Солнце любви

Райан Нэн

Поделиться с друзьями:

Десять лет прошло с того дня, когда красавица Эми потеряла возлюбленного, десять долгих лет одиночества. И вдруг неожиданная радость новой встречи!

Снова Эми чувствует себя под зашитой сильного, бесстрашного мужчины. Снова в сердце Луиса вспыхивает страсть, о которой он хотел, но не мог забыть.

Любовь возвращается! Любовь окрыляет и дарит счастье!

 

Часть первая

 

Глава 1

Юго-западный Техас Июнь 1856 года

В сиянии солнечных лучей на вершине скалы стоял обнаженный индеец.

Его звали Тонатиу, что на языке народа его матери, языке империи ацтеков, означало «Бог-Солнце». Ему подходило это имя. Стоя здесь, на пустынном каменистом берегу реки Пуэста-дель-Соль, Тонатиу и впрямь выглядел как юный бог — высокий, с поблескивающим на ярком солнце мокрым телом.

Его единственным украшением был золотой медальон, висевший на тяжелой золотой цепи. Изысканно-прекрасный Солнечный Камень, покоившийся на гладкой смуглой груди, блестел и вспыхивал ослепительными бликами при малейшем движении гибкого тела.

Бронзовое лицо Тонатиу было по-детски гладким, прекрасным и невинным. Блестящие черные глаза светились теплом и дружелюбием; изогнутые ноздри прямого носа выдавали страстную натуру. Безупречно очерченные губы в точности повторяли линию полных чувственных губ его отца — кастильца дона Рамона Рафаэля Кинтано.

Тонатиу тряхнул тяжелыми волосами цвета воронова крыла, ощущая, как по позвоночнику к ягодицам стекают водяные струйки. Потерев слипшиеся от воды длинные черные ресницы, он проворно опустился на колени, а потом, растянувшись во весь рост, предоставил солнцу высушивать его мокрую грудь, живот и длинные ноги. Загородив согнутой в локте рукой закрытые глаза, Тонатиу лежал совершенно неподвижно, наслаждаясь прикосновением горячих лучей к нагому телу.

На губах его играла улыбка ленивого удовлетворения. Эта укромная излучина Пуэста-дель-Соль была его ревниво охраняемым убежищем. Кроме него, никто в целом мире не знал о ней. Только ему принадлежало это тайное святилище — место, которое он никому не показывал раньше и не собирался показывать впредь. Здесь река образовывала не слишком крутой водопад, каскадом ниспадающий в спокойную заводь. И словно в волшебной сказке — бесплодные каменистые берега поросли обильной сочной зеленью и густые кроны деревьев укрывали тенью окутанный брызгами водопад и прозрачную воду заводи. А выше, там, где он сейчас лежал, на огромном выступе скалы, было идеальное место для спокойного раздумья или просто для того, чтобы расслабиться в полудреме под палящим техасским солнцем.

Этим жарким июньским утром у юного Тонатиу не было времени ни размышлять, ни расслабляться. Он отнял от лица руку и взглянул вверх, на ослепительно сверкающий диск. Вскоре солнце встанет прямо над головой, а к тому времени, когда оно достигнет зенита, Тонатиу уже должен находиться на станции частной железнодорожной ветки, являющейся собственностью владельцев ранчо Орилья, и в самой роскошной карете Салливенов ожидать там прибытия двенадцатичасового поезда из Сан-Антонио.

Этим поездом должна приехать Эми Салливен, единственная дочь Патрона. Сегодня, после пятилетнего отсутствия, она возвращается домой из Нового Орлеана, куда была отправлена для получения образования в какой-то шикарной школе. Уже несколько недель все вокруг — и ее отец, и его отец, и прислуга в доме, и наемные работники на ранчо — только и говорили, что о ее ожидаемом возвращении. Вечером намечался большой праздник, и гости, собиравшиеся переночевать в Орилье, уже заполняли многочисленные комнаты просторного дома.

Обжигающее солнце скрылось за внезапно набежавшим облаком, и на гладкую каменную площадку, где блаженствовал Тонатиу, легла глубокая тень. Резким движением он сел. В памяти воскрес обрывок забытого было сна, и черные глаза юноши помрачнели.

Ему опять являлась Она: длинные черные волосы спадали вдоль спины, вокруг стройного тела струились складки странного ритуального одеяния. Она стояла в ногах его постели и показывала ему ряд цифр: 5, 6, 6, 6. Нет, нет, в другом порядке: 6, 6, 5, 6. И ничего больше, только эти цифры. А затем она исчезла вместе со сном.

В потемневшем небе над головой юноши описывал круги ястреб. Тонатиу ощутил, как по обнаженной спине пробежал холодок. Он невольно поежился, вдруг почувствовав себя неуютно.

Ястреб улетел. Облако проплыло мимо, и пылающее светило показалось вновь, дабы согреть и встревоженную душу Тонатиу, и его озябшее тело. И сон, и цифры сгинули вместе с птицей; улыбка собрала морщинки в уголках черных глаз.

Обхватив руками согнутые колени, юноша вернулся мыслями к Эми Салливен. Он помнил ее обыкновенной девчонкой: тощей, белобрысой, с лицом, усыпанным веснушками. Ноги вечно босые и перемазанные в грязи, коленки и локти постоянно ободраны.

Маленькая Эми. Только она одна и звала его Тонатиу. Даже отец называл его Луисом. И Патрон, то есть Уолтер Салливен, и все работники на ранчо, и домашние слуги, и даже жители деревни обращались к нему только так, и не иначе.

Для всех он был Луис Кинтано, — для всех, за исключением ацтекской красавицы принцессы, давшей ему имя Тонатиу. И маленькой Эми.

Тонатиу резко вскочил, потянулся, привстав на цыпочки, замер так на минуту и снова опустился на пятки. Сцепив руки за головой, он прогнулся назад, втянул живот и глубоко вдохнул сухой воздух пустыни, обратив лицо к пылающему богу, в честь которого получил имя.

Вздохнув, юноша наклонился и поднял с камня крошечный клочок отлично выдубленной мягкой кожи, служившей ему чем-то вроде набедренной повязки. Прикрыв чресла и надежно завязав кожаные шнурки на правом бедре, Тонатиу тихо свистнул, и по этому сигналу сразу же примчался его любимый жеребец.

В поезде, неторопливо, но упорно продвигавшемся на запад по бескрайним пустынным просторам юго-западного Техаса, сидела, улыбаясь собственным мыслям, красивая молодая девушка. Эми Салливен так и светилась от возбуждения, ничуть не угнетенная ни жарой, ни пылью, ни однообразием пейзажа, что миля за милей проплывали за окном. Пять лет!

Целых пять лет она не видела эту землю цветущих кактусов и пыльных бурь с крутящимися смерчами, неумолимого зноя, палящего солнца и звездных ночей. Не отрываясь от открытого окна поезда, Эми дышала полной грудью, улавливая знакомый аромат резко пахнущих кустарников.

Она просто взвизгнула от радости, когда двое здоровенных пастухов-вакеро, смеясь и выкрикивая что-то по-испански, поскакали наравне с поездом, раскручивая над головами лассо и делая вид, что они собираются заарканить паровоз.

Эми весело сорвала с головы новую соломенную шляпку и изо всех сил замахала ею в ответ хохочущим всадникам. Она почувствовала, как зачастило сердце от приятного волнения, когда вакеро приблизились к поезду настолько, что она смогла различить на крупах их лошадей отчетливое тавро SBARQ. Вакеро из Орильи!

— Это я! Эми! Эми Салливен! Я приехала домой! — крикнула она им.

Опытные наездники натянули удила, заставив копей подняться на дыбы, а сами сдернули с черноволосых голов сомбреро, дружелюбно приветствуя девушку. В знак признательности она хлопала в ладоши и посылала им воздушные поцелуи, провожая их взглядом, пока всадники не осадили коней и не повернули вспять.

Все еще улыбаясь, Эми удовлетворенно вздохнула и откинулась па спинку сиденья. Поезд уже ехал по земле Орильи! Она вернулась на ранчо. Через час будет дома. Много ли там перемен? Нет, блаженно ответила Эми сама себе. Ее большой добродушный папа будет все так же безбожно баловать ее, и двое старших братцев снова начнут этим возмущаться. А дон Рамон Кинтано по-прежнему будет рассказывать захватывающие истории об ацтекской принцессе, которая была его женой. И его сын Тонатиу опять не будет замечать ее. Все как всегда.

Эми продолжала улыбаться. Ну и пусть! До отъезда в Новый Орлеан она была совсем девчушкой, и нечего обижаться на Тонатиу, если он вовсе не был в восторге, когда она повсюду увязывалась за ним. Какому мальчику двенадцати лет понравится, что за ним ходит хвостом одиннадцатилетняя девчонка?

Эми попыталась представить, как выглядит Тонатиу в семнадцать. Она так давно его не видела! Были минуты, когда она не могла вспомнить его лицо. Узнает ли она его? А он, он-то ее узнает?

Поезд замедлил ход, и Эми выпрямилась, поняв, что наконец наступил желанный момент. Через несколько мгновений она ступит на платформу и окажется в отцовских объятиях. Она уже привстала с сиденья, когда визг тормозов заставил ее закрыть руками уши. Поезд остановился с таким резким толчком, что Эми кинуло вперед на пустое сиденье напротив.

С бьющимся сердцем Эми шагнула в проход и торопливо пошла к выходу; пока проводник не распахнул дверь вагона, ей было не устоять на месте от волнения. Улыбающийся здоровяк выпрыгнул наружу и подставил маленькую деревянную ступеньку, чтобы девушка могла сойти.

Предложив ей руку, проводник без всякой нужды провозгласил:

— Орилья, мисс Салливен. Вы дома.

Эми не отвечала. Она не могла вымолвить ни слова. Пока улыбчивый проводник сгружал па платформу позади нее чемоданы, саквояжи и шляпные коробки, Эми, не отрываясь, смотрела на безмолвного мужчину, который, очевидно, приехал ее встречать. Кроме него, других встречающих не было. Он был высок, строен и неправдоподобно красив. Идеально подогнанные штаны цвета буйволовой кожи плотно облегали узкие бедра и длинные ноги. Светло-желтая рубашка-пуловер, оставлявшая шею открытой, казалась чуть тесноватой на широких плечах. В руках он держал темное сомбреро, слегка теребя пальцами широкие поля. Иссиня-черные волосы блестели в лучах полуденного солнца, а глаза, почти такие же черные, как волосы, излучали теплый, пугающе-неотразимый свет. Тонатиу…

Сохраняя полнейшую неподвижность, Луис Кинтано не сводил с Эми немигающих глаз. Он ожидал увидеть ребенка, а перед ним стояла совсем взрослая девушка: высокая, стройная и потрясающе красивая. Золотистые волосы, которых не могла скрыть маленькая шляпка из розовой соломки, обрамляли прелестное лицо массой искусно уложенных локонов. Глаза синели, как безоблачные небеса Техаса, а в уголках полных влажных губ таилось сдерживаемое веселье.

На гибкой фигуре бесподобно сидел модный костюм из розового полотна с узкими лацканами, подчеркивающими соблазнительный контур на диво высокой груди.

Эми…

С пыхтением, набирая ход, поезд скрылся из виду, оставив молодых людей наедине. Они стояли в оцепенении, воззрившись друг на друга, и даже воздух вокруг них, казалось, потрескивал от странного необъяснимого напряжения.

В конце концов Эми первая стряхнула наваждение.

— Ты меня отвезешь домой, Тонатиу? — спросила она, мило улыбаясь.

Юноша шагнул к ней.

— Только если ты именно туда хочешь поехать, — ответил он тихим мягким голосом.

Он подошел еще ближе, так близко, что она могла видеть биение пульса на гладкой бронзовой шее и жаркое сияние прекрасных черных глаз.

Потом Тонатиу улыбнулся ей обаятельной мальчишеской улыбкой:

— Добро пожаловать домой, Эми. Мы по тебе соскучились.

 

Глава 2

— Надеюсь, — сказал Луис, обхватив тонкую талию Эми и бережно подсаживая ее на переднее сиденье сверкающего черного ландо, — ты не разочарована, что Патрон не приехал встречать тебя самолично? — Усевшись рядом, он повернулся и взглянул ей прямо в глаза.

— А что, разве я выгляжу разочарованной? — не растерялась Эми, хотя чувствовала, что щеки горят как в огне.

Темные глаза Луиса расширились. Он с трудом сглотнул.

— Нет. Ты выглядишь… выглядишь… — Он запнулся, отвел от Эми взгляд и принялся торопливо расправлять длинные кожаные поводья, которые были намотаны на тормозной рукоятке.

Эми прикоснулась к его плечу:

— Так все-таки как же я выгляжу? Скажи!

— Очень красивой, — ответил Луис, не глядя на нее, и Эми могла бы поклясться, что его красивое смуглое лицо залилось ярким румянцем.

Вспыхнув от непривычного воодушевления, которое никоим образом не было связано со стремлением поскорее оказаться дома, Эми все же ухитрилась улыбнуться и вполне чистосердечно произнести «спасибо».

Негромкой командой Луис тронул с места отлично подобранную пару гнедых, и карета покатилась, вздымая колесами мелкую пыль, которая долго еще висела в сухом неподвижном воздухе.

Сложив на коленях стиснутые руки, Эми украдкой бросала взгляды на классический мужской профиль под темным сомбреро. Внимательно изучив опушенные густыми ресницами глаза, высокие скулы и полные, прекрасного рисунка губы, она обнаружила, что ее весьма занимает ревнивый вопрос: была ли уже в жизни Тонатиу женщина? Или, возможно, даже женщины?

— Сегодня вечером праздник в честь твоего возвращения, — сказал Луис, поворачиваясь к Эми. — Ты чем-нибудь огорчена? — спросил он, уловив какую-то тень, омрачившую ее лицо.

Эми покачала головой:

— Ничем не огорчена. Вот нисколечко. А ты будешь на моем празднике, правда?

— Если ты хочешь меня там видеть, — улыбнулся Луис. Быстрая чувственная улыбка сумела лучше всяких слов сказать, что он прекрасно знает: Эми этого очень хочет. И что он сам не менее пылко желает того же.

— Да, я хочу тебя… — откликнулась Эми, умышленно помедлив перед тем, как добавить с застенчивой улыбкой: — видеть на своем празднике.

И ее пробрал озноб, когда она увидела, каким темным огнем полыхнули его глаза.

За толстыми стенами асиенды Орилья, сложенными из оранжево-розового необожженного кирпича, в библиотеке на верхнем этаже за большим сосновым письменным столом сидел, низко опустив белокурую голову, мужчина с горящими от возбуждения голубыми глазами. Перед ним лежала раскрытая бухгалтерская книга в потертом переплете из коричневой кожи. Гладкая поверхность стола была усыпана деньгами. Указательный палец блондина скользил вдоль длинных колонок черных цифр, заполнявших белые страницы кожаного гроссбуха. Вид аккуратных рядов с суммами вызывал у сидевшего за столом довольную улыбку.

На другом конце просторной комнаты другой блондин, несколько моложе и крупнее, лениво развалился на кушетке, вытянув вперед обутые в сапоги ноги. Он также улыбался, держа в руке наполовину опорожненный стакан с кентуккийским бурбоном. Братья Салливен (Бэрон — за столом — и Лукас — на кушетке) как нельзя лучше воспользовались приездом сестры. Долгожданное возвращение Эми вызвало в Орилье настоящий переполох, что чрезвычайно устраивало братьев. На ранчо съехалось такое количество важных гостей, что никто из домочадцев не оставался без дела. У всех в Орилье — от мальчиков-мексиканцев, приставленных к лошадям и каретам, до старого, ушедшего на покой нефа-повара, чье барбекю славилось по всему Техасу, — хлопот было выше головы.

Уолтер, глава семьи Салливен, и дон Рамон Кинтано — совладельцы Орильи — в качестве радушных хозяев отправились вскоре после полудня сопровождать группу именитых гостей (в числе которых были губернатор Техаса и губернатор мексиканского штата Чиуауа) на верховую прогулку. И сейчас вся эта чисто мужская компания осматривала многочисленные коровьи стада и табуны лошадей где-то на бескрайних просторах Орильи.

Уолтер Салливен настоятельно предлагал своим взрослым сыновьям поехать вместе со всем обществом, однако Бэрон отказался за обоих.

— Мы уже кое с кем договорились раньше, — коротко и без извинений бросил он отцу. — Как-нибудь в другой раз, папа.

Едва дождавшись, пока последний всадник выедет за высокие белые ворота ранчо Орилья, Бэрон обернулся к младшему брату и, ухмыльнувшись, спросил:

— Как насчет нашего дела, Лукас? Готов подняться и бросить взгляд на расчетные книги старого скупердяя?

— Не понимаю, чего мы ждем? — откликнулся брат, хватая стакан и графин с виски.

Пока мужская половина гостей скакала по пустынным угодьям, а их дамы отдыхали в прохладных затененных гостевых комнатах Орильи, пока слуги прибирали, стряпали и наводили в доме красоту для предстоящего вечернего праздника, Бэрон сидел за письменным столом своего отца, подсчитывая наличность и сосредоточенно изучая расчетные книги, извлеченные из стенного сейфа, скрытого за портретом, изображающим в полный рост его давно умершую мать.

— Господи, Лукас, в один прекрасный день мы окажемся парочкой богатеньких ребят. — Бэрон открыл банковские книжки, и его синие глаза заблестели от радости при виде огромных счетов в Пасо-дель-Норте, Сан-Антонио, в Пекосе и в скромном Фермерском банке небольшого техасского городка Сандауна.

Одобрительно кивнув, Лукас отхлебнул большой глоток виски:

— И много там, Бэрон? На сколько мы с тобой потянем?

— На миллионы. Если дон Рамон будет еще жив, когда отец умрет, то мы предложим ему деньги и выкупим его долю.

Лукас проглотил еще порцию виски.

— Не знаю. Этот маленький испанец — хитрая бестия. Я не очень-то уверен…

— Ну а я уверен, — оборвал брата Бэрон. — Когда придет время, я доходчиво растолкую этому «дону», что ни он сам, ни его смазливый индейский сынок никому больше в Орилье не нужны. К тому моменту, когда я закончу свое объяснение, он будет прямо-таки сгорать от желания исчезнуть, прихватив с собой Луиса и немного денег.

— Думаешь, мы сумеем прибрать к рукам и долю Эми тоже? — спросил, ухмыльнувшись, Лукас.

Бэрон встал со стула. На его физиономии также играла усмешка.

— Я уже кое-что придумал.

— В самом деле? И что же? Она ведь еще ребенок. Ты не можешь…

— Эми — взрослая девица, и пора подумать о ее замужестве. — Бэрон собрал деньги, расчетные гроссбухи и банковские книжки и понес их в сейф. — У меня уже есть на примете отличный муж.

Лукас громко фыркнул. Он знал, что Бэрон говорит об их близком друге Тайлере Парнелле. Тайлер, как и братья, любил повеселиться, и они провели втроем немало разгульных ночей в салунах и борделях по обе стороны границы.

— Вот потеха-то будет — заполучить старину Тайлера в зятья! Одна беда: он гол как сокол — ни денег, ни земли, ни чего другого.

— Вот именно, — подтвердил Бэрон. Он закрыл сейф, набрав пальцем комбинацию цифр, повесил на место портрет матери и повернулся лицом к брату. — Тайлер быстро смекнет, как это заманчиво: жить в Орилье и забот не знать. А как только наш дружок это сообразит, он мигом загорится желанием увидеть нашу сестрицу в роли своей разрумянившейся молодой супруги.

— Что ж, он, может быть, и загорится, только как мы сумеем уговорить Эми сказать ему «да»?

Бэрон пожал плечами:

— Похоже, женщины находят Тайлера привлекательным. Я пригласил его на сегодняшний вечер. Надеюсь, они с Эми поладят.

Лукас хмыкнул:

— Вот если бы еще Эми выглядела сзади поаппетитней, чем при отъезде из Техаса, а то здесь не найдется охотников с ней «поладить».

— И то правда. Зато в охотниках наложить лапу на Орилыо недостатка не будет, — напомнил брату Бэрон.

— Черт побери, об этом я не подумал. Да кто угодно может объявиться и жениться на нашей скромнице, лишь бы отхватить кусок ранчо.

— Попал в точку, братец. — Бэрон обогнул стол и присел на край столешницы. — На Эми должен жениться Тайлер Парцелл. Я из него могу веревки вить. Эми, естественно, передаст право собственности на свою землю новоиспеченному мужу, вот тут за дело возьмусь я и облегчу ему это бремя. Пока у Тайлера будет хватать денег на выпивку и хорошеньких мексиканочек, он будет доволен.

— И я с ним вместе, — со смехом добавил Лукас.

Бэрон лишь улыбнулся.

Низко надвинув шляпу и сощурив глаза от нестерпимого блеска солнца, Уолтер Салливен верхом на любимом пегом мерине обозревал свои владения с вершины пологого холма. Загорелой рукой он гордо указывал гостям на огромные гурты длиннорогих коров — техасских лонгхорнов, щиплющих траву на широких плоских равнинах, которые расстилались внизу. В облике Уолтера Салливена угадывались черты, роднившие его со здешней землей, — в нем были те же простота и сила. Его широкое, грубо высеченное лицо с неразглаживающимися морщинами в уголках прищуренных глаз, с собранным в глубокие складки лбом, потемневшими от солнца щеками и тяжелым подбородком напоминало суровый ландшафт пустыни. Человек твердых правил, бесхитростный и упорный, стареющий Салливен был наделен своеобразным безыскусным обаянием, присущим дикой природе.

Могучий пегий мерин под седлом у Уолтера был скроен из того же прочного и надежного материала. Широкогрудый и быстроногий, он отличался смелостью, умом и поразительной выносливостью. Восемь лет нелегкой жизни оставили на его теле свои отметины так же, как и на теле хозяина. Знай он, что такое гордость, он по праву мог бы с гордостью носить не только клеймо SBARQ на крестце, но и многочисленные знаки, оставшиеся на память о переделках, в которых ему довелось побывать: половину правого уха он потерял при нападении пумы, а глубокий рубец от давно зажившей раны указывал место, куда впилась горящая стрела кочующего в одиночку индейца из племени апачей. Ноги над копытами были все испещрены следами бесчисленных уколов длинных колючих листьев лечугильи — кактуса, произрастающего только в суровой пустыне Чиуауа.

И человек, и конь отлично приспособились к своему дикому краю. Оба любили его: здесь они выросли, здесь и умрут. И оба без ропота принимали ту долю, что выпала им в жизни.

Второй совладелец Орильи, все еще красивый седовласый дон Рамон Рафаэль Кинтано, был столь же стоек и мужествен, как и его техасский компаньон.

Уравновешенный, никогда не повышающий голоса Дон проработал в Техасе бок о бок с Салливеном много лет и, как и тот, знавал тяжелые времена, но и в пятьдесят он выглядел почти так же, как в тридцать, когда дерзкий молодой аристократ покорил сердце шестнадцатилетней экзотической ацтекской принцессы. Красивое лицо кастильца не изрезали морщины, тело осталось стройным и гибким, а манеры сохранили спокойное достоинство.

Дон любил Орилыо. По правде говоря, больше, чем Орилью, он любил только единственного сына, Луиса. Как он гордился своим сильным красивым мальчиком, наделенным и умом, и почтительностью к старшим, и трудолюбием. Дон не уставал благодарить судьбу: после того как окончится его земной путь, Орилья по наследству достанется сыну.

Всякий раз, когда дон Рамон садился на чистокровного гнедого жеребца и из-под широких полей сомбреро окидывал взглядом просторы ранчо, его испанское сердце переполняла гордость. Половина всего, что мог охватить глаз, и еще многого, скрытого за горизонтом, принадлежала ему. И его сыну. И сыну его сына.

Когда ландо подъехало к высоким белым воротам ранчо Орилья, Эми попросила Луиса на секунду придержать лошадей.

Очарованный индеец с радостью повиновался и, добродушно улыбаясь, наблюдал за девушкой. А она, едва дождавшись, когда экипаж остановится, вскочила с сиденья, сорвала с головы соломенную шляпку и раскинула руки, как будто хотела заключить в объятия весь мир. Запрокинув белокурую головку, она взглянула на высокую, освещенную солнцем арку.

С мощной поперечины свисали, ярко сияя в блеске солнечных лучей, двухфутовой высоты чеканные серебристые буквы: ОРИЛЬЯ.

Эми, смеясь от счастья, простерла руки вверх, словно хотела дотянуться до букв, но кончики пальцев не доставали до них на добрых восемь — десять футов, хотя она и стояла не на земле, а в ландо.

— Ты сейчас упадешь и расшибешься, Эми. — Луис протянул руку, чтобы поддержать девушку за талию. Эми с улыбкой повернулась к нему:

— Не упаду. Ты меня удержишь. — Она снова медленно опустилась на сиденье кареты, накрыв своими ладонями руки Луиса. Бесконечное доверие к нему — вот что выражало сейчас ее лицо. — Ты никогда не допустишь, чтобы я расшиблась. — Она взглянула прямо в глубину его бездонных глаз. — Ведь не допустишь, Тонатиу?

— Никогда, — пылко и решительно подтвердил он. Его руки властно сжали талию девушки. Неожиданная, странная сила этих изящных пальцев заставила Эми задохнуться в сладостном испуге. А когда Луис привлек ее ближе к себе, так близко, что его лицо оказалось в какой-то жалкой паре дюймов от лица Эми, ее охватило пьянящее восторженное чувство, которому она не находила названия.

Напряженное лицо Луиса смягчилось.

— Никогда, — повторил он тихо и улыбнулся.

 

Глава 3

На вершине пологого холма в конце длинной подъездной аллеи, обсаженной пальмами, привольно раскинулась асиенда — жилище хозяев ранчо Орилья; полуденное солнце играло в цветных витражах окон, как в россыпи драгоценных камней. Импозантный особняк, строительство которого было закончено летом 1841 года, со стенами толщиной восемнадцать дюймов, сложенными из необожженного кирпича, красной черепичной крышей и гладкими кирпичными полами по праву считался красивейшим зданием на сотни миль в округе.

Планировка дома, построенного в виде гигантской подковы, была продумана таким образом, чтобы два различных семейства, обосновавшиеся в нем, ни в малейшей степени не стесняли друг друга. Поэтому в центральной части здания располагались две просторные гостиные, или, как их называли по-испански, sala, и две вытянутые в длину столовые.

Два совершенно одинаковых крыла, уходящих плавной дугой к конюшням и хозяйственным службам, могли похвалиться роскошными покоями для хозяев и десятком спален для гостей. Салливены занимали западное крыло асиенды, Кинтано — восточное; центральный фасад был обращен к югу.

Из всех парадных комнат нижнего этажа, включая огромный бальный зал с дубовыми полами, имелся выход на красивый внутренний дворик, где смуглые садовники любовно взращивали дикие растения пустынь нагорья. Чуть ли не круглый год здесь пышно цвели мириады кактусов, радуя глаз игрой ярких пурпурных, желтых и алых пятен, а их тонкий пьянящий аромат наполнял благоуханием теплые романтические ночи. Между юккой, эсперансой и высокими агавами прятались крашеные скамьи из узорного кованого чугуна.

Добрая дюжина слуг ухаживала за домом и садом. Во всем огромном поместье трудилось семьдесят пять ковбоев и вакеро, живущих на ранчо круглый год. Большие, беленные известью конюшни вмещали сотню лошадей, и еще четыре сотни паслись на конских выгонах Орильи. Тридцать две тысячи великолепных лонгхорнов — техасских длиннорогих коров — жирели, пережевывая сочные травы и молодые побеги на равнинных лугах и на склонах отдаленных гор.

Приближаясь к огромному зданию, словно вырастающему из голой бесплодной земли, Эми с новой силой ощутила, до чего же она скучала по Техасу и Орилье. Поклявшись в душе, что больше никогда не уедет отсюда, она с особым, пристальным вниманием окинула взглядом открывшуюся ей картину, чтобы запечатлеть в памяти каждую мелочь; ее переполняла радостная уверенность в том, что сегодняшний день — один из самых важных во всей ее жизни.

Ей хотелось запомнить этот день целиком, до мельчайших подробностей: ощущение палящих лучей солнца на лице, громаду асиенды на фоне безоблачного синего неба. Выражение сверкающих черных глаз Тонатиу в ту минуту, когда она вышла из поезда. Силу его рук на талии.

Какое сегодня число? Пятое… нет, нет. Шестое… шестой день июня 1856 года.

Пятилетний Мануэль Ортега, поставленный дозорным на крыльце главного фасада, заметил приближающееся по аллее ландо. Возбужденный малыш — сын главной кухарки в Орилье — кинулся в дом с криком:

— Мама, мама! Сеньорита уже здесь! Она здесь!

Все побросали свои дела и ринулись к дверям. Бэрон и Лукас Салливен, праздно развалившиеся в креслах гостиной нижнего этажа, обменялись взглядами, поднялись и неторопливо двинулись к крыльцу. Колеса ландо проскрипели на повороте усыпанной гравием дороги, и карета остановилась. Быстро спрыгнув на землю, Луис бросил поводья стоявшему наготове мальчику-конюху и в мгновение ока обогнул ландо, чтобы помочь Эми выйти.

Оказавшись на ногах, девушка одарила Луиса ослепительной улыбкой и, схватив за руку, потащила его за собой по дорожке к главному входу.

Когда пара вступила в тень, под крышу крыльца, Эми выпустила руку Луиса. Тот остановился, с улыбкой наблюдая, как она бежит навстречу братьям. Сияющие слуги, тараторя по-испански, ожидали в почтительном отдалении, пока братья Салливен приветствовали сестру.

— До чего же чудесно оказаться дома! — воскликнула Эми, клюнув Бэрона в щеку и оборачиваясь к Лукасу. — Вы оба скучали по мне?

— Это и есть малышка Эми? — Лукас был ошеломлен. — Неужели это и в самом деле ты?

Едва веря собственным глазам, Бэрон тем не менее постарался скрыть изумление.

— Конечно, это наша маленькая Эми, — сказал он с легкой улыбкой. — Она не так уж изменилась. — Взглянув поверх головы сестры на безмолвного юношу-индейца, он махнул рукой, как бы отсылая носильщика. — Больше ничего не нужно, Луис. О багаже могут позаботиться Педрико и Армонд. У тебя наверняка есть чем заняться.

Луис кивнул, раздосадованный тем, что от него так грубо отделались. Впрочем, удивляться не приходилось. Он никогда не состоял в друзьях у братьев Салливенов; они отказывались признавать в Луисе ровню, находя удовольствие в том, чтобы обращаться с ним как со слугой, однако осмеливались на это, лишь когда поблизости не было ни Патрона, ни Дона.

Когда Луис двинулся к выходу, Эми резко повернулась, подбежала к нему и, коснувшись руки, тихонько спросила:

— До вечера?

— Да, до вечера.

Луис Кинтано не сводил глаз с Эми и поэтому не мог заметить, какой ненавистью блеснули холодные голубые глаза Бэрона Салливена.

Эми чувствовала себя на седьмом небе. Бело-голубое платье с широкой гофрированной оборкой вокруг низкого выреза позволяло явить миру и точеные алебастровые плечи, и горделиво-изящную шею, и округлость высокой груди. Бледно-розовый пояс из поблескивающей тафты со спадающими до земли концами подчеркивал тонкую талию. Пышная юбка состояла из целого каскада широких кружевных воланов, покоящихся на жестком каркасе из конского волоса. А прозрачные белые шелковые чулки на ногах, а мягчайшие белые лайковые бальные башмачки! Золотые кудри, спереди разделенные на пробор, подхвачены с одной стороны нарядной заколкой из жемчуга. А над левым ушком воткнут яркий розовый цветок.

Эми была в спальне одна.

Магделена и Роза помогли ей одеться и с поклонами удалились, не переставая твердить, что она «muy bonita» — «очень красивая». Эми от души надеялась, что они правы. В этот особенный вечер ей хотелось быть очень красивой, чтобы Тонатиу уяснил себе: Эми уже не ребенок. Она взрослая женщина.

Стук в дверь спальни заставил Эми позабыть, какая она взрослая.

— Папа! — вскрикнула она и бросилась открывать дверь.

Уолтер Салливен, одетый в лучший из своих костюмов, стоял в коридоре, с изумлением взирая на дочь, которую не видел пять лет. Казалось, этот большой сильный мужчина потрясен до глубины души. Он смотрел на Эми как на незнакомку.

— Папа! Дорогой мой папа! — восторженно повторяла Эми, обвивая руками шею отца.

Большие, загрубелые от работы руки медленно поднялись и обняли талию девушки так осторожно, словно она была фарфоровой куклой и могла легко сломаться. Но он даже зажмурился от удовольствия, когда она осыпала нежными поцелуями его загорелые щеки.

— Родная моя, — выговорил наконец он. — Я и вообразить не мог… ты такая… Боже мой, Эми, ты ведь совсем взрослая.

— Ну, конечно, папа! И по-моему, это замечательно! А ты как считаешь? — Она обеими руками ухватилась за отцовскую руку и втащила его в комнату. — Знаешь что, побудь со мной несколько минут, прежде чем спустишься к гостям, хорошо? — Лучистые синие глаза почти умоляли.

— С удовольствием, радость моя. Обязательно, — ответил Салливен, все еще озадаченно покачивая седеющей головой.

Эми подвела его к креслу, обитому бархатом персикового цвета, усадила, а сама быстро примостилась перед ним на низкой скамеечке для ног. Комнаты внизу заполнялись гостями, играл мексиканский народный оркестр мариачи, отзвуки музыки доносились в спальню, но следующие десять минут отец и дочь провели наедине, словно заново знакомились друг с другом.

Уолтер Салливен извинился, что не смог сам встретить ее на станции: долг хозяина перед гостями не позволил ему отлучиться. Она все понимает, успокоила Эми отца. Салливен спросил о здоровье своей сестры Мэг, тетушки Эми. Тетя Мэг чувствует себя прекрасно, отвечала Эми, вот только очень уж горько она плакала, когда они прощались.

Эми рассказывала отцу о школьных подругах, о тех премудростях, которые она изучала, о разных достопримечательностях Нового Орлеана. Этот поток откровений затянулся бы надолго, если бы, в конце концов, улыбающийся отец, решительно подняв руку, не напомнил юной виновнице торжества, что бал дается в ее честь и внизу их ждут гости.

Эми вскочила со скамеечки:

— Ой! Как я выгляжу? У меня все в порядке?

Почтенный глава семьи, встав с кресла, взял дочь за руку:

— Ты такая красивая, что даже у твоего старика родителя язык отнялся. — Он поцеловал Эми в лоб и подтолкнул к выходу.

В начале десятого Эми под руку с отцом чинно вошла в заполненный гостями бальный зал, ощущая одновременно уверенность в себе и душевный подъем.

При их появлении все головы повернулись к ним и по залу пробежал шепот. Однако Эми почти не замечала производимого ею впечатления. Приветливо улыбаясь, раскланиваясь, принимая поздравления и комплименты, она нетерпеливым взглядом окидывала толпу.

Только когда она в паре с отцом закружилась в танце на лоснящемся паркете бального зала, Эми увидела того, кого все время высматривала.

Он стоял один, в стороне от всех, у высоких резных дверей, распахнутых в сад. Он был одет в черный костюм наездника-чарро и рубашку из тонкого белого шелка. На шее у него смелым цветовым пятном выделялся тщательно повязанный малиновый шарф, а подобранный точно в тон этому шарфу цветок красовался на лацкане куртки.

Блестящие, черные как смоль волосы были аккуратно зачесаны назад, открывая высокий лоб. Агатовые глаза мерцали в свете свечей, горящих в настенном канделябре над левым плечом юноши.

Пылающий взор не отрывался от Эми.

— …да я собственным глазам не мог поверить! — говорил Уолтер Салливен, обращаясь к витающей в облаках дочери.

Эми с трудом отвела взгляд от Луиса:

— Прости, папа. Что ты сказал?

Уолтер Салливен улыбнулся:

— Дорогая, я просто признавался, что все еще не могу прийти в себя: ты так изменилась! Я постучал в дверь и ожидал: вот сейчас мне откроет моя малышка Эми… а увидел такую взрослую красавицу! Ей-богу, слишком сильное потрясение для моего старого сердца.

— Извини, отец. — Перед ними стоял, улыбаясь, Лукас Салливен, уже навеселе, несмотря на то что прием только начался.

Его сопровождал высокий, богато одетый, широкоплечий мужчина с небрежно зачесанными каштановыми волосами, масляными карими глазами и чувственными губами, растянутыми в улыбке.

— Эми, я хотел бы представить тебе Тайлера Парнелла. — Лукас хлопнул Тайлера по плечу: — Тай, это моя очаровательная сестра, мисс Эми Салливен.

— Позвольте?.. — спросил Тайлер Парцелл и, не дожидаясь ответа, ловко подхватил Эми за талию и увлек в круг танцующих гостей.

Уолтер Салливен гневно воззрился на младшего сына:

— Я не желаю, чтобы этот молодчик увивался вокруг Эми. Ты меня понял?

— Но почему, папа? Тайлер Парнелл — один из немногих подходящих женихов в Сандауне.

Уолтер Салливен фыркнул:

— Парнелл — никчемный лентяй и пьяница, недостойный даже находиться в одной комнате с моей дочерью. — Он раздраженно оглядел комнату: — А где Бэрон? Чтобы мой сын так опаздывал… куда это годится?

Лукас усмехнулся:

— Да он появится с минуты на минуту, папа. Он говорил, что ему надо о чем-то позаботиться.

В голубых глазах Уолтера Салливена мелькнула досада.

— Ты уверен, что речь шла о чем-то, а не о ком-то? Например, о дамочке, которой срочно понадобились его заботы?

Насупив брови, он развернулся и отошел.

Сыновья стали самым горьким разочарованием в жизни Уолтера Салливена: семьями не обзавелись, работой никогда себя не утруждали, что такое принципы — и знать не хотят.

Лукас не расстается с бутылкой, а Бэрон всегда с какой-нибудь бабой. Опасаясь, что не один, так другой, а то и оба вместе могут опозорить его перед именитыми гостями, Салливен отправился на поиски своего первенца. Насколько он знает Бэрона, тот сейчас околачивается где-нибудь в саду, обхаживая под луной чью-нибудь дочку, возлюбленную или супругу.

— Не надо… не здесь!.. И не таким образом.

— Да это же безопаснейшее место в мире.

— Бэрон, в доме полно народу. Нас застанут! — Миссис Бойд Дж. Кэлахан отвернулась, уклоняясь от поцелуев Бэрона. — Ты же собирался зайти ко мне днем, когда Бойд уехал верхом. Обещал, а сам не явился.

— Я хотел, дорогая, по мне помешали. — Взяв женщину рукой за подбородок, он повернул ее лицом к себе и припал к губам.

Любовники выясняли отношения в комнате для гостей на втором этаже, откуда всего лишь пятью минутами раньше вышел сенатор Бойд Кэлахан, оставив жену заканчивать туалет и посоветовав ей поторопиться. Не успел сенатор спуститься, как Бэрон, все еще в повседневной одежде, вошел в комнату с балкона.

— Значит, ты упустил свой шанс. — Марта Кэлахан скинула дерзкую руку со своей груди и надула губы.

— Ты говоришь не то, что думаешь, — прошептал Бэрон, стягивая вниз лиф сильно декольтированного платья и освобождая левую грудь своей дамы. Наклонив голову, он осыпал поцелуями обнаженное плечо.

— Нет, именно то, — упорствовала миссис Кэлахан, вся дрожа от прикосновения горячих губ к ее жаждущей плоти. — Я хочу, чтобы ты ушел и оставил меня в покое.

Подняв голову, Бэрон устремил на Марту укоряющий взор льдисто-голубых глаз, пожал плечами и убрал руки.

— Отлично. Возможно, когда вы в следующий раз наведаетесь в Орилью… — Он отвернулся и пошел к двери.

— Ну ладно… постой… я… — Миссис Кэлахан метнулась через спальню и, опередив любовника, придавила спиной дверь. Она одарила Бэрона зазывной улыбкой и промолвила, играя воротом его расстегнутой рубашки: — Что-то ты уж слишком быстро сдаешься…

Бэрон отвел ее руку:

— Миссис Кэлахан, мне недосуг заниматься милыми играми. Нам обоим пора вниз. И если вам взбрело в голову изображать кокетливую скромницу, то уж лучше я отправлюсь к гостям.

— Нет, Бэрон, нет! — Марта Кэлахан обвила руками его шею и прижалась к Бэрону пышным телом.

Сорокашестилетпей супруге сенатора чрезвычайно льстила страсть красавца повесы шестнадцатью годами моложе ее. При всей преданности богатому и влиятельному мужу она так наслаждалась редкими мгновениями исступленного слияния с этим неутомимым в страсти белокурым Адонисом, что не желала отказываться от них.

— Прошу тебя. Побудем вместе. Мы так долго были этого лишены! Целых полгода прошло с тех пор, как ты приезжал в Сан-Антонио…

Наконец Бэрон смягчился.

— Вот так-то лучше, — произнес он, скользнув руками от талии к упругим бедрам. Пальцы подхватили округлые ягодицы. Приподняв женщину, Бэрон понес ее к кровати. — Разоблачайся, — распорядился он и начал расстегивать рубашку.

Раздеться оказалось делом нескольких секунд, и Бэрон повалил пылкую матрону на постель.

— Ты просто ужасен, — хрипло пробормотала Марта, когда он широко раздвинул ей ноги. — Если бы ты хоть чуточку уважал меня, то не стал бы требовать, чтобы я тебе отдавалась прямо над головой у собственного мужа.

— Но, Марта, дорогая моя, ты не права. Я глубоко уважаю тебя, — прошептал Бэрон, быстро входя в нее. — Очень глубоко!

— О, да… да… Глубоко, милый, — простонала супруга сенатора Кэлахана.

Он был несчастен. Более несчастен, чем когда-либо в жизни.

Луис Кинтано ни на шаг не сдвинулся со своего места у дверей, следя горящим взглядом черных глаз за девушкой в голубом кружевном платье.

Эми опять, в третий раз за вечер, танцевала с этим вкрадчивым проходимцем Тайлером Парнеллом, который держал ее очень близко к себе и при этом что-то нашептывал ей на ухо.

Впервые за свои семнадцать лет Луис Кинтано познал муку и отчаяние ревности: внутри все горело, сердце болезненно сжималось в груди.

Пальцы томились от желания прикоснуться к ее белой коже. Руки покалывало — так хотелось обнять ее. Увы, ему не суждено держать Эми в объятиях, она останется недосягаемой для него. Он не умел танцевать!

Проклиная себя за то, что он неуклюжий простофиля, Луис поспешил выйти, не в силах выдерживать долее эту пытку. Он чувствовал себя совершенно разбитым. Очутившись в саду, он сорвал с шеи душивший его красный шарф и расстегнул верхнюю пуговицу шелковой рубашки.

— Что, в зале для тебя чересчур жарко? — послышался участливый вопрос, и из темноты выступил элегантно одетый дон Рамон с длинной сигарой в руке. В лунном свете блеснули белые зубы.

Луис засунул руки в брючные карманы и понурил горемычную голову. Он не был расположен к беседе даже с отцом.

— Составь мне компанию, — предложил дон Рамон. — Насладимся вместе ночной прохладой.

Вдвоем они двинулись в путь по дорожкам благоухающего сада. Дон Рамон говорил тихим ровным голосом, сын поневоле слушал.

— Луис, сеньорита Эми только сегодня вернулась домой. Естественно, каждому не терпится побыть в ее обществе хотя бы несколько минут. Она, в свою очередь, должна быть внимательной и любезной к гостям. Когда посторонние разъедутся, у тебя будет предостаточно времени, — старший Кинтано остановился и поднял взгляд на своего рослого сына, — чтобы стать ее другом. Ведь ты именно этого хочешь, верно? — Густые брови вопрошающе поднялись.

