются причиной проблемы. В таких случаях, когда разрешение ее кажется невозможным, обеим сторонам следует вспомнить о сущности человеческой природы, общей для них. Это поможет найти выход из тупика и в конечном счете упростит всем достижение их целей. Хотя, возможно, ни одна из сторон не будет полностью удовлетворена, если обе пойдут на уступки, но, по меньшей мере, опасность дальнейшего развития конфликта будет предотвращена. Мы все знаем, что компромисс – самый эффективный способ решения проблем, почему же мы не используем его чаще?

Когда я думаю о недостатке сотрудничества в человеческом обществе, я могу только заключить, что он происходит от незнания обусловленности нашей природы. Меня часто трогает пример маленьких насекомых, таких как пчелы. Законы природы диктуют, что пчелы должны работать вместе, чтобы выжить. В результате они обладают инстинктивным чувством социальной ответственности. У них нет конституции, законов, полиции, религиозного или нравственного воспитания, но по своей природе пчелы честно работают вместе. Изредка они могут враждовать, но в целом вся колония выживает на основе кооперации. У людей, с другой стороны, есть конституции, сложные юридические системы, полиция, у нас есть религия, замечательный ум и сердце с великой способностью любить. Но, несмотря па многие наши необычайные качества, в действительности мы отстаем от этих маленьких насекомых, я чувствую, что в некоторых отношениях мы беднее пчел.

Например, миллионы людей живут вместе в больших городах по всему миру, но, несмотря на эту близость, многие одиноки. У некоторых нет даже единственного человека, с которым можно было бы поделится своими заветными чувствами, и они живут в постоянном напряжении. Это очень грустно. Мы не одинокие животные, которые вступают в контакт только для того, чтобы спариваться. Если бы это было так, зачем бы мы строили города? Но даже хотя мы и общественные животные, вынужденные жить вместе, к несчастью, нам недостает чувства ответственности по отношению к нашим собратьям по человечеству. Заложен ли этот недостаток в нашем социальном устройстве – основных структурах семьи и общества? Или в наших внешних приспособлениях – машинах, науке и технике? Я так не думаю.

Я считаю, что, несмотря на достижения цивилизации в этом веке, самая непосредственная причина настоящей дилеммы – наше чрезмерное увлечение одним только материальным развитием. Мы так им поглощены, что бессознательно стали пренебрегать основными человеческими потребностями – любовью, добротой, сотрудничеством и заботой. Если мы не знаем кого-то или находим другую причину не чувствовать себя связанным с конкретным человеком или группой, мы их просто игнорируем. Но развитие человеческого общества полностью основывается на помощи людей друг другу. Если мы потеряли человеколюбие, самое существенное в нашей природе, какой смысл добиваться материального прогресса?

Всеобщая ответственность

Во-первых, я должен отметить, что не верю в создание движений или разработку идеологий. Также мне не нравится практика учреждения организаций для содействия распространению конкретной идеи, что подразумевает, что только одна группа людей отвечает за достижение данной цели, в то время как все остальные освобождены от этого. В теперешних обстоятельствах никто не может позволить себе полагать, что кто-то другой решит наши проблемы; каждый из нас должен взять на себя свою долю всеобщей ответственности. Таким образом, по мере того как растет число заинтересованных, ответственных личностей, десятки, сотни, тысячи или даже сотни тысяч таких людей заметно улучшат общую обстановку. Позитивные изменения не происходят быстро и требуют непрекращающихся усилий. Если потерять присутствие духа, мы можем не достичь даже простейших целей. Но с постоянным прилежанием, полные решимости, мы можем добиться успеха далее в самых сложных своих устремлениях.

Принятие позиции всеобщей ответственности – это, по существу, личная проблема каждого. Сострадание по-настоящему проверяется не тем, что мы говорим в абстрактных дискуссиях, но тем, как мы ведем себя в обыденной жизни. Тем не менее, есть некоторые положения, наиболее существенные для практики альтруизма.

Хотя ни одна система правления не совершенна, демократия ближе всех к сущности человеческой природы. Следовательно, те из нас, кто пользуется ее благами, должны продолжать бороться за права всех людей на демократию. Далее, демократия – это единственная прочная основа, на которой может быть построена мировая политическая структура. Чтобы работать вместе, мы должны уважать право всех народов и наций сохранять свой собственный характер и ценности.

В частности, огромные усилия потребуются для того, чтобы внести сострадание в сферу международного бизнеса. Различие экономик, в особенности между развитыми и неразвитыми странами, остается величайшим источником страдания на этой планете. Большие международные корпорации должны сократить эксплуатацию бедных наций, даже если это приведет к финансовым потерям. Тратить немногие драгоценные ресурсы, которыми обладают эти страны, просто для того, чтобы снабжать топливом потребителей в развитом мире, – гибельно; очевидно, что, если это будет продолжаться без контроля, все мы пострадаем. Усиливать слабые, односторонне развитые экономики – гораздо более мудрая политика для поддержания одновременно политической и экономической стабильности. Как бы идеалистически это ни звучало, альтруизм, а не только конкуренция и стремление к богатству должен быть движущей силой в бизнесе.

Нам также надо обновить свои обязательства относительно общечеловеческих ценностей в сфере современной науки. Хотя главная цель науки – узнать больше о реальности, еще одна ее цель – сделать жизнь лучше.

Ненасилие и мировой порядок

Каждый день средства массовой информации сообщают о случаях терроризма, преступлений и агрессии. Я никогда не был в стране, где трагические истории о смерти и кровопролитиях не наполняли бы газеты и эфир. Такие сообщения стали привычкой журналистов и их аудиторий. Но подавляющее большинство людей не склонно к деструктивным действиям, очень немногие из пяти миллиардов жителей этой планеты действительно применяют насилие. Большинство из нас предпочитают жить настолько мирно, насколько это возможно,

По существу, все мы любим спокойствие, даже те, кто применяет насилие. Например, когда приходит весна, дни удлиняются, солнце светит ярче, трава и деревья пробуждаются к жизни и свежесть – во всем, люди чувствуют себя счастливыми. Осенью падает один лист, за ним другой, затем умирают все красивые цветы, и мы оказываемся окружены голыми, лишенными листвы растениями, уже не чувствуется такой радости. Почему? Потому что глубоко внутри мы хотим созидательного, плодотворного роста и не любим, когда что-то гибнет, умирает или разрушается. Всякое деструктивное действие противоречит основе нашей природы; путь человека – строительство, созидание.

Я уверен, все согласны с тем, что надо преодолеть насилие, но, если мы хотим полностью его исключить, следует сначала проанализировать, имеет ли оно какую-либо ценность.

Если мы обратимся к этому вопросу со строго практической стороны, то найдем, что в определенных случаях насилие, действительно, полезно. При помощи силы проблемы можно решать быстро. Однако, в то же время, такой успех часто достигается ценой прав и благополучия других. В результате, даже хотя одна проблема и решена, семена другой уже посеяны.

С другой стороны, если чье-то дело подкрепляется разумными доводами, нет смысла использовать насилие. Как раз те, у кого нет другого мотива, кроме собственного эгоистического желания, и кто не может достичь цели путем логического убеждения, опираются на силу. Даже когда появляются разногласия в семье или между друзьями, люди, имеющие веские доводы, могут приводить их один за другим и аргументировать свою позицию пункт за пунктом, в то время как те, у кого разумных обоснований немного, скоро поддаются гневу. Таким образом, гнев – это признак не силы, а слабости.