— Да, — ответил Луис. — Я хочу, чтобы мы подружились. Дон Рамон опять улыбнулся и потрепал сына по щеке:

— Так и будет. Вы обязательно станете хорошими друзьями. Ну, пойдем. Пора возвращаться. Ты еще не ел. Да и я тоже.

Дон Рамон выбросил сигару, и оба Кинтано вернулись в дом. На длинной буфетной стойке, покрытой льняной скатертью, были расставлены огромные серебряные блюда с разнообразной снедью, прельщая глаз и дразня желудок. Гигантские ветчинные окорока и внушительные сочные ростбифы, индейки и утки, устрицы и креветки, а между ними еще и заморские деликатесы: копченая рыба, французский паштет и икра. Довершали великолепие стола пудинг, мороженое и свежие фрукты со сливками.

Но у Луиса пропал аппетит. В угоду отцу он наполнил фарфоровую тарелку, но уже через несколько минут вручил ее слуге, едва дотронувшись до еды. Извинившись, он побрел обратно в бальный зал — на свой пост у двери.

Эми была несчастна.

Так несчастна, как никогда в жизни.

Вечер был безнадежно испорчен: Луис так и не пригласил ее на танец! Ее кружили по паркету зала руки едва ли не всех присутствующих мужчин, не исключая и губернатора, но единственные действительно желанные руки так и не обняли ее.

Обнаженные плечи ныли от желания ощутить прикосновение смуглых пальцев Луиса. Когда Тайлер Парнелл снова оказался ее кавалером, он все время старался удерживать ее настолько близко к себе, что ей было неловко и попросту неприятно. Эми жалобно взглянула на Луиса, но была поражена холодностью его выразительных черных глаз. Он казался отрешенным и недосягаемым, словно мысль о танце с ней нагоняла на него такую скуку, что он и не подумал ее выручать.

Эми горестно вздохнула.

Ничего не изменилось. Прошло пять лет, а все осталось по-прежнему: Тонатиу все так же считает ее назойливым ребенком. До чего обидно! И вдвойне обидно потому, что еще сегодня утром она была в полной уверенности, что Луис увидел ее в совершенно новом свете. Она-то думала… надеялась…

— Эми, у меня прекрасная идея, — прошептал Тайлер Парнелл, приблизив губы так, что они касались ее уха.

Эми слегка подалась назад.

— И что же это за идея?

— Я захвачу бокал шампанского, и мы прогуляемся под луной, — сказал он, крепко прижимая ее к себе.

— Нет, — вырвалось у Эми, но она взглянула на Луиса и быстро переменила решение. Одарив Тайлера самой кокетливой улыбкой, на какую была способна, она смилостивилась: — Так и быть, прогуляемся.

Через несколько секунд эта парочка уже выходила в сад, при этом одна рука Тайлера Парцелла по-хозяйски расположилась вокруг талии Эми, а в другой он держал бокал охлажденного шампанского. С другого конца большого бального зала Уолтер Салливен наблюдал, как они удалились. Крупная рука с силой сдавила бокал с ликером, голубые глаза затуманились тревогой.

В противоположном углу зала Бэрон Салливен с легкостью очаровывал целую стайку восхищенных дам. Он также заметил уход Тайлера и Эми, но его голубые глаза засветились от удовольствия.

Но самым красноречивым из всех был взор страдальческих темных глаз юного индейца с разбитым сердцем.

 

Глава 4

К полудню следующего дня все гости сошлись на том, что мясо, зажаренное на открытом воздухе старым Исавом, удалось на славу и было самым нежным и вкусным, какое он когда-либо готовил. Сияющий от удовольствия чернокожий повар принимал комплименты, расправлял плечи и гордо вскидывал седую голову.

Даже дамы, укрывая лица в тени элегантных зонтиков, возвращались за второй порцией ароматного, сочного мяса, не переставая при этом весело восклицать, что к вечеру им ни за что не удастся влезть в свои модные бальные платья. Крепко сбитые широкоплечие мужчины, не опасаясь ни загореть на солнце, ни прибавить в весе, снова и снова наведывались к окутанной паром яме, в которой и было сотворено это кулинарное чудо — барбекю.

Эми Салливен, демонстрируя изысканные манеры, приобретенные в Новом Орлеане, успешно изображала беспечное веселье, которого и в помине не было. Но она не собиралась портить праздник своему добросердечному отцу: ведь он так радовался ее приезду и так хотел, чтобы это счастливое событие было ознаменовано наилучшим образом. И вот теперь Эми, держа па коленях тарелку с мясом и картофельным салатом, по мере сил ела, смеялась и болтала с девицами и дамами на просторной крытой террасе восточного крыла дома, которую все привыкли называть восточным патио.

Увы, для девушки, до сих пор не оправившейся от вчерашнего разочарования, приготовленное Исавом мясо не имело никакого вкуса. Она почти не спала ночью, чувствовала себя усталой и вообще была не в духе. Больше всего ей хотелось, чтобы она могла щелкнуть пальцами и чтобы все гости, как по волшебству, тут же исчезли. Или чтобы можно было по крайней мере отставить тарелку и убежать в прохладное уединение своей комнаты.

Прошло уже более двадцати четырех часов с тех пор, как она сошла с поезда. И за это время не было и минуты, когда бы Эми не вспоминала взмах густых темных ресниц Тонатиу, изгиб полных гладких губ и прикосновение теплой руки.

Беспокойный взгляд Эми снова медленно и тщательно прошелся по гладкой лужайке невдалеке от патио. Ее отец, стоя около дымящейся ямы для барбекю, занимал беседой губернатора, сенатора Кэлахана и хозяина соседнего ранчо, молодого Дуга Кроуфорда. В нескольких шагах от них облокотились на каменный парапет «колодца пожеланий» и лениво потягивали виски Лукас и Тайлер, причем последний беспрестанно кидал в ее сторону похотливо-томные взгляды.

Содрогнувшись от неприязни, Эми поспешила отвернуться. После вчерашней прогулки по саду она от души надеялась, что больше никогда не окажется наедине с мистером Тайлером Парнеллом.

Низкий мужской голос, выделяющийся на фоне дамского чириканья, привлек ее внимание. Взглянув в дальний конец патио, откуда слышался голос, она увидела Бэрона, одетого в облегающие штаны из оленьей кожи и синюю хлопковую рубаху-пуловер, наполовину открывающую грудь. Неугомонный братец приударял сразу за двумя девушками: невзрачной простоватой дочерью торговца и прелестной бойкой невестой президента сандаунского банка. Обе были явно очарованы.

Эми покачала головой и вернулась к поискам единственного лица, которое жаждала увидеть. В этом она не преуспела, но зато увидела отца Тонатиу, дона Рамона, который учтиво эскортировал престарелую мать кого-то из гостей, помогая ей преодолеть пологий подъем от лужайки к дому. Немощная старушка цепко держалась за его согнутую в локте руку, дон Рамон терпеливо соразмерял шаг с медленной походкой своей подопечной.

— Я надеюсь, вы извините меня, — обратилась Эми к окружавшим ее дамам, отставляя в сторону тарелку. Поднявшись на ноги, она поспешила навстречу приближающейся паре. — Могу я чем-нибудь помочь? — с готовностью предложила девушка.

— Ах, Эми, как ты внимательна, — с благодарностью отметил дон Рамон, когда Эми, пристроившись к дряхлой даме с другой стороны, тоже подхватила ее под руку. — Это Эми Салливен, миссис Кэссиди, — пояснил он спутнице. — Вы ведь помните ее?

Старуха, взглянув на Эми, моргнула водянистыми глазами, и девушка прочла в них замешательство.

— Кто-кто? Как он вас назвал?

Эми улыбнулась:

— Ну как же, бабушка Кэссиди, это же я, Эми. Дочь Уолтера Салливена.

Бабушка Кэссиди озадаченно нахмурилась:

— Дочь Уолтера? Разве у него есть дочка? Я думала, у него только мальчики.

Дон Рамон и Эми переглянулись поверх седой старушечьей головы. Когда они добрались до дома, Эми, предварительно попросив дона Рамона подождать ее, провела престарелую гостью в отведенную ей комнату, уложила в кровать и задернула шторы, чтобы не мешало солнце. К тому моменту, когда девушка на цыпочках вышла из комнаты, бабушка Кэссиди уже сладко похрапывала.

Дон Рамон ждал Эми в своем кабинете, отделанном панелями орехового дерева. Заложив руки за спину, он стоял перед высоким книжным шкафом, заставленным многочисленными томами в кожаных переплетах. При появлении Эми он с улыбкой обернулся:

— Эми, ты добрая и деликатная юная леди.

— Вовсе нет, — чистосердечно созналась девушка. — Я совсем не такая. Просто мне хотелось поговорить с вами. — Приподняв пышные юбки бледно-желтого хлопкового платья, она быстро пересекла разделявшее их пространство и без всяких околичностей выпалила: — Где он, дон Рамон? Почему его нет на барбекю?

Дон Рамон продолжал невозмутимо улыбаться. Пожав плечами, он сообщил:

— Луис сегодня утром неважно себя чувствовал. Он спросил у меня, будет ли простительным его отсутствие. И я разрешил ему не выходить к гостям.

— Он болен? Почему же вы никому ничего не сказали? Можно я поднимусь проведать его? Вдруг ему что-нибудь нужно…

Она бросилась к двери, но дон Рамон, перехватив ее, мягко удержал на месте:

— Ты неправильно меня поняла. Луис не болен. Он уехал верхом и скоро вернется. Не беспокойся.

— Верхом? А куда? Куда он поехал?

— Я не спрашивал. А сам он не сказал.

Эми вздохнула:

— Я хочу… я хочу… Ох, дон Рамон, я сама не знаю, чего хочу.

В синих глазах девушки появилось точно такое же страдальчески-растерянное выражение, какое он видел накануне вечером в черных глазах своего сына. Эми повернулась и в полнейшем унынии вышла из кабинета; чуткий дон Рамон, глядя ей вслед, искренне желал помочь, но знал, что это не в его силах.

Дон остался в тиши кабинета. Все еще улыбаясь, он уселся в любимое просторное кресло, размышляя о Луисе и Эми. Он опасался, что они вот-вот по уши влюбятся друг в друга: судя по всем признакам, дело явно шло именно к этому.

Улыбка исчезла с его лица, и дон Рамон устало вздохнул. Он был бы счастлив, если бы в один прекрасный день эти двое поженились, но как отнесется к подобному союзу Патрон? Хотя Уолтер Салливен, казалось, искренне расположен к Луису, может так случиться, что он встретит яростное сопротивление со стороны окружающих, если надумает взять в зятья человека смешанной крови.

А Эми и Луис так молоды и так наивны! Они ничего не знают о жестокости мира и о людском коварстве. Хотелось бы надеяться, что они не станут торопиться с выбором спутника жизни и подождут, пока хоть немного не повзрослеют: Луису всего семнадцать, а Эми совсем недавно исполнилось шестнадцать лет.

Зеленые глаза Дона закрылись, и он смущенно усмехнулся. Ах, какими лицемерами мы становимся, когда стареем.

Картины былого счастья окружили его со всех сторон, когда мысли дона Рамона унеслись на двадцать лет назад — к другому званому вечеру, к другому июню, к другой шестнадцатилетней красавице.

Он не хотел идти на тот праздничный прием и подумывал уже о том, чтобы под каким-либо благовидным предлогом остаться дома. Но когда июньские сумерки опустились на Мехико, дон Рамон Кинтано, одетый в вечерний костюм, выходил из сверкающей лаком кареты перед дворцом Чапультепек.

В руке, затянутой в белую перчатку, Дон держал тисненное золотом приглашение. После того как он предъявил приглашение распорядителю-дворецкому, его провели подлинному коридору, а затем по лестнице на широкую галерею, расположенную над гигантским бальным залом с мраморным полом.

Не одно женское сердце встрепенулось при виде изящного красавца испанца, надменно рассматривающего разодетую толпу. Но сильнее всего забилось его собственное сердце, когда взгляд зеленых глаз задержался на самой прекрасной девушке из всех находившихся в зале.

Она была высока и стройна, прямые угольно-черные волосы спускались намного ниже талии. Изумрудно-зеленое одеяние с золотой каймой, отдаленно напоминавшее индийское сари, скреплялось на одном плече, как это было некогда принято у ацтеков. Красоту обнаженных гибких рук подчеркивали браслеты из золота с нефритом. На массивной золотой цепи, обвивающей шею, висел большой золотой диск; сандалии на ногах были инкрустированы драгоценными камнями.

Словно повинуясь безмолвному приказанию таинственной волшебницы, повелевшей ему немедленно подойти к ней, дон Рамон Кинтано спустился по мраморным ступеням и направился прямо к юной экзотической красавице. Ее черные миндалевидные глаза излучали странный, почти пугающий свет; губы были такого цвета, будто их окрасил сок дикой вишни.

Приблизившись к ней, дон Рамон поймал себя на том, что весь дрожит. Хозяин дворца — президент Антонио Лопес де Санта-Анна, стоявший подле загадочной красавицы, представил их друг другу.

Дон Рамон утонул в темных завораживающих очах юной ацтекской богини Шочикецаль — наследной принцессы, ведущей свой род от праматери Шочикецаль.

Будучи образованным человеком, дон Рамон знал точный смысл этого имени: Драгоценный Цветок. Богиня Цветов — воплощение красоты и любви. Никогда он не встречал человека, кому так подходило бы данное при рождении имя.

Он влюбился в нее с первого взгляда, немедленно воспылав пламенным желанием. Ответный взгляд непостижимых черных глаз наполнил его уверенностью, что и она желает его с той же страстью. Внезапная боль пронзила сердце влюбленного испанца: наверняка пройдут недели, а то и месяцы, прежде чем он сможет назвать ее своей.

Но богиня Шочикецаль была не чета строго опекаемым девицам, заполнившим тем вечером дворец. Она делала то, что хотела. Ни перед кем не должна была она держать ответ. Суровые предписания этикета или обычаев не имели над ней власти.

Поэтому, повергнув в ужас хозяев, она спокойно взяла дона Рамона за руку и, не говоря ни слова, повела прочь. Выйдя в сад, шестнадцатилетняя богиня повернулась к потрясенному испанцу и, закинув ему на шею тонкие руки, подняла прекрасное лицо, готовая принять поцелуй.

Дон Рамон поцеловал ее, а когда их пылающие губы разомкнулись, Шочикецаль промолвила:

— Звезды возвестили мне о твоем приходе. И еще я видела тебя в дымном зеркале. Мы должны пожениться — это я знаю точно. Но… — она вздохнула, — я не могу обещать, что мы всегда будем вместе.

Сверкнув черными очами, она приникла к нему стройным телом.

— Разве это важно? — хрипло проговорил дон Рамон. — Я хочу соединиться с тобой навеки… или на столько времени, сколько ты пожелаешь быть моей. Поженимся завтра, mi querida.

— Нет, — с властной уверенностью возразила она. — Это должно произойти немедленно. Старый падре ждет нас в дворцовой часовне. Идем.

Пока сотни гостей танцевали в бальном зале дворца, дон Рамон Рафаэль Кинтано и ацтекская богиня Шочикецаль без шума обвенчались. Потом Шочикецаль проводила молодого мужа в большую, роскошно убранную спальню.

Там, в ярком свете мексиканской луны, льющемся в комнату через высокие дворцовые окна, юная новобрачная без тени неловкости или застенчивости сбросила с себя изумрудно-зеленый наряд с золотой каймой, браслеты из золота с нефритом и усыпанные драгоценными камнями сандалии.

Когда на обнаженном теле остался лишь золотой медальон, Шочикецаль, подняв этот тяжелый диск, сказала молодому супругу:

— Муж мой, перед тобой точное подобие священного Солнечного Камня, которому поклонялись мои предки в Главном храме бога Уицилопочтли на центральной площади Теночтитлана. Лицо, которое ты видишь в центре, изображает Бога-Солнце.

Дон Рамон молча кивнул.

— Четыре малых божества вокруг Бога-Солнца — это боги земли, ветра, огня и воды. — Она опустила медальон на грудь. — Нашего сына мы назовем Тонатиу в честь Бога-Солнца.

Она стояла, нагая и прекрасная, и столь удивительна была ее смелость, что ревнивого жениха вдруг обуяла мука иного рода: любуясь несравненной красотой своей юной жены, он в то же время терзался сомнениями касательно ее добродетели. Но тут Шочикецаль улыбнулась и подошла к нему.

Взяв руки мужа в свои, она повернула их кисти тыльной стороной вниз и поцеловала раскрытые ладони. Потом положила одну его ладонь к себе на обнаженную левую грудь, а другую зажала между ног.

— Единственные руки, которые когда-либо касались меня, — твои, Рамон. Ацтеки знают цену целомудрию. Я девственница. Как твой приход был предсказан звездами, так и я — по воле богов — пришла к тебе нетронутой. Я даже никогда не целовала мужчину. Ты научишь меня любить?

Счастливый супруг нежно привлек ее в свои надежные объятия:

— Да, мой бесценный цветок. Я научу тебя. Моя суженая, любовь моя.

На следующий день новобрачные покинули душный жаркий город.

Летние месяцы, последовавшие за незабываемым июнем, пролетели как один упоительный медовый месяц, который молодожены провели, наслаждаясь уединением, на зеленом мексиканском побережье. С наступлением осени дон Рамон увез жену далеко на север, где находился небольшой земельный надел, который он получил как свадебный подарок от своей испанской родни.

Дон Рамон построил для обожаемой жены скромный домик из необожженного кирпича, и они вместе нанесли визит ближайшим соседям — вот так они и познакомились со светловолосым крепышом-техасцем Уолтером Салливеном, его женой Бет и младшей сестрой Уолтера Мэг.

Салливены встретили чету Кинтано радушно и дружелюбно. Поначалу ничто не омрачало счастья молодых супругов, хотя жизнь не была легкой в этом суровом пустынном краю. Как ни бился дон Рамон, пытаясь наладить дела на своем маленьком ранчо, успех ему не сопутствовал. A eгo жена, прекрасная Шочикецаль, не смогла даже кукурузу вырастить на этой бесплодной почве, не говоря уже о любимых ею цветах и зелени.

И, что еще хуже, богине никак не удавалось забеременеть — месяц за месяцем после очередного разочарования она проливала горькие слезы. Так прошел год, затем второй и третий.

В один из жарких августовских дней 1838 года, когда дон Рамон вернулся домой после трудов праведных, его встретила красавица жена, которая так и светилась счастьем. Весной он станет отцом, поведала она ему. Они выпили мадеры из серебряных кубков, а когда отгорел закат, любили друг друга.

17 апреля 1839 года, когда солнце садилось за горизонт, у Шочикецаль начались схватки. Перепуганный муж заявил, что немедленно поскачет за доктором, но она удержала его: ей не нужен никакой врач. Дон Рамон умолял позволить ему позвать хотя бы сеньору и сеньориту Салливен. Нет, отвечала жена, она не хочет, чтобы посторонние присутствовали при рождении ребенка. Он, ее муж, должен сам принять их дитя.

В ужасе дон Рамон кивнул, зажег светильники и приготовился к самой длинной в его жизни ночи. Его бесстрашная богиня не разделяла опасений мужа. Она улыбалась и, мурлыкая, приводила в порядок дом, как будто готовилась к какому-то чудесному празднику.

В полночь она сбросила всю одежду, оставив на теле лишь золотой Солнечный Камень. Пламя свечей омывало теплым сиянием ее тело. Она уселась на чистую белую постель, прислонилась спиной к подушкам и, подтянув разведенные колени, уперлась в матрас босыми ступнями.

Когда боль, разрывающая тело, стала накатывать с убийственной размеренностью, Шочикецаль, забросив руки за голову, вцепилась в прутья тяжелой медной спинки кровати, но не проронила ни звука.

Пока дон Рамон прикладывал влажные салфетки к искаженному болью лицу жены, к груди и мягким темным волосам, Шочикецаль ровным голосом взывала к древним богам на своем родном языке науатль. Муж, не понимавший языка ацтеков, не раз в Страхе спрашивал себя, уж не молится ли она, готовясь к смерти.

Трудные роды затянулись далеко за полночь. Близкий к отчаянию, обезумевший от беспокойства, дон Рамон не отходил от жены. Он видел, как черные глаза его возлюбленной тускнеют от невыносимой боли, как стекают струйки пота с набухших грудей, огромного живота и раскинутых длинных ног.

Взошло апрельское солнце, а Шочикецаль все так же металась на ложе страданий. В полдень она еще боролась, ослабевшая, но непобежденная. Возомнив, что это Бог, должно быть, карает его за какие-то давно забытые грехи, дон Рамон уже не сомневался, что ему суждено потерять и жену, и их неродившегося младенца.

К полудню в тесной спальне стало невыносимо жарко. Влажные рубашка и штаны дона Рамона прилипли к худому мускулистому телу, из-под густых волос на зеленые глаза набегали капли пота. Он оставался подле страдающей женщины, которая была ему дороже жизни, мысленно дав себе обет, что с ее последним дыханием закончатся и его дни на земле. Час был недалек: глаза ее уже закрылись.

Солнце начало склоняться на запад к горизонту; горячий сухой воздух посвежел. Шочикецаль распахнула черные глаза и, к изумлению мужа, улыбнулась ему. Лицо ее неожиданно разгладилось. В лучах заходящего солнца ее обнаженное лоснящееся тело приобрело легкий, оранжевый оттенок.

Собрав последние силы, которые еще оставались в истерзанном болью теле, она с торжеством в голосе произнесла:

— Пора.

И не ошиблась.

Тонатиу появился на свет в тот самый миг, когда последний луч солнца простился с землей. Здоровое дитя громко закричало, возвещая всему миру о своем появлении на свет; обессиленная счастливая мать тут же погрузилась в глубокий сон, предоставив воскресшему к жизни отцу вопить во весь голос от радости и возносить к небесам благодарственные молитвы.

Однажды в августе, когда ребенку исполнилось уже четыре месяца, дон Рамон, вернувшись домой в душный полдень, не застал ни жены, ни сына. Он поскакал прямиком к друзьям, предполагая, что жена, соскучившись в одиночестве, решила навестить дам из семейства Салливен.

Но слуга-мексиканец, встретивший Рамона у дверей, сообщил ему неожиданные новости. Сеньора Салливен узнала, что весной у нее родится ребеночек, и сегодня утром уехала вместе с сеньоритой в Новый Орлеан. Там они и останутся, пока дитя не появится на свет.

Дон Рамон повернул назад. В панике он бросился на поиски жены и сына, пересекая высохшие овраги, утыканные кактусами плато и бесплодные равнины пустыни.

Уже на закате он заметил какой-то мерцающий отблеск на вершине базальтовой столовой горы — горы с ровной площадкой наверху. Изнемогая от тревоги, он послал измотанную храпящую лошадь вверх по скалистому склону.

Тонатиу, голодный и обгоревший на солнце, лежал на голом камне, исходя пронзительным плачем.

На нем не было ничего, кроме тяжелой золотой цепи вокруг шеи. На голом животике лежал золотой Солнечный Камень. Из-под черноволосой головки высовывался сложенный листок бумаги весьма странного вида.

Рамон подхватил своего бедного сына и, одной рукой укачивая ребенка, поднял листок тонкой, похожей на шелк бумаги, сделанной из коры смоковницы, — подобной бумагой, по сведениям дона Рамона, пользовались ацтеки более пяти столетий назад.

Медленно и осторожно развернув драгоценный лист, дон Рамон начал читать:

Рамон…

— …Рамон!

— Что? — Дон Рамон вздрогнул от неожиданности, но сразу же улыбнулся. — Извини, — сказал он, вставая с кресла. — Я… я ушел мыслями в прошлое.

Уолтер Салливен добродушно усмехнулся, глядя на друга с порога кабинета:

— Заглянуть туда приятно, но, дружище, нельзя же там жить. Пойдем, наши постоянные партнеры уже ждут за карточным столом.

 

Глава 5

О Педрико шла молва, что он одним глазом сумеет увидеть больше, чем большинство людей — двумя.

Одноглазый Педрико работал в Орилье еще до рождения Эми. Из перешептываний слуг она узнала, как этот спокойный человек отнюдь не богатырского сложения потерял свой левый глаз.

Когда он был, по сути, совсем еще мальчишкой и жил один в Пасо-дель-Норте, его сердце покорила хорошенькая певичка из кантины, то есть, попросту говоря, таверны. Все его деньги уходили на подарки темноволосой женщине с пунцовыми губами. Он мечтал жениться на прелестной Ангелике, которая в его глазах была воистину ангелом, слетевшим на землю. Она же только смеялась, целовала его и обещала сказать «да», как только ему стукнет двадцать.

Но, увы, его Ангелика ангелом отнюдь не была: одной жаркой лунной ночью в приграничный город прискакал красивый незнакомец, заглянул в кантину и украл ветреное сердечко Ангелики.

Ревнивый юный поклонник изменницы Педрико бросил вызов дерзкому сопернику. Последовала драка. Незнакомец вытащил нож — Педрико был безоружен. В результате он лишился и глаза, и возлюбленной: тяжело раненного, его бросили умирать в глухом переулке.

Уолтер Салливен подобрал Педрико, отвез к врачу, а затем взял с собой в Орилью, на поправку.

С тех пор Педрико жил здесь. Взор единственного глаза никогда более не задерживался ни на одной женщине, хотя многие миловидные служанки в Орилье находили весьма привлекательным худощавого молчуна с черной повязкой на глазу и спокойной манерой держаться.

Однако его раненое сердце все еще принадлежало Ангелике.

А безграничная преданность — Патрону.

Этим погожим июньским утром Педрико, ловко удерживая в равновесии на расставленных пальцах покрытый салфеткой поднос с завтраком, негромко постучал в закрытую дверь спальни Эми. Он произнес волшебные слова, которые, как он прекрасно понимал, Эми страстно хотелось услышать:

— Сеньорита Эми, просыпайтесь. Все гости разъехались. Он подождал, чуть раздвинув в улыбке губы под тонкими черными усиками.

Через несколько минут тяжелая резная дверь отворилась и, открывшая ее заспанная девушка на всякий случай спросила:

— Ты уверен, Педрико?

Утвердительно кивнув, Педрико прошел мимо Эми в спальню. Поставив поднос на круглый столик в середине комнаты, он прошел к окнам и раздвинул тяжелые шторы, впустив в комнату лучи яркого утреннего солнца.

— Сенатор и миссис Кэлахан отбыли на рассвете, — улыбаясь, доложил он. — В Орилье больше нет никаких гостей.

— Благодарение Господу! — воскликнула Эми, завязывая на шее атласные ленты капота и забираясь на смятую постель, где и уселась по-турецки. — Наконец-то я смогу хоть какое-то время располагать собой!

Педрико, наливая кофе из начищенного до блеска серебряного кофейника, снова кивнул в знак согласия и уточнил:

— Значит ли это, что вы не желаете, чтобы вас беспокоили? — Он подошел к кровати, неся в руке, затянутой в белую перчатку, изящную чашку с дымящимся черным кофе.

— Вот именно, — подтвердила Эми, протягивая руку за чашкой. Ощутив что-то в голосе Педрико и уловив загадочный блеск в его глазах, она встрепенулась. — А что происходит? Ты чего-то не договариваешь.

Педрико усмехнулся:

— Внизу дожидается один нетерпеливый молодой человек, но если вы предпочитаете… — Он пожал плечами.

— Это кто же?

— Луис Кинтано.

Эми немедленно сунула чашку обратно в руки Педрико.

— Тонатиу здесь? Сейчас? — С глазами, разгоревшимися от возбуждения, она спрыгнула с кровати. — Ты просто дьявол, Педрико! Почему ты мне сразу не сказал?

— Так вот я же и говорю, сеньорита Эми. Луис пришел узнать, не пожелаете ли вы с утра проехаться верхом. Что мне ему передать?

— Передай, что да, пожелаю! — не замедлила с ответом Эми.

Ее быстрый ум немедленно заработал, решая наиважнейшую задачу: что ей следует надеть на эту прогулку. Выбор был сделан в пользу красивой бледно-желтой замшевой юбки для верховой езды с разрезом посредине и очень дорогой, совершенно новой желтой шелковой блузы. Она должна выглядеть как нельзя лучше!

— Конечно, я хочу поехать с Тонатиу! — повторила она.

— Я так и подумал. — Педрико подмигнул девушке единственным глазом. — Он ждет в восточном патио.

Луис Кинтано, со вспотевшими ладонями и застывшим комом в желудке, мерил нервными шагами каменный пол просторного патио. Он поднялся вместе с солнцем: заснуть все равно не удавалось. Его преследовала одна мысль: как бы не упустить возможность повидаться с Эми, когда она будет одна.

Перед сном он тщательно приготовил костюм, который собирался сегодня надеть, в надежде, что этот костюм позволит ему выглядеть старше и больше походить на взрослого мужчину. Но на рассвете, вырядившись таким образом, он вдруг почувствовал, что вид у него несуразный и фальшивый.

Проникшись отвращением к собственной персоне, он переоделся. Затем переоделся еще раз. В конце концов, когда его большая, отделанная темным деревом спальня оказалась заваленной ворохами раскиданной одежды, он вернулся к тем самым вещам, которые столь аккуратно приготовил накануне вечером.

И вот теперь, полный смятения и сомнений, он уже жалел, что не надел что-нибудь менее броское. Надо было надеть поношенные кожаные брюки и старую рубашку. А так, чего доброго, Эми подумает, что он тщеславен. Или еще хуже — решит, что он старается пустить ей пыль в глаза, чтобы завоевать ее благосклонность. Это если она вообще спустится вниз. А ведь может и не спуститься.

Очень даже вероятно, Эми просто рассмеется и скажет Педрико, что меньше всего на свете ей хочется кататься верхом с надоедливым семнадцатилетним индейцем.

При этой мысли Луис даже заскрежетал ровными белыми зубами.

Перед глазами всплывали отвратительные видения: Эми в объятиях вкрадчивого Тайлера Парцелла в упоении кружится по паркету бального зала; Парнелл нашептывает ей что-то на ушко, и Эми смеется, закидывая белокурую голову; Эми об руку с Парнеллом гордо проходит мимо него в залитый лунным светом сад.

В унынии Луис закрыл глаза.

Эми Салливен ни за что не сойдет вниз ради того, чтобы покататься с ним верхом. Он жалкий дурак, если заявился сюда, лелея такие надежды. Он только выставил себя на потеху. И все узнают о его позоре. Педрико расскажет слугам, и Луис станет в Орилье мишенью для всеобщих насмешек. Луис резко открыл глаза.

Он не позволит подобному случиться, не должен позволить. Вознамерившись немедленно покинуть место, где его ждет неминуемый позор, Луис повернулся и быстро зашагал через патио к высокой густой живой изгороди, примыкающей к террасе.

Скрывшись в проходе изгороди, он облегченно вздохнул, но, сделав всего несколько шагов, услышал голос Эми, окликавшей его по имени.

— Тонатиу, прости, что я так задержалась, но… — Эми шагнула в патио и остановилась, недоуменно оглядываясь. — Тонатиу?..

Шорох позади изгороди привлек ее внимание: в разрыве густого зеленого кустарника показался Луис. Он неподвижно стоял, расставив ноги, в обрамлении высоких стен изгороди и смотрел прямо на нее. Эми, потеряв дар речи, смотрела на него так же неотрывно.

На Луисе были ярко-синяя хлопковая рубашка с длинными рукавами и темно-коричневые штаны, закрывавшие ноги до носков блестящих ковбойских сапог. Вдоль боковых швов узких штанин тянулись ряды серебряных пуговиц; тонкую талию охватывал ковбойский пояс с искусно выполненным тиснением. На руках красовались перчатки из мягкой бархатистой замши. Наряд завершал шейный платок глубокого шоколадного тона.

Не сводя с Эми взгляда агатовых глаз, Луис тихо произнес ее имя:

— Эми.

Ничего больше. Никаких там «доброе утро, Эми» или «рад тебя видеть». Просто Эми. Но то, как он произнес ее имя, наполнило сердце девушки тем же странным волнением, какое нахлынуло на нее, когда он встречал ее с поезда.

Луис направился к ней, и Эми почувствовала, что у нее подгибаются колени; ее зачастившее сердце колотилось в такт его шагам, сопровождаемым бряцанием больших мексиканских шпор с колесиками на концах. Когда он остановился перед ней, Эми заметила в глубине красивых черных глаз мимолетное колебание.

— Я… я… думал, тебе, может быть, захочется прокатиться, — сказал Луис спокойным тоном, но в уголке рта у него непроизвольно подергивался крошечный мускул. — Но если нет, что ж, я могу…

— Да что ты… — перебила она. Ей хотелось дотронуться до него, но она не посмела. — Тонатиу, пожалуйста, возьми меня. Я хочу покататься с тобой.

Тогда он улыбнулся. Улыбка оказалась столь неожиданной, теплой и ослепительной, что у Эми перехватило дыхание. Она даже зажмурилась от счастья, когда его обтянутые перчаткой пальцы сжали ее руку выше локтя и, он потянул спутницу к проходу в живой изгороди.

— Я оседлал пару лошадей, — сообщил по пути Луис все с той же широкой улыбкой. — На всякий случай.

Эми только улыбнулась ему в ответ. Глядя на него, она дивилась в душе: как он мог вообще сомневаться в том, что ей захочется с ним поехать? Но вслух она не сказала ничего. Счастливая и воодушевленная, она позволила высокому, еще чуть угловатому юноше быстрым шагом провести ее по плавно сбегающей вниз лужайке к воротам, где их уже ждала пара оседланных лошадей.

— Я выбрал для тебя вороную кобылу. Но если тебе больше правится…

— Нет, я поеду на этой, — сказала Эми, окинув оценивающим взглядом вороную лошадку с белыми «чулками» на ногах и белой звездочкой на лбу. — Тонатиу, она красавица!

Он засиял от гордости и удовольствия. Взяв Эми за талию, он поднял ее и усадил в украшенное серебром, черное кожаное седло, а потом подал ей длинные поводья. Эми уже сидела в седле, а Луис все стоял, улыбаясь, рядом, без нужды теребя стремя рукой в перчатке.

— Ну, как, ты не разучилась ездить верхом? — поддразнил он Эми, чувствуя, что впервые за неделю у него легко на сердце.

— А вот попробуй, догони, — последовал вызывающий ответ. Эми развернула послушную вороную, прикоснулась к ее бокам каблуками сапог без шпор, и лошадь сорвалась с места.

Луис постоял еще пару секунд, провожая взглядом удаляющуюся красавицу с развевающейся по ветру пеленой золотистых волос. Звук ее смеха наполнял его каким-то небывалым счастьем; ощущение было таким острым, что щемило сердце.

Схватив поводья своего коня, Луис взлетел в седло, вонзил шпоры в бока огромного мышастого жеребца и помчался вслед за смеющейся златокудрой девушкой.

Серый жеребец легко догнал вороную. Луис сидел в седле с двух лет. С двенадцати лет он уже объезжал превосходных лошадей Орильи, и Патрон отзывался о нем как о самом умелом наезднике на ранчо. Луис очень гордился своей репутацией: его радовало, что более пожилые и опытные наездники Орильи принимали его как равного.

Поравнявшись с Эми, Луис натянул поводья, приноравливая ход серого к более легкому аллюру вороной кобылы. Блеснула белозубая улыбка Луиса, и юная пара молча поскакала бок о бок прочь от скопления кирпичных строений Орильи. Пересекая песчаную равнину, они держали путь на северо-восток, туда, где равнина плавно переходила в гряду холмов.

Далеко на горизонте вздымались горные кручи, начинаясь с зеленых предгорий и, сливаясь вдали с подернутыми синей дымкой Гваделупскими горами, над которыми царила в вышине остроконечная вершина пика Эль-Капитан. Прозрачный как стекло воздух создавал обманчивую иллюзию близости далеких горных хребтов.

Под жарким солнцем навстречу ветру, секущему глаза, они неслись во весь опор по открытой пустыне, не обращая внимания на палящий летний зной. Они забирались все дальше и дальше от дома, и единственным звуком, нарушающим тишину, был стук лошадиных копыт, ударяющихся о спекшуюся землю.

Словно позабыв о том, что на свете вообще существует усталость, Эми подумала, сколько же времени нужно провести в седле, чтобы доскакать до самых гор. Она повернула голову, собираясь окликнуть Луиса и задать ему этот вопрос, но он жестом подал ей знак, что нужно остановиться. Эми кивнула и осадила вороную кобылку.

Они отмахали немало миль. Центральная усадьба Орильи осталась далеко позади. До сих пор дорога вела их все время в гору, поэтому сейчас они находились на несколько сотен футов выше того холма, где располагалась асиенда. Слева зеленела рощица хлопковых деревьев, и по этому признаку Эми определила, что где-то рядом протекает река.

Луис подтвердил, что так оно и есть. Когда лошади остановились, раздувая бока и роя копытами землю, он привстал в стременах и указал рукой на северо-восток:

— Я хотел бы показать тебе свою заветную заводь. О ней больше никто не знает.

— Обещаю, что никому не расскажу, — ответила Эми, польщенная тем, что он решился доверить ей свою тайну.

— Я тебе верю, — сказал Луис с такой убежденностью, что окончательно осчастливил Эми. — До этого места, Эми, отсюда еще добрых четыре мили вверх по реке. Если хочешь, мы можем дождаться более прохладного дня.

— Не хочу я ничего ждать. Я хочу поехать туда сейчас же.

Они двинулись вдоль петляющего потока, постепенно поднимаясь в гору. Достигнув цели путешествия, Луис бросил поводья и ловко спешился. Сняв Эми с седла, он поставил девушку на землю, и его немало позабавило выражение нескрываемого замешательства на ее лице. Он понимал, что Эми разочарована: ее взору предстала ничем не примечательная густая роща высоких ив. Нахмурив брови, девушка повернула голову и, уловив слабый плеск падающей с уступа воды, бросила на Луиса вопрошающий взгляд.

— Закрой глаза, — с ребяческим ожиданием триумфа попросил Луис.

Эми с радостью повиновалась. Он взял ее за руку и провел между высокими ивами и хлопковыми деревьями, нетерпеливо предвкушая ее восторг. Оказавшись внутри кольца ив, он осторожно поставил ее впереди себя на край гладкого плоского камня на берегу лагуны, умышленно выбрав место в тени, где было не так жарко.

Потом он слегка повернул Эми, чтобы, открыв глаза, она увидела прямо перед собой окутанный брызгами водопад.

Глубоко вздохнув, Луис скомандовал:

— Пора, Эми.

Она открыла глаза и замерла, не в силах поверить, что видит эту волшебную картину наяву. Они стояли на берегу речной излучины. Глубокую прозрачную заводь у них под ногами без устали наполнял низвергающийся каскадом поток воды. Речные берега заросли изумрудно-зеленой травой, яркими цветами и вьющимся диким виноградом.

Казалось невероятным, чтобы подобный тропический рай существовал посреди безжизненной пустыни Чиуауа.

Потрясенная до глубины души открывшимся ей чудом, Эми повернулась к Луису:

— Должно быть, я грежу. Не можем же мы и в самом деле находиться здесь, в прохладе и тени, рядом с водопадом?

— Тем не менее мы не в сказке, — заверил Луис подругу детства. — Знаешь, как тут глубоко? Вон с той скалы сюда даже нырять можно! — Он указал на большой, нависающий над водой выступ скалы рядом с водопадом.

— Ты плаваешь здесь?

— Постоянно.

— Завидую я тебе, — уныло проговорила Эми; усевшись на траву, она обняла колени руками.

Луис быстро опустился рядом.

— Не завидуй. Ты тоже можешь тут плавать. — Он помолчал и добавил: — Со мной.

Эми вскинула голову. Взглянув в темные выразительные глаза, она внезапно призадумалась: отчего это Луис стал вдруг так добр и внимателен к ней после целой недели полнейшего пренебрежения?

— А почему, пока в доме были гости, ты меня и знать не хотел? — надменно осведомилась она. — Ты даже ни разу не потанцевал со мной. Мне было обидно.

На бронзовом лице Луиса промелькнула гримаса боли. Он бросил взгляд на безмятежные воды реки и, проглотив ком в горле, открыл Эми правду:

— Я не умею танцевать.

— Ты не умеешь… И только по этой причине…

— Да! — взорвался Луис, вновь обращая к Эми страдальческое лицо. — Я не умею танцевать. Я неуклюж и неповоротлив, и… — Неожиданный взрыв звонкого смеха прервал его речь. В черных глазах юноши вспыхнул гнев. — По-твоему, это смешно?

— Да, да, очень! А ты сам разве не видишь, до чего это смешно?

— Не вижу ничего смешного. — Он свирепо уставился на Эми. Продолжая смеяться, она нежно тронула кончиками пальцев его ожесточившееся лицо:

— Тонатиу, неужели ты и вправду думаешь, что для меня это имеет какое-то значение — умеешь ты танцевать или нет?

— Ну а разве не имеет? — с недоверием спросил Луис.

— Ни капельки. Да хоть бы ты за всю жизнь ни одного танца не станцевал — какая мне разница? — Обеими руками она схватила его затянутую в перчатку руку и пылко прижала к своей щеке. — А я думала, ты не хочешь танцевать со мной. Как ты не понимаешь, я боялась, что это из-за меня.

— Вот и нет, все из-за меня. — Угрюмое лицо начало проясняться, однако он не смог удержаться от колкости: — Я же не Тайлер Парнелл.

— Знаю, — ответила Эми, — и очень этому рада. Очень-очень рада. — Она выпустила руку Луиса, но не сводила с него ликующего взгляда синих глаз.

Однако переубедить Луиса удалось не сразу.

— Держу пари, если бы сейчас он был здесь с тобой, то он бы… он бы тебя поцеловал.

Эми взглянула прямо ему в глаза:

— Нет, не поцеловал бы. Потому что я бы не позволила. Как не позволила в тот раз, когда мы гуляли в саду. — Она улыбнулась и очень тихо проговорила: — А вот тебе, Тонатиу, я бы разрешила поцеловать меня. — Ее прелестное лицо порозовело, и она робко добавила: — Если хочешь.

Щеки Луиса залились румянцем.

— Конечно, хочу, Эми. Я так хочу поцеловать тебя, но… но… — Он вздохнул: — Опять как с танцами. Я и этого не умею делать. Я никогда не целовал девушку.

— Вот удача! — от души воскликнула Эми. — И меня никто не целовал. Мы можем учиться вместе. — Она подняла на юношу доверчивый взгляд. — Верно?

Луис по-мальчишески ухмыльнулся:

— Конечно, можем.

С бьющимся сердцем он медленно стянул с рук замшевые перчатки и, бросив их на землю, придвинулся к Эми. Луис взял ее лицо в смуглые худые ладони, и девушка затаила дыхание.

Она не знала, куда девать руки, и поэтому легонько взялась пальцами за запястья Луиса.

Взгляд черных глаз, скользнув по лицу, опустился к ее губам. Под этим напряженным взглядом губы Эми задрожали. У нее было такое ощущение, как будто легкие вот-вот разорвутся.

Он понимающе улыбнулся и ласково посоветовал:

— Дыши, радость моя.

Благодарно кивнув, Эми перевела дыхание, и оба расхохотались. Когда они, наконец, успокоились, смеющиеся черные глаза Луиса затуманились, а потом снова загорелись огнем. Он запрокинул лицо Эми и, наклонившись, поцеловал ее.

Невинный поцелуй… Две робкие, жаждущие слияния пары уст неумело встретились и, едва коснувшись, быстро разошлись. Но, краткий и целомудренный, этот поцелуй сладко растревожил обоих.

Охваченный благоговейным восторгом от подаренного ему чуда, Луис произнес со смешанным чувством обретенной власти, ответственности и обладания:

— Эми, я первый поцеловал тебя, но этого недостаточно.

— Недостаточно?.. — Удивленная, она вопросительно взглянула на него.

В больших черных глазах вспыхнула одержимость, и Луис произнес медленно и внятно, так чтобы каждое слово звучало особенно весомо:

— Я должен быть и последним.

Эми уже собралась было заверить Луиса, что иначе и быть не может, но жаркие губы снова накрыли пылким поцелуем ее рот, и она только вздохнула, уверенная в том, что Луис и без слов знает: в ее жизни будет только он.

Первый и последний.

Единственный.

 

Глава 6

Июльский зной опалял стены асиенды; все ее ставни были закрыты для защиты от немилосердного солнца, придавая зданию вид многоглазого дремлющего чудовища, смежившего веки.

Внутри все было тихо, если не считать ударов высоких напольных часов в холле первого этажа, только что пробивших два часа пополудни. Время сиесты. Обычай сиесты — непременного послеполуденного отдыха — с удовольствием переняли от своих южных соседей те, кто населял юго-западные пустыни Техаса.

В самые жаркие дневные часы все обитатели Орильи — и хозяева, и слуги — разбредались по своим комнатам, где при закрытых ставнях царил полумрак: только сон мог служить оружием против всепроникающей жары.

Впрочем, один из хозяйских отпрысков давно уже открыл для себя куда более приятный способ борьбы с сухими и горячими часами техасского лета. Бэрон Салливен одолевал жгучий жар воздуха своим собственным жаром. Никто не наслаждался сиестой больше, чем Бэрон.

Летом 1841 года — в тот год умерла его мать, и они переехали в только что построенную асиенду — понадобилось нанять многочисленную прислугу, и одной из новых служанок оказалась Магделена Торрес из ближайшей деревни, двадцативосьмилетняя вдова с маленькой четырехлетней дочкой Розой. Магделене отводилась роль горничной верхнего этажа.

Бэрон сразу же приметил Магделену. Его просто заворожило зрелище ее полных грудей, которые колыхались под хлопковой блузой, и он не мог отвязаться от мыслей о том, как они выглядят без этой блузы. И о том, как бы ему это выяснить.

Ответ на столь важный вопрос ему удалось найти жарким августовским днем, когда он в полумраке своей спальни маялся от скуки и беспокойного томления и никак не мог заснуть. Внезапно он улыбнулся, поднялся с кровати, подошел к двери и шагнул за порог. В коридоре он оглянулся по сторонам и, никого не увидев, двинулся прямиком к отцовской комнате. Он открыл тяжелую резную дверь, вошел внутрь и увидел отца, который, распластавшись на спине, мирно похрапывал на кровати. Бэрон направился к высокому бюро красного дерева, выдвинул верхний ящик и из самого дальнего его угла достал небольшую коробочку, обтянутую синим бархатом.

Затем он открыл коробочку и вынул из нее сверкающую подвеску-кулон, которую Уолтер Салливен некогда преподнес своей невесте ко дню свадьбы. Бэрон сжал подвеску в кулаке, закрыл коробочку и, поставив ее на место, покинул отцовскую комнату. Весь этот визит не занял у него и минуты.

Он молча спустился по лестнице и поспешил в заднюю часть дома, где располагались комнаты слуг. Перед дверью Магделены Торрес он остановился, прислушался, ничего не услышал, открыл дверь и вошел.

Оглянувшись в полутьме комнаты, он обнаружил в другом ее конце стоявшую около окна двуспальную кровать, где безмятежно спали Магделена и ее дочурка Роза. Расплывшись в широкой улыбке, он так и пожирал взглядом открывшееся ему зрелище. На его распрекрасной Магделене были надеты только хлопчатая рубаха и просторная нижняя юбка. Лямка рубахи соскользнула с плеча, являя взору атласную соблазнительно-полную грудь. Почти столь же соблазнительную, как крепкое бедро, виднеющееся из-под перекрученной сбившейся юбки.

Бэрон неохотно оторвал взгляд от спящей женщины. Он шагнул к простому сосновому комоду, где стояла шкатулка с иголками, нитками и прочими принадлежностями для рукоделия. Открыв шкатулку, он засунул туда алмазную подвеску, после чего поспешил возвратиться к себе в комнату, где и растянулся на кровати, мечтательно улыбаясь.

Теперь он не сомневался: больше ему не придется изводиться от скуки в часы сиесты.

На следующий день Бэрон поднялся не слишком рано. Он понимал, что прочие давно уже позавтракали и разошлись кто куда. Перед тем как спуститься по лестнице, он умышленно оторвал одну из пуговиц своей рубашки. С пуговицей в руке Бэрон отправился на поиски Магделены Торрес.

Он обнаружил ее в гостиной, где она занималась уборкой. Магделена не услышала, как он вошел, поэтому он мог вполне насладиться видом ее округлых ягодиц, когда она наклонилась, чтобы обмахнуть перьевым веничком низкий подоконник.

— Ой, сеньор Бэрон, — воскликнула она, кивнув ему в знак приветствия, — вам придется позавтракать в одиночестве. Другие-то все уже ушли.

— Ну и пускай, — беззаботно отмахнулся Бэрон. — По правде говоря, я именно тебя искал. — Он показал ей перламутровую пуговицу. — Ты не могла бы ее пришить? Это одна из моих любимых рубашек.

— О да, да, — с готовностью согласилась она. — Сейчас же и пришью.

— Какая же ты славная, Магделена, — умилился Бэрон.

Смущенная похвалой, она взяла пуговицу и заторопилась к выходу из гостиной. Он последовал за ней по коридору. Остановившись перед своей дверью, Магделена заверила его:

— Я скоренько вернусь.

Однако Бэрон вошел следом за ней; когда же он закрыл за собой дверь, молодая женщина удивленно оглянулась, а затем быстро направилась к комоду. Бэрон не отставал ни на шаг и стоял рядом, не переставая улыбаться, когда она с явным беспокойством откинула крышку шкатулки, чтобы взять катушку подходящих ниток.

— Эй, Магделена, что… что это такое?

Бэрон запустил пальцы в коробку и вытащил сверкающий алмаз. Зажав тонкую цепочку между пальцами, он покачал кулоном перед носом ошеломленной Магделены.

— Я… я… не знаю, — вымолвила она, завороженно провожая глазами раскачивающийся камень.

Взгляд Бэрона, до того также не отрывавшийся от драгоценности, теперь вонзился в Магделену.

— Это подвеска моей матери! Ты стащила алмазный кулон, который принадлежал моей покойной матери! — У него был такой вид, словно он просто не в силах даже вообразить подобную низость. — Как ты могла, Магделена?! После всего, что мы для тебя сделали!

— Нет! — возмутилась она, тряхнув темной головой. — Я… я не знаю, как это сюда попало. Я никогда… Тут моей вины нет, сеньор Бэрон. Вы должны мне поверить, должны!

— Нет, не верю, — бросил он. — И я не верю, и отец не поверит.

— Матерь Божия! — задохнулась она. — Как же это может быть, чтобы он не поверил! Ради Бога, Бэрон! За мной такое не водится! Никогда не водилось!

— Тогда с чего бы вдруг кулон моей матери оказался в твоей шкатулке с нитками? Отвечай!

— Не… не знаю. Помоги мне, Боже, помоги мне! Как будто говоря с самим собой, Бэрон пробормотал:

— Какой ужас! В Техасе воров сажают в тюрьму. Я просто не…

— В тюрьму!.. — переполошилась она. — Нет, нет! Моя Роза, малышка моя!.. Что станется с моей девочкой?! Умоляю вас, не говорите Патрону! Мне нельзя покинуть этот дом… Единственный дом, который есть у меня и у моей крошки! Неужели вы допустите, чтобы она снова голодала?

— А ты… допустишь? — спросил он. Его тон заметно смягчился.

— Нет! — с отчаянием воскликнула Магделена. — Нет! Скажите, что я должна сделать, пожалуйста, помогите мне!

— Возможно, я сумею помочь тебе, Магделена.

Искра надежды вспыхнула в ее темных глазах.

— Да?.. — Она схватила его за руку. — О, сеньор Бэрон, я буду так благодарна… Все сделаю, чтобы отплатить вам за вашу доброту…

Именно эти слова он и хотел услышать. Он понимал, что она у него на крючке. Когда Магделена Торрес пришла в Орилью, положение у нее было самое незавидное. Необразованная, без семьи… Пьяница-батрак, пропивавший все до последнего гроша, оставил ее бездомной вдовой.

Бэрон улыбнулся, пристально уставившись на обезумевшую от страха женщину:

— Все сделаешь, милая Магделена? Действительно?

— Все, все! — горячо подтвердила она. Она не задумалась над тем, что ему может от нее понадобиться, и в самом деле была готова на все, лишь бы ее маленькая Роза не лишилась пищи и крова над головой.

— Попробую тебя выручить, — пообещал Бэрон. — Положу эту вещичку туда, откуда ты ее взяла, и никто не догадается. Это будет наш секрет.

— Спасибо, спасибо, Бог вас благослови, — благодарно залепетала она, еще не придя в себя от пережитого потрясения; ее ужасала мысль, что Патрон никогда не поверит, будто бы она не имеет ни малейшего представления, каким образом кулон его покойной жены попал в ее шкатулку с нитками. — Какой вы добрый, сеньор Бэрон!

И в тот же день, когда весь дом погрузился в дремотную тишину сиесты, растерянная и удрученная Магделена Торрес молча поднялась на верхний этаж и остановилась перед комнатой Бэрона.

Не постучав, она открыла дверь, быстро вошла внутрь, закрыла дверь за собой и прислонилась к ней, чувствуя, что ноги ее не держат. В другом конце просторной комнаты, небрежно раскинувшись на кровати и заложив руки за голову, лежал полуголый Бэрон Салливен. На нем были только короткие темные штаны, к тому же спущенные так низко, что весь живот оставался на виду.

Бэрон медленно повернулся и, улыбнувшись, позвал:

— Иди сюда, Магделена.

Она покачала головой и не тронулась с места.

Он захихикал и, скатившись с кровати, зашагал к двери, протягивая вперед руку. Когда Магделена в ответ подала ему свою, он медленно подтянул ее к себе. Его руки обхватили ее, и Бэрон понял, что ему открылись небеса. Ощущать прикосновение полной мягкой груди, живота и сильных бедер, тесно прижатых к его телу, — это оказалось невероятно возбуждающим.

Впрочем, он сразу же смекнул, что ощущение будет еще более волнующим, если он сможет пощупать ее раздетую. Подняв руки, он сдернул ее блузу вниз, так чтобы открылись плечи.

— Ох, пожалуйста… — взмолилась она самым жалким тоном, — не надо, сеньор Бэрон, это нехорошо! Вы же еще совсем мальчик. Шестнадцать лет… Можно сказать, ребенок!

— А ты сделай из меня мужчину, Магделена, — сказал он внезапно охрипшим голосом.

Поскольку она не оставляла попыток высвободиться, он добавил:

— Я хочу быть твоим мужчиной. И ради твоей маленькой Розы ты будешь моей женщиной.

Спустя несколько секунд она, нагишом, уже лежала у него в постели. И так повторялось каждый день в течение последующих двенадцати лет. Вначале она нехотя покорялась его воле, но скоро стыд, который вызывала в ней связь с хозяйским сынком, сменился более могучим чувством. Этим чувством была любовь.

Магделена полюбила его и теперь сама охотно шла навстречу его желаниям, стремясь во всем ему угождать. Это ему нравилось. И Магделена ему нравилась. Она была хороша собой, горяча и доступна. Этакая рабыня-любовница, которая всегда под рукой, готовая утолить любую его потребность.

Несколько лет все шло как нельзя лучше, и потому разорвать эту связь, когда пришла пора, оказалось не слишком легко. Магделена его уже не возбуждала, как раньше, но он продолжал пользоваться ее услугами еще довольно долгий срок. А потом у него не осталось выбора.

Конец наступил в сентябре пятьдесят третьего года. Вполне удовлетворенный, он лежал, разморенный жарой, и его глаза скользили по голому телу Магделены, блестящему от пота. За прошедшие годы она заметно подурнела. Тогда она была соблазнительно-полнокровной, а стала просто слишком раздобревшей. На оливковой коже лица, некогда гладкой и нежной, теперь — даже в тусклом освещении комнаты с закрытыми ставнями — виднелись морщинки. В черных волосах появились седые пряди.

Бэрон зевнул, потянулся и сказал:

— Иди, Магделена. И больше не возвращайся.

Резко подняв голову, она испуганно и вопрошающе взглянула на него:

— Не возвращайся? Но почему, querido?

— Почему? — переспросил он с насмешкой, а потом протянул руку и потрепал Магделену по тяжелой обвисшей груди. — Погляди на себя! — С выражением крайнего неодобрения он обвел пальцем ее большой темный сосок. — Ты совсем разжирела.

— Я похудею, — с надеждой пообещала она. — Я для тебя постараюсь, querido. Вот увидишь, я…

— Ничего не выйдет. Ты для меня слишком стара. Сколько тебе годков, Мэг? Сорок пять? Пятьдесят?

— Ты же знаешь, мне только в прошлом месяце сорок исполнилось!

— Все равно слишком стара. Черт побери, женщина, мне же двадцать восемь. — Он снова зевнул. — Иди, лапушка, я устал, я хочу соснуть.

Магделена молча встала и оделась; сердце у нее, очевидно, было разбито.

Он с благодарностью подумал: такая женщина, как она, не ударится в слезы, пока не останется одна у себя в комнате. Добрая старушка Мэгги. Она сто очков вперед могла бы дать большинству представительниц ее пола там, где требуется держать класс.

И вот теперь, в столь же жаркий час сиесты, лежа у себя в комнате, он с нежностью вспоминал былые денечки. Вероятно, он скучал бы по Магделене, если бы, отослав ее, не нашел в ту же самую неделю кое-кого взамен.

От этих приятных размышлений его отвлек звук открывающейся двери. В комнату вошла и закрыла дверь за собой улыбающаяся молодая красотка. Остановившись на полпути к кровати, она дразнящими движениями начала сбрасывать с себя одежду, и Бэрон с удовольствием за этим наблюдал.

Раздевшись донага, она преодолела оставшуюся часть пути до кровати, наклонилась, чмокнула Бэрона в живот и улеглась рядом с ним. Пока ее рука шаловливо пробежала сверху вниз по его груди, он успел окинуть взглядом ее маленькие тугие груди, плоский живот и крепкие бедра.

Сразу же возбудившись, он раздвинул ее ноги и вклинился между ними. И снова, как в жаркий день их первого соединения, с наслаждением ощутил упругую плотность ее тела.

Он быстро достиг кульминации, после чего обмяк, навалившись на нее, и тишину спальни теперь нарушал только звук его затрудненного дыхания.

Когда он задышал ровнее, он услышал стук копыт, ударяющихся о плотно утрамбованную землю.

Поддавшись любопытству, он скатился со своей любовницы и подошел к окну, выходившему на задний двор. Его взору предстала пара всадников, галопом уносящихся на северо-восток. Под седлом у одного была угольно-черная кобыла, а у другого — жеребец серой масти. На кобыле мчалась девушка с длинными золотистыми волосами, ее спутником был черноволосый юноша.

У Бэрона Салливена, стоявшего у окна в чем мать родила и провожавшего взглядом Эми и Луиса, пока те не скрылись за горизонтом, глаза сузились от негодования. Он вернулся к постели и остановился, скрестив руки на груди:

— Моя крошка сестренка поехала кататься с Кинтано. — Он нахмурился. — Опять.

Его юная подружка, лежавшая в постели, приподнялась и оперлась на локоть.

— Милый, им просто некуда силы девать. Конечно, им не хочется тратить чудесные часы летнего дня на сон, — заметила она.

— Угу, я прекрасно могу себе представить, на что именно они тратят эти часы.

— Бэрон, перестань! Зачем говорить такие вещи!

— Что хочу, то и говорю, и не смей командовать. «Бэрон, перестань!» — Он обошел кровать вокруг. — Я чертовски хорошо знаю, что этот чумазый ацтек вытворяет между беленькими ножками моей сестрички.

Его собеседница покачала темной головой и похлопала по простыне рядом с собой. Когда Бэрон плюхнулся на указанное место, она потянулась к нему и игриво куснула его плечо.

— А что, это так уж сильно отличается от того, что вытворяешь ты… между моими?

— Очень даже сильно отличается, — буркнул он. — Я обязан прикончить ублюдка!

— Ммм… — Она поцеловала его в шею.

Потом ее лицо переместилось ниже; летучими поцелуями она прошлась по его груди.

— А вот моя мама захотела бы прикончить тебя, если бы узнала про наши с тобой делишки, — сообщила она.

Бэрон погладил ее волосы:

— Нет, не захотела бы. Я нравлюсь твоей маме. — Он прижал ее к кровати. — Магделене я всегда нравился. А мне нравишься ты.

— А я тебя люблю, — откликнулась она. — Я люблю тебя, Бэрон.

— Ах, маленькая Роза, вот это приятно.

Она ласкала его горячими руками, и он удовлетворенно вздыхал:

— Да, ода, Роза… Роза… Моя собственная маленькая Роза.

 

Глава 7

Молодые всадники, за которыми с таким неодобрением наблюдал из окна своей спальни Бэрон Салливен, во весь опор мчались по выжженной солнцем земле навстречу волнам иссушающего зноя, поднимающимся над песчаными просторами пустыни. Смеясь и окликая друг друга, они с удовольствием предвкушали, как будут плескаться в холодных водах их заветной лагуны реки Пуэста-дель-Соль.

Однако, как ни торопились оба поскорее добраться до своего тенистого рая, они одновременно натянули поводья, как только перевалили через гребень холмистой песчаниковой гряды, отделяющей их от Орильи.

Слегка красуясь, Луис голосом подал своему серому привычную команду, и могучий жеребец поднялся на дыбы — ноздри у него раздувались, а неподкованные копыта передних ног молотили воздух. Луис отпустил длинные поводья, соскользнул с седла назад — на круп серого, а потом съехал по хвосту таким образом, чтобы оказаться прямо на земле сидя на корточках. Затем юноша выпустил хвост, прополз между задними ногами вздыбленного, издающего громкое ржание жеребца и, вскочив прямо у того под брюхом, остановился, сложив руки на груди.

Неподвижно сидя в седле, Эми наблюдала за всем этим со смешанным чувством страха и восхищения. Она облегченно вздохнула лишь тогда, когда Луис неторопливо покинул свою опасную позицию — за долю секунды до того, как копыта серого опустились на землю. И, наградив аплодисментами эту впечатляющую демонстрацию искусства наездника, она не удержалась от выговора:

— Тонатиу, я хотела бы, чтобы ты не устраивал таких представлений. Мне даже смотреть на это страшно.

Ее синие глаза выражали неподдельную тревогу.

Усмехнувшись, он подошел к ней, снял ее с седла и медленно опустил на землю перед собой, а потом слегка подтолкнул ее назад, так, чтобы она прислонилась спиной к неподвижно стоявшей кобылке.

С высоты своего роста взглянув в ее встревоженное, поднятое к нему лицо, он сказал:

— Старина Мальпайс никогда не сделает мне ничего плохого. — Он наклонил голову и легким шутливым поцелуем коснулся ее губ: — А ты?

Сейчас все ее чувства были растревожены запахом его прогретой солнцем кожи, его чистых темных волос. Она глубоко вздохнула и тихо ответила:

— Никогда в жизни! — Прислонившись затылком к гладкому седлу, она подняла руки и обняла стройный стан Луиса. — Я никогда не сделаю тебе ничего плохого.

Он улыбнулся:

— А я — тебе.

Его улыбка исчезла; теперь он неотрывно смотрел на девушку, и горячий взгляд темных глаз смущал ее и в то же время наполнял радостным волнением. Его рука медленно поднялась к ее плечу. Длинными сильными пальцами он собрал в горсть белую хлопчатую ткань блузки и мягко потянул вверх, так что Эми пришлось встать на цыпочки.

Их губы почти соприкасались; тяжелая золотая цепь поблескивала у него на шее, когда он спросил:

— Можно?..

Она жаждала поцелуя не менее сильно, чем он сам. Кончиком языка облизнув пересохшие губы, она едва выговорила:

— Да… ох… да…

Она вздохнула от удовольствия, ощутив ласковый нажим его горячих губ. Когда его пальцы крепче вцепились в ткань блузки, а язык с мучительной неторопливостью прочертил границу между сомкнутыми губами Эми, она вздохнула еще глубже. Ее веки опустились, а губы раскрылись для него, чем он и не замедлил воспользоваться… и его язык начал свою странно-завлекающую игру внутри ее рта.

Сердце у Эми забилось чаще и сильнее. Долгий поцелуй становился горячим, как июльская жара. Его пальцы продолжали сжимать ее блузку, плотно натягивая ткань у нее на груди. Его колено вдвинулось между ее ногами, а твердое как сталь бедро прижалось к ней таким образом, что она вынуждена была понять: это, должно быть, плохо, раз ей так хорошо.

Пылко отвечая на его поцелуи, Эми внезапно поймала себя на неожиданной мысли: Тонатиу воистину Бог-Солнце, ее Бог-Солнце. Бог-Солнце, чьи лучи пронзают ее насквозь, а обжигающий жар и в ней самой порождает пламя. Опасное солнечное божество, которое заставляет кровь кипеть у нее в жилах и насылает непостижимую горячку на ее утомленное зноем тело.

Юные влюбленные быстро постигали науку поцелуев. Их долгие жадные объятия теперь были совсем не похожи на застенчивые, робкие ласки, которыми они обменивались в тот первый день у реки. Всего за шесть недель их поцелуи достигли такого накала страсти, что порой — как бы ни были сладостны сами эти поцелуи — вполне удовольствоваться ими оказывалось невозможно. После таких встреч Эми дрожала, как в ознобе, и испытывала непонятную тоску, а Луис оставался измученным и опустошенным.

Наконец Луис поднял голову. Он дышал часто и с трудом. Его рубашка с открытым воротом позволяла видеть, как блестят у него на шее капельки пота. Его веки отяжелели от желания.

Эми, не менее его взволнованная, сомкнула руки у него за спиной и с усилием проглотила комок, поднявшийся к горлу. Она чувствовала себя опасно ослабевшей.

Луис уткнулся лбом в лоб Эми и сказал:

— По-моему, надо бы все-таки проехать до реки.

Его пальцы, наконец выпустили зажатый в них перед ее блузки.

— Только бы у меня для этого сил хватило, — ответила она едва дыша, не открывая глаз.

Он поднял голову, улыбнулся и поцеловал Эми в веки.

— Я тебя отвезу туда, радость моя, — пообещал он.

Она едва стояла на ногах, и, поддерживая ее за пояс, чтобы она не упала, он наклонился и подобрал волочившиеся по земле поводья кобылы.

Потом поднял Эми на руки и донес до своего терпеливо ожидающего коня, усадил ее верхом и сам расположился позади нее. Поводья кобылки он быстро привязал к специальному кольцу собственного седла, и они двинулись вниз по склону; кобыла, оказавшись без всадника, послушно следовала за крупным жеребцом по пустынному плато.

— Ну как? Сейчас тебе получше? — спросил Луис, зарывшись губами в ее растрепанные волосы.

Надежно огражденная кольцом его рук, Эми обхватила пальцами луку седла и откинула голову, так что ее затылок пришелся на его левое плечо. Вздохнув, она сказала:

— Гораздо лучше, спасибо тебе. Когда я с тобой, мне всегда хорошо. И такое ощущение безопасности, полнейшей безопасности!

Улыбнувшись, она взглянула на него.

— Безопасности? — повторил он. — Ах, querida, в этом я не уверен. Ты такая красивая, такая соблазнительная… мой отец часто повторяет: «La mujer es como el vidrio, siempre esta en peligro»… Это значит: «Женщина, как стекло, всегда в опасности».

Эми засмеялась:

— Если бы даже это так и было, ну что со мной может случиться? Вот разве что я разобьюсь на кусочки, если ты меня вдруг уронишь. Или бросишь меня. Но ведь ты ничего такого не сделаешь, правда?

Он засмеялся, а потом, сразу став серьезным, заверил ее:

— Эми, если придет такое время, что один из нас окажется брошен и забыт… это буду я.

Руки Эми автоматически метнулись назад, чтобы опереться на его бедра, обтянутые брюками из грубой ткани.

— Нет! Не говори так! Я никогда не смогу от тебя отказаться! И никогда не смогу тебя забыть.

Он улыбнулся: это было так приятно слышать, и хотелось верить, что так оно и есть. Она повернулась к нему и осыпала утешительными поцелуями его щеку, а он в это время смеялся и уже не в первый раз, давая волю воображению, представлял себе, как будет чудесно, когда они поженятся и станут жить-поживать вместе на дикой прекрасной земле, которая будет их достоянием.

В мире наверняка не было человека счастливее его! Наступит время, когда два величайших сокровища, которые может предложить судьба, будут принадлежать ему и Орилья.

Как только влюбленные достигли высокой ивовой рощи, ограждающей их речной редут, они со смехом соскочили на землю и устроили небольшое состязание: кто быстрее разденется и забежит в холодную прозрачную воду.

Позади задней луки седла на спине у вороной кобылы был закреплен скатанный тючок, где находились панталоны из мягкой оленьей кожи длиной до колена и грубая хлопковая рубашка, составлявшие купальный костюм Эми в первые недели после ее прибытия домой.

Но сейчас никто не снял с лошади этот тючок.

Пару недель назад в такой же жаркий день произошло следующее. Когда Эми собралась удалиться под прикрытие ив, чтобы там переодеться, Луис обратился к ней с вопросом:

— Тебя не оскорбит, если я стану купаться без рубашки и без этих тяжеленных штанов?

Он похлопал по бокам своих плотных брюк, прокаленных на солнце.

Не имея ни малейшего представления о том, что на нем надето из белья, она покачала головой. Он мгновенно скинул рубашку, расстегнул тяжелые брюки и бросил все это на песок, а потом еще и отпихнул ногой в сторону. И вот он уже стоял, улыбаясь, не прикрытый ничем, кроме узкого замшевого лоскутка на бедрах.

Это был первый раз, когда Эми видела его без рубашки, не говоря уже о брюках. Зажав в руках собственные купальные принадлежности, она смотрела на него во все глаза. Казалось странным и необычайно красивым, что у него и грудь, и ноги имеют такой же бронзовый оттенок, как лицо.

Иногда ей случалось оказаться свидетельницей того, как отец на скорую руку ополаскивался на кухне. При том, что его лицо и шея, так же как и мускулистые руки, были покрыты загаром, на спине и груди у него кожа оставалась светлой — там, где ее обычно защищала рубашка. У Тонатиу в отличие от ее отца на груди не было растительности. Эми не могла отвести глаза от его высокой фигуры, сужающейся книзу, блестящего торса, выступающих ребер, плоского, подтянутого живота и сильных стройных ног, словно отлитых из металла. А то подобие нательных штанов, что еще на нем оставалось, было столь коротким, что позволяло видеть и часть крепких бронзовых ягодиц, и это также не ускользнуло от взгляда Эми.

Впрочем, при всей своей невинности Эми не лукавила перед собой, понимая, что больше всего ее завораживает та часть его «анатомии», которая была едва прикрыта замшей, и это понимание вогнало ее в краску. Она почувствовала, что лицо у нее залилось румянцем, когда ее взгляд упал на узкую полоску, закрепленную завязками над обнаженным бедром. Ей невольно подумалось, что стоит ему сделать одно быстрое движение — дернуть за конец шнурка, образующего весьма незамысловатый узел, — и на Тонатиу вообще ничего не останется.

Запинаясь, она проговорила:

— Я… ах… я пойду… надену мои…

— Погоди, — остановил он ее и сделал шаг по направлению к ней. — На тебе же надето нижнее белье, разве нет?

— Конечно!

— Тогда почему бы тебе не поплавать в нем? Когда выйдешь из воды, солнце высушит его за пару минут.

Мгновение она стояла, растерянно глядя на него. Когда перед тобой стоит высокий бронзовый, почти обнаженный Бог-Солнце, думать трудно и мысли путаются.

— Да, пожалуй, это можно.

Луис улыбнулся, поднял руку и дотронулся до ее щеки.

— Я зайду в воду и подожду, пока ты разденешься.

— Чудесно, — согласилась она.

Но он не сделал ни шага. Не сходя с места, Эми бросила на землю свое купальное облачение и отвернулась от Луиса. Пальцы у нее слегка дрожали, когда она расстегивала пуговицы блузки и высвобождала руки из рукавов. Затем наклонилась, стянула с ног сапожки и чулки, а потом выпрямилась.

Все еще не преодолев сомнений, она стояла, спиной ощущая, как он смотрит на нее, и гадала, не лучше ли будет, если она снова наденет блузку. Но вот руки Эми двинулись к пуговицам брюк. Расстегнуть их было куда проще, чем застегнуть, а потом ей уже ничего другого не оставалось, кроме как снять их. Для этого понадобилось засунуть большие пальцы под пояс, несколько раз покрутить ладными бедрами из стороны в сторону и, должным образом извернувшись, сдернуть брюки вниз. Сначала они соскользнули до колен; тогда она наклонилась, стянула их до земли и, переступив через них, облегченно распрямилась.

Она и не подозревала, какое наслаждение доставило это зрелище Луису, наблюдавшему за каждым ее движением.

Эми медленно повернулась, и улыбка, игравшая на лице Луиса, начала меркнуть.

Перед ним стояла Эми, одетая в хлопковые панталоны и сорочку, отделанные кружевами и лентами, и такой милой застенчивой улыбки он никогда не видел на ее лице! Узкие лямки и короткий лиф сорочки позволяли видеть безупречные плечи цвета слоновой кости, лебединую шею и точеные руки, а высокая полная грудь скрывалась под искусно уложенным кружевом.

Узенький поясок панталон, доходивших до середины бедра, был тщательно завязан на тонкой талии, а нижнюю их кромку также украшало кружево… Да, этот легкий наряд таил в себе такой соблазн, что Луис с непривычки просто оцепенел. При виде ее длинных незагорелых ног и стройных бедер у него пересохло во рту.

— По… по-моему, нам уже пора нырнуть в воду. А ты как считаешь? — спросила она.

— Чем скорее, тем лучше, — подтвердил он.

И вот теперь, угнетающе-жарким июльским днем, они разделись до белья и, не теряя времени, взобрались по крутой каменистой тропинке среди скал, заросших диким виноградом, на широкий уступ рядом с низвергающимся потоком. Несколько секунд — и они уже стояли на краю, высоко над холодной глубокой заводью.

Луис ждал, пока она заплетала свои распущенные золотистые волосы в толстенную косу и как попало прикалывала ее на макушке. Покончив с этим делом, она покосилась на Луиса:

— Наконец-то готово. Будем нырять? Хочешь, я прыгну первая?

— Я придумал кое-что получше, — заявил он и опустился на колени, там где поверхность камня была гладкой. — Забирайся ко мне на закорки, прыгнем вместе.

— Вот это да! — с готовностью согласилась Эми. Обойдя вокруг него, она послушно обвила руками его шею, а ногами — туловище. Руками он подцепил ее под коленки и поднялся на ноги, подтянув ее как можно выше у себя на спине. Он встал на самый край уступа, так что пальцы его ног уже висели в воздухе.

— Держись крепче, — предупредил он и спрыгнул с уступа.

Пока они летели вниз, Эми отчаянно вопила. Но вот ныряльщики «солдатиком» пронзили спокойную гладь холодной заводи, и вода сомкнулась над их головами. Они погрузились почти до самого каменистого дна. Эми изо всех сил держалась руками и ногами за Луиса. Он резко заработал ногами, и они вместе вынырнули на поверхность. Здесь он подтянул ее так, чтобы она оказалась не за спиной у него, а лицом к лицу, поцеловал мокрые смеющиеся губы, и оба снова ушли на глубину.

Какое-то время они беззаботно играли в холодном бодрящем потоке, плавая наперегонки от берега к берегу, осыпая друг друга брызгами посредине и изображая акробатические трюки под водой. Когда Эми, задыхаясь и кашляя, вынырнула на поверхность после соревнования — кто дольше продержится под водой, обеспокоенный Луис сгреб ее в охапку, доплыл до отмели и вынес на руках из воды.

— Как ты себя чувствуешь? — тревожно спросил он, бережно усадив ее на одеяло, разостланное на траве в тени.

— 3-з-замечательно… замечательно, — умудрилась она выговорить, продолжая кашлять, и благодарно улыбнулась, когда он, как полагается при кашле, похлопал ее по спине.

Мало-помалу кашель прекратился, и на смену похлопыванию по спине пришли ласки. Потом настала очередь поцелуев, и вскоре дневная прогулка превратилась в волнующий опыт взаимного чувственного познания, который мог привести только к нарастанию безотчетной неудовлетворенности.

Или к исполнению желаний.

 

Глава 8

Ее блестящие, зачесанные кверху волосы без единой седой пряди еще сохраняли свой золотистый оттенок. Высокая гибкая фигура не утратила былой стройности. Морщины не пролегли у нее на лице, и светлая кожа оставалась такой же гладкой и свежей, как в те дни, когда она была юной и беззаботной техасской красавицей.

Только глаза выдавали ее возраст.

Окруженная всеобщим уважением старая дева из Нового Орлеана, мисс Маргарет Энн Салливен до сих пор еще считалась красивой женщиной. Даже ее живые глаза не потеряли яркой синевы. Однако в их глубине безошибочно угадывалось знание жизни, которое дается только самой жизнью: тихая печаль, которую оставляют пролетевшие годы, горечь от расставания с юношескими мечтами. Молчаливое достоинство человека, принимающего жизнь такой, как она есть.

С двадцати пяти лет и по сей день Маргарет Салливен жила в комфортабельном одиночестве в роскошном двухэтажном особняке на обсаженной деревьями Сент-Чарлз-авеню в аристократическом зеленом районе города.

Дом принадлежал самой Маргарет. Ее старший брат Уолтер был столь щедр, что приобрел для нее этот дом, когда она покинула Техас летом 1839 года… в ту пору ей было двадцать четыре года. Сейчас она отметила свой сорок первый день рождения и все это время жила здесь — в белоснежном доме, украшенном коваными железными решетками.

За долгие минувшие годы она ни разу не съездила в Техас.

Более десяти лет Маргарет Салливен занималась исследовательской работой: она состояла в штате отдела генеалогии университетской библиотеки. В деньгах она не нуждалась. Уолтер Салливен был весьма богатым человеком и следил за тем, чтобы жизнь не причиняла особых неудобств его единственной сестре.

Маргарет проводила дни в библиотеке, находя в работе радость и удовлетворение. Она любила с головой уходить в кропотливые изыскания, ей нравился энтузиазм молодых одаренных студентов, и она с удовольствием совершала ежедневную прогулку длиной в три квартала — от дома до увитого плющом университетского здания.

Она радовалась, что у нее есть причина, побуждающая ее каждое утро вставать с постели.

День за днем, когда часы били три, Маргарет Салливен надевала шляпу и перчатки, раскрывала зонтик, защищающий ее от солнечных лучей, и шествовала домой. И всегда, поднимаясь по ступеням крыльца к галерее, опоясывающей дом, она возносила в душе молитву, чтобы, вступив в вестибюль, она увидела письмо в серебряной корзинке для визитных карточек, стоявшей на столике у входа.

Если никакого письма там не было, она сразу поднималась по лестнице на второй этаж и, оказавшись у себя в комнате, одевалась по-домашнему и снова спускалась по лестнице. Она отправлялась в солнечную гостиную, где радовали глаз зеленовато-серые занавески из дамаста, окаймленные белоснежными кружевами, великолепный серый брюссельский ковер и камин с отделкой из зеленовато-серого каррарского мрамора, садилась на кушетку с шелковой обивкой и ждала, когда появится ее экономка Стелла — негритянка средних лет.

Ждать приходилось недолго. Через пару минут Стелла приносила блестящий серебряный чайный прибор. Устанавливая поднос на столик перед Маргарет, она пожимала крепкими плечами и извиняющимся тоном произносила:

— Писем сегодня нет, мисс Мэг. Маргарет откликалась с улыбкой:

— Может быть, завтра…

— Хорошо бы хоть завтра. — Затем Стелла обычно печально добавляла: — Уж до того тут тихо стало с той поры, как мисс Эми в Техас вернулась, слишком даже тихо, коли вы у меня спросите.

Не переставая бормотать, она удалялась на кухню, а Маргарет тем временем неторопливо прихлебывала чай.

Маргарет сразу обнаружила ожидавшее ее письмо, когда в один из жарких дней июля, пешком преодолев привычное расстояние в три квартала, добралась до дома, истомленная влажной духотой луизианского лета. Как только ее взгляд упал на белый прямоугольник конверта, надписанного мелким аккуратным почерком, она немедленно взбодрилась и ожила.

С улыбкой сняв шляпу и перчатки, она небрежно бросила их на столик и схватила письмо. Подобно юной нетерпеливой девочке, она немедленно присела на вторую ступеньку лестницы и поспешно разорвала конверт.

Милая тетушка Мэг!

Неужели в Новом Орлеане такая же жара, как в Орилье? Надеюсь, что нет: по-моему, твои прекрасные бегонии просто не смогли бы пережить такое лето, какое стоит у нас.

Ой, тетушка, мне кажется, что прошло сто лет с тех пор, как я уехала из Нового Орлеана. Так много случилосьвсякого! Ты можешь сохранить секрет? Я знаю, чтоможешь, и обязательно сохрани его! По крайней мере на какое-то время.

Помнишь, я тебе рассказывала о том, как Тонатиу никогда не обращал на меня внимания и вел себя так, будто он намного старше меня, хотя на самом деле у нас только год разницы?

Ну вот, все это изменилось. И он изменился! Он теперь настоящий мужчина и такой красивый, что просто дух захватывает.

Тетя Мэг, мы с ним влюблены друг в друга! Разве это не чудесно? Я никогда раньше не была такой счастливой, но, ПОЖАЛУЙСТА, не говори об этом папе. Ты же знаешь папу, он начнет ворчать, что мы слишком молоды и сами не знаем, чего хотим. Но мы знаем. Мы хотим быть вместе.

Я ничего никому не сказала, и Тонатиу тоже. Все думают, что мы просто друзья, и сейчас это самое лучшее.

Больше писать уже некогда. Педрико уезжает в Сандаун, и я хочу, чтобы он отвез письмо на почту. Кроме того, нам двоим — мне и Тонатиу — уже пора отправляться верхом на Пуэста-дель-Соль. Мы туда ездим каждый день, чтобы поплавать.

Я по тебе очень скучаю! Перебирайся сюда, в Техас, в Ори-лью… ведь это твоя родина!

Твоя любящая племянница Эми.

Все еще улыбаясь, Маргарет опустила письмо, бережно сложила его, как было, и поместила в тот же конверт. Поднявшись к себе в спальню, она проследовала к белым легким дверям, что вели на небольшой балкон, распахнула их и глубоко вздохнула, набрав полную грудь плотного влажного воздуха.

Затем она отошла от дверей, положила письмо на письменный стол розового дерева и снова взяла его в руки. Усевшись за стол, она еще раз вынула письмо из конверта, перечла его… и ее улыбка угасла.

Она сидела, прижав письмо к груди, и тревога затуманила ее синие глаза. Следует ли ей безотлагательно написать Уолтеру и предупредить, чтобы он получше присматривал за Эми? Нет. Это будет нечестно по отношению к Эми, которая доверила ей свою тайну. Да и потом, возможно, это всего лишь девичье увлечение, порожденное долгой разлукой между двумя детьми.

А если их чувство перерастет в серьезную стойкую привязанность — так можно ли еще желать лучшего? Судя по тому, что говорил Уолтер, не было в мире более достойного друга, чем дон Рамон Кинтано, и более благовоспитанного и трудолюбивого мальчика, чем Луис.

Маргарет Салливен надеялась, что ее решение не выдавать Эми окажется правильным. Счастье Эми — вот то единственное, что имело значение. Бог свидетель, она не хотела, чтобы Эми выпала такая же участь, как ей самой.

Холодные одинокие вечера рождественских сочельников, когда все другие собираются в кругу семьи. Душные летние ночи в постели, предназначенной для двоих.

Томительные воскресные дни, которые тянутся бесконечно. Внезапные тропические ураганы, налетающие с Мексиканского залива… и где же были оберегающие руки, которые могли бы ее защитить?

Одна. Всегда одна. Есть, спать, смеяться, плакать — в одиночестве.

Маргарет Салливен научилась переносить все это и не сетовать на судьбу. Но для Эми она хотела лучшей доли. Эми должна получить все то счастье, которого она сама была лишена. Это должна быть полная, насыщенная жизнь, на которую не может рассчитывать женщина, если у нее нет мужа. Верного, любящего мужа.

В тот июльский день, когда Эми и Луис, выезжавшие верхом за ворота ранчо, попались на глаза Бэрону Салливену, спустя пару часов он отыскал отца в библиотеке, где Уолтер восседал за своим сосновым письменным столом. Он был там не один. Напротив него за столом сидел дон Рамон. Бэрон так и оцепенел при виде дона Рамона, занятого просмотром счетных книг ранчо Орилья. Всю свою жизнь Бэрон не мог примириться с простой истиной: этот испанец — полноправный совладелец Орильи! Конечно, он много раз слышал историю о том, как к его отцу явился Дон с предложением: «Я отведу мою воду, а вы поделитесь своей землей».

Бэрон считал, что в этой сделке отец дал себя облапошить. Он должен был предъявить свои права на воду этого Кинтано, а всю землю оставить себе. Для Бэрона была непереносимой одна лишь мысль о том, что зеленоглазый испанец и его индейский сын-полукровка считают себя ровней — ему, Бэрону! По его понятиям, они не были и никогда не могли стать равными ему.

Уолтер Салливен поднял взгляд на старшего сына, вошедшего в библиотеку:

— Да? Что там такое, Бэрон?

Бэрон крупными шагами пересек комнату.

— Папа, мне надо с тобой поговорить.

— Что у тебя на уме? Бэрон взглянул на Дона.

— Дело семейное, папа.

Дон тактично поднялся с места:

— Con permiso…

— Нет-нет, сиди, Рамон, — жестом удержал его Уолтер. — Ты же только что пришел. — Затем он обратился к Бэрону: — Мы закончим наши дела не позже чем через час.

— Ну а мое дело не терпит даже часа, — возразил Бэрон, бросив еще один негодующий взгляд на Дона. — Может, оно и к лучшему, что вы тоже тут, Кинтано. То, что я намерен сказать, касается и вас в той же степени, как и моего родителя.

Уолтер Салливен был явно озадачен:

— Тогда говори.

— Луис и Эми смываются куда-то вместе во время сиесты, когда мы все спим. Я это уже несколько раз замечал. И сегодня видел, как они выезжали из ранчо.

Уолтер Салливен откинулся назад в своем кресле и скрестил руки на груди. Его тяжелый подбородок выдвинулся вперед, а открытое честное лицо покраснело от гнева.

— Никто у нас никуда не «смывается», разве что, может быть, ты сам. Господи Боже мой, лето на дворе! Детки ездят на Пуэста-дель-Соль, чтобы пошлепать босиком по воде!

Оскорбленный в своих лучших чувствах, Бэрон переводил взгляд то на отца, то на Дона.

— Ты хочешь сказать, что знаешь об этом? И позволяешь ей ездить?

— Какая муха тебя укусила, парень? Конечно, я ей позволяю ездить. С чего бы мне вдруг не позволять? Есть у тебя хоть один резон?

— То-то и оно, что есть. Как по-твоему, чем они в самом деле там занимаются… вдвоем?

— Я же только что тебе сказал. Они скидывают свои сапоги и…

— Могу побиться об заклад, они там не только сапоги скидывают. Лучше положи этому конец, а не то твоя драгоценная доченька может угодить в беду. — С ухмылкой он пояснил: — Если ты еще не опоздал.

Уолтер Салливен не усидел в своей невозмутимой позе и вскочил на ноги:

— Попробуй только еще раз брякнуть что-нибудь подобное, и я тебя выкину вон из ранчо! Я не выделю тебе ни единого акра земли в Орилье! Ты не только свою сестру позоришь, ты еще намекаешь, что сын Дона не заслуживает доверия! Я этого не потерплю, слышишь? Ты обязан извиниться, черт тебя побери!

Дон Рамон примирительно помахал смуглой рукой:

— Это не обязательно.

Рассердившись не на шутку, Уолтер встряхнул головой:

— Ах ты дьявольщина, да ведь Эми с Луисом — это пара самых славных ребят, какие только могут быть на земле, и мне никогда ни на минуту и в голову не приходило в них усомниться! — Он обошел вокруг стола и встал лицом к лицу с сыном. — Только посмей ляпнуть что-нибудь насчет любого из этих детей, и ты мне за это ответишь! Понял?

Бэрон кивнул, его глаза отсвечивали ледяной голубизной.

— Конечно, папа. Чего ж тут не понять.

— А теперь убирайся отсюда и перестань устраивать всем одни неприятности.

Проводив сына хмурым взглядом, Уолтер вернулся к своему креслу и тяжело опустился в него. Он испустил глубокий вздох и сказал:

— Я приношу извинения за непростительную грубость Бэрона. — Он закрыл глаза и вновь открыл их. — Это моя вина. Я избаловал своих парней, вместо того чтобы заставлять их усердно работать. Я должен был воспитывать их так, как ты воспитал Луиса.

— Amigo, кто может сказать, что правильно, а что неправильно? Если я разумно воспитывал своего сына… может быть, это потому, что мы пришли из страны, которая познала, что такое обнищание. Из бедной страны, где человеку приходится действительно упорно трудиться, просто чтобы выжить, где люди готовы жизнь отдать за клочок земли.

Салливен кивнул:

— Да, может быть, ты и прав. Ты богатый и влиятельный человек, но твой сын, никогда не заносится перед наемными работниками, не старается показать, что он выше их. Он трудится изо всех сил… совсем не то, что двое моих лодырей.

Довольный тем, как похвалили его сына, Рамон улыбнулся и вернулся мыслями к годам минувшим.

— Если припоминаешь, и за Луисом в детстве водились такие грешки, как непомерная самонадеянность и заносчивость. Но потом наступил день, когда он пожелал заполучить в свое распоряжение дорогого племенного жеребца, которого я купил в Кентукки, да не просто пожелал, а стал требовать, чтобы я отдал ему того красавца. Я так и поступил. Только вместе с жеребцом передал ему десяток других лошадей. И сказал, что теперь ему придется всех их кормить, купать, тренировать… и вообще делать все, что положено. — Дон улыбнулся, с удовольствием вспоминая, какой тяжкий труд пришлось взвалить на себя его мальчику. — Не каждый способен вполне оценить, насколько это неаппетитное занятие — выгребать грязь из стойл. Оно быстро отучает тебя от мысли, что нет на свете ничего важнее, чем ты сам.

Уолтер усмехнулся:

— Что ж, ты можешь гордиться пареньком.

На это дон Рамон не ответил. Он достал из нагрудного кармана новую сигару, и некоторое время оба друга сидели в молчании. Когда же Дон заговорил, в тоне его слышалась настороженность:

— Уолтер, как ты сказал Бэрону, Луис и Эми просто дети. Но предположим, когда они станут старше, их отношения изменятся? Что, если они влюбятся друг в друга?

— Старина, да разве это не то самое, чего бы хотелось нам обоим? Разве нам не хотелось, чтобы они поженились? Чтобы мои внуки были и твоими внуками? Чтобы Орилья стала по-настоящему общей?

Дон почувствовал, как наполняется радостью его сердце, и коротко ответил:

— Это мое самое заветное желание.

— И мое тоже. Конечно, забегать вперед особенно не приходится… а сейчас это просто двое отличных детишек. — Он от души рассмеялся. — Детишек, которые любят пошлепать босыми ногами по воде.

 

Глава 9

В сиянии солнечных лучей на вершине скалы стоял обнаженный индеец.

Ниже, на камнях, лежала белокурая девушка, такая же нагая, как и он.

Луис Кинтано стоял не шевелясь на высоком базальтовом выступе у водопада реки Пуэста-дель-Соль. Брызги от обрушивающихся каскадов осыпали его благородную темноволосую голову и гибкое бронзовое тело. Капли воды держались на длинных густых ресницах немигающих черных глаз, прикованных к прекрасной обнаженной белой девушке, что лежала внизу.

Эми Салливен лежала на гладком плоском камне на берегу холодного прозрачного потока, в густой спасительной тени высоких серебристых ив, ограждающих ее светлое обнаженное тело от испепеляющих лучей жгучего солнца пустыни. Там, рядом со спокойной рекой, она лежала распластавшись на своем каменном ложе, во всю длину вытянув стройные ноги и прижав к камню ладони широко раскинутых рук. Ее распущенные золотистые волосы веером разметались вокруг головы. Густые темные ресницы были полуопущены, прикрывая яркие синие глаза, прикованные к красивому обнаженному индейцу, что стоял на высоком уступе.

Лето подходило к концу.

Убывающие дни знойного сентября вскоре должны были смениться чуть более прохладными октябрьскими днями. С того самого июньского полдня, когда Эми спустилась с подножки вагона и увидела Луиса, ожидавшего ее прибытия, они уже не замечали вокруг никого, кроме друг друга. Они лишились сна. Они еще пытались обороняться против того, что — это понимали оба — в один прекрасный день должно было случиться.

Сегодня этот день настал.

Доскакав до реки и спешившись, они немедленно начали раздеваться. Но Луис, скинув только рубашку и сапоги, на этом остановился. Опустив руки, он молча наблюдал, как Эми высвобождается из своих плотных брюк. Оставшись только в нижнем белье с кружевной отделкой, она принялась заплетать свои пышные волосы в тугую золотистую косу, а потом, взглянув на юношу, нахмурилась и спросила:

— Чего ты дожидаешься? Снимай штаны! Он не послушался.

Он продолжал всматриваться в нее таким испытующим взглядом, что щеки у Эми залились ярким румянцем. На ладонях у нее выступила испарина. Самый воздух, которым она дышала, был насыщен возбуждением и ожиданием.

Луис шагнул вперед и остановился, глядя на нее с высоты своих шести футов. Рослый, худощавый, сильный. Откинув голову и встретившись с ним взглядом, она задрожала. Он обвил длинной рукой талию Эми, привлек девушку к себе и поцеловал так, как еще никогда не целовал прежде, — медленно разгорающимся, полностью подчиняющим поцелуем, от которого коленки у нее подогнулись, а тело словно начало таять.

Когда, наконец, прервав поцелуй, он поднял голову, Эми прижалась щекой к его голой груди. Несколько секунд его рука гладила ее волосы, а потом скользнула по ее шее к плечу. Он сдвинул в сторону и отвел вниз узенькую лямку, и через мгновение его длинные пальцы уже были внутри низко вырезанного кружевного лифа ее тонкой сорочки. Эми оторвала пылающее лицо от его груди, сделала шаг назад и взглянула Луису в глаза.

— Позволь мне увидеть тебя, Эми, — сказал он, и голос у него прозвучал на удивление мягко и тихо. — Всю тебя. Большего я не прошу.

Она не в силах была сказать ни слова и просто кивнула головой, когда его ласковая рука спустила лиф с ее левой груди. Она слышала, как резко он вдохнул воздух, и видела, как заходили мышцы на его бронзовой шее, когда он с трудом сглотнул слюну.

— Тонатиу… — едва дыша выговорила она, когда он быстрым движением спустил окаймленный кружевом край сорочки до ее талии.

В его черных глазах, устремленных на ее обнажившиеся груди, полыхал такой огонь, что она ощутила взгляд этих глаз, как горячее прикосновение, и ее тело мгновенно откликнулось: мягкие, атласные соски немедленно напряглись и затвердели.

— Эми, какая ты красивая… — проговорил он, и изменившийся голос друга детства красноречиво свидетельствовал о том, какой восторг он испытывает при взгляде на нее.

Его восхищение порождало и в ней чувство счастливого ликования и торжества. Когда его руки подобрались к узкому пояску ее панталон, она и не подумала воспрепятствовать этому. Она лишь издала короткий изумленный возглас, когда, уступив непреоборимому побуждению — постичь все ее женские чары, Луис сдернул вниз с ее бедер белье.

Эми инстинктивно вздрогнула. Теперь она была полностью обнажена; на ней оставались лишь жалкие лоскутки батиста и кружев, державшиеся на щиколотках голых ног. Она невольно подалась назад, когда Луис молниеносным движением опустился перед ней на колени.

— Скинь все это, — тихо распорядился он, и она торопливо повиновалась, переступив через лежащие на земле предметы. Он поднял их и крепко стиснул в руках, словно боялся, что она может передумать и вновь наденет их, прежде чем он получит возможность на нее наглядеться.

Он не встал на ноги, как того ожидала Эми; он остался в той же позе — на коленях, и взгляд его горячих глаз бесстыдно задержался на треугольничке светлых завитков у нее между бедрами. И снова, как тогда, когда он смотрел на ее грудь, Эми испытала такое ощущение, словно что-то переворачивается у нее внизу живота; она чувствовала, как стягиваются напряженные мускулы… впечатление было такое, словно не только глазами, но и руками он ее ласкал, касаясь таких мест, где никто не мог ее касаться раньше.

— Dios, — шептал он хрипло. — Dios, querida.

Эми даже дышать перестала, когда он вдруг выронил из рук ее кружевную сорочку. Его руки поднялись и сомкнулись у нее за спиной, он притянул ее к себе и прижался горячей щекой к ее животу. Она понимала, что глаза у него закрыты, потому что осязала своей чувствительной плотью беспокойное дрожание его ресниц.

— Эми… моя Эми, — шептал он, и его дыхание пламенем обжигало ее кожу.

Столь же быстро, как прежде прижался к ней щекой, он поднял голову, выпустил из рук ее стан и встал на ноги. Не отрывая от Эми жадного взгляда, он привлек ее к себе и поцеловал.

По неистовому биению сердца в его груди, которое она так явственно ощущала, она понимала, что он возбужден и взбудоражен, хотя она была слишком неопытна, чтобы сознавать, насколько возбужден. Когда, не прерывая жаркого поцелуя, он прижал ее к своему литому телу, она почувствовала внезапный жар и головокружение… словно это разбередило в ней некий новый вид жажды и томления.

Так чудесно было ощущать нажим его гладкой горячей груди! А знакомый золотой Солнечный Камень, зажатый между их телами, казался диском из расплавленного свинца, прожигающим ее грудь. Грубо заделанные швы брюк Луиса, словно наждак, царапали кожу Эми на бедрах и под грудью, но, как ни странно, это тоже оказывалось очень, очень хорошо!

Внезапно Луис оторвал свои горячие губы от губ Эми. Она даже моргнула от растерянности, когда он решительно отстранил ее от себя. Не понимая, что он задумал, она окликнула его и двинулась следом за ним, когда он повернулся и торопливо зашагал прочь.

— Стой где стоишь, — бросил он через плечо, и она, вконец сбитая с толку, остановилась. Она растерянно наблюдала за ним, когда он проворно взбирался по проложенной среди зарослей дикого винограда тропинке, ведущей к водопаду. Ей все еще было трудно дышать. Ошеломленная, обессиленная, она легла на плоские камни, пытаясь понять, что же в ее действиях так встревожило Луиса.

На какое-то время она потеряла его из виду, и глаза ее были устремлены наверх, к широкому каменному выступу. Но вот он появился на фоне пелены тумана, окружающего водопад, и она облегченно вздохнула.

Он сбросил брюки, шагнул к краю скалы и теперь молча смотрел вниз, на Эми, словно в глубоком раздумье. Наконец он слегка расставил ноги, медленно и глубоко вдохнул полную грудь воздуха и, не отводя глаз от своей избранницы, рванул кожаный шнурок узла, завязанного над бедром. И его заменитель фигового листка упал на камни.

Эми показалось, что ей нечем дышать. Пораженная, она уставилась не мигая на высокого нагого индейца. Она никогда еще не видела полностью раздетого мужчину. Ей случалось слышать шепотки школьниц насчет того, какие уродливые и противные тела у мужчин; и еще она слышала, как эти девочки делились друг с дружкой своими планами: позволять своим будущим супругам заниматься с ними любовью только ночью, в темноте.

Но в Тонатиу не было ничего уродливого или противного. Он стоял там, наверху, облитый сияющим светом полуденного солнца, и она чувствовала, как сердце у нее наполняется гордостью. Он был так красив! Каждый темный блестящий дюйм его тела! Дон Рамон говорил, что, согласно воззрениям ацтеков, Тонатиу считался philli — ведущим род от благородных предков. В это было легко поверить. Все в нем свидетельствовало о силе, гордости и благородстве.

Эми снова медленно легла навзничь на гладкий камень. Она раскинула веером волосы вокруг головы, вытянула ноги и прижала к валуну ладони. Она ждала. При всей своей юности и неопытности она каким-то образом угадывала, что ее ацтекский Бог-Солнце сейчас ведет неслышимую беседу с древними духами. Она понимала, что он полностью поглощен неким странным медитационным ритуалом, который должен стать прелюдией к их любовному соединению.

Тонатиу намеревался заняться с ней любовью здесь, в этом тенистом уголке. Она не боялась. Она вздохнула, чувствуя себя сказочно счастливой и странно расслабленной. Невозможно было взгляд отвести от черноволосого обнаженного Бога-Солнца, от его ладно сбитого тела, покрытого капельками воды; ей было очевидно, что он сейчас намеренно обуздывает сжигающий его жар.

Он поднялся на носки пальцев, высоко воздел над головой руки, устремил взгляд прямо на солнце, горящее в небе, и оставался в этой позе несколько нескончаемых минут. Затем он спрыгнул с уступа в заводь и под водой проплыл прямо к каменистому берегу, где его ждала Эми. Сильными руками он легко подтянулся вверх, встал на ноги и тремя широкими шагами преодолел разделявшее их расстояние.

Теперь он стоял около нее, и капельки воды стекали по его блестящему медному телу.

Он поднял руки и отвел с лица влажные темные пряди, а потом стремительно опустился рядом с ней на колени. Под ее зачарованным взглядом он прижал руки к вискам, потом сложил их перед грудью, а затем прикрыл ладонями чресла.

— Моя голова, мое сердце, моя любовь… Все принадлежит тебе.

Тронутая до глубины души, она кивнула с самым серьезным выражением на лице. А его руки потянулись к ее вискам.

Ей не нужны были слова, чтобы безошибочно понять это движение, и она тихо проговорила:

— Да, Тонатиу, все мои мысли — о тебе. Его руки легли к ней на грудь.

— Да, — шепнула она, — о да…

Он переменил позу, присев на корточки, и, накрыв тыльную сторону ладони одной своей руки ладонью другой, легко коснулся светлых завитков на лоне у Эми.

— Д-да… — с трудом вымолвила она, пытаясь совладать с участившимся дыханием, — и это — твое. Вся моя любовь безраздельно принадлежит тебе.

Та рука юноши, что была сверху, поднялась в воздух; другая осталась и более уверенно скользнула глубже между ногами девушки. Его пальцы коснулись ее быстрым и властным движением, и затем он вытянулся на камне рядом с ней, крепко обнял ее и сказал:

— Эми, когда я стоял там, наверху, я просил солнце и духов древности, чтобы они подали мне какой-то знак, какое-то видение… чтобы они открыли мне, имею ли я право коснуться тебя… имею ли я право сегодня сделать тебя своей. — Его руки напряглись, и он еще теснее прижал ее к груди. — Но никакого ответа от них я не получил, так что я могу лишь предположить, что должен оставить тебя нетронутой. — Он шумно вздохнул. — Но это выше моих сил. И даже если мне неведомы верные сроки, я знаю, что ты моя tonali. Моя судьба. Моя неизбежность, записанная в звездных скрижалях тысячелетия тому назад. А если так, то почему я должен ждать другого дня, чтобы быть внутри твоего тела?

В ответе Эми звучали лишь самозабвенная преданность и безграничное доверие:

— У тебя нет причин ждать, Тонатиу. Я твоя.

— Любимая моя, — только и мог он выговорить. Снова уложив ее на спину, он схватил тяжелый золотой медальон и через плечо закинул его к себе за спину, так чтобы он не мог как-нибудь повредить Эми. После этого он лег рядом с ней на живот, так что часть его торса закрывала грудь девушки. Испытывая непривычное беспокойство и даже страх, он начал целовать свою единственную. И пока он ее целовал, его рука легла к ней на горячую тугую грудь, и кончики его пальцев ласково играли с ее соском.

В делах любовных Луис был таким же чистым и неискушенным, как Эми. Его терзали опасения, что ей будет больно; в то же время он так страстно желал ее, что, казалось, не сможет выдержать больше ни единой секунды. И, разрываемый этими чувствами, он продолжал целовать и ласкать ее, надеясь, что как-нибудь сумеет понять, когда же она будет столь же готова к соединению, как и он сам.

А у Эми от его поцелуев кружилась голова; бережные прикосновения его рук вызывали такое ощущение, словно тысячи горячих иголочек покалывают кожу, и уж совсем сводила ее с ума пульсация тяжелой твердой плоти, прижатой к ее животу.

Когда Луис поднял голову и вгляделся в ее лицо, Эми, едва дыша, прошептала:

— Тонатиу, я не знаю в точности, что мне полагается делать. Тебе придется мне показать.

Мускул дрогнул у него на подбородке, и он сказал:

— Мы научились целоваться. Научимся и всему остальному.

Он снова поцеловал ее, а потом провел рукой по ее животу вниз — туда, между ногами. Ласково нажав кончиком среднего пальца на ее чувствительное местечко, он ощутил теплую влагу и позволил себе продвинуться чуть дальше. Эми содрогнулась от наслаждения, и ее спина выгнулась дугой.

Ее веки были опущены, когда она спросила:

— Тонатиу, а мне можно потрогать тебя… так, как ты меня трогаешь?

Изумленный и обрадованный одновременно, он поспешил ее заверить:

— Ничто не могло бы сделать меня более счастливым.

Она задумчиво улыбнулась, села на камне и мягким нажимом рук заставила его лечь на спину. Широко открыв глаза, она, преодолевая застенчивость, протянула к нему обе руки и обхватила ими могучий поднявшийся ствол, — обхватила так осторожно, словно опасаясь, что он может сломаться. И зажмурилась от восторженного изумления, когда ощутила его непроизвольную реакцию.

Она с радостью согласилась бы провести в игре и волнующих исследованиях весь остаток дня, но Луис с ужасом ожидал, что вот-вот взорвется. Сжав зубы, слыша гулкие удары своего сердца, он сумел выдержать эту блаженную муку лишь несколько мгновений, после чего отвел от себя ее руки и поспешно отыскал то место у нее между ног, которое указала ему природа.

Он успел ощутить преграду и уловил момент, когда эта преграда разорвалась; от него не укрылось выражение боли в глазах Эми. Но остановиться он уже не мог. Он не имел ни малейшего представления о том, как управлять собственным телом, вышедшим из повиновения. Он бурно ворвался в нее, и наслаждение было столь острым, что он застонал в экстазе. Через несколько секунд все было кончено.

Какое-то время они не размыкали объятий. Луис шептал слова любви и раскаяния, пылко утверждая, что никогда больше не причинит ей боли. Он обещал, что научится всему, чтобы стать более умелым любовником. А Эми, осыпая поцелуями его встревоженное бронзовое лицо, утешала его и клялась, что любит его так сильно, что просто быть в его руках — это восторг и ликование.

Луис на руках отнес ее к реке и выкупал с такой нежной заботливостью, что купание доставило ей даже больше радости, чем сам по себе акт любовного слияния.

И уж совсем несравненное блаженство она испытала, когда они выбрались из воды на берег и Луис пронес ее на руках по крутой тропинке всю дорогу до каменного выступа рядом с водопадом. Они улеглись на этой площадке, подставив себя солнечным лучам, чтобы обсохнуть. Они лежали, обнявшись, в мире и согласии, и солнце уже начало склоняться к западному краю горизонта.

Вздохнув, Эми положила ладонь на золотой медальон, что покоился на гладкой груди Луиса, и окликнула юношу:

— Тонатиу…

— Да?

— Расскажи мне побольше о Солнечном Камне.

 

Глава 10

Луис улыбнулся, поцеловал ее в лоб, и его рука накрыла ее руку, лежавшую на поблескивающем золотом медальоне. Он глубоко вздохнул, и его гладкое бронзовое лицо слегка изменилось. Классические строгие черты приобрели мечтательно-отрешенное выражение: теперь его сознанием управляли легенды, образы и голоса былого.

— Золотой диск, который я ношу, представляет собой копию огромного Солнечного Камня, хранимого в одном из старых храмов Мехико. На камне высечены письмена, в них изображен ацтекский космос — наши боги, наши обряды и традиции — и календарь, с помощью которого мой народ ведет счисление времени. В самом центре камня — лицо Тонатиу, нашего Бога-Солнца, в чью честь я получил это имя.

Он замолчал и долго не произносил ни слова. Впору было подумать, что он заснул. Пальцы Эми более настойчиво надавили на медальон, и она попросила:

— Продолжай, пожалуйста.

— Мехико был нашим городом. Городом ацтеков. Наш верховный бог, Уицилопочтли, привел свой народ в Мексику из далекой северной страны Астлан. Тем, кто последовал за ним, он обещал, что они найдут такой край, которым будут владеть. Он предрекал, что город они построят там, где им будет послано знамение свыше: они увидят орла, пожирающего змею, сидя на огромном кактусе. Уицилопочтли привел их на остров, и они действительно увидели орла на кактусе. Там они и обосновались и назвали свой город Теночтитлан — Страна Кактуса.

После недолгого молчания, так и не открывая глаз, Луис вернулся к своему повествованию:

— Они построили свои пирамиды в честь солнца и луны. У них было много своего: религия, искусство, поэзия. У них было богатство. Они никому не причиняли беспокойства. И тогда из Испании явились соплеменники моего отца. Монтесума, владыка ацтеков, верил, что испанцы — это белые боги, вышедшие из моря. Именно поэтому он допустил, чтобы Кортес со своим отрядом прошел, не встречая сопротивления, прямиком до этого прекрасного города и захватил его.

Эми пристально вгляделась ему в лицо. Его глаза все еще были закрыты, но на лицо легла тень ожесточения.

— Самых красивых из наших женщин испанцы забирали себе. Но эта участь миновала род моих ацтекских предков. В их жилах не текла смешанная кровь… до того, как моя мать вышла замуж за моего отца. Я стал первым mestizo — метисом… в семьях обоих — и матери, и отца.

— Да, знаю, — тихонько подтвердила Эми. — Дон Рамон рассказывал, что так было предрешено… то есть так ему сказала твоя мама.

Напряжение и скованность, омрачавшие лицо Луиса, исчезли.

— Так оно и было. Tonali моей матери — ее предназначение — состояло в том, чтобы произвести на свет сына от чистокровного испанца. — На губах Луиса заиграла улыбка. — Она одарила его не только сыном… она дала ему гораздо больше.

Эми тоже улыбнулась. Это была самая любимая ею часть истории. Часть, посвященная тому, как своевольная и прекрасная наследная принцесса ацтеков оставила своего младенца-сына одного на базальтовом плато.

Эми не понадобилось понукать Луиса, чтобы он продолжил рассказ. Он повел речь о том дне, когда богиня Шочикецаль, оставив мужа и сына, вернулась к своему народу.

— Это был первый август в моей жизни, — ровно и тихо приступил он к прерванному повествованию. — Приближался полдень, и я спал. Мать разбудила меня. Было жарко, ужасно жарко. Она выкупала меня в прохладной воде, а когда справилась с этим делом, не обтерла меня полотенцем и ничего на меня не надела. Вместо этого она вынесла меня из дома и, держа меня одной рукой, взобралась на спину неоседланного жеребца — любимого отцовского коня — и ускакала прочь от нашей маленькой глинобитной хижины. Когда мы оставили позади многие мили пути по выжженной пустыне, моя мать направила коня к вершине столовой горы — горы с плоской площадкой наверху. Она спешилась, проследовала до самой середины этого черного базальтового плато, положила меня на камень и присела на корточки рядом со мной.

Моя красавица мать долго смотрела на меня такими темными загадочными глазами. Потом она меня поцеловала, и при этом я почувствовал, что лицо у нее мокрое от слез. И она сказала: «Сын мой, я люблю тебя. Но я больше не могу оставаться с тобой. Я возвращаюсь к своему народу, а вам оставляю кое-что взамен».

Она сняла с шеи золотой медальон — Солнечный Камень, поднесла его к губам и поцеловала, а затем ударила этим тяжелым золотым диском по камню и, глядя мне в глаза, произнесла на языке науатль: «Из этой бесплодной скалы хлынет холодный прозрачный животворящий водный поток. Я дарю его тебе, мой маленький Тонатиу, я дарю тебе воду и Солнечный Камень. Воду — чтобы сделать тебя богатым. Солнечный Камень — чтобы оберегать тебя от зла».

Она положила медальон мне на грудь и закрепила тяжелую цепь у меня на шее. Затем протянула ко мне руку, и я схватил в кулачок ее тонкий палец.

Улыбнувшись, она произнесла: «Попроси отца, чтобы он простил свою непоседливую принцессу. Скажи ему, что пророчество свершилось. Настал час, когда я должна уйти».

Она встала и оставила меня на скале — нагого и в полном одиночестве. — Луис умолк, продолжая улыбаться.

Приподнявшись на локте, Эми вглядывалась в его прекрасное лицо. Потом, придвинувшись поближе, она нежно поцеловала его опущенные веки и задала вопрос, который давно уже не давал ей покоя:

— Тонатиу, я, конечно, слышала эту историю от дона Рамона. Но… ты же был тогда совсем маленьким, тебе едва исполнилось четыре месяца. Как же могло получиться, что ты помнишь облик твоей матери и знаешь, что она сказала… перед тем как оставить тебя?

Луис открыл глаза, и его улыбка улетучилась.

— Не спрашивай, откуда я знаю. Но я действительно знаю. Объяснить это я не могу. Но я знаю в точности все, что тогда произошло, и все, что сказала мать, и помню, как она выглядела.

Несколько секунд Эми молча всматривалась ему в глаза, а потом кивнула:

— Я тебе верю. — Она подняла с груди Луиса золотой медальон и подержала его у себя на ладони. — Твоя мать сказала, что Солнечный Камень будет оберегать тебя от зла?

— Да.

Эми прижала блестящий диск к своим губам:

— Тогда тебе нужно позаботиться о том, чтобы никогда не потерять его.

— Позабочусь, — заверил ее Луис. Внезапно он усмехнулся и принял сидячее положение. — И позабочусь также о том, чтобы не потерять тебя. А это значит, что нам пора что есть духу мчать в Орилью, пока там не поднялся переполох.

Он забрал у нее медальон, наклонился и нежно поцеловал возлюбленную. Ее руки обвились вокруг его шеи.

— Ты прав. Я обещала, что мы вернемся до захода солнца.

— Тогда самое время надевать штаны.

С веселым смехом они поспешили вниз по тропинке на площадку, где оставалась их одежда. Вскоре они были полностью одеты, но Эми попросила Луиса подождать еще минуту, чтобы она могла привести в порядок растрепавшиеся волосы. Она пошарила у себя в сумочке в поисках щетки для волос, не нашла ее сразу и в сердцах, присев на корточки, высыпала на камень все содержимое сумочки.

— Вот она! — с облегчением возвестила она и схватила щетку в золотой оправе.

— Хочешь, я тебя причешу? — предложил Луис, опустившись рядом с ней на колени.

— Нет. Это и минуты не займет, но все равно спасибо. — Она рьяно заработала щеткой. — А ты, если хочешь помочь, можешь собрать весь этот хлам, который я высыпала.

Улыбнувшись, он кивнул и стал водворять на место, в сумочку, рассыпанные на камне предметы. Но когда его взгляд упал на один из них, улыбаться он перестал.

Билет. Кроваво-красный билет с черными цифрами.

Луис поднял билет, зажмурился, открыл глаза и уставился на эти цифры: 6, 6, 56.

Его рука слегка дрогнула.

— Эми, что это такое? — спросил он, протягивая ей билет. Так и не доведя щетку до середины пряди, Эми покосилась на билет:

— Что? Ах это… Это железнодорожный багажный билет… так и пролежал в сумке с того дня, как я выехала из Нового Орлеана. — Она возобновила прерванное занятие.

Луис вдруг почувствовал, что ему не хватает воздуха. Крепко зажав в руке билет с этими проклятыми цифрами, он поднялся на ноги, хотя колени у него дрожали. Налетевший порыв ветра зашумел в листве деревьев, и предзакатное солнце спряталось за дальними холмами. Казалось, что внезапный холод ворвался в зной уходящего дня.

Невыразимый ужас охватил Луиса. Тот вещий сон! Полузабытое предостережение! Четверка цифр: 6, 6, 5, 6. Теперь он понял. Эми вернулась домой шестого июня 1856 года. Вот откуда эти цифры: 6, 6, 5, 6. Эми несла с собой опасность.

Опасность для него.

— Нет! — выдохнул Луис. Он протянул руки к Эми и, рывком заставив подняться на ноги, принялся целовать ее ео всей силой любви и страха, переполнявших его бешено бьющееся сердце.

— Тонатиу, что с тобой? — с тревогой спросила она, когда он наконец оторвал от ее губ свои.

Он покачал головой, тесно прижал ее к себе, и Эми почувствовала, какой трепет сотрясает его высокое худощавое тело.

Его сомнения передались и ей; вцепившись в рубашку у него на груди и крепко зажмурившись, она потребовала ответа:

— Ты не жалеешь о том, что с нами произошло? Не жалеешь?..

— Нет, любимая, — ответил он, пытаясь совладать с собой. — И хочу, чтобы ты тоже никогда не пожалела об этом.

Она отстранилась, чтобы посмотреть ему в лицо.

— С чего бы вдруг я стала жалеть?..

Он так и впился взглядом в ее доверчивые синие глаза. Он так любил ее… и так тщательно скрывал нарастающую тревогу, порожденную зловещими цифрами.

— Да ни с чего, — беспечно ответил он и усмехнулся. Его рука скользнула вниз по ее спине, закончив это путешествие легким шутливым шлепком пониже поясницы. При этом юный влюбленный засмеялся и добавил: — Но мы оба ох как пожалеем, если не поспеем домой вовремя!

Скомканный красный билет с жирными черными цифрами выпал из разжатого кулака, долетел до земли, и ветер отнес его неведомо куда.

В тот же самый вечер, после обеда, Бэрон Салливен отыскал своего братца Лукаса в западном патио. Пребывая в одиночестве, при свете луны, Лукас полулежал на диванчике с подушками, лениво откинувшись на спинку и вытянув вперед длинные ноги. На лице у него блуждала смутная улыбка. В руке он держал высокий стакан с кентуккийским бурбоном.

Лукас был на верном пути, чтобы напиться в доску.

Бэрон вздохнул, подошел к брату, забрал у того из руки стакан и отставил его в сторону.

— Надо потолковать, Лукас.

— А мы не можем толковать, когда я пью? — осведомился Лукас.

— Не можем. — Бэрон плюхнулся на диван. — Я хочу, чтобы ты меня выслушал. Мы можем попасть в скверную переделку.

— В скверную переделку? Ну, стало быть, тем больше у меня оснований, чтобы напиться, — ухмыльнулся Лукас.

— Выкинь ты из головы свое растреклятое виски! Я сегодня подслушал, о чем наш старик болтал с испанцем. Знаешь, до чего они додумались?

Лукас нахмурился и покачал головой.

— Так вот, они додумались поженить Эми и этого нахального полукровку.

— Мы не можем допустить, чтобы это случилось. Я не потерплю, чтобы мне в зятья навязали индейца.

— А придется потерпеть, если мы и дальше будем зевать. Поезжай в город. Вытащи Тайлера Парнелла оттуда, где он сейчас обретается… из любого борделя, в каком его отыщешь, и сейчас же волоки его на ранчо. Я прослежу, чтобы Эми вышла в гостиную и развлекала его, как положено развлекать визитера.

— Как это у тебя получится? Тайлер ей вообще не очень-то по вкусу.

— Предоставь это мне. А сам давай-ка в дорогу и без него не возвращайся.

— Как скажете. — Лукас поднялся с дивана и потянулся за своим стаканом. Но Бэрон его опередил. Он выплеснул бурбон за невысокую глиняную ограду, окружавшую патио, и поставил пустой стакан на прежнее место.

— Братишечка, ты только позаботься об одном: пусть Тайлер покрутится вокруг нашей Эми достаточно долго, чтобы ее обрюхатить, и я обещаю, что всю оставшуюся жизнь ты будешь хлестать виски, сколько пожелаешь!

Лукас усмехнулся, перешагнул через ограду и направился к коралю. Бэрон возвратился в дом, поднялся по лестнице, постучал в дверь комнаты Эми и, не дождавшись разрешения, вошел.

Эми, только что принявшая ванну и одетая лишь в ночную рубашку, охнула и потянулась за халатом.

— Что тебе нужно? Я уже собралась ложиться спать.

Бэрон прошагал мимо нее прямиком в большую гардеробную комнату. Он снял с вешалки розовое платье с оборками и рюшами и бросил его на кровать Эми:

— Надень вот это. В розовом ты выглядишь очаровательно.

У Эми сузились глаза.

— Не будь смешным. Я устала и ложусь спать.

— Да ведь еще и десяти нет. Но вот с чего это, интересно, ты так уж устала? — Бэрон осклабился. — Впрочем, сдается мне, что я знаю причину твоего утомления, моя крошка сестренка.

Лицо Эми вспыхнуло горячим румянцем.

— Ничего ты не знаешь.

Бэрон бросил на нее самодовольный взгляд:

— Так уж и не знаю? Ты в компании с сынком той полоумной ацтекской старухи каждый день во время сиесты укатываешь куда-то, в такое место, где вас никто не может найти. Птичка моя, ты можешь обдурить родителя, но со мной этот номер не пройдет. — Он еще на полшага приблизился к ней. — Ты позволяешь этому полукровке добраться до тебя!

Эми быстро отвернулась и сделала все от нее зависящее, чтобы в ее голосе прозвучало негодование:

— Не понимаю, о чем ты говоришь.

Бэрон захихикал:

— Пичужка, я умею хранить секреты, не беспокойся. Ты вернулась из Нового Орлеана вполне взрослой женщиной, и я не осуждаю тебя за то, что тебе хочется немножко поиграть в любовь. Но твой темнокожий Бог-Солнце просто мальчишка. А тебе нужен мужчина. Мужчина вроде Тайлера Парнелла.

Эми вихрем повернулась к нему лицом:

— Убирайся из моей комнаты!

Злобная улыбка Бэрона не исчезла.

— Ты нравишься Тайлеру, Эми. Сегодня он придет к тебе с визитом.

— У меня нет ни малейшего намерения принимать визиты Тайлера Парнелла ни сегодня, ни в любой другой вечер! Я его терпеть не могу!

— Лучше смени гнев на милость, малышка. Если это у тебя не получится, мне придется сообщить папочке насчет твоих шашней с красавчиком.

Эми почувствовала, что угодила в западню. Она знала Бэрона. Он вполне способен выполнить свою угрозу. А если он их выдаст — у нее и у Тонатиу могут быть серьезные неприятности. Отцы не позволят им бывать вместе. И что еще хуже — они могут наказать Тонатиу.

— Я… я уделю сегодня Тайлеру Парнеллу час. Не больше, — предупредила Эми.

— Тай будет просто счастлив, — заявил Бэрон, не посчитав нужным упомянуть, что вечер этой пятницы будет только первым из череды вечеров, которые по его замыслу она должна будет проводить в обществе Тайлера Парнелла.

Это был мучительный час для Эми и час торжества для Бэрона. Когда Эми наконец пожелала своему докучливому гостю доброй ночи, на сцене появился Бэрон и радушно пригласил Тайлера Парнелла навестить Эми и в следующую пятницу. Тот принял приглашение с превеликой радостью. Бэрона ни в малейшей степени не тревожила явная неприязнь отца к Парнеллу. Уолтер Салливен, привыкший рано вставать, неукоснительно отправлялся спать в десять часов вечера.

Эми подумала было, не стоит ли рассказать Тонатиу о трудном положении, в котором она оказалась, но, поразмыслив, решила этого не делать. Отношения между ним и ее братьями и без того были хуже некуда. Братья ненавидели Тонатиу, особенно Бэрон. Она опасалась навлечь беду на Тонатиу. Если он бросится на ее защиту, дела могут обернуться для него совсем скверно.

Поэтому она и предпочла не разглашать то обстоятельство, что каждую пятницу, вечером, по требованию Бэрона она должна проводить один час наедине с двадцатидевятилетним Тайлером Парнеллом. Это же не вечно будет продолжаться! А она уж постарается при встречах с Парнеллом напускать на себя такого холоду, что он скоро и сам потеряет к ней всякий интерес.

Юным любовникам, которые после того первого соединения ежедневно предавались пылким объятиям на берегу Пуэста-дель-Соль, легко было позабыть обо всем и обо всех, кроме них самих. Здоровые, молодые, ослепленные любовью и ликующе-счастливые, они и не догадывались, что не только их невинность ускользала от них, пока жаркие дни индейского лета уступали место прозрачным, прекрасным дням осени.

Вместе с летом умирали также юность, доверие и счастье.

Началом конца стал один из холодных октябрьских вечеров, наступивший после самого дивного дня, какой им только был отпущен судьбой. Луис, лежавший без сна у себя в постели и поглощенный мыслями об Эми, почувствовал, как нарастает в нем внезапная тревога. Поднявшись с кровати, он натянул штаны и вышел прогуляться.

Шагая вдоль стены большой асиенды, он оказался около западного патио. Патио Салливенов. И тут, при ярком свете луны, он увидел Эми в компании Тайлера Парнелла. Пораженный в самое сердце, он молча повернулся, добрался вновь до своей комнаты и заметался из угла в угол, терзаясь ужасной душевной болью.

Все еще могло бы наладиться, если бы юная пара имела в своем распоряжении хотя бы один день. Эми сказала бы Луису правду, что Бэрон ее шантажирует. Что ей никакого дела нет до какого-то Тайлера Парнелла.

Но эта возможность ей так и не представилась.

 

Глава 11

—Выиграл!

Единственный глаз Педрико Вальдеса искрился радостью, когда тот торжествующе взглянул через стол на своего удивленного партнера.

— Выигрыш-то мой, Патрон, — сказал он снова и гордо сложил руки на груди.

Не в силах этому поверить, Уолтер Салливен покачал седеющей головой. Вот уже больше десяти лет они с Педрико Вальдесом каждый вечер играли вдвоем в домино. И за все эти годы ни разу не случалось, чтобы у него на руках оставалось так много очков.

— Подловил ты меня наконец, Педрико, — признал он, широко улыбаясь; две неиспользованные костяшки так и лежали у него на ладони.

— Точно! — отозвался довольный слуга. — Сколько там у вас, Патрон? Хорошо бы побольше!

Он вынул перо из чернильницы и потянулся за белым листком, стремясь поскорее записать счет. Он ждал. Уолтер Салливен не произнес ни слова. Педрико вопросительно взглянул на хозяина и увидел на багровом лице владельца ранчо выражение невыразимого ужаса.

— Господи помилуй, Патрон! — воскликнул Педрико, уронив перо. — Что это с вами?

Перепуганный Педрико вскочил так резко, что опрокинул свой стул, и поспешил обогнуть стол, по пути вопрошая, что стряслось. Но Уолтер Салливен не мог говорить. Он судорожно хватался за сердце, и боль искажала его лицо. Хозяин задыхался и хрипел; глаза его закатились… и он обмяк в своем кресле. Он умер от сердечного приступа. В его крупном кулаке все еще были зажаты две костяшки домино.

Дубль шесть и пять — шесть.

Под убийственными лучами техасского солнца, отвесно падающими на землю, на маленьком ухоженном кладбище Орильи между двумя своими братьями стояла Эми. Прямо перед ней находился массивный бронзовый гроб с телом ее отца. Падре, местный священник, в черном облачении отслужил по-латыни панихиду; скотники, ковбои, а также горожане из Сандауна воздали покойному дань уважения. На глазах у многих блестели слезы.

Хотя солнце стояло в зените, Эми чувствовала странный озноб; горе у нее мешалось с изумлением. У нее в голове не укладывалось, что такой энергичный и полный жизни человек, как ее отец, мог столь внезапно уйти из этого мира. Короткая панихида подошла к концу. Эми выступила вперед.

Она наклонилась, набрала горсть сухой техасской земли, которую так любил покойный отец, и медленно рассыпала ее над гробом. Подняв с лица черную вуаль, она нагнулась, прижалась губами к крышке гроба и беззвучно произнесла: — Спи спокойно, отец. Орилья в хороших руках.

В течение всего этого долгого жаркого дня посетители заполняли многочисленные помещения нижнего этажа асиенды. Магделена, Роза и Педрико сновали среди гостей, разнося на серебряных подносах прохладительные напитки. В обоих обеденных залах были расставлены длинные столы с разнообразной едой, чтобы могли подкрепиться те гости, которые намеревались задержаться подольше.

Эми, которой надлежало выполнять обязанности хозяйки дома, справлялась с ними вполне успешно: стоя между братьями, она пожимала руки и принимала соболезнования. Но ее синие глаза все время обегали толпу в поисках Луиса. В конце концов она углядела иссиня-черную шевелюру и темное красивое лицо. Но Луис не смотрел в ее сторону.

С грустью отметив это, она вернулась к своей печальной роли как раз вовремя, чтобы поприветствовать Дугласа Кроуфорда — рослого, крепко сбитого рыжеволосого хозяина соседнего ранчо — и его беременную жену Ширли. Эми поблагодарила молодых соседей за их приход и выслушала подобающие случаю слова сочувствия.

Она вздохнула с облегчением только поздно вечером, когда Педрико закрыл дверь за последним из отъезжающих посетителей. Сразу же укрывшись в уединении своей комнаты, Эми скинула несносную черную одежду, ополоснулась в ванне с прохладной водой, надела чистую сорочку, легкие панталоны и кружевную нижнюю юбку и устало присела на кровать.

Голова у нее раскалывалась и в глазах щипало, когда она вытянулась на кровати, чтобы дать себе отдых. В том подавленном состоянии, в каком она пребывала, ей отчаянно не хватало Луиса… чтобы он поддержал ее и утешил. Чтобы он любил ее.

«Завтра, — пообещала она себе самой, глядя в темноту, — завтра мы поедем к реке».

Но для Эми и Луиса никакого «завтра» уже не было.

У высокого парадного окна отцовской библиотеки стоял Бэрон Салливен, его душили злоба и мстительное нетерпение. Он провожал взглядом тележку, которая удалялась от дома по длинной подъездной аллее, оставляя позади себя облако пыли. Лошадьми правил Педрико; позади него сидели Магделена и Роза.

Бэрон отослал всех троих в Сандаун, поручив им развезти по разным домам корзины со снедью, оставшейся от поминок. Он не хотел, чтобы слуги путались тут у него под ногами. Ему предстояло свести кое-какие счеты.

Бэрон высвободился из черного траурного сюртука, сорвал с шеи галстук, расстегнул жесткий белый воротник и закатал рукава рубашки. Он велел Лукасу, чтобы тот принес ему моток крепкой веревки и пастушеский кнут, который всегда хранился у него под кроватью.

Пока Лукас торопливо выполнял полученные от брата инструкции, Бэрон снял с вешалки потертый отцовский ремень с пистолетами и вынул из кобуры украшенный резьбой шестизарядный «Роджерс и Спенсер». Зарядив пистолет, он засунул его за пояс своих темных брюк.

Вернулся Лукас, и Бэрон небрежно повесил смотанный черный кнут и веревку себе на левое плечо, а потом взглянул на брата.

— Другого такого случая у нас не будет, — решительно заявил он, и его голубые глаза холодно блеснули. — Давай-ка спустимся и потолкуем по душам с полукровкой.

Лукас вполне одобрил этот план:

— Сдается мне, ты уже кое-что припас в уме для мальчика-любовничка.

Уже на пути к выходу из библиотеки Бэрон бросил через плечо:

— Это точно, что припас. Предложение убраться вон из Орильи. — Он направился к лестнице. — Но сначала я хочу послушать, как он будет исповедоваться в своих грехах.

В восточном патио не было никого, кроме Луиса. Его черный пиджак от костюма был переброшен через спинку ажурного металлического стула, а сам он в белой рубашке, расстегнутой на груди до пояса, лежал на мягком желтом шезлонге. Откинувшись на спину, заложив руки под голову, он предавался грустным размышлениям; кончался октябрь, и все выглядело чрезвычайно уныло, хотя солнце и светило вовсю. Мрачный и подавленный, он отчаянно стремился к одному: получить возможность поговорить с Эми.

То был понедельник, а они не были наедине с пятницы. В пятницу вечером он видел ее в обществе Тайлера Парнелла. Неужели она его обманывает?

Краешком глаза он успел уловить какое-то движение и резко повернул голову. Быстро, как кошка, он вскочил — и увидел приближающихся к нему братьев Салливен. Выражение холодных голубых глаз Бэрона не сулило Луису ничего хорошего, это было очевидно.

Его высокое тело напряглось, темные глаза блеснули, и он поинтересовался:

— Что вам угодно?

Беседа оказалась короткой.

Выхватив пистолет и направив его прямо в грудь Луису, Бэрон ответил:

— Чтобы ты немедленно — и навсегда — убрался из Орильи. Начиная с этого момента все совершалось столь быстро для разговоров не оставалось времени. Лукас стремительно метнулся вперед и толкнул Луиса к выходу из патио с такой силой, что Луис потерял равновесие. Он споткнулся о белый металлический столик, который от этого свалился вместе со всем, что на нем стояло. И хрустальный кувшин с водой, и стаканы, ударившись о грубый кирпичный пол, разбились вдребезги.

Приземлившись среди осколков стекла, Луис порезал ладони и лицо.

Но он этого даже не почувствовал.

Не помня себя от негодования, он вскочил на ноги с ловкостью акробата и бросился на Лукаса с поднятыми кулаками, игнорируя направленный на него ствол пистолета. Ему удалось двинуть Лукаса прямо в подбородок, но это весьма напоминало попытку мелкого насекомого ужалить медведя-гризли. Разъярившись, Лукас обрушил мясистый кулак на левую скулу юноши, и тот снова растянулся на полу.

Луис почувствовал вспышку огненной боли у себя в голове. Как ни был он ошеломлен, он попытался подняться на ноги, и в этот момент из дома торопливо вышел дон Рамон, услышавший шум потасовки.

Дон увидел, как жестокий удар Лукаса сбил Луиса с ног; увидел Бэрона с пистолетом в руке, с веревкой и смотанным кнутом на плече. Его обуял ужас, и он попытался образумить осатаневших братьев, умоляя их пощадить его единственного сына. Он был немедленно наказан за непрошеное вмешательство, получив резкий удар тыльной стороной руки Лукаса, пришедшийся ему в лицо. Из рассеченной губы Дона хлынула кровь. Он качнулся назад, но усилием воли заставил себя удержаться на ногах. Он видел только одно: нацеленный пистолет. И обратился к Бэрону, взывая к его здравому смыслу. Бэрон не стал слушать.

Схватив Дона за руку, он просто отшвырнул его чуть ли не на половину длины патио. Дон Рамон налетел на упавший столик, ударился головой об острый угол железной столешницы и рухнул на кирпичный пол. Забыв о собственной боли, Луис кинулся к неподвижному отцу.

Яркая струйка крови вытекала из-под седой шевелюры Дона, остановившийся взгляд его зеленых глаз был лишен всякого выражения. В безумной надежде Луис попытался нащупать пульс на шее отца. Но пульс отсутствовал.

Дон Рамон Рафаэль Кинтано был мертв.

Не долее мига длилось оцепенение, охватившее потрясенного Луиса. Бессмысленное, жестокое убийство его отца пробудило в юноше бешеный гнев. Его гладкое темное лицо являло собой настоящую маску ярости, когда он ринулся в атаку.

Он устремился не к Лукасу, а к Бэрону. Подобно опасному хищнику, вырвавшемуся из клетки, он атаковал врага с такой скоростью и убийственной силой, что Бэрон даже не сообразил выстрелить из пистолета — настолько растерялся от страха. Зажатый в могучих объятиях, словно в железных тисках, не имея возможности пустить в дело бесполезный теперь пистолет, Бэрон не мог ни охнуть, ни вздохнуть. Он был уверен, что этот ополоумевший индеец прикончит его, прежде чем Лукас придет к нему на выручку.

— Ах, будь ты проклят! — прорычал Бэрон, с трудом переводя дух, когда его братцу удалось оттащить Луиса.

Лукасу и самому как следует досталось, прежде чем он сумел одолеть Луиса. Однако в конце концов он все же лишил взбешенного юношу возможности сопротивляться, навалившись на него всей своей медвежьей тушей, локтем одной руки сдавив ему шею, а другой рукой завернув за спину левую руку индейца.

Все еще не вполне оправившись от страха, пережитого им в ту минуту, когда смерть, казалось, дохнула на него, Бэрон с ненавистью уставился на поверженного Луиса. Он подошел поближе и ровным холодным голосом произнес:

— Ты за это заплатишь. — Затем, обращаясь к брату, предложил: — Давай-ка оттащим его к воротам.

Лукас и Бэрон выволокли Луиса из патио на парадную подъездную аллею. Несмотря на его сопротивление, парочка протащила его по длинной, обсаженной пальмами дороге до высоких белых ворот ранчо, освещенных кроваво-красными лучами предзакатного техасского солнца.

Добравшись до ворот, братья разделили обязанности: пока Лукас держал Луиса, Бэрон размотал веревку и перекинул один ее конец через высокий поперечный брус, поддерживающий арку ворот, а потом медленно подогнал длину свисающего конца так, чтобы веревка болталась в пределах досягаемости.

Лукас подтянул руки Луиса вперед и крепко связал веревкой его запястья, а потом вздернул связанные руки юноши над его головой, натянув веревку столь туго, что, казалось, руки вот-вот вырвутся из суставов.

Бэрон скинул с плеча свернутый кольцами черный кнут. Снова заткнув пистолет за пояс, он злобно улыбнулся, размотал кнут и начал не торопясь хлестать им по земле перед Луисом; длинный кнут издавал громкий щелчок каждый раз, когда ударялся о землю.

Поскольку руки Луиса были связаны и вытянуты над головой, он не смог помешать Лукасу, когда тот разодрал белую рубашку у него на спине и не успокоился, пока не добился своего: белые лоскутки лежали на гравии дороги, а спина Луиса оказалась обнаженной до пояса. В свете заходящего солнца его бронзовая кожа, казалось, приобрела цвет кирпича.

Умышленно поводя кнутом взад-вперед, так чтобы его конец волочился в пыли, Бэрон уставился на грудь Луиса, где блестел золотой медальон — Солнечный Камень, висевший на длинной золотой цепи. Затем перешел к действию: обхватил пальцами круглый диск и изо всей силы дернул его на себя. Цепь разорвалась и соскользнула с шеи Луиса.

Еще пару мгновений Бэрон держал блестящий золотой медальон у себя на ладони, глядя на него со злорадной ухмылкой; он знал, что в глазах суеверного полукровки Солнечный Камень представлял собою ацтекский амулет, оберегающий владельца от зла и опасности. Разжав пальцы, Бэрон бросил медальон на землю перед собой и, улыбаясь, втоптал его в пыль каблуком сапога.

С дьявольским блеском в голубых глазах Бэрон произнес: — Нам с Лукасом не слишком приятна мысль, что какой-то краснокожий дикарь спит с нашей сестренкой. Что ты можешь сказать в свое оправдание?

Вопрос остался без ответа: Луис не издал ни звука. Бэрон не стал тратить время попусту. Он обошел вокруг Луиса, отмерил восемь шагов и, повернувшись, остановился. Стоя позади связанного юноши, он высоко поднял кнут.

И кнут, со свистом рассекая воздух, опустился на голую спину Луиса.

Растянутое до предела тело Луиса содрогнулось от беспощадного удара, и жгучая боль заставила зажмуриться. На медной коже проступил широкий белый след, и уже через несколько секунд на нем показались ярко-красные капельки крови.

Спина у Луиса горела, словно охваченная пламенем. В запястья врезалась веревка; мышцы неестественно растянутых рук причиняли немалые мучения. От удара Лукаса болела левая щека, которая успела распухнуть и посинеть. Но самая ужасная боль терзала сердце.

Однако он все еще хранил молчание.

Братьям хотелось над ним поизмываться.

Бэрон подошел к нему поближе, подул на то место, где кожа была содрана кнутом, и сообщил, что они, в сущности, не собираются по-настоящему его мучить. И даже пообещал, что они дадут ему поблажку и спустят на землю, если только он им расскажет — со всеми подробностями, — чем именно они с Эми занимались в эти долгие жаркие послеполуденные часы.

Хороша ли малышка Эми в голом виде? Царапала ли она его спину и громко ли вопила? Показал ли он ей все способы, придуманные для занятий любовью? Оказался ли способен вполне ее удовлетворить?

Если он ответит на все их вопросы, они его отпустят на все четыре стороны.

Луис Кинтано был джентльменом.

Он позволит братьям Салливен убить его, но не скажет ни единого слова об Эми. Крепко стиснув белые зубы, Луис бесстрастно уставился на багровое солнце. Он отказывался отвечать на их вульгарно-издевательские вопросы. Только дрожание век нарушало неподвижность маски, в которую обратилось его красивое лицо.

За свой стоицизм он был награжден новыми ударами. Бэрон еще дважды поднимал длинный черный кнут и дважды опускал его на спину Луиса. Они потешались над ним — называли его Богом-Солнцем и Тонатиу — и спрашивали, где же эта таинственная мощь ацтеков сейчас, когда он так в ней нуждается.

Перед тем как нанести последний удар, Бэрон подошел к Луису со спины, вцепился в густые иссиня-черные волосы Луиса, зажав в руке столько волос, сколько мог ухватить, дернул голову Луиса назад и холодно пояснил:

— Может быть, это научит тебя не соваться со своей вонючей индейской кочерыжкой к приличным белым девушкам.

 

Глава 12

Голова Луиса оставалась все так же горделиво поднятой, избитое тело не обмякло. Его черные глаза ничего не выражали. Он неотрывно смотрел на пламенеющий западный край неба, на холодные голубые вершины гор и обращал беззвучный призыв к духам своих предков, доблестных солнцепоклонников-ацтеков.

Братьев Салливен раздражало отсутствие реакции со стороны Луиса. Особенно разочарован был Бэрон. Его застарелая ненависть к молчаливому метису требовала утоления: он надеялся заставить зазнайку ползать перед ними на коленях. Надеялся услышать, как тот будет молить о милосердии.

Поскольку ничего такого не происходило, раздосадованный Бэрон быстро изобрел новый план. План, который обеспечивал гарантию, что реакции они добьются.

Улыбаясь, он подошел к Луису спереди и произнес:

— Никуда не уходи, старина Солнечный Бог. Мы сейчас же вернемся.

Чтобы подчеркнуть беспомощность своей жертвы, он повесил зловещий кнут, обмотав его вокруг шеи Луиса, а затем отвернулся и двинулся прочь, жестом предложив Лукасу следовать за ним. Бэрон задумал привести сюда сестру, чтобы она стала свидетельницей мук и унижения своего любовника.

Братья торопливо прошагали по подъездной аллее, зашли в дом, поднялись по лестнице и ворвались к Эми в спальню. Она проснулась в испуге и, подняв голову, увидела Бэрона, пересекающего залитую лучами заката комнату. Озноб, который бил ее раньше, снова завладел ею. Она нервно села в постели.

— Что такое, Бэрон? — спросила она, едва дыша. — Что случилось?

— Идем с нами, — ответил он, не вдаваясь в дальнейшие объяснения.

Эми, растрепанная после сна, спустила ноги с кровати и встала.

— Ладно, — сказала она равнодушно. — Как только оденусь, я…

— Оденешься потом, — твердо и повелительно заявил он. — Кое-кто хочет с тобой повидаться.

— Кто? Я думала, все разъехались. — Она бросила взгляд на собственное ночное одеяние. — Я никому на глаза не могу показаться в таком виде… на мне даже платья нет!

Она с опаской подумала, не хочет ли Бэрон сказать, что внизу ее дожидается Тайлер Парнелл.

Опасения сменились настоящим страхом, когда братья силком потащили ее из дома. Она почти не обращала внимания на камешки, по которым приходилось ступать ее босым ногам, — все ее чувства вытеснил слепой, панический ужас. Она чутьем угадывала, что Луис попался им в лапы, что они задумали как-то навредить ему. Зачем они ведут ее к Тонатиу, если прежде они хотели только одного — держать их врозь?

Эми содрогнулась, когда в рамке ворот, на фоне красного закатного неба увидела прекрасного гордого юношу, которого любила: сейчас он висел, беспомощный и истерзанный, на перекладине высоких белых ворот ранчо Орилья.

Когда она подошла к нему достаточно близко, чтобы разглядеть кровавые зигзаги у него на спине, первым ее побуждением было закричать и броситься к нему, обвить руками его шею и поклясться, что она спасет его от новых мук. Но у нее хватило ума сдержать этот порыв.

Эми всегда знала, что братья ненавидят Тонатиу, но даже вообразить не могла, насколько же сильна эта ненависть. Ей и в голову не приходило, что они способны пойти на такое злое дело. Она пыталась собраться с мыслями, понимая, что подлое действо еще не кончено и что они могут убить Тонатиу, если она попробует за него заступиться.

Они обвели ее вокруг, так что она оказалась лицом к лицу с Луисом. Она сразу же увидела, что на его шее нет оберегающего Солнечного Камня.

— Почему, Бэрон?.. — Вот все, что она выдавила из себя. Огромным усилием воли она держала свои чувства в узде, и ее синие глаза остались сухими, когда их взгляд встретился со взглядом Луиса. Он смотрел на нее в упор. И в первый раз его обсидиановые глаза сверкнули глубоким чувством… что сразу же было отмечено наблюдательным Бэроиом.

— Почему вы это с ним сделали? — спросила Эми, томясь одним страстным желанием — прильнуть к нему, стереть кровь с изрезанного лба Тонатиу и капельки пота с его темных ресниц.

— Мы, Салливены, умеем защищать наших женщин и нашу землю. Мы больше не допустим, чтобы какой-нибудь полукровка смел протягивать свои грязные лапы ни к тому, ни к другому, — заявил Бэрон. Пристально наблюдая за лицом сестры, пока она смотрела на Луиса, он спросил: — Ты любишь этого наглого краснокожего?

Вопрос был опасным, и Эми это понимала. Если она признается, что любит Тонатиу, они его выгонят навсегда, и даже, может быть, убьют. Если не признается, последствия могут оказаться такими же. Эми приходилось соображать быстро. Если Бэрон поверит, что Тонатиу не занимает в ее сердце очень уж важного места, он наверняка будет усматривать в юноше меньшую угрозу для своих планов. И будет меньше лютовать. Она взглянула Бэрону прямо в лицо и спокойно произнесла:

— Нет. Вовсе нет. — Ее взгляд снова обратился к Луису. — Этот индеец ровным счетом ничего для меня не значит. — Она пожала плечами, улыбнулась и беспечно добавила: — Я просто развлекалась с дикарским Богом-Солнцем.

Бэрон внимательно изучал ее лицо. На нем не отражались никакие чувства: она казалась совершенно безмятежной. Затем заботливый братец перевел взгляд на Луиса. Тот казался потрясенным, словно бессердечные слова Эми ранили его куда больнее, чем любой кнут. Бэрон усмехнулся, стащил кнут с шеи Луиса и протянул его сестре:

— Докажи.

Комок, стоявший у нее в горле, едва не задушил ее: сердце, бившееся часто-часто, не давало достаточного количества кислорода. Но Эми согласно кивнула, взяла кнут и обошла вокруг связанного Луиса. Колени у нее дрожали и подгибались, но она сделала несколько шагов, остановилась и повернулась так, что белая кружевная нижняя юбка вихрем закрутилась вокруг босых ног. И, словно от души забавляясь всем происходящим, она улыбнулась, высоко подняла кнут и с размаху хлестнула им по окровавленной бронзовой спине Тонатиу.

Когда тело возлюбленного непроизвольно содрогнулось, его боль отдалась в ее собственном сердце так, словно ее поразила молния. И тем не менее внешне она сохраняла полное самообладание и продолжала играть свою роль весьма убедительно. Настолько убедительно, что у нее и сомнений не оставалось: Тонатиу будет ненавидеть ее до конца своих дней.

Лучше его ненависть, чем его гибель.

Братья посмеялись и наградили сестру аплодисментами за хорошее поведение. Подойдя к ней, Бэрон освободил ее от тяжелого кнута, одобрительно похлопал по плечу и объявил:

— Малышка, я неверно судил о тебе. Я думал, что ты, чего доброго, привязалась к этому грязному полукровке. — Он встряхнул белокурой головой. — Черт побери, я могу понять, что такое телесный голод. — Он искренне расхохотался. — Стало быть, ты пару раз повалялась в сене с дикарем. Ничего страшного. За мной тоже этот грешок числится: уж я-то немало пошалил со служаночками-мексиканочками.

— Да и я предпочитаю шлюх из мексиканок или индианок, — поддержал беседу Лукас.

— Нет, нет, Эми, мы тебя не осуждаем, — успокоил ее Бэрон. — Хотя… — Тут его улыбка исчезла. — Я вот что еще не решил. По-моему, мы должны прикончить краснокожего за то, что он набрался наглости дотронуться до нашей миленькой беленькой сестрички.

Сердце у Эми бешено заколотилось. Она чувствовала, что вот-вот потеряет сознание. Нужно что-то предпринимать, и как можно скорее.

— У меня есть предложение получше, — возразила она, неторопливо сменив позицию, так чтобы оказаться не за спиной у Луиса, а перед ним: она надеялась, что сумеет улучить возможность взглядом подать ему какой-то сигнал. Но такой возможности не представилось — Бэрон стоял вплотную к ней.

Как бы продолжая дразнить беспомощного юношу, Эми наклонилась, подняла из дорожной пыли золотой медальон и взглянула на него с презрительной усмешкой. Она подумала было о том, чтобы глубоко засунуть медальон в карман брюк Луиса. Но поступила иначе: передала его Бэрону.

Приблизившись к Луису, Эми вызывающе повела своими плечами цвета слоновой кости, так что узенькая лямка сорочки соскользнула с плеча. Она высокомерно вскинула голову, заставив свои длинные распущенные волосы рассыпаться по спине и груди, и угасающее солнце зажгло красновато-золотой ореол в этих блестящих прядях.

Высунув кончик языка, она облизнула пересохшие губы, а потом посоветовала:

— Отправьте-ка этого изнеженного, избалованного полукровку туда, где ему положено находиться! — Задрав подбородок, она взглянула прямо в черные глаза, полные муки.

— Это куда же, Эми, душенька? — не понял Бэрон.

— Да за границу, в старую Мексику… пусть обретается там в скудости и нищете среди себе подобных!

Едва прозвучали эти холодные разящие слова, как солнечный диск скрылся за горизонтом. На западном крае неба еще горел закат, освещая темное лицо и гладкую грудь ее гордого ненаглядного ацтека.

Опасаясь, что у нее вот-вот вырвется рыдание, Эми отвернулась. Она знала, что облик Тонатиу — такой, каким она видела его сейчас, с озаренной розовым светом бронзовой кожей и смертной мукой в глазах — будет неотступно стоять перед ее внутренним взором днем и ночью до конца ее жизни.

Непролитые слезы жгли глаза. Эми двинулась было по аллее к дому, но, сделав лишь несколько шагов, остановилась. Обернувшись, она обронила, словно речь шла о чем-то совсем незначительном:

— Бэрон, проследи за тем, чтобы противный Солнечный Камень отправился вслед за индейцем.

— И тот и другой — оба будут валяться в мексиканской пустыне. До рассвета управимся, — пообещал он. — А ты теперь ступай и приведи себя в порядок. Тайлер скоро зайдет тебя проведать.

Когда уже сгущались сумерки, Эми стояла на лестничной площадке верхнего этажа перед большим окном и следила за тем, как трое всадников галопом уносятся прочь от ранчо, направляясь к югу. На фоне темнеющего неба был различим лишь силуэт Тонатиу с привязанными к луке седла руками, но вот он внезапно повернулся в седле и бросил взгляд назад — на Орилью.

И тогда наконец хлынули горячие слезы. Она не могла их дольше сдерживать. Беззвучным шепотом повторяя имя возлюбленного, Эми упала на колени и горько зарыдала.

Вернувшийся из Сандауна Педрико обнаружил ее, блуждающую впотьмах, дрожащую, с мокрым от слез лицом. Истерически всхлипывая, она рассказала ему, что здесь произошло. Он немедленно позвал Магделену с Розой и пообещал убитой горем Эми, что отправится на поиски Луиса.

Она схватила его за руку:

— Я не знаю, куда они его отвезли! Знаю только, что они собирались бросить его где-нибудь в Мексике!

В единственном глазу Педрико горела непреклонная решимость, когда он сказал:

— Я найду парня.

— Пожалуйста, — заклинала Эми, — скажи ему, что я в таком отчаянии! Я не хотела этого! Господи Боже мой, я этого не хотела!

Магделена, крепко обняв Эми, обратилась к Педрико:

— А если ты его не отыщешь?

— Тогда я не вернусь в Орилью.

Полночь уже миновала, когда они в конце концов осадили усталых взмыленных лошадей. Они переправились на другой берег реки Рио-Гранде южнее Эсперансы и, все больше удаляясь от границы, углубились в обширную пустыню Чиуауа на севере Мексики.

— Достаточно далеко забрались, — сказал Бэрон, привстав в стременах и оглядывая суровую неприветливую местность.

Не посчитав нужным спешиться, Лукас отвязал руки Луиса от седла, но оставил запястья связанными. Ухмыляясь, он грубо столкнул Луиса с лошади, после чего хмыкнул:

— Прощай, Бог-Солнце.

Луис инстинктивно выставил вперед связанные руки в попытке смягчить падение, но одна нога, обутая в сапог, застряла в стремени, и он приземлился на спину в самой гуще колючего кустарника. Сотни крошечных игл вонзились в его исполосованную, истерзанную плоть.

С немалым трудом он откатился в сторону и остался лежать ничком в ожидании, убьют они его или нет. Ему это было безразлично.

— Смерть — вот чего ты заслуживаешь за то, что посмел дотронуться до нашей сестры, — провозгласил Бэрон. — К утру ты уже будешь хорошей приманкой для стервятников.

Он сунул руку в карман, извлек оттуда Солнечный Камень и презрительно швырнул его на землю. Тяжелый диск упал в нескольких футах от Луиса.

Братья Салливен, не тратя времени даром, умчались, прихватив с собой свободную лошадь и оставив Луиса Кинтано одного, без еды и питья, в пустынном засушливом краю среди редких мескитовых деревьев, остро пахнущих кустарников и диких голодных животных.

Его лицо и руки были изрезаны осколками стекла во время стычки в патио. Подбородок приобрел устрашающую окраску и немыслимо распух от встречи с могучим кулаком Лукаса. Кожа на голой грязной спине была содрана обжигающими ударами кнута и утыкана колючками. Сердце было разбито. Терзаемый телесными и душевными муками, несчастный юный метис лежал на твердой мексиканской земле под полной мексиканской луной.

Только сейчас он позволил своим чувствам прорваться на поверхность. Горячие слезы застилали глаза и струйками стекали по грязным щекам. Он плакал навзрыд, словно перепуганный ребенок, каковым в сущности и был; неловко протягивая перед собой связанные руки, он полз, подталкиваемый единственным желанием — добраться до спасительного, манящего Солнечного Камня, мерцающего в свете луны, и прикоснуться к нему.

Каждый дюйм давался ценою адских мук. Мышцы одеревенели, он был изранен и избит. Слезы туманили зрение. В горле пересохло, и губы запеклись. В ночной тишине он мог слышать собственное затрудненное дыхание. И завывание койота где-то вдали.

Дюйм за дюймом он продвигался к своей цели, и наконец, у него вырвался приглушенный стон облегчения: дрожащие пальцы дотронулись до блистающего золотого медальона.

Слабый возглас торжества прозвучал, когда длинные пальцы цепко обхватили заветный талисман и сжали его с такой силой, словно от этого зависела вся жизнь — и земная, и загробная.

Ночное небо было полно ярких мерцающих звезд. Полная луна поднималась все выше и выше. Одинокая сова плавно взмыла вверх, и луна серебрила ее распростертые черные крылья.

Луис не видел ничего — ни звезд, ни луны, ни парящей ночной птицы. Соленые слезы, высыхая на изуродованном лице, оставляли на нем грязные потеки.

По гибкому измученному телу пробежала слабая судорога глубокой необоримой усталости. И сознание покинуло его.

 

Глава 13

В тот момент, когда пальцы юного Луиса сжали Солнечный Камень, у женщины, спавшей у себя в постели за сотни миль от него, возникло такое ощущение, словно эти длинные пальцы сжимают ей сердце, и она сразу же очнулась от сна.

Она рывком села и прижала руку к обнаженной левой груди. И дремавший рядом огромный снежно-белый горный лев-кагуар — ее смертельное оружие, с которым она не расставалась ни на миг, пошевелился, поднял голову и уставился на хозяйку блестящими желтыми глазами.

Женщина откинула с глаз черные как вороново крыло волосы и настороженно оглянулась вокруг. Все выглядело так, как и должно было выглядеть. Она была одна в своих удобных покоях. Стенные факелы, которые постоянно освещали высокую пещеру, горели ровно и ярко, создавая привычные картины тени и света на сталактитах и сталагмитах.

Все было тихо, если не считать едва слышного вопрошающего рычания огромной кошки. Однако и оно смолкло, когда женщина повелительно подняла руку. Потом она отбросила роскошные мягкие меховые покрывала и встала с постели. Затем она пересекла обширную пещеру, служившую ей спальней; белый кагуар провожал ее глазами, но не двигался с места.

Из большого низкого деревянного сундука женщина извлекла просторный хитон из мягкой белой шерсти. Она надела его на себя, просунула руки в длинные свободные рукава, и тонкая ткань легла поверх ее стройной фигуры, оставив на виду лишь маленькие босые ступни.

Подняв руки с длинными ногтями к шее, она высвободила густые черные волосы из-под ворота хитона. Тяжелые пряди упали на спину, концы их спускались ниже талии. Не надевая обуви, женщина в белоснежном одеянии двинулась через огромную пещеру к туннелю. Кагуар поднялся и последовал за ней.

Тускло освещенный извилистый туннель привел женщину и кагуара в другую подземную палату, еще более просторную, чем первая, и в этот час безлюдную. Верхний свод пещеры почернел от копоти древних костров, возжигавшихся здесь давно ушедшими предками. В центре помещения и сейчас горел низкий, но ровный огонь.

Женщина и кагуар-альбинос приблизились к горящим кедровым поленьям. Женщина подняла гибкие руки и трижды хлопнула в ладоши — эхо далеко разнесло этот звук.

Через несколько секунд появилось полдюжины мужчин в коротких белых набедренных повязках и при оружии, глаза их еще хранили следы сна. Образовав полукруг, они безмолвно стояли, все взгляды были устремлены на нее.

Спокойным и тихим голосом она отдала им свои приказания.

Она велела развести огонь посильнее, так чтобы вся пещера наполнилась ярким светом и живым теплом; доставить из спальни ее магическое черное ожерелье; принести полную горсть амарантового семени, почитаемого ацтеками и применявшегося ими при совершении многих обрядов; зажечь сотни коричневых свечей вдоль каменных стен пещеры; затеплить десятки палочек благовонных курений в глиняных плошках; принести большой сосуд с пульке — пьянящим напитком из млечного сока агавы: напитка должно быть достаточно, чтобы пробудить в ней дар видеть то, что сокрыто от других.

Рослые мускулистые воины не обменялись скептическими взглядами при этом последнем требовании и не усмотрели в нем ничего опасного, хотя и знали, что пульке подобен «головокружительному урагану, циклону, несущему зло и порок» и что только старым людям дозволено пить это зелье столько, сколько они пожелают.

Законы и табу, налагающие суровые ограничения на поведение других людей, не были властны над черноволосой женщиной в белых одеждах. Этой ночью в пещере, среди высоких гор, должен был совершиться некий обряд, и верные последователи своей повелительницы не подвергали сомнению ее приказы, а просто выполняли их.

Спустя час после того, как рука, сжавшая ей сердце, вырвала ее из объятий сна, она уже лежала, свободно раскинувшись, перед костром, столь высоким и жарким, что на ее гибком теле выступила испарина и длинное белое одеяние прилипло к разгоряченной коже. Почти вплотную рядом с ней лежал белый кагуар, и в огромных желтых глазах зверя отражались разлетающиеся от костра искры.

Женщина жадно глотала из золотого кубка запретный напиток пульке, понемножку поедала амарантовые семена и лениво теребила пальцами надетое на шею черное ожерелье; тем временем густое голубое марево от курящегося ладана смешивалось с душным жарким воздухом пещеры-святилища.

Воины не присоединились к ней у костра. Они заняли места в почтительном отдалении, словно стояли на страже, не шевелясь, даже не позволяя себе поднять руку, чтобы стереть со лба пот, заливающий глаза.

Внезапно женщина села, обратив глаза к костру.

Ее черные глаза расширились и уставились на пляшущие языки пламени, в обрамлении которых ей явился образ лежащего юноши, умирающего в одиночестве посреди пустыни, залитой светом полной луны. С отчетливостью, не доступной для простых смертных, она видела, что он, израненный, лежит без сознания, что его обнаженная спина кровоточит, скула распухла и приобрела неестественно-пурпурный цвет, а содранные в кровь пальцы сжимают золотой медальон.

И ее сердце.

Из глаз у нее брызнули слезы — слезы гнева. Но также и слезы радости. Он нуждался в ней. В первый раз за все эти годы она понадобилась своему красавцу сыну. Она возьмет его сюда, к себе. Она укроет его в высоких горах Мексики, в этой пещере.

Она не позволит ему умереть.

Женщина отбросила от себя золотой кубок с пульке и высыпала пригоршню амарантовых семян обратно на золотую тарелку. Она поднялась на ноги, не обращая внимания на то, что тяжелое белое одеяние прилипает к влажному телу.

Голосом мягким, но властным она отдала своим служителям новые приказания.

Они немедленно повиновались, ничуть не смущенные тем, что их повелительница известна как La Extranjera — «Странная госпожа». Они знали ее под другим именем. — Богиня Шочикецаль.

Взмыленный жеребец Педрико Вальдеса, почувствовав отчаянное нетерпение седока, громыхал копытами в бешеном галопе.

Близился рассвет, а они скакали всю ночь. И конь, и всадник дышали с трудом и были измучены вконец, но по-прежнему полны решимости.

Теперь, когда одноглазый слуга из Орильи углядел что-то черное, лежащее на земле около гигантского кактуса, сердце у него зачастило еще больше. Это ощущение немедленно передалось чуткому скакуну, и тот постарался как можно скорее принести хозяина туда, куда он стремился.

Педрико бросил поводья и спешился в нескольких футах от подозрительного черного предмета. Задыхаясь, он опустился на колени и поднял с земли пару черных мужских брюк, разорванных в клочья на коленях, измятых, грязных и местами пропитанных кровью.

Он покачал головой: нет!

Может, это вовсе и не Луиса брюки. Штаны в кровавых пятнах могли принадлежать кому угодно. Это Мексика, до Орильи далеко.

Педрико почти убедил себя в своей правоте, но тут он увидел чуть поодаль пару блестящих черных ковбойских сапог. Один стоял торчком. Другой лежал в песке. В свете восходящего солнца блеснуло маленькое серебряное украшение на лежащем сапоге.

Вот тогда он понял.

Педрико выронил из рук разорванные черные брюки и, подняв сапог, всмотрелся в затяжной ремешок с инкрустированным серебряным клеймом SBARQ. Он уставился на эти буквы, бормоча «нет, нет, нет», но все уже стало ясно. Такая пара сапог имелась только у гордого юного щеголя Луиса Кинтано. Прижимая сапог к груди, Педрико поднялся с земли. Он медленно огляделся вокруг, со страхом ожидая, что в любую секунду его взгляд может упасть на труп убитого мальчика. Но ничего не увидел. Тогда он нагнулся, подобрал второй сапог и тщательно прикрепил роковую находку к задней луке седла.

Педрико Вальдес вновь уселся верхом на ожидающего коня. Расположившись в седле, он еще раз окинул взором угрожающе-тихую суровую землю, которая уже начинала раскаляться, хотя солнце только что взошло. Обреченно вздыхая, он прикидывал в уме, где в этой неприветливой, выжженной солнцем стране он найдет то, что осталось от красивого молодого ацтека.

Низко надвинув на глаза широкие поля сомбреро, Педрико направил коня на юг.

Когда в один из первых прохладных ноябрьских дней Мэг Салливен вошла в холл своего новоорлеанского дома и ее взгляд упал на письмо в серебряной корзиночке для визитных карточек, она не сразу смогла заставить себя вскрыть конверт. Это было третье послание, полученное ею от Эми за столько недель.

Первое — телеграмма с сообщением о смерти Уолтера Салливена — оказалось для нее внезапным и тяжелым ударом, от которого она не оправилась до сих пор. Не прошло и недели, как ей доставили коротенькое письмо от Эми, которая довела до сведения тетушки, что дон Рамон погиб в результате несчастного случая, а его сын Луис исчез неизвестно куда.

Протянув руку в перчатке, Мэг взяла маленький голубой прямоугольник, села на ступеньки и надорвала конверт. Когда она развернула листок, исписанный аккуратным почерком, руки у нее слегка дрожали.

Милая, дорогая тетя Мэг!

После всех трагедий я могу наконец сообщить тебе и хорошую новость. Я выхожу замуж. Меньше чем через неделю — вечером в субботу, восьмого ноября — я стану женой Тайлера Парнелла.

Больше всего на свете мне хотелось бы, чтобы ты приехала и порадовалась нашему счастью. Мы собираемся жить здесь, в Орилье, — ну не чудесно ли это?

С любовью Эми.

Мэг Салливен медленно опустила письмо. Прикрыв глаза, она грустно покачала головой. Подробных объяснений не требовалось. Интуиция и здравый смысл безошибочно подсказывали: самый любимый ею человек на земле прячет за бодрыми словами разбитое сердце.

Она открыла глаза и устало вздохнула.

Сегодня суббота, восьмое ноября. День бракосочетания. Слишком поздно… Она не успеет даже послать телеграмму с просьбой, чтобы Эми подождала, пересмотрела свое скоропалительное решение.

Внезапно у нее зашумело в висках. Мэг Салливен встала и поднялась по лестнице к себе в комнату. С мечтами о долгом счастье для Эми пришлось распроститься.

Этим же теплым ноябрьским вечером вдоль прохода католической церкви техасского городка Сандауна шествовала в сопровождении своего брата Бэрона мисс Эми Салливен, необычайно красивая в белом атласном платье. Церемония, проведенная при свете свечей, продолжалась не более десяти минут, после чего Эми получила право называться миссис Тайлер Парнелл.

Тайлер Парнелл казался самым счастливым из всех женихов. Теперь у него имелось все, чего он хотел. Прелестная, наивная юная жена, которая — по удачному совпадению — была одной из самых богатых женщин Техаса. Он проведет всю свою жизнь в роскошном безделье на ранчо Орилья, и все, что от него потребуется, — это присматривать, чтобы малышка Эми все время была беременна, счастлива и покорна его желаниям.

С улыбкой поглядывая на свою белокурую невесту, стоявшую рядом с ним перед одетым в сутану падре, Тайлер Парнелл был уверен, что если речь пойдет о выполнении его обязанностей в этой сделке, так никаких затруднений у него не возникнет. Уговорить ее, чтобы она вышла за него замуж, оказалось неожиданно легко. Даже Бэрон был приятно удивлен, что она согласилась с такой готовностью.

Неделю назад, когда Тайлер попросил ее руки, именно она предложила не тратить время на ожидание и пожениться как можно скорее. Он не предвидел с ее стороны возражений против того, чтобы поставить подпись под документом о передаче ему причитающейся ей доли земли, которую она унаследовала.

Земли, которая сама по себе составляла огромное богатство.

Или составляла раньше.

Доныне.

В тот же ноябрьский вечер из своих покоев в высокогорной пещере вышла экзотически-прекрасная черноволосая женщина в изысканном одеянии, сопровождаемая огромным белым кагуаром, не отстающим от нее ни на шаг. Она продвигалась вперед, борясь с сильным холодным ветром, который прижимал ткани платья к стройной фигуре и относил за спину волосы, буйным облаком разлетавшиеся вокруг головы.

Она бесстрашно поднималась вверх по склону, туда клубились горные туманы, встречающие ее знобящей влажностью и вихрящиеся вокруг, как огромные облака дыма — столь плотные, что человеческий взор не мог проникнуть через подобную завесу.

Но эта женщина могла видеть сквозь нее.

Могла прекрасно видеть сквозь хаос базальтовых скал и крутые вулканические горы, сквозь песчаниковые утесы и пласты сплошного гранита. Могла видеть сквозь громоздящиеся горные хребты, зеленые долины и выжженные пустыни.

Ее взору было открыто все пространство до далекого Техаса и до холодной прозрачной реки. Реки, которую питали глубокие артезианские источники, расположенные под тоннами и тоннами камня. Быстротекущей реки, которая превращала бесплодную пустыню в тучные пастбища.

Которая давала людям богатство.

Не мигая глядя сквозь таинственные туманы, разгневанная богиня Шочикецаль нахмурилась и свела над переносицей тонкие брови.

И река перестала течь.

 

Часть вторая

 

Глава 14

Через десять лет Орилья, апрель 1866 года

Эми Салливен Парнелл томилась одиночеством.

Мучительным одиночеством. Оно угнетало ее весь день. С самого раннего утра, когда, стоя на станции Орилья, она провожала взглядом свое единственное дитя — девочку, которая принялась усердно махать ей из окна вагона, как только тяжелые колеса локомотива начали поворачиваться на стальных рельсах.

В сопровождении и под присмотром Хуаны ее обожаемая неугомонная девятилетняя Линда отправлялась — впервые в жизни — в дальнюю дорогу без материнской заботы, под крылышко тети Мэг. Сейчас, когда день был в разгаре, Эми бесцельно слонялась по большой безлюдной асиенде, снедаемая запоздалыми сожалениями. Почему, ах, почему она позволила Линде уехать? Как она сама переживет долгое, томительное лето без своего единственного сокровища, без ее бесценной малышки?

Не в силах выносить гнетущую тишину, повисшую вокруг, Эми направилась в кухню в поисках хоть какой-то компании и застала там только Магделену, месившую тесто. Когда Эми вошла, Магделена подняла глаза — во взгляде ее читалось нескрываемое возмущение, и Эми поняла, что здесь она сочувствия не дождется. Магделена наградила злобным шлепком обвалянный в муке ком теста: Эми было вполне ясно, в чем тут дело.

— Магделена, — спросила Эми, — я действительно заслужила такой mal de ojo — злющий взгляд?

— Si, — ответила коренастая седеющая женщина. — Да, заслужили! Такую крошку отправили одну на другой конец света! Это опасно, а еще…

— Мэгги, она не одна, с ней Хуана, — перебила ее Эми. — И вовсе не на другой конец света, ей и всего-то нужно проехать через Техас и Залив в Луизиану.

— Надо же! «Всего-то»! Все равно слишком далеко для девяти лет! Она же совсем малышка! Без мамы… на все лето!

— Линда сама хотела ехать «без мамы». Она так и загорелась этой мыслью — провести лето с тетей Мэг, и больше ни с кем. И тетя Мэг мечтала заполучить ее к себе.

— Еще бы! «Мечтала»! А мы-то как же? Нам-то что же здесь делать без Линды?

Магделена воинственно подбоченилась и обвиняющим взглядом уставилась на Эми.

Та улыбнулась и добродушно парировала выпад:

— А ведь ты, Мэгги, ничем не лучше меня. Ты заботишься вовсе не о безопасности Линды. Ты думаешь только о нас — «а мы-то как же?»

Магделена скривилась, но в конце концов кивнула:

— Верно. — Она тяжело вздохнула. — Я уже места себе не нахожу, а ведь только несколько часов, как она уехала. — Из глаз у нее брызнули слезы.

Эми поспешила подойти к ней.

— Ну что ты, что ты… — забормотала она, понимая, что дело не только в Линде. Прошло уже пять лет с тех пор, как умерла дочь Магделены, Роза, но боль в сердце Магделены все еще оставалась такой же острой, словно все случилось вчера.

Обняв расплывшуюся фигуру пожилой мексиканки, Эми сказала:

— Почему бы тебе не принять освежающую ванну? А я попросила бы кого-нибудь из вакеро отвезти тебя в Сандаун, и ты сможешь сколько угодно погостить у Мэри и поглядеть на ее новорожденную. И никуда не надо будет спешить.

Эми знала, что такое предложение поможет Магделене воспрянуть духом. Магделена сердечно привязалась к спокойной рассудительной Мэри Гонзалес, когда та еще работала в Орилье. Теперь Мэри была замужней женщиной, матерью трех маленьких сыновей и новорожденной — всего трех недель от роду — дочки, а Магделена всегда обожала малышей. Фыркнув, Магделена возразила:

— А как же насчет ужина? Кто будет его готовить?

Дружески подтолкнув ее к выходу, Эми заметила:

— Спроси лучше, кто его есть будет. Мне так вообще кусок в горло не полезет.

— Вы должны поесть! Я не допущу…

— Мэгги, поезжай, навести Мэри и детишек. Со мной все будет в порядке.

— Вы уверены? Я с радостью осталась бы с вами и…

Эми покачала головой:

— Я собираюсь прокатиться верхом. Понимаешь, я сегодня ночью заснуть не смогу, если не устану как следует. — Она повернулась и пошла к дверям. — Я скажу Фернандо, чтобы он подогнал к крыльцу повозку для тебя… через полчаса. Успеешь собраться?

Магделена наконец снизошла до улыбки:

— Успею.

Эми улыбнулась в ответ:

— Желаю тебе хорошо провести время. Оставайся там сколько захочешь, а утром увидимся.

Менее чем час спустя Эми верхом на верном старом гнедом мерине Рохо уже скакала по высохшей равнине, направляясь к северо-востоку. Низко надвинув на лоб видавшее виды сомбреро для защиты от пылающего солнца, она наблюдала дьявольскую пляску пыльных смерчей, проносившихся через обезлюдевшие бесплодные пространства, где некогда на необозримых зеленых пастбищах щипали траву и набирали вес тысячные стада тучных лонгхорнов.

Эми каблуками пришпорила Рохо, и чуткое животное пустилось во всю прыть. Она понимала, что скорость — это именно то, что ей сейчас требуется. Пустыня, даже сухая и пыльная, еще не угнетала все живое разящим дыханием солнца. Апрельский ветер, секущий щеки Эми и заставляющий ее глаза слезиться, был прохладным, бодрящим и совсем не похожим на волны одуряющего зноя, которые в июне и июле способны лишить верховую прогулку всякой привлекательности.

Мгновенно позабыв обо всем, кроме наслаждения от скачки по пустынным просторам, Эми улыбнулась и подняла лицо к солнцу. Коленями она ощущала биение могучего сердца Рохо, напряжение и расслабление его мускулов, когда он галопом летел через выжженную, но наделенную первозданной красотой землю.

Они одолевали милю за милей, и Эми не сразу уразумела, что они достигли Пуэста-дель-Соль: здесь, на каменных осыпях вдоль прежнего русла, уже не было ни рощицы шелестящих хлопковых деревьев, ни серебристых ив. И хлопковые деревья, и ивы, и кустарниковые заросли с сочной зеленью — все они давно уже засохли, и от них остались лишь мертвые стволы.

Эми натянула поводья, и, подняв копытами небольшое облачко пыли, Рохо мгновенно остановился, фыркая и раздувая бока. Эми соскользнула с его спины, бросив поводья на землю, и, подойдя к коню спереди, похлопала его по морде, а потом попросила прощения за то, что здесь нет холодной чистой воды, которой она хотела бы его напоить.

Рохо потряс головой и громко заржал, словно понимал смысл ее слов. Она улыбнулась, прижалась щекой к его лоснящемуся лбу, повернулась и направилась вниз, к скалистым берегам Реки Солнечного Заката.

Она подошла к ровному плоскому валуну рядом с пересохшим руслом и села на него, сняла сомбреро и подняла с шеи густые золотистые волосы. Она обводила взглядом широкое русло безводной реки, и душа ее полнилась глубокой печалью.

Эми помнила время, когда здесь низвергался со скал холодный прозрачный поток. Время, когда сотни и тысячи галлонов чистой животворной воды устремлялись в излучину извилистой реки Пуэста-дель-Соль. Время, когда ровным гулом шумел водопад, окруженный облаком разлетающихся брызг.

Эми сняла сапожки и чулки, подтянула до бедер горячую юбку и обхватила руками колени. Она покачала головой и вздохнула.

Скалы над ее головой были иссушены и прокалены насквозь. Плоское русло представляло собой лишь обожженные на солнце комья глины или пласты высохшего ила, растрескавшегося и образовавшего бесчисленные твердые обломки с загнутыми вверх краями.

Это удручающее зрелище навело Эми на мысль, что река, бывшая некогда столь красивой, во многом подобна ей самой.

Иссохшая. Опустошенная. Безжизненная.

Хотя ей еще не исполнилось и двадцати шести лет (до дня рождения оставалось больше месяца), Эми сознавала, что лучшая пора ее жизни позади.

А эта пора была столь прекрасной! И столь короткой… Такой немыслимо короткой, что иногда почти стиралась из памяти. Как дивный сон, который во всем своем великолепии стоит перед глазами сразу после пробуждения, а потом постепенно тускнеет и, наконец, исчезает совсем.

Десять лет.

Десять лет… и случалось, что при всем своем старании Эми не могла представить в точности, как выглядел Тонатиу. Конечно, она помнила, что он был высок, строен и красив; но проходили годы, и лицо, которое она так сильно любила, словно отступало в тень, и дорогие некогда черты становились неразличимыми.

Может быть, оно и к лучшему. Может быть, к тому времени, когда ей стукнет тридцать шесть, она и вообще не сможет вспомнить мальчишески-красивое лицо Тонатиу.

Эми глубоко вздохнула. Так много пришлось ей пережить за эти десять лет.

Поспешное бракосочетание с Тайлером Парнеллом менее чем через месяц после того, как Тонатиу был вышвырнут в мексиканскую пустыню. Ожидание возвращения Педрико Валь-деса с известиями о Тонатиу… затянувшееся ожидание, перешедшее в безнадежность. Педрико не вернулся, и она была вынуждена взглянуть в лицо действительности.

Тонатиу был мертв.

Безрадостный брак с Тайлером Парнеллом. Не прошло и нескольких недель после свадьбы, как он уже повадился проводить на стороне больше ночей, чем дома, и ей не приходилось гадать, чем он занимается. Проходя по улицам Сандауна, она замечала, как перешептываются друзья и соседи, и ей было известно их мнение: они судачили о том, что молодая жена Тайлера не сумела сделать его счастливым. По-видимому, никому не пришло в голову задуматься — или хотя бы поинтересоваться, — сделал ли он счастливой ее.

Именно в этот первый тягостный год таинственно обмелела и пересохла Пуэста-дель-Соль. Чуть ли не за одну ночь стремительный бурный поток превратился в темный стоячий пруд, над сонной поверхностью которого плясали тучи мошкары. Спустя несколько недель высохли и последние лужи, и обезумевшие лонгхорны, столпившись в сухих руслах, рыли копытами песок в тщетных поисках глотка воды.

К тому времени когда родилась Линда, тысячи коров погибли от жажды, и десятки вакеро покинули ранчо. И Тайлер Парнелл начал сомневаться, правильно ли он поступил, женившись на ней. Эми понимала — с самого начала понимала, — что и у него, как и у нее, имелся некий скрытый мотив для заключения этого союза. Он хотел прибрать к рукам часть Орильи. Когда же цена ранчо начала день за днем неудержимо падать, Тайлер почувствовал, что заключил невыгодную сделку.

Невзгоды, свалившиеся на Орилью, он использовал как дополнительный предлог для еще более неудержимого пьянства и разгула. В теплый майский вечер, когда Эми почувствовала приближение родов, Тайлера не было дома. Он, пьяный до одури, находился в гостях у другой женщины. Поскольку братья Салливен также отсутствовали, развлекаясь в обществе своего беззаботного зятя, Магделене пришлось отправить одного из скотников на соседнее ранчо, к Дугу Кроуфорду.

Дуг Кроуфорд съездил за доктором, а скотника послал на поиски Тайлера Парнелла. Кроуфорду и доктору Хэйни понадобилось не так уж мало времени, чтобы поспеть в Орилью; что же касается Тайлера, то он добрался домой уже после рассвета.

Линда, славная девчушка весом в шесть фунтов, с пушистыми волосиками и круглым личиком, появилась на свет в три часа ночи. Дуг Кроуфорд, меривший шагами коридор за дверью комнаты Эми, оказался первым лицом мужского пола (если не считать доктора), услышавшим крик новорожденной и увидевшим ее в руках измученной матери.

Последовавшие затем недели оказались для Эми счастливыми. Малышка приобрела над ней магическую власть: каждый звук младенческого гуканья наполнял восторгом и умилением сердце матери. Часто к ним наведывалась Ширли Кроуфорд, принося с собой и свою собственную шестимесячную дочурку. У двух молодых матерей было много общего… но только не в том, что касалось их супругов. В отличие от Тайлера, который уделял мало внимания жене и младенцу, рыжеволосый Дуг Кроуфорд боготворил и свою милую жену, и их дочку. И Ширли открыто любовалась своим заботливым трудолюбивым мужем.

Орилья неотвратимо приходила в упадок, чему в немалой степени способствовала засуха, поразившая их края.

Между Бэроном, Лукасом и Тайлером, которых раньше связывала столь тесная дружба, начались нелады и раздоры. Они упрекали друг друга за все, что стряслось с их ранчо. Ни один из трех избалованных распущенных бездельников даже и не подумал о том, чтобы попытаться как-то самому поправить дело, и именно на долю Эми выпала необходимость принимать решения, присматривать за работниками — словом, управлять Орильей.

Первым покинул родные края Бэрон. Осенью 1860 года он собрал свои пожитки и направился на золотые прииски в Калифорнию. По тому, как приуныла Роза после его отъезда, всем стало очевидно, что они были любовниками. Когда три месяца спустя Бэрон вызвал Розу к себе, лучившаяся счастьем молодая женщина, оставив без внимания слезные мольбы матери, поспешила присоединиться к тому, кого любила.

Той же осенью череда трагедий, начало которой положила смерть Уолтера Салливена, пополнилась новой бедой. Ширли Кроуфорд и ее маленькая дочка были убиты индейцами из племени апачей почти у ворот скромного кирпичного дома Кроуфордов. В то роковое субботнее утро Дуг отлучился из дома: он покупал в Сандауне куклу в подарок ко дню рождения дочки.

Маленькой Нелл исполнялось четыре года.

Следующей весной разразилась война между Севером и Югом, и не находящий себе места, убитый горем Дуг Кроуфорд вступил в армию южных штатов. Лукас отбыл в Мексику, а Магделена получила из Калифорнии письмо от Розы, которая сообщала, что хотела бы вернуться домой, но у нее нет денег на дорогу. В письме Роза призналась матери, что Бэрон вытребовал ее к себе исключительно для собственной корысти: он заставлял ее заниматься проституцией. Потрясенная Магделена, вся в слезах, показала письмо Эми. Эми послала Розе денег, чтобы той хватило на переезд домой, но молодой женщине не пришлось пускаться в путь. Через несколько недель ожидания от Бэрона пришло короткое письмо, в котором он сообщал, что его «бедная милая Роза» заболела и умерла.

Он не счел нужным упомянуть, что молодая мексиканка, когда-то столь привлекательная, скончалась от болезни, весьма распространенной среди проституток. Но Магделена и так считала его виновником смерти ее дочери.

Расчетливый Тайлер Парнелл, который присматривался и выжидал, пытаясь определить, какая из сторон имеет больше шансов на победу, весной 1862 года предпочел встать в ряды северян и годом позже погиб во время осады Геттисберга. Примерно в это же время обильно увешанный наградами герой армии конфедератов — южан рослый Дуг Кроуфорд был отправлен на родину, в Техас, для восстановления сил после ранений, полученных на поле боя.

Эми и Магделена ежедневно навещали Дуга и приносили ему еду. Часто бывало так, что Эми оставалась посидеть с больным, после того как Магделена отправлялась восвояси, в Ори-лью. В эти полуденные часы она читала ему вслух или же внимательно выслушивала его рассказы о войне, воспоминания о прошлом, исповедь одиночества. К тому времени, когда он окреп достаточно, чтобы снова встать в строй, Эми прочла в его глазах, что он в нее влюбился. И когда Дуг Кроуфорд робко спросил ее, может ли он надеяться, что она будет ожидать его возвращения с войны, она ответила согласием.

Письма от него приходили часто и порождали такое ощущение, что она, Эми, вернула его к жизни… после того как он уже смирился с тем, что ему незачем жить. Дуг хотел, чтобы после войны она стала его женой, он хотел заботиться о ней и о маленькой Линде. Он вызывал в ней несравненно более теплые чувства, чем те, которые она когда-либо питала к Тайлеру Парнеллу. Эми приняла его предложение.

Долетел до Эми слух, что убит ее брат Лукас. Никакие подробности не сообщались, было только известно, что его убил какой-то свихнувшийся индеец во время поножовщины в одном из салунов Пасо-дель-Норте. Она понимала, что надо бы сообщить о смерти брата Бэрону, но даже не представляла, как с ним связаться. От Бэрона не было никаких вестей уже больше года, и, судя по всему, его тоже не было в живых.

Наконец война окончилась, и измученный, покрытый грязью дорог Дуг Кроуфорд пешком добрался до дома. Он направился прямиком в Орилью, и его худое лицо осветилось счастьем, когда Эми выбежала из дома, чтобы его встретить. Крепко обняв ее, он добился от нее обещания, что она станет его женой, как только он заработает достаточно денег, чтобы должным образом заботиться о ней. Отчаянно одинокая, искренне привязанная к Дугу Кроуфорду, она согласилась. И смотрела вперед с надеждой, что после стольких лет тревог и бедствий обретет свою мирную гавань.

Но Дуг был чертовски серьезен, когда говорил о необходимости заработать денег до того, как они поженятся. Не прожив дома и трех месяцев, он снова уехал, на этот раз в другом направлении — на юг, в Мексику. Поступив на службу в армию императора Максимилиана на высокооплачиваемую должность офицера-наемника, он каждый месяц отсылал домой деньги и обещал в письмах, что вскоре вернется домой насовсем.

Он вернется, чтобы заботиться о ней и маленькой Линде. Эми никогда больше не будет одинокой.

…Не быть одинокой…

Какой-то звук, очень слабый, но назойливый в тишине пустыни, резко вернул Эми к действительности. Насторожившись, она повернула голову и прислушалась.

Она ничего не услышала. Однако внезапное чувство беспокойства окатило ее с головы до ног. Казалось, даже пушистые завитки волос, падавшие с затылка на шею, готовы были встать дыбом. Необъяснимая тревога сжала горло.

Эми медленно подняла глаза.

 

Глава 15

В сиянии солнечных лучей на вершине скалы стоял обнаженный индеец.

Слишком изумленная, чтобы шевельнуться, слишком испуганная, чтобы кинуться бежать, Эми застыла в неподвижности, словно пригвожденная к месту этим неожиданным зрелищем. Длинный белый шрам пересекал его чеканное лицо — от высокой выступающей скулы до твердой линии подбородка. Он стоял, широко расставив ноги, скрестив мускулистые руки на гладкой безволосой груди. На его правом запястье блестел широкий золотой браслет с бирюзой. Только короткая набедренная повязка прикрывала его чресла; густые волосы цвета воронова крыла ниспадали на широкие бронзовые плечи.

Высокий стройный индеец, подобно великолепие ной статуе, стоял на вершине скалы.

И спокойно наблюдал за ней.

Облако набежало на солнце, накрыв индейца густой тенью и оставив Эми в ярко освещенном пространстве. С запада потянуло внезапным ветром, который принес с собой знакомый звук — шелест листьев хлопковых деревьев, смешанный с плеском спокойных речных волн.

Только вот не было здесь листьев хлопковых деревьев.

И реки тоже не было.

Одинокая белая голубка плавно слетела с потемневшего неба и увлажнила свой клюв в тонком таинственном тумане, который начал пузыриться и вскипать из бесплодной скалы, где стоял безмолвный индеец.

Когда голубка грациозно взмыла вверх, заиграли могучие мускулы длинных стройных ног индейца. И он спрыгнул со скалы.

Это внезапное движение заставило Эми выйти из оцепенения. Смертельно испуганная, она вскочила и кинулась туда, где оставила Рохо; сердце бешено стучало в груди. Когда она подхватила поводья и уже вскочила на спину неоседланного мерина, ее настиг индеец.

Быстро, как нападающая змея, его рука рванулась вперед, и длинные пальцы ухватились за голую лодыжку Эми. Она истерически закричала, посылая Рохо в галоп. Конь немедленно взял с места в карьер, вырвав при этом лодыжку всадницы из крепкого захвата индейца.

Не смея оглянуться назад, но уверенная, что дикарь пустился в погоню, Эми отчаянно нахлестывала коня по шее и колотила пятками по его гладким бокам.

Громадные бока коня вздымались и опадали; дико выкатив глаза, он несся через ставшую враждебной равнину, прыжком перемахивая через попадающиеся на пути камни, сухие стволы поваленных деревьев и высокие колючие кактусы. Эми пригнулась к самой шее Рохо, со страхом ожидая, что в любую секунду ей в спину вонзится смертоносная стрела.

Мысленно проклиная себя за то, что забралась одна так далеко от ранчо, она в панике гадала, хватит ли у стареющего коня сил, чтобы не выдохнуться и не замедлить бег. Сможет ли он оторваться от преследования, если индеец тоже скачет верхом? Если даже она успеет домчаться до асиен-ды… что тогда? Там нет никого, кто мог бы ей помочь. Хуана и Линда, благодарение Господу, сейчас в безопасности: они на пути в Новый Орлеан. Магделена и Фернандо уехали в Сандаун. В Орилье оставалось несколько пастухов-вакеро, но они ютились в дальних хижинах, на расстоянии нескольких миль от асиенды. В доме не было никого.

Кровь, громко шумевшая в ушах Эми, не могла заглушить отчетливый звук барабанных ударов лошадиных копыт позади нее, вторивший стуку копыт Рохо. Вцепившись в жесткую гриву мерина, Эми отважилась оглянуться через плечо. И едва не задохнулась от страха.

Менее чем в двадцати ярдах позади нее ровным галопом, легко сохраняя дистанцию, скакал индеец верхом на огромном вороном жеребце. Он сидел в седле прямо, не пригибаясь; встречный ветер относил назад его черные волосы… и он преследовал ее со спокойной ледяной неумолимостью.

Эми вновь попыталась побудить Рохо наддать ходу. Но тот и так уже выкладывался до предела и с трудом сохранял даже ту скорость, какую сумел набрать раньше. Взмыленный, задыхающийся, он был не способен скакать еще быстрее. А до Орильи оставалась еще не одна миля. В памяти Эми внезапно вспыхнула ужасающая картина — нагие изуродованные тела Ширли и Нелл Кроуфорд, ставшие жертвами нападения злобных апачей-мескалеро. Дикарь, который сейчас гнался за ней, несомненно, относился к этому же племени. Если он ее схватит — ее ждет та же судьба.

Ее руки похолодели от страха. Вцепившись в поводья и гриву Рохо, она мысленно возносила к небесам одну молитву — о легком и быстром конце. Смерть ее не пугала, но в юго-западных штатах всем было известно, что наводящие ужас апачи предпочитают вначале насладиться муками своих пленников.

Не обращая внимания на пыль, забивающую глаза и рот, на хлещущие по лицу пряди распущенных волос, на взвивающиеся вокруг бедер юбки, Эми отчаянно молотила пятками по потному животу Рохо. Но вот миновало время, показавшееся ей вечностью, и она, наконец увидела впереди большую розовую асиенду.

Испытывая хотя и слабое, но все-таки облегчение, она уже позволила себе подумать, успеет ли она спешиться и забежать в дом за заряженным «винчестером», прежде чем преследователь ее настигнет. Глаза у нее слезились от попавшего в них песка; сморгнув, чтобы избавиться хотя бы от этой досадной помехи, Эми увидела, что с юга к асиенде приближается кавалерийский отряд.

Расстояние между нею и отрядом сокращалось, и она смогла понять, что это часть мексиканской армии Хуареса, — сердце у нее так и подпрыгнуло от радости. Отчаянно пытаясь проглотить стоящий в горле ком, чтобы обрести способность позвать на помощь, она подняла руку и стала энергично ею размахивать в надежде привлечь внимание всадников.

Она поняла, что ее старания были не напрасны, когда офицер, возглавлявший колонну, выкрикнул команду и отряд остановился. Подъехав поближе, Эми сразу опознала седого воина. Это был не кто иной, как бывший слуга в асиенде Орилья — одноглазый Педрико Вальдес.

— Педрико! — ликующе закричала она. — Педрико Вальдес! О, слава Богу, слава Богу!

Педрико и мексиканские солдаты спасут ее! Больше ей нечего бояться! Улыбка осветила грязное, залитое слезами лицо Эми, и, резко осадив выбившегося из сил Рохо, она поспешно соскользнула с его спины и бросилась бегом к сидевшему в седле Педрико Вальдесу.

Но пока Эми бежала к Педрико, гнавшийся за ней индеец на вороном жеребце спокойно приблизился и поднял правую руку. Глаза всех кавалеристов немедленно обратились к нему. Не произнося ни слова, он взглядом подал им сигнал. Солдаты быстро рассыпались по сторонам, включая и Педрико Вальдеса.

— Нет!.. — закричала Эми, совершенно сбитая с толку. — Не оставляй меня, Педрико! Вернись!

Она побежала за удаляющимися группами всадников, спотыкаясь и взывая о помощи. Они не замедлили бег своих коней, словно и не слышали ее слезных заклинаний. Не в силах поверить в случившееся, она остановилась и в ужасе бросила взгляд на индейца.

Полуголый воин спокойно сидел на своем скакуне, пристально глядя на нее. На один краткий миг их глаза встретились. И сразу вслед за этим Эми задохнулась от страха, когда он перекинул через седло длинную бронзовую ногу и легко спрыгнул на землю.

Она стремительно повернулась и побежала к дому, зная, что он не отстает от нее ни на шаг. Она взлетела на крыльцо и была уже у самой двери, когда его длинные пальцы вцепились в ткань ее отлетающей юбки и он грубо дернул Эми назад, так что она чуть ли не ударилась спиной о его могучее твердое тело.

От жестокой внезапности того, что произошло, у Эми перехватило дыхание: она не могла ни вдохнуть, ни выдохнуть. Она ловила ртом воздух… и тут он вздернул ее руки над головой, а потом, прижав свою горячую ладонь к ее солнечному сплетению, стал ритмично усиливать и ослаблять нажим, пока к Эми не вернулась способность дышать.

Он опустил вниз ее руки, и Эми невольно бросила взгляд через плечо на его лицо с резкими чертами, злобными черными глазами, устрашающим белым шрамом через всю щеку и жесткой линией рта.

Она громко вскрикнула и кинулась прочь. Она ворвалась в дом, преследуемая звуком его странного издевательского хохота. Рыдая и спотыкаясь, она добралась до своей комнаты и быстро задвинула дверной засов.

Повернувшись, она привалилась спиной к двери и, едва дыша, с бешено бьющимся сердцем, ждала, что же будет дальше. В любой миг он может подняться по лестнице. Окажется в коридоре за ее дверью. Она прислушалась. Ничего не было слышно. Ничего, кроме ее собственного затрудненного дыхания. Эми ждала.

Солнце закатилось, а она все ждала, прислонившись к двери, напрягшись всем телом; ноги у нее подкашивались.

Сумерки накрыли пустыню и окутали просторную асиенду. В спальне быстро темнело. А она все еще ждала… почти лишаясь чувств, не смея шевельнуться. Понимая, что в любую минуту смертельно опасный дикарь может устать от своей игры и вышибет тяжелую резную дверь. Но этого не произошло.

Когда первые проблески розового света проникли в комнату на следующее утро, Эми проснулась. Проведя ночь в тяжелом забытьи на полу у двери, она чувствовала, что все у нее болит; она не вполне понимала, где она и что с ней. Оглядев свою комнату, где царил привычный порядок, она даже усомнилась, не приснились ли ей все вчерашние ужасы. Высокий стройный индеец? Брызжущий водопад? Шелест листьев хлопковых деревьев?

Эми покачала головой и долго еще оставалась там, где провела всю ночь.

Бессмысленно было допустить такое предположение, что коварный индеец из племени апачей гнался за ней всю дорогу от Пуэста-дель-Соль и не причинил ей никакого вреда.

Еще более невероятным казалось то, что безоружный индеец сумел одним взглядом рассеять отряд хорошо вооруженных мексиканских кавалеристов.

Эми с трудом поднялась на затекших ногах, осторожно отперла и приоткрыла дверь. Высунув голову и ничего подозрительного не заметив, она открыла дверь пошире. Поглядела в одну сторону, потом в другую и только тогда набралась смелости, чтобы выйти в тихий коридор. В коридоре никого не было.

Но на лестничной площадке верхнего этажа она выглянула из высокого окна и увидела, что асиенду окружают мексиканские ополченцы в яркой форме. Нахмурив брови, она стала вглядываться в их лица, но не обнаружила среди них вчерашнего индейца.

Она вернулась к себе в комнату, торопливо привела себя в порядок и спустилась вниз в надежде найти Педрико Вальдеса. Когда она вышла в западное патио, на нее с улыбкой взглянул вежливый молодой солдат, как видно, стоящий там на посту:

— Мы просим вашего великодушного прошения, сеньора, за вторжение в ваши владения, но…

— Пусть это вас не беспокоит, — ответила Эми. — Но… Педрико Вальдес?.. Мне необходимо немедленно поговорить с ним.

Юноша пожал плечами:

— Сожалею, сеньора. Лейтенант Вальдес поехал в город вместе с нашим старшим офицером. Думаю, они вернутся к концу дня.

— Скажите лейтенанту Вальдесу, что я хочу с ним повидаться, как только он вернется.

— Ах, конечно. Непременно скажу. Обязательно.

— Благодарю вас. — Эми собралась двинуться дальше, потом остановилась. — Скажите, когда ваш отряд вчера прибыл сюда… вы видели на моей земле индейца-апачи?

Молодой часовой скорчил гримасу.

— Нет-нет, сеньора. — Он широко улыбнулся. — Вам нечего опасаться. Мы не позволим никаким апачам и близко к вам подойти!

Кивнув, Эми снова поблагодарила собеседника и скрылась в асиенде.

Внутри она встретила Магделену, та выходила из своей комнаты и, увидев хозяйку, явно удивилась.

— Почему вы уже встали? — Она окинула Эми быстрым взглядом. — И почему это у вас вид такой усталый? Можно подумать, вы вообще спать не ложились.

Эми призналась:

— Я не очень хорошо спала.

— И ничего удивительного. Все эти солдаты в Орилье! Интересно бы узнать, долго они собираются здесь оставаться и как мы их прокормим? — Она помолчала, покачала головой, а потом решительно заявила: — Ступайте-ка наверх да переоденьтесь. Я не допущу, чтобы эти вояки говорили, будто Магделена не заботится об этом семействе как положено!

— Мэгги, вы с Фернандо не видели какого-нибудь индейца, когда вечером возвращались домой? Не обратили внимания?

Магделена нахмурилась, шагнула вперед и положила руку на лоб Эми:

— А вы себя, может, плохо чувствуете? Я это всегда сразу замечаю. Я вижу, что вы заболели. Нельзя вам одной здесь оставаться.

Эми отвела руку Магделены:

— Я себя прекрасно чувствую. Пойду переоденусь.

Решив, что не стоит сообщать своей слишком заботливой служанке и верному другу о странной вчерашней встрече у реки, Эми направилась к себе.

К полудню беспокойство Эми слегка улеглось. Теплый солнечный день проходил без особых событий.

Магделена занималась своими обычными делами на кухне, громко при этом распевая. Старый Фернандо, вспоминая дни своей славной юности, проводил послеполуденные часы в беседах с молодыми ополченцами.

Когда тени удлинились и солнце начало медленно склоняться к закату, Эми почувствовала, что вполне оправилась от потрясения. Реальный или воображаемый, индеец удалился из здешних мест. Она даже чувствовала себя какой-то дурочкой… надо же было так перепугаться! Кроме того, было чрезвычайно утешительно сознавать, что рядом находится несколько десятков вооруженных мексиканских солдат, охраняющих Орилью. Она не имела ни малейшего представления о том, долго ли они намереваются здесь оставаться. Но было очевидно, что они не собираются немедленно сниматься с места.

Усталая после минувшей бессонной ночи, Эми решила, что горячая ванна и хорошая книжка перед сном — это именно то, что ей требуется.

Отыскав в библиотеке прекрасное, в кожаном переплете издание «Отверженных» Виктора Гюго, она начала уже подниматься по лестнице, когда услышала громкий стук в парадную дверь.

Нахмурившись, она снова спустилась вниз. На крыльце стояли два дюжих солдата. Когда она спросила, что им нужно, они схватили ее за руки. Книга упала на пол. Они силком выволокли ее из дома, через крыльцо, через лужайку перед фасадом, туда, где в ожидании стояла пара лошадей.

Эми гневно требовала, чтобы негодяи немедленно отпустили ее. Она сообщит об этой вопиющей наглости их командиру! Они будут сурово наказаны!

На ее требования и угрозы они не обратили никакого внимания.

Ее бесцеремонно зашвырнули в седло, и один из солдат уселся в седло сзади. Зажатую в тисках его рук, ее быстро доставили к высоким воротам на границе ранчо.

Спустя несколько секунд ошеломленная Эми уже стояла на пыльной дороге точно под высокой белой аркой ворот. Ее запястья были крепко связаны веревкой от лассо, руки вздернуты над головой, а веревка перекинута через высокий опорный брус и надежно закреплена.

Потом, без единого слова, солдаты вновь взлетели в седла и ускакали. Эми, почти обезумев, кричала им вслед, умоляя их вернуться и освободить ее.

Но они не вернулись и скрылись из виду.

Эми неистово дергалась и изворачивалась, пытаясь освободиться собственными силами, но добилась лишь того, что ее нежные запястья теперь как будто огнем горели в тех местах, где их натирала грубая веревка. Разъяренная и охваченная ужасом, она не могла понять, что это все означает. Может быть, они знают — и ставят ей в вину, — что ее жених сражается под знаменами Максимилиана против их Армии освобождения? Что они еобираются с ней сделать? Что происходит? Это же безумие!

Не имея сил освободиться от своих пут, Эми стояла лицом к умирающему солнцу, со страхом ожидая прихода ночи. Ей была ненавистна сама мысль о надвигающейся тьме. И она молилась, чтобы кто-нибудь — все равно кто — пришел за ней.

И в тот самый миг, когда кроваво-красное солнце превратилось в огненный шар на западном краю горизонта, позади нее послышался стук копыт лошади, приближающейся с востока. Эми не могла видеть всадника. Она могла только слышать топот копыт, ударяющихся о твердую землю, становящийся все громче и громче по мере того, как всадник оказывался все ближе и ближе.

И еще ближе.

 

Глава 16

Напрягая слух, Эми понимала, что, судя по звукам, всадник приближается к ней легкой рысцой, словно не ведая никакой спешки. И чувство великого облегчения, которое затопило ее душу, когда она различила в тишине стук копыт, теперь сменилось тревожным сомнением.

Когда наконец всадник подъехал к арке, он осадил коня. Тот коротко заржал и начал бить копытом землю, но всадник не издавал ни звука. Растерянность и страх накатили на Эми с удесятеренной силой — она чувствовала, как цепенеет ее тело. Даже язык отказывался повиноваться: она не могла заставить себя спросить, кто там у нее за спиной.

Наконец скрипнуло кожаное седло — всадник спешился, и Эми ощутила, как страх сжимает ей горло. Звук шагов незнакомца громом отдавался в ее ушах; он подходил, и гравий шуршал у него под каблуками. Подойдя к ней вплотную, он остановился, но молчания не нарушил.

Видеть его Эми не могла, но жар его тела был столь ощутим, что она безошибочно понимала: он стоит, почти касаясь ее спины.

Очень, очень близко.

Прислушиваясь к его спокойному, ровному дыханию — как видно, его рот был над самым ее правым ухом, — Эми внезапно поняла: это тот самый индеец. Перед ее глазами возник устрашающий облик: высокий стройный воин, каким он явился ей у реки. Полуголый и таящий смертельную угрозу.

Несмотря на застрявший в горле ком и на бешеное сердцебиение, Эми призвала на помощь все силы своего духа.

— Кто вы такой, во имя Господа? Назовитесь! — потребовала она со всей властностью, которую сумела вложить в свой голос. — Чего вы хотите? Отвечайте немедленно!

Ответом был тихий мужской смешок, и сразу вслед за этим тяжелая рука легла на воротник ее платья в желтую и белую полоску.

Эми с усилием сглотнула, и все ее тело непроизвольно съежилось, когда длинные горячие пальцы бесстыдно скользнули внутрь, под белый воротничок, по пути коснувшись ее кожи почти ласковым прикосновением. Ладони Эми начали покрываться испариной — от страха, от ожидания, что же будет дальше. И снова она неподвижно стояла, онемев от ужаса и обратив глаза к слепящим лучам заходящего солнца.

Но она закричала во всю силу своих легких, когда эти сильные пальцы грубо рванули ее воротник, так что ткань на спине с треском разъехалась в стороны. Эми задергалась, изгибая спину, в безумной надежде, что сможет освободиться, но веревки держали ее крепко, а пальцы ног едва касались дорожной пыли и гравия.

Ее отчаянные попытки не имели успеха.

Без всяких усилий он разорвал ее платье до талии и откинул к бокам бесполезные теперь обрывки, ни в малой степени не тронутый ни ее воплями, ни трепетом ее гибкого тела. Ужас Эми еще усилился, когда она услышала звук рвущегося шелка ее сорочки… теперь ее спину ничто не прикрывало.

Когда таинственный мучитель медленно провел указательным пальцем по ее обнаженной спине от шеи до талии, судорога неописуемого ужаса пронзила все тело Эми. От его горячего прикосновения кожа похолодела.

И тогда — это могло показаться чудом — он ее отпустил. На минуту.

Он зашагал назад. Назад, к ожидающему коню. Потом вернулся и, медленно обойдя вокруг Эми, остановился перед ней, так чтобы дать ей возможность разглядеть его как следует. Дрожа всем телом, словно лист на ветру, Эми всматривалась в него, не в силах отвести взгляд в сторону. Точно так же, как это было у реки.

Высокий. Стройный. Злобные черные глаза. Высокие скошенные скулы. Белый шрам, пересекающий левую щеку. Золотой браслет с бирюзой на правом запястье. Да, это был тот самый индеец!

Но сейчас его густые иссиня-черные волосы не спадали свободными прядями с обеих сторон смуглого чеканного лица. Они были перехвачены сзади, у шеи, узкой белой полоской кожи. И ни о какой наготе даже и речи не было: вместо куцей набедренной повязки на нем красовалась форма капитана мексиканской освободительной армии!

На широких плечах безупречно сидел отлично сшитый голубой мундир, медные пуговицы блестели в лучах заходящего солнца. Плотные белые брюки в обтяжку облегали его мускулистые бедра. Высокие блестящие черные сапоги доходили до колен.

Он стоял перед Эми, широко расставив ноги; вся его высокая статная фигура дышала чудовищным высокомерием и чувством собственного превосходства. В правой руке у него был свернутый кольцами хлыст. Прищуренные темные глаза молча приказывали ей встретить его взгляд.

Наконец она подчинилась этому приказу, хотя и дрожала от страха.

И тогда его твердый рот сложился в дьявольскую усмешку, а длинный зловещий шрам на левой щеке сверкнул ужасной белизной на темном фоне лица. Не переставая улыбаться, он небрежно похлопывал свернутым черным ремнем по своему мускулистому бедру, и этот жест нагонял на Эми еще большую панику.

Стиснув зубы, чтобы они не стучали друг о друга, Эми устремила испуганный вопрошающий взгляд на высокого чужака. Умышленно продлевая ее муки, он стоял перед ней в долгом безмолвии, окруженный странным ореолом от освещающей его сзади вечерней зари, ритмично постукивая себя по ноге хлыстом.

Когда он, наконец заговорил, его голос звучал тихо и выразительно:

— Когда моим солдатам нужно обратиться ко мне, они называют меня «капитан». Вы знали меня под другим именем.

Все так же в упор глядя на него, Эми отрицательно покачала головой. И он снова усмехнулся:

— Эх, Эми, Эми, так ты… забыла? Тогда позволь мне освежить твою память.

Он проворно расстегнул медные пуговицы мундира, и, когда голубые полы разошлись, Эми увидела на смуглой безволосой груди блестящий тяжелый золотой медальон и почувствовала, что у нее темнеет в глазах.

Одно ловкое движение — и сброшенный с плеч мундир упал на пыльную землю, а его владелец повернулся, и она увидела его иссеченную шрамами спину — следы прощальных приветствий от братьев. И от нее самой.

— Тонатиу! — задохнулась Эми, не веря собственным глазам. Он снова обернулся к ней, и лицо его было тверже камня.

— Нет! — холодно отрезал он. — Впредь никогда так меня не называйте. Мое ацтекское имя могут произносить только те, кого я люблю и кому доверяю. Для вас я капитан Луис Кинтано.

— Нет, нет… — едва слышно прошептала Эми с полными слез глазами. — Ты Тонатиу! Благодарение Господу, ты жив! О, Тонатиу, я думала, что ты…

— Что я мертв? — перебил он. — Ну, конечно же, вы так думали. Вы с вашими любящими братьями сделали все, что могли, но…

— Нет, нет! — горячо повторила она. — Тонатиу, ты должен позволить мне объяснить…

— Тут нечего объяснять, миссис Парнелл, — бросил Луис и снова хлопнул себя по ноге свернутым хлыстом.

Уже не скрывая слез, Эми настаивала:

— Нет, есть… есть… Я должна была так поступить… Я должна была…

— Должны? — переспросил он. Его подбородок закаменел, а глаза стали подобны осколкам черного стекла. — Как именно вы должны были поступать? Заниматься со мной любовью, а потом унижать меня? Позаботиться, чтобы меня избили и бросили умирать в пустыне? Выйти замуж за человека, с которым вы виделись тайком от меня?

— Нет! Нет! У меня никого не было, кроме тебя, Тонатиу! — выкрикивала она, раскрасневшись от захлестнувшего ее урагана чувств. — Клянусь! Только ты… Но братья.. Они убили бы тебя!..

— Убили бы? — яростно повторил он. — Вина лежит на вас, миссис Парнелл. Вы убили несмышленого доверчивого юнца, который боготворил вас! Вот он действительно мертв!

Неприкрытая ненависть бушевала в его глазах, и Эми поняла: ей не удастся разубедить его ни в чем, и что бы она ни сказала, это не изменит его отношения к ней самой.

Тем не менее она не оставила попыток достучаться до его сердца… но все было тщетно. В конце концов, покачав головой, она горестно пробормотала:

— О, любимый мой, я спасла тебе жизнь, но утратила твою любовь…

— Вы утратили любовь глупого мальчишки. Я — не тот мальчик. Я капитан Луис Кинтано и чужой для вас человек.

Полными слез глазами она всматривалась в его ястребиное лицо, тщетно отыскивая в нем сходство с милым мальчишеским обликом юного Тонатиу. Нет, она не хотела отрекаться от него.

— Я знала тебя всю мою жизнь, — тихо проговорила она.

— Вы вообще меня не знаете, — был холодный ответ.

С этими словами он размотал длинный черный ремень хлыста и, быстро обогнув Эми, остановился позади нее. Ожидая, что в любое мгновение на нее может обрушиться сдирающий кожу удар хлыста, Эми скрипнула зубами и решительно уставилась на пламенеющий горизонт, линия которого дрожала и шла волнами из-за пелены слез, застилающей глаза.

Они оба долго хранили молчание. Она — с поднятыми над головой связанными запястьями, с голой спиной и с мучительной болью в сердце; он — с хлыстом в руках, с глазами, прикованными к нежной спине, уязвимой и открытой взору, соблазнительно розовеющей в свете вечерней зари.

Луис замахнулся, и хлыст взвился вверх, а потом со свистом ударился о землю. Когда хлыст рассек воздух в каком-то дюйме от ее спины, Эми невольно вздрогнула и уже не нашла в себе сил сдержать рыдания. Она плакала не таясь, и вдруг Луис отбросил свое ужасное орудие, вытащил из-за пояса белых брюк острый кинжал и перерезал веревку, которой Эми была привязана к перекладине ворот.

Уронив все еще связанные запястья, обессиленная страхом и страданием, Эми покачнулась и едва не упала. Луис подхватил ее и притянул к себе. Прижав к груди ее спину и обвив ее руками, он перерезал и путы, оставившие красные полосы у нее на запястьях. Ее руки бессильно повисли, и оба снова замерли в неподвижности. Он — позади нее, ощущая трепет и мягкость ее стройного тела. Она — устало приткнувшись к нему в поисках опоры и при этом чувствуя, что ей совершенно чужды и жар, исходивший от его груди, и его стальная твердость.

Луис поднял ее на руки и понес к терпеливо ожидавшему коню, усадил в седло и сам вскочил в него позади нее, сразу же ударив каблуками сапог по бокам вороного жеребца. Крупный скакун немедленно сорвался в галоп. Эми не могла унять слезы, и смуглая грудь Луиса, к которой прижималась ее щека, была уже совсем мокрой.

Он отвез ее прямо к асиенде.

Мексиканские солдаты, без дела слонявшиеся перед крыльцом, благоразумно отводили взгляды, успев заметить, что капитан, их командир, обнаженный выше пояса, спешился, на руках пронес красивую белокурую женщину по дорожке, поднялся на крыльцо и исчез вместе с ней в доме.

Все было спокойно.

В тускло освещенном коридоре нижнего этажа никого не было видно. Кругом царила тишина. Луис помедлил не более нескольких секунд. Он торопливо осмотрелся и с Эми на руках поднялся по лестнице. От лестничной площадки верхнего этажа он решительно повернул в сторону западного крыла и направился прямо к хозяйской половине. К комнатам, которые уже несколько лет занимала Эми.

С уверенной целеустремленностью Луис вошел в комнату и толчком ноги закрыл за собой тяжелую дверь. Он пересек просторное помещение и остановился перед высокой двухстворчатой балконной дверью, которая была оставлена открытой для ласкового апрельского ветра. Так и не выпустив Эми из рук, он стоял, словно в глубоком трансе, устремив неподвижный взгляд на угасающее солнце.

Рыдания Эми постепенно утихли. Слезы высохли на горячих щеках. Опустошенная и вымотанная до предела, она желала только одного — чтобы этот сильный жестокий человек поскорее оставил ее одну. Она желала, чтобы он скрылся с ее глаз — сейчас и навсегда. Он был прав, когда сказал, что она его не знает. Да, она совсем не знает этого человека и не хочет его знать. Он — бессердечный чужак, и она его смертельно боится. И все-таки…

Не отрывая взгляда от великолепного Солнечного Камня, что покоился на бронзовой груди, Эми уперлась рукой в его плечо и попыталась вывернуться и освободиться.

Это движение вывело Луиса из транса.

На его упрямом подбородке дрогнул мускул. Красноречивым взглядом окинув ее шею и изящные белые плечи, он сказал:

— Даже я, кровожадный дикарь, не потерпел бы, чтобы такое совершенство было обезображено шрамами. Но может быть, другая форма наказания окажется более приемлемой.

 

Глава 17

Луис слышал ее неровное дыхание и понимал, что она его по-настоящему боится. Ее хрупкое тело казалось напряженным и одеревеневшим, а маленькая рука, упиравшаяся ему в плечо, все сильнее отталкивала его. Ее отвращение не удивляло его и нисколько не обескураживало. По правде говоря, презрение и страх этой лживой лицемерки лишь разжигали в нем желание овладеть ее прекрасным телом.

Он взглянул в эти знакомые синие глаза, и на мгновение в памяти встала леденящая душу картина… Он как бы заново пережил тот момент: он связан, беспомощен, исхлестан кнутом… и над ним издевается юная девушка, которую он любил больше жизни. При этом воспоминании глаза Луиса вспыхнули холодной яростью. Он наклонил темноволосую голову и прижался к мягким дрожащим губам Эми бесцеремонным жестоким поцелуем.

Не питая иллюзий относительно его намерений, Эми тщетно пыталась освободиться. Она отворачивала голову то в одну сторону, то в другую, молотила кулаками по его спине и плечам. Но властный рот оставался намертво припечатан к ее губам, пока Луис медленно опускал ее, чтобы она могла встать на пол. Как только пальцы ее ног коснулись плотного ковра, Луис грубо привлек Эми к своему литому телу, с легкостью удерживая ее одной рукой, обвившейся вокруг тонкой талии.

Его обжигающий поцелуй не прерывался — глубокий захватнический поцелуй, поцелуй необузданного натиска; он порождал у Эми такое ощущение, словно все ее тело осквернено. Влажный шелковисто-гладкий язык вторгался в глубь ее рта с неукротимой животной силой и страстью, подавляющей и внушающей страх.

Когда наконец его безжалостный рот оторвался от ее истерзанных губ, хватило мгновения, чтобы Эми смогла вздохнуть и собраться с силами. Сознание прояснилось, и, не утруждая себя сомнениями, она быстро замахнулась все еще дрожащей рукой… и увесистая пощечина прозвучала в тихой темной комнате, как пистолетный выстрел.

— Ты не смеешь так со мной обращаться! Я не позволю!.. — громко закричала она, отшатнувшись от него, и поспешно подтянула кверху сползающий к поясу лиф изорванного платья.

Луис поднял руку и потрогал пострадавшую скулу; в его глазах горела все та же самая грозная смесь холода и пламени. Странные гипнотизирующие глаза рассеянно следили за Эми, бочком обходящей его, чтобы оказаться у него за спиной. Луис даже головы не повернул. Он стоял на том же месте, перед балконной дверью, потирая лицо.

Сердце Эми зачастило от пробудившейся надежды. Она поспешно двинулась к выходу. Когда ее пальцы ухватились за блестящую медную ручку, она едва сдержала ликующий возглас облегчения. Повернув ручку, она рванула тяжелую дверь.

Какое счастье! Она свободна!

И в это самое мгновение пара сильных рук быстро скользнула вокруг ее талии под разорванным платьем; Эми от изумления даже вскрикнуть не успела, когда у нее под грудью плотно сомкнулись пальцы этих жадных встретившихся рук.

Без всякого почтения Луис снова втянул ее в комнату, а дверь еще раз была захлопнута ударом его ноги. Прижав к себе Эми, он спокойно уведомил ее:

— Я могу сделать с вами все, что захочу, миссис Парнелл. И именно таковы мои намерения.

Его длинные пальцы расцепились, и руки поднялись, приняв в ладони и приподняв кверху ее голые трепещущие груди. И тут страх Эми улетучился, а ярость выплеснулась наружу.

Никому не дано права врываться в ее жизнь после десяти лет отсутствия и приговаривать ее к позорному наказанию. Она не бесхарактерная девочка, которую можно запугать наглостью, и не заезженная шлюха, с которой можно поразвлечься между делом.

Взбешенная донельзя, Эми извернулась в его объятиях, крутанула головой и вонзила острые зубы в голое плечо Луиса, укусив его весьма основательно. Он не издал ни звука, но убрал руки с ее груди, чем она немедленно воспользовалась, чтобы встать перед ним лицом к лицу. Она пылала негодованием и в этот момент не побоялась бы самого дьявола. И уж наверняка не боялась капитана Луиса Кинтано.

Раскрасневшись от гнева, оскалив зубы, как разъяренная рысь, она заорала прямо ему в лицо:

— Я убью тебя, прежде чем позволю тебе меня изнасиловать!

— Не убьешь, — заявил он с беспечной уверенностью и вновь притянул ее к себе.

Его руки, сжавшие с боков ее голову, образовали такой капкан, из которого ей было не вырваться. Он заставил ее запрокинуть голову так, чтобы ее лицо поднялось к его лицу. Приблизив к ней губы, он проворковал:

— Да я и не буду тебя насиловать.

Жестокие твердые губы снова впились в нее, но на сей раз Эми не дала захватить себя врасплох и была полна решимости положить конец мерзким плотским домогательствам. Его горячие губы, влажный язык, белые зубы возобновили свою вызывающую, дразнящую игру, но принимать участие в этой игре Эми не желала. Плотно сжав губы, она одной рукой придерживала спадающее платье, а другой изо всех сил царапала голые плечи и спину Луиса, вдавливая в бронзовую кожу острые ногти.

И все впустую.

Он просто не удостаивал вниманием ни злобное царапанье, ни яростные попытки вырваться из захвата. Устремленный к единственной цели, он продолжал целовать Эми, то покусывая мягкую нижнюю губу, то всасывая ее, то толкаясь языком в барьер стиснутых зубов.

Когда ему, наконец надоели эти односторонние лобзания и он поднял голову, Эми пригрозила:

— Ничего у вас не выйдет, капитан! Я буду орать, и Фернандо с Магделеной живо прибегут.

— Нет, дорогая, не прибегут, — холодно возразил он.

— Нет, прибегут! Вот увидишь, достаточно мне…

— Я принял меры, чтобы оградить нас от любых помех, миссис Парнелл. Ночь всецело принадлежит нам, и можете быть уверены, что нас никто не потревожит.

Эми снова почувствовала себя крайне неуютно.

— Что за выдумки! Они здесь, внизу, и я…

— Ошибаетесь. — Он небрежно качнул головой. — Оба ваших заступника ночуют в восточном крыле асиенды.

Он улыбнулся, и от этой сатанинской усмешки белый шрам у него на щеке растянулся и сморщился.

Ей было ясно, что он сказал правду. Он все продумал заранее, и теперь она, словно угодив в ловушку, заперта в тихом западном крыле асиенды наедине с человеком, вынашивающим планы мести. Сексуальной мести.

Сколь ни было плачевным ее положение, она не смирилась.

— Ты можешь держать меня здесь взаперти до конца дней моих, но это тебе ничего не даст! Я никогда не покорюсь, никогда! Мне омерзительно твое прикосновение, я тебя ненавижу! Слышишь, ненавижу! — восклицала она, борясь с нарастающей паникой. — И всегда буду ненавидеть!

— Так тому и быть, — сказал он, пожав широкими плечами.

— Ты не мужчина! Ты просто дикая тварь! Ты понятия не имеешь ни о чести, ни о приличиях, и я… я…

В его глазах вспыхнул опасный огонь, и она прикусила язык, почувствовав, что сказала лишнее.

Его подбородок угрожающе задрался вверх. Стремительно выбросив вперед длинную руку и ухватившись за лиф ее разорванного платья и сорочки, Луис рванул и то и другое вниз, к талии. Эми вскрикнула и инстинктивным движением скрестила руки, прикрывая обнажившуюся грудь.

Его глаза горели страстью и ненавистью. Схватив Эми за запястья, он развел в стороны ее руки. Уставившись на ее упругие груди, поднимающиеся и опускающиеся в такт учащенному дыханию, он процедил:

— По-твоему, я просто дикая тварь? — В его глазах мелькнуло что-то похожее на боль. Но еще через секунду он пообещал: — Тогда и моя любовь будет любовью дикаря.

И, силой удерживая в неподвижности ее прижатые к бокам руки, он вдвинул колено между ногами Эми и приник губами к ее шее. Слегка прикусывая зубами атласную кожу, он не торопясь переносил клеймо поцелуев от мочки уха к плечу… и ниже.

— Нет! — вскрикивала Эми, когда его голова неумолимо приближалась к ее ничем не защищенной левой груди. — Не-е-ет! — стонала она, когда, накрыв горячим открытым ртом этот сочный зрелый плод, он опустился перед ней на одно колено.

И когда он втянул в себя ее набухший, затвердевший сосок, сил у нее хватило только на то, чтобы беззвучно взмолиться:

— Нет… Боже мой!.. Нет!..

Слезы стыда и отвращения к себе самой хлынули из глаз Эми и покатились по щекам. Она так и стояла, пригвожденная к двери, а последние отблески заката пронизывали комнату, окрашивая здесь все — и их двоих в том числе — в нежные пастельные тона.

— Ненавижу тебя… — шептала она, чувствуя, что у нее подгибаются коленки, а сердце гулко стучит, разрываемое страстью и отчаянием. — Ненавижу… Ненавижу! — повторяла она, зная, что не лукавит, произнося это слово. Но тогда как же могло получиться, что она стоит в своем собственном доме и позволяет человеку, который ей противен, целовать ее грудь?

Луис поднял голову и всмотрелся в ее раскрасневшееся лицо. Их взгляды встретились и не сумели разойтись.

— Я хочу, чтобы ты прекратил это, — пыталась она его урезонить. — Ты уже достаточно унизил меня. Пожалуйста, отпусти меня.

Он укоризненно коснулся пальцем ее затвердевшего соска:

— Твое тело не хочет, чтобы я тебя отпустил.

С этими словами он бережно высвободил ее плененные руки из бесполезных рукавов разорванного платья. Эми даже подскочила от неожиданности, когда он порывисто поцеловал горячее взмокшее местечко у нее под мышкой.

Его рот вновь устремился к ее груди. Эми ненавидела себя так же сильно, как и его, и не беспричинно: то, как распоряжались его зубы ее напрягшимися сосками, то, как он ласкал языком эти чувствительные бугорки, то, как жадно всасывали то одну ее грудь, то другую его неутомимые губы, — все это порождало в ней жгучее запретное наслаждение, которое растекалось по всему телу жаром, томлением и жаждой близости.

Терзаемая чувством вины, одолеваемая страстью, Эми все еще стояла, прислонившись спиной к двери, тогда как капитан Луис Кинтано, стоя перед ней на одном колене, целовал ее налитые груди, словно не мог досыта насладиться этими поцелуями и не собирался хоть когда-нибудь ее отпустить.

Тщетно убеждая себя, что она собирается остановить его, пока он не зашел еще дальше, Эми подняла дрожащие руки к его голове. Тонкие пальцы, которые совсем недавно яростно царапали его спину, почти ласково зарылись в густую черную шевелюру, словно забыв о том, что первоначальным намерением Эми было оторвать от своей груди его бесстыдные губы.

Луис поднял голову, и снова их взгляды встретились в полутьме комнаты. В глубинах его бездонных черных глаз Эми не могла уловить ни грана нежности — в них полыхало только неукротимое вожделение, которое и пугало ее, и в то же время возбуждало. Страх еще усилился, когда его ловкие пальцы отыскали крючки ее платья, а затем завязки нижней юбки и панталон.

Он смахнул все эти одежды вниз, до ее бедер, и снова все перестало для него существовать, кроме желанного и прекрасного тела. Эми чувствовала, как непроизвольно вздрагивают ее бедра от огненных поцелуев, которыми он осыпал теперь ее живот. На лице у нее горел лихорадочный румянец, груди порозовели… Эми была растревожена и обескуражена донельзя. Как это могло случиться, что она сейчас по-женски возбуждена гораздо сильнее, чем когда-либо раньше?

Этого не могло быть.

Вовсе она этого не испытывает.

Если она вот так, оцепенев, стоит на месте, это значит только одно: ее парализует не безумное влечение к Луису, а самый что ни на есть разумный страх.

Пока ее голова, сердце, тело вели между собой ожесточенное сражение, Эми не шевелилась, уповая лишь на то, что теперь, когда солнце наконец закатилось, в комнате скоро наступит полнейшая тьма, которая спрячет ее позор и растерянность. Сама того не замечая, Эми шаг за шагом шла к своему поражению, отступая под натиском Луиса. Он медленно, со знанием дела лишал ее собственной воли и забирал власть над ее телом.

Но если Эми этого не понимала, то Луис понимал.

Его поцелуи ложились на ребра, на пупок, на крутые изгибы ее бедер, и все это время он исподволь, искусно маскируя поставленную цель, понемногу стягивал вниз лохмотья, столь недавно составлявшие наряд Эми.

Когда ткань соскользнула опасно низко, Эми встрепенулась. Рассудок напомнил о себе, и она слабо запротестовала. Луис сменил тактику. Он знал женщин. Больше не стоит тратить ни одной драгоценной секунды на мягкое обольщение — пора снова испугать и возбудить. Молниеносным движением он сдернул до колен изодранные перекрученные одежды Эми; она ахнула от неожиданности и негодования, однако он не стал обращать внимание на такие пустяки. Вместо этого он взглянул на нее и холодно распорядился:

— Перешагни через это тряпье.

Возвращенная к действительности столь грубым способом, Эми тревожно свела брови. Она воззрилась на него, качая головой и пытаясь оттолкнуть его.

— Быстро! — резко приказал он.

Глядя на него широко раскрытыми глазами, Эми повиновалась. Она высвободила ступни из туфелек, а потом, уткнувшись лбом в плечо Луиса, перешагнула через жалкий ворох тканей, в который превратилась ее одежда. Он откинул в сторону этот ворох и приступил к выполнению следующей задачи: спустил белые хлопчатые чулки с ее стройных ног. Эми могла быть благодарна только за одно — за то, что вечерний полумрак сменился полной темнотой.

В комнате было так темно, что она почти не видела его, а это значило, что и ему ее почти не видно. Она могла различать лишь его голову и широкие плечи… но он вдруг встал, повернулся и отошел прочь. Не успела Эми сделать шаг от двери, как услышала его низкий холодный голос:

— Стой на месте. Я скажу, когда тебе будет можно отойти. Эми снова прижалась спиной к двери. Ее знобило. Что он теперь затеял? Куда направился?..

В дальнем конце комнаты вспыхнула спичка и затеплилась свеча; в ее медовом свете можно было вновь разглядеть резкие черты бронзового лица Луиса. Он вернулся к двери, неся в руке серебряный подсвечник с ярко горящей свечой.

Он стоял, глядя на Эми сверху вниз, высоко подняв подсвечник, и его темные пронзительные глаза медленно обозревали нагое стройное тело. Эми ощущала этот горячий взгляд почти как прикосновение руки. Она вздрогнула и попыталась как-то прикрыться.

Луис улыбнулся и поставил подсвечник на пол рядом с ней. Со стесненным сердцем она наблюдала за ним, ожидая, что же будет дальше. А он снова отвернулся от нее и зашагал прямиком к кровати под пологом, сдернул покрывало и одеяла и скинул их на застланный ковром пол. Он смахнул с высокой кровати все подушки, оставив поверх матраса лишь шелковую белую простыню.

Не отводя глаз от Эми, стоя рядом с кроватью, Луис снял с запястья широкий браслет из золота с бирюзой и положил его на ночной столик с мраморным верхом. Затем снял тяжелый золотой медальон и поместил его рядом с браслетом. Туда же последовал острый нож, извлеченный из-за пояса белых кавалерийских брюк.

Несколько долгих мгновений Луис стоял неподвижно, словно собираясь принять решение, и затем возвратился к Эми.

Он уперся руками в дверь по обе стороны от молча ожидающей женщины, наклонился и поцеловал ее в губы. Он не прерывал поцелуя, пока у нее не закружилась голова. Она беспомощно качнулась к нему. Теперь уже ее руки обвились вокруг него, ее ладони скользнули по его спине, и обнаженные груди требовательно прижались к твердому телу.

Только тогда руки Луиса оторвались от дверной створки и ненадолго легли на талию Эми, а потом правая ладонь двинулась вниз и задержалась на одной из упругих округлых ягодиц, прежде чем проложить путь в расщелинку между ними. От этого прикосновения Эми задергалась и попыталась его оттолкнуть.

Его левая ладонь легла ей на шею сзади, под пелену длинных золотистых волос. Он вновь привлек ее к себе и, обняв одной рукой, потянул к кровати. Эми упиралась как могла.

Вид этой большой пустой кровати неожиданно заставил ее осознать непреложную истину: если она по доброй воле позволит ему привести ее туда, ее грех будет ничуть не менее отвратителен, чем его грех.

Луис читал ее мысли.

— Да, — подтвердил он, и в его голосе звучала оскорбительная смесь насмешки и презрения, — если вы разделите ложе с убогим дикарем, то кем же тогда прикажете считать вас, моя очаровательная миссис Парнелл?

Она открыла рот, чтобы ответить, но не успела: стремительный напор его губ не оставил ей такой возможности. Он разжигал ее неистовыми поцелуями, а его руки тем временем легко и бережно ласкали гибкое нагое тело; он прижимал ее к себе, чтобы не оставалось просвета между ее податливыми упругими формами и его твердым литым торсом.

Луис знал, что делает.

Он вел Эми к кровати и не остановился, пока их ноги не коснулись высокого края матраса. Не давая ей времени перевести дух от его поцелуев, Луис сел на кровать, но не усадил Эми, а поставил ее между своими широко раздвинутыми коленями — чтобы она стояла боком и к нему, и к кровати. Положив одну руку ей на поясницу, а другую — на плоский живот, Луис сообщил:

— Вас еще не затащили в постель, миссис Парнелл. Теперь вы можете уйти, если считаете нужным. — Помолчав, он добавил более мягким тоном: — Если желаете.

Эми пошевелилась и попробовала отступить от него на шаг, но ей не удалось уйти далеко. Его руки быстро, призывно скользнули вниз — одна сзади, другая спереди — и встретились у нее между ног. Несколько секунд его длинные искусные пальцы проделывали с ней что-то такое запретно-колдовское, что Эми почувствовала себя буквально объятой пламенем.

— Что… что ты со мной делаешь?.. — прошептала она. Она глубоко и шумно вдохнула в себя воздух; глаза у нее были закрыты, и не было сил их открыть.

— Приручаю тебя, — ответил он.

Его пальцы ласково касались потаенной чувствительной женской плоти, словно пробуя и познавая, повергая в ликование и трепет.

— Нет… Луис… нет… — задыхалась она, между тем как его пальцы дерзко распоряжались ею, легко находя средоточия наслаждения, заставляя ее содрогаться и вздыхать от непостижимого чувственного блаженства.

Когда Эми начала неудержимо извиваться и нетерпеливо подаваться навстречу рукам Луиса, терзающим и несущим усладу, он вдруг остановился, поднял поблескивающие пальцы перед ее пылающим лицом и проговорил:

— Ты горячая и влажная… и ты открыта для меня. Скажи, что это так. Скажи.

Эми покачала головой.

— Скажите же мне это, миссис Парнелл. Скажите сами: «Капитан, я горячая и влажная и открыта для вас. Возьмите меня».

Его руки сжали ее тонкую талию, и он повернул ее лицом к себе.

Часто дыша, чувствуя, что ее влечение к нему перешло уже все мыслимые пределы, срывающимся голосом Эми повторила:

— Капитан, я горячая и влажная и открыта для вас. Возьмите меня. — Она взглянула в его горящие черные глаза и увидела в них отблески таких же молний, какие полыхали в ней самой. — Прошу вас. Сейчас же.

Его торжествующая улыбка была поистине сатанинской, но для Эми это уже не имело значения. Этот красавец с лицом ястреба сумел так ее разжечь, что она должна была его получить… и пусть он думает о ней что хочет. Ничто не имело значения, кроме огненной страсти, которую он в ней пробудил.

Поцеловав нижний изгиб ее груди, Луис сказал:

— Сними с меня сапоги.

Ни секунды не промедлив, она опустилась перед ним на одно колено, стянула безупречно начищенные высокие черные сапоги и отставила их в сторону, а затем решительно поднялась, желая только одного — нет, отчаянно в том нуждаясь — снова почувствовать на себе его руки. Луис привлек ее поближе, усадил к себе на левое колено, взял за руку и прижал ее ладонь прямо туда, где под плотными белыми брюками вздымался каменно-твердый мужской орган. Даже сквозь ткань Эми могла ощутить и его твердость, и жар, исходящий от него.

Повинуясь безотчетному порыву, в котором смешались ужас и восторг, Эми робко провела рукой поверх брюк и услышала у себя над самым ухом тихий голос Луиса:

— То, чего ты хочешь, — твое. — Он запечатлел поцелуй у нее на плече. — Но то, чего ты хочешь, ты должна взять сама.

— Ты… ты же не хочешь сказать…

— Хочу. Я раздел тебя. А теперь ты меня раздень. Повторять это дважды ему не пришлось. Опаленная жаром желания, она торопливо расстегнула пуговицы брюк Луиса, а потом, встав с его колена, потребовала, чтобы и он поднялся с кровати.

Он повиновался.

Светлые распущенные волосы Эми падали ей на лицо. Она раздраженно откинула их за спину и ухватилась за пояс кавалерийских брюк. Она стянула брюки и нательные штаны Луиса с узких бедер и невольно замерла, когда горделивый знак его мужской силы оказался на виду.

Вцепившись руками в наполовину спущенные брюки, она уставилась на освобожденную мужскую плоть, вздыбившуюся над густой порослью черных завитков, и ей стало страшно.

Это был какой-то иной, новый страх. Она боялась не того, что в подавляющей мужественности Луиса таится угроза телесной боли для нее. Нет, ее страшило другое — та державная власть его мужского начала, благодаря которой он может взять над ней верх.

При всем при том никакой страх не мог пересилить нарастающее в ней желание. Она хотела его. Он был ей необходим.

Почти теряя рассудок, Эми сдернула брюки до колен Луиса и потребовала:

— Перешагни через свои штаны.

Луис послушно исполнил команду, ногой отбросив штаны в сторону.

И потом они молча стояли лицом к лицу, и высокая белая свеча, оставленная у двери, бросала дрожащие пятна света и теней на их нагие тела.

 

Глава 18

Он не спешил заключить ее в объятия. Эми стояла перед капитаном Луисом Кинтано, привыкшим командовать и уверенным в своей власти над ней.

Ничего не осталось от той легкой близости, которая некогда связывала ее с деликатным внимательным юношей — Тонатиу. Остался в прошлом обаятельный чуткий мальчик, с которым она разделяла часы нежной любовной игры. Теперь его место занял мужчина с красивым холодным лицом, чей мощный сексуальный магнетизм заставлял ее со страхом сознавать, что, согласившись разделить с ним постель, она испытает нечто совсем не похожее на все испытанное ею раньше.

Но насколько непохожее — Эми и представить не могла.

Опытный любовник, умеющий держать в узде и позывы собственного тела, и накатывающие волны страсти, Луис не ставил своей целью немедленное удовлетворение плотского желания. Во всяком случае, его желания. Если Эми помнила мгновения их по-юношески неумелых, торопливых соединений, то ведь и он тоже помнил. Теперь же этой белокурой предательнице придется убедиться: она имеет дело не с мальчишкой, теряющим голову от любви и не способным продлить удовольствие по собственному усмотрению. И Луис Кинтано вознамерился ей это показать. Прошли времена расставания с невинностью, безоглядной любви и слепого безграничного доверия.

Этой же ночью, сегодня, он покажет ей, что может разжигать в ней страсть, овладевать ею, доводить до утоляющего опустошения, снова и снова… и в то же время спокойно удерживать самого себя в нынешнем состоянии нерастрачиваемой неутомимой готовности.

Поэтому он и не спешил заключить ее в объятия. Он стоял не шевелясь, и взгляд его горящих черных глаз, словно лаская, обводил ее прекрасное, не защищенное одеждой тело. И в то же время он давал ей время, чтобы и она как следует, не спеша могла разглядеть его самого.

Точно выбрав момент, он протянул к ней руку ладонью кверху. Нервно проглотив слюну, Эми положила на его руку свою и задержала дыхание, когда его сильные пальцы сомкнулись вокруг ее узкой кисти.

Не отводя от нее взгляда, Луис очень медленно потянул ее к себе. Когда их нагие тела оказались уже очень близко, но еще не касались друг друга, он выпустил ее руку и позволил своим рукам повиснуть, как плети, вдоль боков. И опять они оба стояли молча, на расстоянии каких-то жалких двух дюймов между ними. Так близко, что каждому был ощутим жар, исходящий от тела другого.

Напряженный мужской ствол Луиса уперся в живот Эми, исторгнув из ее полураскрытых губ тихий возглас. Она инстинктивно подалась навстречу, ближе к пульсирующему сгустку мощи… так близко, что тугие соски ее набухших грудей коснулись гладкого твердого тела Луиса, дразня и зазывая его.

Но его длинные руки все так же висели по бокам, когда беспокойные пальцы Эми поднялись вверх и ухватились за его выпирающие бицепсы. Изогнувшись дугой, она порывисто прижалась к нему бедрами. Вне себя от пожирающего ее пламени, закрыв глаза, Эми подняла руки еще выше, обняла его, поднялась на цыпочки и пылко поцеловала в шею — под подбородком.

Он стоял в той же позе еще несколько минут, пока немыслимо желанная женщина льнула и ластилась к нему.

Прилагая все усилия, чтобы придать своему голосу должную меру безразличия, Луис бесстрастно поинтересовался:

— Не угодно ли вам теперь прилечь?

Эми коротко кивнула, и при этом кончики ее распущенных волос приятно щекотали его подбородок; однако словесного ответа он не дождался: она не в силах была отлучить свои губы от его кожи.

— Что вы сказали? Я не расслышал.

Ее голос прозвучал почти как всхлип, когда она заставила себя произнести:

— Да. Пожалуйста. Давайте ляжем.

Руки Луиса наконец оказались на ее талии и замерли на несколько секунд. Затем, стоя спиной к кровати, он поднял руку к золотистым волосам Эми, что падали ей на спину, обмотал длинную толстую прядь вокруг своей кисти и, потянув эту прядь вниз, заставил Эми обратить к нему лицо.

Она открыла глаза и взглянула на него. Зачарованная выражением смуглого красивого лица, в котором читалась странная напряженность, Эми наблюдала, как медлительно, чуть ли не с ленцой приближались к ней его губы. Это был долгий, жгучий, подчиняющий поцелуй; к тому моменту, когда Луис отклонился назад, увлекая ее за собой, и они вместе опрокинулись поперек кровати, она уже самой себе казалась лишь его частью. Он растянулся на спине, она лежала сверху. А поцелуй все еще не прерывался.

Следующие полчаса прошли в чувственной игре; Луис предоставил Эми досконально изучить его длинное гибкое тело, что она и проделала в полной мере. Она сладострастно извивалась в его объятиях, в то время как он — поцелуями, дерзкими поглаживаниями, жарким шепотом — доводил ее до опасной точки кипения.

Он переменил их позицию. Она видела над собой чеканное лицо и широкие плечи; его узкие бедра утвердились между ее ногами. Он продвинулся вдоль ее тела вниз, так чтобы только гладкий кончик его налитого кровью ствола касался очажка ее сладости.

— Открой глаза и смотри на меня, — мягко, но повелительно приказал он.

Глаза Эми тревожно распахнулись, и когда их взгляды встретились, Луис взял трепещущую женскую кисть, потянул ее книзу, заставил — прежде чем предоставить ей свободу действий — охватить пальцами его грозное орудие… и сама Эми направила его к цели — внутрь себя.

И вздрогнула от невероятного блаженства.

Безошибочно угадывая и накал ее желания, и напряженную готовность, Луис выждал лишь несколько секунд, прежде чем начать ритмичные толчки, которых требовало ее разгоряченное тело. Эми сразу же почувствовала себя так, будто ее вбросили в ураган плотского наслаждения. Она цеплялась за Луиса, и спираль нарастающего экстаза своей пугающей мощью исторгала у нее непроизвольные возгласы. Это противоборство боли и наслаждения… ничего подобного ей еще не приходилось испытывать.

Вспышка упоительного тепла оставила Эми обессиленной, счастливой и как бы источающей свет. Обвив руками шею Луиса и едва дыша, Эми облизнула пересохшие губы и бездумно улыбнулась, наслаждаясь восхитительной расслабленностью каждого мускула ублаготворенного тела.

Луис, не переставая наблюдать за ней, поцеловал ее в приоткрывшиеся губы. Отяжелевшие руки Эми соскользнули с его шеи. И ноги, которые до этого мгновения, согнутые в коленях, сжимали его торс, тоже свободно упали на мягкий матрас. Теперь она ожидала, что Луис скатится с ее тела.

Но он и не думал этого делать.

Он оставался в той же позе, и когда частое сердцебиение Эми несколько замедлилось, а влажное тело начало возвращаться к жизни, она осознала, что он еще не достиг вершинного мига: он, внутри ее лона, был столь же твердым.

Завороженная непроницаемой чернотой его глаз, Эми лежала неподвижно, не сводя с него взгляда и не понимая, как ей следует себя вести в этой ситуации. Ничего подобного раньше с нею не случалось… в ее же собственной спальне. Все происходило совсем по-другому: Тайлер, неизменно озабоченный лишь собственным удовольствием, быстро входил в раж, получал желаемое и сразу засыпал, оставив ее неудовлетворенной.

С удивлением прислушиваясь к себе самой, она почувствовала, что в ней снова нарастает возбуждение; тому способствовали и сверкающие глаза, устремленные на ее лицо, и упрямая твердость, которую она ощущала внутри. Опаляемая огнем, который вновь в ней разгорался, она по какому-то наитию подняла руку к затылку Луиса, нащупала узкий белый ремешок, стягивающий его волосы, резко дернула за конец этого ремешка и вздрогнула от наслаждения, когда кончики его рассыпавшихся волос, упавших ей на лицо и плечи, начали покалывать и щекотать кожу.

Луис ответил на призыв новой россыпью ласковых поцелуев, не обходя вниманием ни ее губы, ни точеные плечи, ни груди, и вскоре она уже снова томилась желанием. И опять он легко довел ее до полнейшего удовлетворения, но теперь наслаждение было еще более острым.

Луис соскользнул с нее, откинул волосы с лица, сгреб Эми в охапку и покачал на руках, словно утешая ребенка. Когда же она немного пришла в себя и лежала в изнеможении, прильнув к нему, она обнаружила — и на этот раз с нарастающим чувством неловкости, — что голод его плоти до сих пор не утолен.

Эми была озадачена и, уткнувшись лбом ему в плечо, пыталась собраться с мыслями. Как прикажете все это понимать? Она его не возбуждала? Оказалась неспособной довести до вершины экстаза? Эми даже и мысль такая не приходила в голову, что он сдерживал себя умышленно.

Она повела себя в точности так, как предвидел Луис Кинтано: пошевелилась, немного приподняла голову и начала осыпать легкими поцелуями его плечо. Он подложил руки под затылок, зевнул и закрыл глаза. Эми, нахмурившись, поднялась чуть повыше, подтянулась и одарила целым каскадом поцелуев торс Луиса.

В щелочку между полуопущенными веками Луис спокойно наблюдал за попытками Эми подхлестнуть его вожделение — руки и рот становились все более требовательными и отнюдь не оставляли его равнодушным, однако его поражала ее очевидная неискушенность в делах постельных.

Неужели она не видит, что он воспламенен уже до такой степени, когда возбуждение граничит с настоящей болью? Неужели не видит, что он просто выжидает, когда она снова начнет метаться в жару? Судя по всему, она этого действительно не видела, так что корчиться приходилось уже самому Луису, и он начал понемногу перебираться с места на место в широкой постели; словно поддразнивая Эми, он уворачивался от нее в сторону и был чрезвычайно обрадован, когда убедился, что прекрасная решительная женщина как на привязи следует за ним, всецело поглощенная своей задачей — еще сильнее разжечь пожирающий его огонь.

Подбираясь к Луису на кровати, приникая губами к его гладкой твердой груди и плоскому животу, а то и позволяя себе отважную игру с его пульсирующим жезлом, Эми дошла до белого каления, и когда Луис потянулся и, без видимых усилий подняв ее над кроватью, посадил на себя верхом, как всадницу, она была уже в полном разгаре страсти и, словно наперсток на палец, надела себя на его гранитный обелиск.

Вот тут уже Луису пришлось призвать на помощь все свои убывающие силы, чтобы не взорваться раньше времени. Держась за его стан, откинув голову, тяжело дыша, она прогнулась и прижала к его бедрам свои; в каждом ее движении было столько пыла и сладости, что он понимал: долго ему не продержаться.

В этот миг Эми взглянула ему в глаза, выдохнула его имя, и Луис начал содрогаться. Ответный спазм потряс тело Эми, и обоих подхватил вихрь исступленного беспамятства, который оставил их с бешено бьющимися сердцами и блестящими от пота телами, и несколько долгих минут они лежали неподвижно.

Эми чувствовала себя выдохшейся и опустошенной. Не было сил пошевелиться. Она твердила себе, что должна встать. Должна принять ванну. Должна надеть ночную рубашку. Должна разгладить сбившуюся простыню и вернуть на место подушки и покрывала, сброшенные на пол.

Но она не шелохнулась и была благодарна Луису, когда он наконец повернул ее на спину, поцеловал в губы и во весь рост растянулся рядом. Тяжелые веки Эми подрагивали, пока она сонно вглядывалась в складки шелкового полога у себя над головой.

Она издала легкий вздох удовлетворения и мирно уснула.

Через пару часов, когда свеча в спальне оплыла и почти догорела, а на небо поднялась луна, Эми проснулась и с трудом открыла глаза. Уставившись взором в белый шелк полога, она недоуменно гадала, с чего это она чувствует себя такой усталой, просто обессиленной. Она лежала на спине, одно колено было согнуто, и под пяткой ощущался голый матрас, а не простыня.

Эми вытянула согнутую ногу. Подняв руку, чтобы потереть живот, она обнаружила, что живот ничем не прикрыт. Она чуть-чуть оторвала голову от матраса и оглядела себя. Она спала нагишом! Никогда у нее не было такого обыкновения. Почему она без рубашки? И почему лежит поперек кровати, а не так, как следует? Где ее подушки и одеяла?

Все эти вопросы лихорадочно проносились у нее в голове, но она получила на них ответ, как только повернула голову и увидела Луиса. Он лежал, раскинувшись, на шелковой простыне, и в лунном свете, льющемся через окно, отчетливо вырисовывалась его стройная фигура.

Сердце Эми гулко забилось. Она осторожно рассматривала красивое лицо с длинными изогнутыми ресницами, белым шрамом от скулы до подбородка и жестокими чувственными губами. Рассматривала каждый дюйм некогда знакомого тела.

Но это был чужой и чуждый человек. Чужак, который даже во сне казался опасным. Даже спящий он не выглядел расслабленным и уязвимым, напоминая сжатую пружину, готовую каждое мгновение распрямиться и нанести удар.

Эми невольно вздрогнула. Обежав мускулистые плечи и гладкую грудь, ее взгляд переместился ниже, минуя выпуклые мышцы на ребрах и плоский живот, к той части его тела, которая больше всего пугала Эми.

Кровь прилила к ее лицу, когда она уставилась на вялую плоть, пребывающую в покое среди иссиня-черных вьющихся волос на его чреслах. Ей живо припомнилось, на что способен этот — столь безобидный на вид — орган, когда его переполняют токи силы и желания.

Поежившись от внезапного озноба, Эми сделала движение, намереваясь встать.

В мгновение ока Луис пресек эту попытку, крепко и больно ухватив Эми за запястье, и снова припечатал ее спиной к матрасу. Затем он наклонился над ней, вглядываясь в лицо сверкающими даже в темноте глазами.

Он не сказал ни слова, только по-хозяйски привлек ее к себе и снова заснул, удерживая ее в железном обруче своих рук. Она лежала в лунном свете, прислушиваясь к его ровному дыханию и сильным ударам сердца у нее под щекой.

В полнейшем изнеможении от всего случившегося, она тоже погрузилась в сон, а когда проснулась в следующий раз, комнату уже заливал солнечный свет. Мгновенно вспомнив все, она повернула голову. В постели она была одна.

Благодарная уже и за это, Эми приподнялась, опираясь на локоть, откинула с лица волосы и оглянулась по сторонам. Просторное помещение с белыми стенами и пушистым бежевым ковром выглядело как всегда. Высокие застекленные балконные двери были распахнуты навстречу прохладному апрельскому утру, а тяжелые светлые портьеры раздвинуты. Взглянув поверх кровати, она могла увидеть камин из белого мрамора с золотыми украшениями, а над каминной полкой — зеркало в золоченой раме высотой до потолка. Перед камином — длинная удобная кушетка и пара кресел, обитых нарядным бежевым бархатом.

Все было на месте. Если не считать груды сброшенных покрывал и пышных подушек на полу около изножья массивной кровати.

За открытой дверью, ведущей в большую ванную комнату, Эми уловила какое-то движение. Она торопливо схватила простыню с матраса и, накинув эту простыню на себя, села в кровати в тот момент, когда из ванной показался капитан Луис Кинтано, одетый в плотно облегающие фигуру брюки цвета буйволовой кожи и чистую белую рубашку; широкий красный шарф-кушак опоясывал его тонкую талию. Все это великолепие довершали высокие сапоги из мягкой коричневой кожи.

Было очевидно, что он только что аккуратно побрился и причесался, собрав сзади волосы в пучок с помощью узкого кожаного ремешка. Войдя в спальню, он приветствовал Эми небрежным кивком, как будто виделся с ней каждое утро всю свою жизнь. Такое подчеркнутое равнодушие после ночи, проведенной в столь постыдной близости… этого Эми не ожидала.

Он подошел к кровати, остановился, холодно улыбнулся и сказал:

— Вы выглядите крайне встревоженной, миссис Парнелл… совершенно напрасно. Прошлая ночь для меня ровным счетом ничего не значила. Я просто забавлялся.

Оскорбленная, пораженная в самое сердце, Эми узнала разящие слова, которые однажды произнесла сама… когда отреклась от него. Он вернулся, чтобы поквитаться с ней. Вот, оказывается, чем была для него эта ночь.

Ее врожденная гордость взметнулась, как пламя. Вскочив с кровати, она остановилась прямо перед ним. Крепко вцепившись в простыню, в которую плотно закуталась, она гневно бросила ему в лицо:

— Прекрасно! Вы получили то, ради чего явились сюда, капитан, а теперь убирайтесь вон! Вон из Орильи! Чтобы духу вашего не было на моей земле!

Луис насмешливо улыбнулся:

— На вашей земле? Это наша земля, chica. Орилья — наше с вами обшее владение. — Улыбка сбежала с его лица, оно стало каменно-суровым и холодным как лед, когда он продолжил: — Я устал. Мои солдаты устали. Мой отряд будет располагаться лагерем в Орилье, пока не настанет срок идти в сражение.

Он направился к выходу. У самой двери он задержался, повернулся, чтобы оказаться лицом к Эми, и напоследок добавил:

— Пока я остаюсь в этой асиенде, вы будете делить со мной постель.

 

Глава 19

Эми смотрела, как закрылась за ним дверь, и сила разгорающегося в ней гнева ничуть не уступала силе страсти, сжигавшей ее в ночные часы. Дрожа от ярости, она оглянулась в поисках чего-нибудь такого, что можно было бы швырнуть в дверь.

На глаза ей попался Солнечный Камень, лежавший на ночном столике. Забыв о необходимости поддерживать окутывающую ее простыню, она разжала пальцы, и простыня упала на ковер. Нагая, с полными слез глазами, Эми злобно схватила блестящий золотой медальон и что было сил запустила им в дверь.

— Ты забыл свой драгоценный амулет, ты, подлый дикарь!.. — завопила она, но тут же осеклась в неподдельном изумлении.

В то самое мгновение, когда она выпустила из руки медальон, дверь ее спальни открылась. На пороге стоял капитан Кинтано без тени улыбки на лице. Его правая рука метнулась вперед с неимоверным проворством и перехватила в воздухе летящий Солнечный Камень.

Спокойно прикрыв дверь и глядя на Эми прищуренными глазами, Луис неторопливо направился к ней. Пульс у Эми зачастил. Она вся подобралась, сморгнула с глаз слезы и молча наблюдала за его приближением. Внезапно вспомнив о своей наготе, она поспешно опустилась на колени, чтобы поднять упавшую простыню, и громко охнула, когда эту простыню с силой прижала к ковру нога Луиса. Безуспешно пытаясь выдернуть свой ненадежный покров из-под его каблука, Эми оторопело уставилась на вычищенный до блеска коричневый сапог.

Ее непримиримый взгляд скользнул вверх по длинной худощавой ноге. Тонкую, хотя и плотную шерстяную ткань брюк растягивали рельефно выступающие мышцы, и Эми, сглотнув подступивший к горлу комок, вынуждена была признать, что к ее гневу примешивается еще и другое чувство. Строго-настрого приказав себе не поддаваться притяжению грубой мужественности бесчувственного захватчика, она быстро взглянула ему в лицо — и в ней шевельнулся страх, от дуновения которого мигом улетучились и злость, и влечение.

Капитан выглядел разгневанным и опасным.

Высокие скошенные скулы казались более выпуклыми, чем когда бы то ни было, а складка посреди подбородка — попросту угрожающей. Уголок плотно сжатого рта приподнялся, образуя нечто среднее между улыбкой и насмешливой гримасой. Весь облик дышал откровенным высокомерием.

Эми задохнулась, когда он наклонился, схватил ее за плечо и рывком поднял на ноги. Она пыталась высвободиться, но он, не выпуская ее, подтянул к себе поближе, поднял руку к ее лицу и разжал пальцы.

У него на ладони лежал золотой Солнечный Камень. Тяжелая цепь была пропущена между длинными пальцами. Луис стряхнул медальон с ладони, так что тот повис на цепи, и покачал его, словно маятник, перед носом Эми.

В его хладнокровии было нечто пугающее, когда он тихо, чуть ли не шепотом произнес:

— Возможно, в ваших глазах я варвар-язычник. Грубый дикарь. Верования и обычаи моего народа вы считаете достойными лишь осмеяния. — Его рука, удерживавшая плечо Эми, почти ласкающим движением скользнула под растрепанные волосы и охватила сзади ее шею. — Солнечный Камень священен. Вы сможете дотрагиваться до него только с моего разрешения. Понятно?

Эми молчала.

Сильные пальцы слегка сдавили ее шею.

— Я спросил: вы меня поняли?

— Д-да. Да, я поняла вас, — неохотно ответила она, со страхом ожидая, что последует дальше.

— Постарайтесь не запамятовать, — предупредил он бесстрастно.

С этими словами капитан поднял цепь и надел ее на шею через голову. Затем он приказал Эми расстегнуть его белую рубашку, спустить Солнечный Камень под ворот и снова застегнуть рубашку.

Она повиновалась молча, раздираемая ненавистью и страхом. Дрожащие пальцы плохо повиновались ей, пока она возилась с пуговицами свежевыстиранной рубашки. Когда расстегнутая рубашка разошлась на груди, в глаза Эми бросились длинные красные полосы, которыми ее ногти разукрасили его смуглую кожу. При виде этих ужасных отметин она застыла на месте, но тут же услышала:

— У меня на плече остались еще следы зубов. Не желаете ли осмотреть и их заодно?

Эми покачала головой, собралась спрятать медальон внутри рубашки и заколебалась. Она вопросительно подняла глаза, и Луис кивнул:

— Да, миссис Парнелл. Можете дотронуться до Солнечного Камня. Я разрешаю.

Пальцы Эми сомкнулись вокруг медальона. Она положила его под расстегнутую рубашку — на горячую кожу над самым сердцем Луиса. Затем быстро застегнула пуговицы; все, чего ей сейчас хотелось, — чтобы он ушел и она могла одеться.

Капитан поблагодарил ее. Затем поднял с ночного столика острый как бритва обсидиановый нож и протянул его Эми:

— На тот случай, если вам потребуется чем-нибудь в меня швырнуть… не могу ли я предложить вам это?..

Эми упрямо отказывалась принять нож. Тогда Луис взял ее руку, вложил в ладонь блестящую рукоятку и загнул вокруг нее ледяные пальцы Эми.

Он стоял перед ней в высокомерно-дерзкой позе, опустив руки, молчаливо предлагая ей вонзить нож в его грудь… если она посмеет. Велик был соблазн так и поступить. Подбородок у нее задрался кверху, глаза засверкали яростью и воодушевлением, и пальцы крепче сжали рукоятку… она тешилась мыслью, какое это было бы удовольствие — всадить в него смертельный клинок.

Бесстрашно вскинув голову, она процедила:

— Будь я столь же далека от цивилизации, как вы, я бы воспользовалась вашим предложением. Она подняла нож, приставила его острие к левому боку Луиса и язвительно добавила: — Поправьте меня, если я ошибаюсь. Это правда, что люди вашего племени — варварского племени ацтеков — использовали именно такие ножи, чтобы вырезать еще бьющиеся сердца у своих беспомощных жертв?

Луис не выразил никаких чувств.

— Да, это правда. Но в таком случае вам, моя нагая Иезавель, нож не нужен. Вы умеете вырезать сердца у ваших жертв с помощью куда более смертоносного оружия. — В его глазах зажегся опасный огонь, когда он обвел взглядом соблазнительные контуры ее тела. Внезапно он улыбнулся. — У человека можно вырезать сердце только один раз. Так что я в безопасности.

Игнорируя острие ножа, приставленное к его сердцу, капитан склонился к Эми, поцеловал ее в шею под ухом, набрал полную грудь воздуха и небрежно сообщил:

— Я распорядился, чтобы натаскали воды. Вам надо принять ванну, миссис Парнелл. От вас пахнет мною. — Он повернулся и спокойно зашагал к выходу.

Эми, пылая негодованием, с ножом в руке, смотрела ему в спину. Глаза у нее метали молнии. Она высоко подняла нож… но не бросила его вслед высокомерному наглецу. Вздохнув и позволив ему уйти целым и невредимым, она осторожно положила нож на столик рядом с браслетом.

Измученная душой и телом, уже не сдерживая слез, Эми бросилась к двери, заперла ее на засов и, устало привалившись к тяжелой створке, несколько секунд простояла неподвижно, а потом поспешила к своей просторной ванной комнате в нетерпеливом стремлении смыть с тела запах Луиса и память о его прикосновении.

Погрузившись в горячую мыльную воду, Эми яростно взялась за дело. С куском жасминового мыла в одной руке и грубой мочалкой в другой, она растиралась, ополаскивалась и снова растиралась, пока кожа не становилась розовой и мягкой. Впрочем, как только она обретала уверенность в том, что отмыта дочиста, так чисто, как еще никогда не отмывалась, в памяти вспыхивала еще какая-то непристойная картина из тех, какими изобиловала минувшая ночь, и она снова принималась ожесточенно соскребать с кожи воображаемую грязь.

Когда она почувствовала, что вот-вот уже сдерет с себя и кожу, Эми встала и выбралась из мраморной ванны. Она потянулась за полотенцем и, мельком поймав свое отражение в зеркальных стенах ванной, покраснела: она припомнила самонадеянное заявление капитана, что он намерен поиграть с ней в любовь в этой комнате, чтобы еще и наблюдать все в зеркалах. Она тоже сможет понаблюдать, нагло пообещал он. Эми торопливо схватила с полки большое белое полотенце и завернулась в него, чтобы прикрыть наготу.

Она и придумать не могла ничего более гадкого, чем любоваться своим отражением в зеркале, когда она предается плотским утехам! Особенно с любовником, у которого холодное сердце и горячая кровь, с любовником, который больше похож на животное, чем на человека. Самая мысль о возможности ее участия в столь непристойном действе была омерзительна. Да ни за что на свете она не унизится до подобного разврата!

Эми быстро оделась, но вскоре обнаружила, что ей не хочется спускаться на нижний этаж. Там она рисковала столкнуться с капитаном, и, не желая идти на риск, она осталась в спальне и принялась расхаживать из угла в угол.

Она чувствовала себя несчастной. И растерянной. Все, о чем она когда-то мечтала и молилась, все, на что надеялась, — наконец-то свершилось. Ее любимый Тонатиу жив! По прошествии стольких лет он вернулся домой, в Орилью. И как это ни плачевно, горькая ирония судьбы заключалась в том, что его внезапное появление принесло ей более тяжкие муки, чем жестокая разлука.

Вздохнув, Эми подошла к открытым балконным дверям. Позади надворных построек суетилось множество солдат, и взгляд Эми перебегал от одного к другому; сама того не замечая, она искала среди них одно холодное красивое бронзовое лицо. И нашла.

Капитан стоял, прислонившись к крупу вороного жеребца и положив руку на седло. Его иссиня-черные волосы блестели в лучах утреннего солнца. Один из его людей, по-видимому, рассказывал ему какую-то забавную историю, и на лице капитана играла неотразимая мальчишеская улыбка, которая больно отозвалась в сердце Эми.

Ее угнетало чувство вины, и для этого были по меньшей мере две причины. Во-первых, именно на ней лежала ответственность за то, что Тонатиу, внимательный ласковый мальчик-индеец, которого она знала и любила, превратился в жестокое бесчувственное животное, каким он предстал перед ней теперь. Во-вторых, не устояв против несомненной мужской привлекательности заезжего офицера, она предала своего жениха, Дугласа Кроуфорда.

Она не находила себе оправданий. Не было на земле человека добрее и благороднее, чем Дуглас Кроуфорд, не было человека более преданного и понимающего. Его великодушное сердце было бы разбито, случись ему узнать, что, в то время как он где-то в мексиканской глуши воевал под знаменем императора Максимилиана — воевал, поставив перед собой цель заработать достаточно денег, чтобы должным образом заботиться о ней, — она отдавалась мстительному сластолюбцу, для которого ничего не значила, словно была одной из дешевых шлюх, чье общество было столь отрадно для ее покойного супруга — Тайлера Парцелла.

Не отводя взгляда от высокого худощавого офицера, Эми наблюдала, как он взлетел в седло и пустился вскачь. Она смотрела ему вслед, пока одинокий всадник на большом вороном коне не превратился просто в пятнышко на горизонте. Только тогда она испустила долгий вздох облегчения и отошла от окна.

Несмотря на то что ее мучитель уехал, Эми не сразу вышла за порог после того, как отперла дверь, — сначала она оглядела пустынный коридор. Убедившись, что никого не видно ни слева, ни справа, она еще несколько раз вздохнула, чтобы успокоиться, и только тогда, приподняв юбки своего платья в белую и розовую полоску, двинулась по ступенькам вниз.

Спускаясь по широкой лестнице, Эми ломала себе голову над вопросом: что она скажет Магделене? Велик был соблазн броситься под защиту добрых рук старой служанки и выплакать свое отчаяние у нее на груди. Поведать ей все о долгой ужасной ночи, которую Эми провела во власти неумолимого капитана Кинтано.

Она знала, что не может так поступить. Она была воспитана гордым отцом, внушавшим ей, что слуг не следует посвящать в ее личные заботы. Сколь ни дружна она была с Магделеной, она никогда — ни разу! — не рассказала верной мексиканке, что именно стряслось в тот ужасный вечер, много лет назад.

Было сообщено только, что вышла ссора и братья Салливен вышвырнули Луиса из Орильи. Она сама уверяла, что будет счастлива стать женой Тайлера Парнелла. Она постоянно сохраняла личину женщины, вполне довольной своей судьбой, и никому не давала понять, что глубоко несчастна. Что ее юное сердце разбито. Что не проходило ни дня, ни часа, ни минуты, когда она не терзалась бы мыслью о том, жив или умер ее возлюбленный То-натиу. Эми не стремилась уведомить общество, что ее супруг проводил на стороне — с другими женщинами — больше ночей, чем дома, и что она этому только радовалась.

Дойдя до нижней ступеньки, она выпрямилась и расправила плечи.

Нет, она ничего не скажет Магделене о прошедшей ночи, но, конечно, Магделена узнает сама. Капитан похвалялся, что отправил Магделену и Фернандо в восточное крыло; он довел это до ее сведения, когда злорадно сообщил, что западное крыло всецело принадлежит им — ей и ему.

Магделена — умная, чуткая женщина. Она уж как-нибудь сумеет сложить два и два, и ее материнские инстинкты заставят ее прийти Эми на помощь.

Эми почувствовала себя немного лучше. Магделена защитит ее от порочного и злого капитана. Таких ночей, какую ей пришлось пережить, больше не будет. Магделена не допустит этого.

Эми нашла Магделену в кухне, где та аккуратно нарезала фрукты ломтиками и искусно раскладывала их на фарфоровом блюде. За работой она напевала мелодичную испанскую любовную песню. Когда вошла Эми, Магделена широко улыбнулась. Но слова, которые она произнесла, оказались для Эми совершенно неожиданными. Прервав свое занятие, пожилая мексиканка уперла руки в широкие бока и полюбопытствовала:

— Вы что же, собираетесь сегодня ходить в этом платье?

Эми нахмурилась:

— Я же его надела. Конечно, собираюсь.

— Нет, нет, Эми. Для такого особенного дня это не годится. — Магделена вытерла руки о передник и направилась к дверям. — Пошли. Вернемся наверх и подберем что-нибудь более подходящее.

— Более подходящее для чего?

Темные глаза Магделены сверкнули.

— Для праздничного ленча в обществе красавца капитана Кинтано!

 

Глава 20

—Для праздничного ленча в обществе… Я не собираюсь сидеть за столом вместе с этим наглым мексиканским офицером, — твердо возразила Эми.

— Что за глупый разговор, Эми Салливен Парнелл! Мы же не о каком-то там незнакомце толкуем. Господи, это же Луис — славный добрый мальчик, который раньше здесь жил! Это его дом!

— Этот славный добрый мальчик — холодный непочтительный невежа, который ночью… — Эми прервала себя, и слова повисли в воздухе. Нахмурившись, она махнула рукой, показывая этим жестом, что говорить больше не о чем.

Магделена растерянно уставилась на хозяйку:

— Да что он худого-то сделал? Провел несколько часов с другом детства? Это преступление? Не пойму я вас. Это вы изменились, а не он. — Она покачала головой. — Иногда я вас просто не узнаю, вот как сейчас.

Эми заставила себя принять более миролюбивый вид. Она улыбнулась и сказала:

— Магделена, прошло уже десять лет с тех пор, когда Тона… с тех пор, когда Луис Кинтано покинул Орилью. Разве нужно напоминать тебе обо всем, что случилось за эти годы?

— Нет, не нужно. Многое изменилось, но… — Смуглое лицо Магделены расплылось в улыбке. — Я помню чудесных детей — мальчика и девочку, которые были неразлучны в то последнее лето. Я не забыла, сколько раз собирала узелки с завтраками, чтобы вы могли захватить их с собой, когда поедете к реке купаться. А вы это помните, Эми?

Эми глубоко вздохнула:

— Да. Помню.

— Разве вы не были лучшими друзьями?

Лучшими друзьями? О Господи, Мэгги, неужели ты не понимаешь, что мы были любовниками?

Что каждый день, который мы проводили на реке тем жарким летом, мы занимались там любовью? Неужели ты не догадывалась, что между нами происходило? Неужели ты не знаешь, что произошло здесь этой ночью ?

— Мы действительно были лучшими друзьями, — тихо подтвердила Эми.

— Так в чем же дело? Почему вы не хотите посидеть с ним за столом? Луис будет разочарован.

— Это разочарование он переживет легко.

— Не думаю. Благослови Господь его сердце, вчера он заглянул ко мне… дело шло к вечеру. Он сказал, что хочет провести весь вечер со своим давним другом — с вами, Эми. Сказал, что скучал по вас. Сказал, что вы оба хотите наносить друг другу визиты, и смеяться, и вышучивать друг друга. И спросил, не согласимся ли мы с Фернандо ночевать в восточном крыле, чтобы никто нас не беспокоил. А я сказала, что, конечно, согласимся, и с радостью.

— Как это любезно с вашей стороны, — саркастически процедила Эми.

— Хм! Вам тоже не мешало бы проявить побольше любезности. — Магделена коснулась плеча Эми. В ее больших темных глазах появилось беспокойно-вопрошающее выражение. — Этой ночью мои детки не порадовали друг друга?

Эми почувствовала, что краснеет.

— Ну… да… мы… это было… — Она прокашлялась и собралась с духом. — Мы очень хорошо провели время. Но… давай уж смотреть правде в глаза… сколько же можно пережевывать детские воспоминания? Мне кажется, что мы с Луисом Кинтано сказали друг другу все, что могли сказать.

Все еще не убежденная, Магделена медленно произнесла:

— Ах, что-то трудно мне в это поверить.

Взволнованная до крайности, устав от препирательств, Эми внезапно бросила:

— Ты что, забыла, что я помолвлена?

Магделена ответила неожиданно проказливой усмешкой:

— Нет, не забыла. А вы?

— Я-то уж точно не забыла! — поторопилась возмутиться Эми. Голос у нее звучал по меньшей мере на октаву выше, чем следовало бы. Но она тут же сбавила тон: — Я… у меня голова болит. Я собираюсь полежать в постели.

— А как же насчет ленча?

— Я не голодна.

— У Эми ужасная головная боль, Луис, — извиняющимся голосом сообщила Магделена, когда высокий смуглый офицер занял свое место за столом. Было это вскоре после полудня. — Она просила меня передать вам, что очень сожалеет. Она-то хотела посидеть с вами за ленчем… да вот голова подвела…

Лицо у Магделены загорелось румянцем: врать она не умела и надеялась только, что Луис не заметит ее смущения.

Луис прекрасно понимал, что преданная мексиканка говорит неправду. Но ничего не сказал. К Магделене он питал самые добрые чувства: в детстве не один счастливый час провел он у нее на кухне, «вылизывая кастрюльки», как она это называла. И получая «на пробу» большущие горбушки от свежеиспеченных пирогов. Или выхватывая кусочки нежного, сочного ростбифа прямо из печи. И запоминая десятки испанских любовных песен, которые напевала мексиканка с романтичной душой, чей голос был таким же теплым и приятным, как и ее полная ароматов кухня.

Ее сердце было добрым и чистым. Сейчас она лгала Луису, пытаясь пощадить его тонкие чувства, видя в нем того же застенчивого, чувствительного мальчика, который покинул Орилью десять лет назад.

Луис беспечно ответил:

— Передай Эми — я очень огорчен, что она нездорова.

— Передам обязательно, — пообещала Магделена.

В поразительно красивом молодом офицере, сидящем сейчас за столом, она не могла распознать жестокого опасного преследователя, каким он явил себя перед Эми. Для нее он все еще оставался невинным мальчиком, который был так дорог ее сердцу.

С материнской нежностью глядя на него, Магделена поставила перед ним блюдо с нарезанными фруктами и холодным цыпленком, а рядом — корзинку со свежеиспеченным хлебом и снова извинилась:

— Мне хотелось бы подать к ленчу хороший ростбиф, как в прежние времена. — Она печально покачала головой. — Но у нас сейчас говядина бывает редко. Ранчо… скот… — Она беспомощно пожала плечами. — Наша река… Пуэста-дель-Соль… пересохла. Потом приключилась долгая засуха. От стада, почитай, ничего не осталось. Времена сейчас трудные, Луис. — Она сделала шаг к выходу.

Луис поймал ее за руку и подтянул обратно. Он одарил Магделену ослепительной мальчишеской улыбкой, которая напомнила ей давно минувшие счастливые дни:

— Не горюй, Магделена. Времена меняются. Вот увидишь. Согретая этой неотразимой улыбкой, от души желая поверить, что времена могут измениться, она радостно закивала:

— Ах, si, si, ведь мой мальчик вернулся! Может, вернутся и хорошие деньки! — Она направилась к двери.

Луис отодвинул свой стул и встал:

— Не заставляй меня есть в одиночестве, Мэгги. Позавтракай со мной.

Она круто повернулась и растерянно воззрилась на него:

— Я? Да как же… не могу же я… Это не положено…

Все с той же улыбкой Луис приобнял одной рукой ее внушительную талию и шутливо-ласковым нажимом пресек дальнейшие возражения. Он обвел ее вокруг стола и, предложив ей кресло рядом со своим, заставил сесть, хотя она все-таки пыталась протестовать:

— Мне же, ей-богу, нельзя…

— Сиди и с места не вставай, — мягко приказал он и отошел к двери, соединяющей кухню и столовую. Он открыл дверь, толкнув ее плечом, и скрылся в кухне. Через пару минут он вернулся, неся в руках тарелку, наполненную снедью, и стакан вина, которые и водрузил на стол перед Магделеной.

Вновь заняв свое место, он встряхнул салфетку, расправил ее у себя на правом колене и сказал:

— Я так ценю это, Магделена. Сидеть одному за столом — терпеть не могу!

Растроганная и очарованная, Магделена широко улыбнулась и тихо напомнила:

— Луис, Луис! Так не делается! Что люди подумают?

— А я им ничего не скажу, вот разве что ты проболтаешься, — подмигнув, возразил он. Магделена засмеялась и кивнула в знак согласия. — Кроме того, я рассчитываю, что ты расскажешь мне обо всем, что тут без меня происходило.

У Магделены и вообще-то не было привычки пить вино, а тем более в полдень, да к тому же не каждый день случается такая радость — вернулся домой ее любимец! Сочетание этих двух обстоятельств привело к тому, что голова у нее чуть-чуть закружилась, на сердце стало необычайно легко и постоянная озабоченность на время исчезла. И Луис без труда заставил ее разговориться и потолковать о таких делах, о которых она молчала годами.

Его небрежная беззаботная поза и кажущаяся умиротворенность искусно маскировали напряженное внимание, с которым он ловил каждое ее слово. Уже и тарелки опустели, и кофе остыл у них в чашках, и Луис зажег вторую сигару — а они все так же сидели вдвоем у стола, беседуя о минувшем.

Или, точнее, говорила Магделена, а Луис слушал. Большая часть того, о чем она рассказывала, ему уже была известна. Он знал, что ранчо почти полностью обесценилось, с тех пор как пересохла река. Он знал, что Лукас Салливен был убит в Пасо-дель-Норте во время поножовщины. Он знал, что Эми была замужем за Тайлером Парнеллом, и что Парнелла уже давно нет в живых. Он был осведомлен даже о том, что Эми помолвлена с Дутом Кроуфордом, вдовцом, о котором у Луиса остались воспоминания как о рослом приятном соседе, состоявшем тогда в счастливом браке.

Но кое-какие подробности оказались сюрпризом. До сего дня он не знал, что у Эми есть дочь. Он не слышал о том, что индейцы-апачи убили жену и ребенка Кроуфорда. И еще ему было неизвестно, что дочь Магделены, Роза, сбежала с Бэроном Салливеном и вскоре умерла.

— А Бэрон? — тихо спросил он, после того как выразил Магделене свое сердечное сочувствие. В темных глазах Магделены сверкнула ненависть:

— Он-то жив, я уверена. Зло всегда выживает.

На это Луис ничего не ответил. Он вернул Магделену к более приятным темам, и скоро она уже снова от души смеялась и не поверила своим ушам, когда он сказал:

— Мэгги, мои люди подумают, что я дезертировал. Уже почти три часа.

Магделена всплеснула руками:

— Нет! Куда время-то ушло?

Луис улыбнулся и встал из-за стола:

— Эти часы я буду вспоминать с радостью. С огромной радостью. А теперь, если ты извинишь меня…

Она вздохнула и проводила его взглядом. А потом, невразумительной скороговоркой бормоча что-то по-испански себе под нос, Магделена принялась очищать тарелки и прикидывать, что она подаст на обед.

Эми и не догадывалась о присутствии капитана в асиенде. День был в разгаре, и она предполагала, что он со своими солдатами проводит полевые учения. Когда высокие массивные часы пробили три, она находилась в полутемной гостиной: ставни были закрыты для защиты от послеполуденного солнца.

Стоя у холодного мраморного камина спиной к широкой входной арке гостиной, она тщательно стирала пыль с фарфоровой статуэтки, которую только что сняла с каминной полки. Держа ценную безделушку в одной руке, другой рукой она методично обмахивала блестящую поверхность метелочкой из перьев, когда внезапно почувствовала чье-то присутствие у себя за спиной.

Эми напряглась и прислушалась. И мысленно обругала себя за глупые выдумки. Никого тут нет. Она одна. Просто разгулявшееся воображение выкидывает такие фокусы.

Она вздрогнула, почувствовав дыхание Луиса у себя над ухом.

— Миссис Парнелл, — сказал он, и в тембре его голоса странным образом сочетались теплота и холод. — Я скучал без вас за ленчем.

Ее пальцы крепче обхватили фарфоровую статуэтку. Ледяным тоном она ответила:

— Вам придется поскучать без меня и за обедом, капитан.

— Нет, дорогая, не придется. Я пригласил моего лейтенанта, Педрико Вальдеса, составить нам компанию за вечерней трапезой. Вы тоже будете там.

Эми бережно поставила статуэтку на каминную полку. Рядом она положила метелочку. Затем повернулась к нему лицом… и ее бравада мгновенно улетучилась. Он стоял почти вплотную к ней и не выражал ни малейшего намерения посторониться и пропустить ее. Высокий и грозный, он держал ее в западне.

Растревоженная его близостью, Эми поймала себя на том, что — как бы помимо воли — она беспомощно кивнула в ответ, когда прозвучали оскорбительные слова:

— Можете думать обо мне что хотите. Это не имеет значения. Но вечером, в присутствии Педрико, вы будете вести себя как подобает леди.

Ее поразила нелепость происходящего. Бессовестный негодяй указывает ей, как себя вести! Это уже переходило всякие пределы.

Призвав на помощь всю свою отвагу, Эми заявила:

— Я не госпожа в вашем доме и не хозяйка для ваших гостей. Вы не можете заставить меня повиноваться.

С холодной улыбкой и темным пламенем в глазах, Луис поднял руку к лицу Эми. Он провел пальцем по ее бледной щеке, и ее охватил озноб. Она пыталась стоять неподвижно, но ей это не удавалось. Рука Луиса двинулась выше, и он погладил ее блестящие волосы, а потом его пальцы зарылись в струящиеся золотые пряди, и он запрокинул голову Эми, чтобы ее лицо обратилось прямо к его лицу.

Черные глаза Луиса так и впились в ее глаза, и ровным тоном он возразил:

— Вы хозяйка у меня за столом. Госпожа в моем доме. — Его пальцы напряглись, удерживая ее волосы. — Вы будете мне повиноваться. Вы подготовитесь к вечеру и должным образом наведете красоту. Вы наденете самое роскошное из своих платьев, самые нарядные драгоценности. Магделена поможет вам одеться. Вы встретитесь со мной внизу у лестницы ровно в восемь тридцать. И вы будете очаровательно милы с нашим гостем.

Опустив глаза, она промолвила:

— Сегодня вечером я пообедаю вместе с вами и Педрико.

Ее ум лихорадочно заработал: она думала уже о том, что будет после обеда. Если асиенду почтит своим присутствием приглашенный на обед гость, она сумеет как-нибудь ускользнуть и запереться в своей комнате, пока капитан любезно потчует Педрико Вальдеса сигарами и виски. Мысль о такой возможности наполняла ее надеждой.

Снова подняв глаза и встретившись взглядом с Луисом, она сказала почти дружелюбно:

— Хорошо. Я с превеликим удовольствием составлю вам компанию за обедом.

Капитан Луис Кинтано отодвинул свое кресло на шесть дюймов от стола из древесины бразильского ореха, чтобы иметь возможность вытянуть длинные ноги. Он бросил на Эми взгляд, полный нестерпимого холода и отчужденности.

Уже настал час сумерек, и в асиенде было темно. Мерцающие свечи в серебряных канделябрах заливали призрачным светом большую тихую столовую. Колеблющиеся тени плясали на высоком потолке и на резко очерченном лице смуглого неулыбчивого мужчины, с которым Эми — не по своей охоте — разделяла вечернюю трапезу.

Неестественно выпрямившись, она очень тихо сидела на мягком орехового дерева кресле с высокой спинкой, украшенной затейливой резьбой, и с потертой бархатной обивкой винно-красного цвета.

Свежевымытые светлые волосы, разделенные прямым пробором, длинными локонами спадали на одно плечо, как того требовала самая новейшая мода. На затылке была искусно закреплена широкая лента бледно-лилового, лавандового, цвета.

Покрой платья с глубоким треугольным вырезом, сшитого из очаровательного ярко-лилового шелка, отличался вопиющим несоответствием моде. Восьми ярдов по нижней кромке достигала ширина пышной юбки, а длина была такая, что при ходьбе подол волочился по ковру. Фасон платья был задуман с таким расчетом, что его будут надевать поверх широкого кринолина и нескольких крахмальных нижних юбок, как это было принято в конце пятидесятых годов. Розетки, рюшки и оборочки из бархатных лент красноречиво свидетельствовали: наряд успел давным-давно устареть.

Эми понимала, что вид у нее самый нелепый, и оттого еще больше злилась.

Вырядившись таким образом для обеда в обществе озлобленного капитана и ее бывшего слуги Педрико Вальдеса, она как бы по доброй воле принимала участие в смехотворном маскараде. Незачем ей было соглашаться на это мерзкое лицедейство. Следовало просто отказаться от него — точно так же, как она отказалась от совместного ленча.

Украдкой поглядывая на офицера, нагоняющего на нее страх одним своим видом, Эми напоминала себе, что через час этот фарс подойдет к концу, и она сможет укрыться в безопасности своей комнаты. И пускай разъяренный спесивец хоть всю ночь ломится в дверь ее спальни — ее это не заботит. Она просто не впустит его, и все тут.

Не удостаивая вниманием человека с чеканным профилем, сидящего напротив нее, Эми подняла свой бокал с прохладительным напитком, сделала еще один глоток и продолжила приятную беседу с одноглазым Педрико, сердечно ему улыбаясь.

Как ни странно, время за трапезой пролетело быстро, и Эми, выбрав подходящий момент, объявила:

— Я уверена, джентльмены, что вам хотелось бы перейти в гостиную и выпить там бренди и кофе.

— Звучит замечателвно, мисс Эми, — откликнулся улыбающийся Педрико и вопросительно взглянул на Луиса: — Как, капитан?

— Прекрасно, — согласился Луис. Он встал, обошел стол вокруг и подвинул кресло, помогая Эми тоже выйти из-за стола. — Миссис Парнелл сможет поиграть нам на фортепиано.

Эми вздернула голову и уже готова была уведомить его, что не намерена ничего играть на каком-то расстроенном фортепиано. Но на плечо ей легла горячая твердая рука… и Эми смолчала. Да провались он к чертям в пекло! Он ловко использовал в своих интересах незыблемое правило, которое внушалось с самого детства и ей, и ему самому: никогда не повышать голоса в присутствии слуг или гостей. Его улыбка приводила ее в бешенство, но делать было нечего: приходилось держать себя в руках.

В гостиной она уселась на табурет перед фортепиано, и ее пальцы неуверенно пробежались по клавишам из слоновой кости, которых она не касалась годами. Внезапно она остановилась посредине пассажа, поняв, что непроизвольно начала играть песню, которую в дни их юности Луис любил больше всех других.

Если капитан и узнал мелодию, он никак этого не показал. Эми выбрала какую-то новую музыкальную пьеску. Через полчаса она поднялась, подошла к своим слушателям и, когда оба встали, улыбнулась и сказала:

— Педрико, я надеюсь, вы извините меня. Вечер доставил мне настоящее удовольствие. Так чудесно — снова увидеть вас в этом доме!

Одноглазый воин улыбнулся в ответ и склонил седую голову:

— Сеньора Эми, благодарю вас за добрый прием. Мы ведь еще будем видеться, правда?

— Конечно. — Она повернулась к Луису и совсем другим тоном попрощалась: — Доброй ночи.

Сердце у нее неистово колотилось. Она опасалась, что он ее остановит. Но он не стал этого делать.

Она выплыла из гостиной, почти окрыленная успехом. С трудом удерживаясь, чтобы не помчаться бегом по коридору и вверх по лестнице, она постаралась хоть чуть-чуть уподобиться капитану в искусстве владеть собой, и потому заставила себя медленно, с достоинством подняться на второй этаж.

Наконец она добралась до тяжелой резной двери своей спальни! Торжествующая улыбка подняла уголки ее губ, и синие глаза засверкали.

Однако улыбка исчезла и глаза широко раскрылись в недоумении, когда она, оказавшись внутри, повернулась, чтобы задвинуть засов. Эми ошалело уставилась на дверь и, не веря собственным глазам, провела рукой по деревянной поверхности.

Засов был сбит с двери!

Она в ужасе застыла на месте, растерянно встряхивая головой, но потом быстро собралась с мыслями. В любую минуту сюда мог войти человек, взявший на себя смелость так нагло распоряжаться в ее собственном жилище. Надо уносить ноги. Сейчас же, пока он не поднялся по лестнице.

Эми вихрем повернулась спиной к двери и поспешила в гардеробную комнату. Там она торопливо схватила чистую ночную сорочку и перебросила ее через руку.

Надо немедленно перебираться в другую комнату — любую, где можно запереть дверь изнутри.

Стремясь обогнать время, она выбежала из гардеробной, устремилась к двери, нетерпеливо распахнула ее… и наткнулась прямо на твердую неподатливую грудь капитана Кинтано.

Втолкнув ее обратно в спальню, он закрыл лишенную замка дверь. Не отрывая ледяного взгляда от лица Эми, он выхватил у нее тонкую ночную сорочку и, разжав пальцы, предоставил этому легкому одеянию упасть на ковер.

— Между нами не будет замков, кроме вашего неверного сердчишка, миссис Парнелл, — процедил он.

— Ты, сукин сын! Ты сбил засов! Ты не смеешь со мной так поступать!

— А вот, оказывается, посмел.

Запрокинув Эми голову, он нагнулся, так что его губы почти касались ее лица.

В глазах Луиса загорелся неукротимый огонь вожделения, и когда между их губами уже не оставалось просвета, он тихо проговорил:

— Этой ночью ты будешь заниматься со мной любовью среди зеркал.

— Не буду!

— Будешь.

Он не ошибся.

 

Глава 21

Позднее, ночью, Эми приняла решение: надо сбежать из Орильи. Сбежать от него.

Лежа рядом со спящим капитаном в комнате, залитой лунным светом, и чувствуя, как до сих пор горят у нее щеки от стыда, она начала строить планы. Придется дождаться завтрашнего дня. Была бы ее воля, она бы сию же минуту вскочила с постели и кинулась в бегство. Но она понимала, что об этом нечего и мечтать. Стоит ей только предпринять такую попытку — и в нее вопьются эти упрямые сверкающие черные глаза. Нужно набраться терпения.

Итак, она лежала, обнаженная, в ночной тишине, в постели с капитаном Луисом Кинтано, словно пойманная в капкан. Капканом служила бронзовая рука, по-хозяйски перекинутая поверх талии Эми, и длинная нога, заброшенная на нее. Как ни пыталась Эми сосредоточиться на обдумывании способа предстоящего бегства, это оказывалось почти невозможным.

Жар его нагого тела прожигал кожу и не давал забыть о его близости и мощи. Вопреки всем ее стараниям она не могла изгнать из памяти эротические образы, сменяющие друг друга в ее смятенном воображении.

Эми плотно зажмурила глаза. Это не помогло. Перед мысленным взором неотступно стояли они оба, отраженные в зеркальных стенах ванной комнаты. Его надменная самонадеянность снова оправдала себя: как он и предсказывал, Эми сдалась. После бесчисленных поцелуев и бурных ласк она позволила ему отнести ее в ванную и полностью раздеть. А потом он скинул свои высокие сапоги и мундир.

Сидя на табурете с мягким сиденьем, обтянутым бархатом, он творил с ней медленную, изысканную любовную игру, широко раздвинув колени и упираясь босыми ступнями в толстый ковер. Усадив ее к себе на колено, так что ее ноги обвивали его бедра, он мягко приказал ей открыть глаза и наблюдать — так же, как наблюдал он сам, — за всем происходящим.

Распаленная до такой степени, что она не задумываясь повиновалась бы любому его приказу, она в точности выполнила и это указание. Она наблюдала. Повсюду, куда бы она ни обращала взор — за его плечо, к себе за спину, влево или вправо, — везде она видела женщину со светлой кожей, которая задыхалась, исступленно мотала головой и пылко прижималась бедрами к телу смуглого мужчины, наделенного такой телесной красотой и силой, что даже сейчас одно воспоминание об этом заставляло ее сердце биться быстрее и порождало непроизвольные подергивания мышц во всем теле.

Когда рука, лежавшая у нее под грудью, шевельнулась и начала легко поглаживать кожу, она вздрогнула от неожиданности. Повернув голову к Луису, Эми встретила устремленный на нее взгляд горящих глаз.

— Я… я думала, что ты спишь, — прошептала она.

— Это твой призыв, — сообщил он тихим низким голосом, — разбудил меня.

Он оторвал мускулистое плечо от постели, и его длинные пальцы пробежали через треугольник светлых завитков вниз.

— Ты бредишь! Я никогда…

— Не лги мне, милая, — ласково перебил он. — Ты меня хочешь. Я почувствовал, как ты дрожишь у меня под рукой. — Его лицо склонилось к ее лицу. — Так и должно быть.

Эти блестящие глаза лишали ее последних остатков собственной воли, хотя она и пыталась — тщетно пыталась — отрицать очевидное:

— Я не хочу тебя. Не хочу! Мне ненавистно прикосновение твоей руки!

Она заметалась… тело уже снова было охвачено огнем.

Капитан не обращал внимания на ее отговорки. Одним указательным пальцем он продолжал ласкать ее там, где считал нужным, глядя ей в глаза и жарким шепотом повторяя обольстительные нежные слова на безупречном испанском языке.

Наконец он попросил:

— Поцелуй меня, ненаглядная, и скажи, что ты хочешь меня. Эми встряхнула головой:

— Нет. Нет. Ни за что. Никогда!

Твердое прекрасное лицо склонилось еще ближе, так близко, что она ощущала горячее дыхание у себя на щеке.

— Один поцелуй! Больше ничего. Только один поцелуй, querida.

Застонав, Эми подняла руку к его густой черной шевелюре, порывисто притянула к себе голову Луиса, пылко поцеловала и прошептала:

— Да, я хочу тебя. Хочу тебя, и ничего не могу с собой поделать.

— Я знаю, — сказал он.

И снова занялся с ней любовью.

Эми не слишком преуспела, когда на следующий день попробовала осуществить план побега. Солдаты мексиканского отряда были предупреждены, что миссис Парнелл, по всей вероятности, пожелает уехать из асиенды без сопровождения. Этого ни в коем случае нельзя допускать. Она постоянно должна находиться под защитой. Если прелестная вдова надумает посетить городок, то ее будет эскортировать доверенное лицо капитана, лейтенант Педрико Вальдес. Если она все-таки попытается выехать одна, ее следует задержать и немедленно препроводить к командиру отряда.

И вот в два часа пополудни двое решительных молодых солдат доставили, невзирая на ее сопротивление, взбешенную Эми в библиотеку, расположенную на первом этаже. Исполнив эту миссию, они отпустили ее, повернулись и удалились, закрыв за собой дверь.

При закрытых и прочно закрепленных ставнях в обшитом деревянными панелями помещении с книжными полками вдоль стен было совсем темно. Эми чувствовала, что здесь кто-то есть, и понимала, кто именно. Ей показалось, что волосы у нее на затылке встают дыбом. Она несколько раз моргнула и прищурилась, пытаясь определить, где же он находится.

Из угла, скрывающегося в тени, послышался низкий спокойный голос:

— Сюда, миссис Парнелл. К письменному столу.

— Вам это не сойдет с рук! — выкрикнула Эми, стиснув руки. — Я не ваша пленница. Я буду приходить и уходить когда пожелаю, будьте вы прокляты!

Из того же угла донесся уверенный ответ:

— Да нет, вы именно моя пленница. И будете приходить и уходить только тогда, когда я разрешу. И… — Эми услышала скрип ножек стула, отодвигаемого по каменным плиткам пола, — в случае неповиновения вы будете наказаны.

Эми вздрогнула, но отважно предупредила:

— Не подходите ко мне! Я буду орать изо всех сил!

— Вот сразу же и начинайте, — посоветовал он, обходя вокруг стола и медленно приближаясь к ней.

— У меня здесь есть какие-то права! — провозгласила она, надеясь, что голос у нее не задрожит.

— Несомненно.

— Я скажу Магделене и Педрико!

— Так чего же вы ждете?

Он приблизился и остановился, глядя на нее сверху вниз. Верхние пуговицы его белой рубашки были расстегнуты. Бронзовая грудь блестела от выступивших капелек пота. Когда он осторожно снял через голову цепь с Солнечным Камнем и опустил амулет в карман брюк, Эми с усилием сглотнула. Никогда еще Луис не выглядел столь опасным.

Она со страхом взглянула ему в глаза. От них, казалось, исходил жар. Эми невольно затрепетала и беспомощно охнула, когда он заключил ее в крепкое объятие длинных сильных рук и немилосердно тесно прижал к себе.

— Чего ты от меня хочешь? — прерывистым шепотом спросила она.

— Всего, — коротко сообщил он.

Наказание, которому была подвергнута Эми за неудавшуюся попытку к бегству, свелось к тому, что ей пришлось провести час в жарком полуденном полумраке библиотеки со своим хладнокровным мучителем. И — так же как раньше, против ее воли — назначенное им наказание унизительной плотской близостью обернулось для нее позорным наслаждением.

Их тела, покрытые испариной, скользили и распластывались одно по другому; они предавались чувственному безумству с такой неукротимой страстью, словно никак не могли насытиться друг другом.

Но вот наконец взаимная жажда была утолена, и они лежали на старом потертом кожаном диване, не обращая внимания на то, как прилипают к кожаной обивке их сплетенные, покрытые потом тела.

— Ты от меня не сможешь улизнуть.

Не отрывая щеки от его груди, Эми тихо возразила:

— Я непременно от тебя сбегу. И именно тогда, когда ты меньше всего будешь этого ожидать.

Миновала неделя с того дня, когда Луис Кинтано со своим отрядом явился, чтобы расположиться лагерем в Орилье. В течение всей этой недели Эми не покидала ранчо, если не считать часов ее неудачного побега. Она понимала, что если не покажется в Сандауне в ближайшее время, то городские знакомые начнут строить догадки и беспокоиться о ней.

Конечно, по округе уже разнесся слух о том, что Луис Кинтано привел отряд на постой в Орилью. Эми имела обыкновение наведываться в городок каждую неделю, и если сейчас заведенный порядок нарушится, по округе могут разнестись и какие-нибудь гнусные сплетни.

Сколь это ни было ей противно, Эми отправилась на поиски надменного капитана. Дело было утром, и, найдя его одного в западном патио, она нерешительно направилась к нему.

Он сидел, вытянув ноги и угрюмо уставившись взглядом в пространство.

Эми прокашлялась, давая знать о своем приближении. Он повернул голову и в течение секунды глядел как бы сквозь нее. Затем кивнул, поднялся с кресла и осведомился:

— Чему я обязан этой честью, миссис Парнелл?

— Я пришла спросить, могу ли я сейчас съездить в город. Она была себе омерзительна из-за того, что голос у нее звучит точь-в-точь как у запуганного ребенка, выпрашивающего разрешение у строгого родителя.

— Бог мой, конечно, можете. Я пошлю Педрико сопровождать вас. Сколько времени вы рассчитываете там провести?

От этого неуместного любопытства Эми мгновенно вознегодовала:

— Откуда мне знать, долго ли я там пробуду! Разве я должна отчитываться за каждую минуту каждого дня?

— Нет. А вот за каждую минуту каждой ночи — непременно, миссис Парнелл.

Эми гневно воззрилась на него:

— Вы отвратительны, порочны и достойны презрения!

— Что же в этом случае следует сказать о вас?

— Чтоб вам сквозь землю провалиться!

Седовласому Педрико Эми смогла задать такие вопросы, которых не посмела бы адресовать Луису. Через несколько минут после того, как Педрико подсадил ее на высокое сиденье легкой коляски с крытым верхом и они тронулись по обсаженной пальмами подъездной дороге к воротам ранчо, Эми вздохнула и в первый раз за всю неделю позволила себе расслабиться.

Коснувшись плеча пожилого лейтенанта, она просто попросила его:

— Пожалуйста, Педрико… расскажи мне все, что знаешь.

Он понимающе кивнул.

Он рассказал Эми о своих бесплодных поисках в мексиканской пустыне, где он пытался найти юного истерзанного Луиса после того, как ее братья бросили его на верную смерть. О том, как подобрал одежду и сапоги с серебряными буквами.

— Но Луиса я не отыскал, — признал Педрико, качая головой, как будто до сих пор не мог в это поверить.

Он продолжал поиски еще больше двух лет, разъезжая по большим и малым поселениям, задавая вопросы, вглядываясь в лица, без конца высматривая Луиса: его поддерживала неведомо откуда взявшаяся уверенность, что Луис жив. Но, увы, мальчик словно растворился в воздухе.

Наконец он утратил всякую надежду. Он зарабатывал себе пропитание как придется: на золотых приисках, на скотоводческих фермах, в придорожных харчевнях.

Эми внимательно слушала, но вот Педрико, словно завершая повествование, сказал:

— А когда в Мексику вторглись французы, я вступил в освободительную армию Хуареса.

Поскольку он замолчал, Эми спросила:

— Но… капитан? Почему ты на его стороне? Педрико, это уже не тот Луис, которого мы знали с детства. Это холодный жестокий человек, который…

— Сеньора Эми, — перебил ее Педрико, сверля ее единственным зрячим глазом. — Я жизнь свою отдал бы за капитана! Вы и понятия не имеете, что такое эта война. Ему мы обязаны всем — даже тем, что просто остались в живых.

— Не понимаю. Что ты имеешь в виду?

Педрико снова перевел взгляд на лошадей.

— Наш храбрый, но необученный отряд был отрезан от главных сил. Мы заблудились и начали разбредаться кто куда. Мы были испуганы и не знали, куда податься. — Он покачал головой, но тут же снова улыбнулся. — И вот когда нас окружили французы и казалось уже, что дело наше совсем плохо, что мы пропали, — откуда-то с холмов спустился могучий воин-индеец с белым шрамом на лице. Это был наш капитан!.. — Помолчав, словно заново воскрешая в памяти эти мгновения, Педрико продолжил: — Он приказал нам выстроиться в ряд позади него и держался так уверенно и властно, что мы не колебались. Мы пробились сквозь неприятельские ряды и вышли на соединение с главной армией. И только когда он привел нас в безопасное место, я понял, что вижу перед собой Луиса Кинтано!

— А он сказал тебе, где был все эти годы?

— Нет, сеньора, и я не спрашивал. Капитан очень скрытный человек.

— Да, это так.

Эми терпеливо и вежливо слушала, пока Педрико разливался соловьем, восхваляя человека, в чьем благородстве и бесстрашии был уверен. Было более чем очевидно, что лояльность Педрико по отношению к Кинтано непоколебима, и Эми это открытие не доставило радости.

Итак, она обречена жить в своем личном аду: окружающие ее люди просто слепы и не замечают ее мук. Педрико, и Магделена, и даже старый Фернандо смотрят на Луиса Кинтано с восхищением. Они довольны его присутствием в Орилье и только и мечтают, как бы ему угодить.

А ей самой гордость не позволит рассказать кому бы то ни было о том, что произошло — и продолжает происходить — между нею и бессердечным офицером Мексиканской освободительной армии. Никому она не сможет открыть, что в собственном доме она не более чем пленница ненасытного сластолюбца.

Эми подняла беспокойные синие глаза к скоплению небольших кирпичных зданий, показавшемуся на горизонте. Она глубоко вздохнула, потерла щеки, чтобы выглядеть не такой бледной, и приготовилась к встрече с торговцами и старыми друзьями, которые никогда, никогда не должны были узнать правду.

 

Глава 22

Техасский городок Сандаун, подобно ряду других городков на этой территории, ранее принадлежавшей Мексике, сохранял многие приметы испанского колониального стиля и застраивался вокруг «главной площади», которая, по сути, имела вид пыльного четырехугольника с немногими скамейками без спинок и несколькими тощими хлопковыми деревьями, посаженными четверть века назад и дающими скудную тень.

С южной стороны площади в безоблачное синее техасское небо возносились высокие белые остроконечные шпили собора Пресвятой Девы Марии. По соседству с католической миссией располагалась городская тюрьма, которая сейчас, когда день только начинался, была свободна от постояльцев, — впрочем, к ночи ситуация могла измениться.

На западной стороне площади целый квартал занимало плоское приземистое строение. Большие квадратные пилястры поддерживали наклонную крышу крыльца, и вывеска, прикрепленная к одной из высоких балок, гласила, что это заведение Мака.

Пещероподобный холл этого заведения являл собой одновременно галантерейный магазин, аптеку, бакалейную лавку, шорную мастерскую, мебельный склад и почтовую контору. Сам же Мак, ирландец с большими кулаками и объемистым животом, всегда носил широкий и длинный фартук с завязками на спине, а поверх него — низко сидящий ремень с парой заряженных «кольтов» сорок четвертого калибра. Улыбался он чаще, чем хмурился, и в его синих глазах то и дело вспыхивали веселые искорки. Он не боялся никого в мире, но его миниатюрная жена-мексиканка Лена и четверо малолетних сыновей — темноволосых черноглазых сорванцов — с легкостью брали верх над добродушным коренастым ирландцем.

Скопление шумных таверн, которые здесь назывались кантонами, салунов с матерчатыми навесами над дверьми и открытых круглые сутки игорных притонов заставляло благородных сандаунских дам держаться подальше от северной стороны площади. Находились, однако, и такие женщины, которые не избегали этого оживленного пятачка: они здесь зарабатывали средства к существованию.

В комнатах над особенно развеселыми салунами размещались бордели, где, если верить слухам, джентльмен мог «позволить себе самое безнравственное и разнузданное поведение, пока у него есть чем платить». Женщины, которые обеспечивали клиентам удовольствие, были соблазнительны, более чем легко одеты и готовы помочь мальчикам весело провести время.

На восточной стороне площади можно было посетить дантиста, похоронное бюро, телеграфную контору, парикмахерскую, магазин дамских шляп и единственную на весь Сандаун гостиницу под названием «Ла-Посада», то есть «Постоялый двор».

Вдоль узких пыльных улиц, ведущих к центру города, выстроились кое-какие более современные кирпичные здания, пара просторных домов, где сдавались меблированные комнаты, и немногочисленные величественные асиенды.

Одна такая асиенда — большой внушительный дом, окруженный высокой стецрй из розовых кирпичных блоков и затейливых чугунных решеток, — стояла особняком и на некотором расстоянии от дороги, ведущей в город с юга.

Проезжая мимо этой асиенды, Эми скользнула взглядом по красной черепичной крыше и нахмурилась — она не могла уехать из города, не повидавшись с Дианой.

Диана Клейтон, поразительно хорошенькая брюнетка двадцати двух лет от роду, получила образование в восточных штатах. В Сандаун она вернулась только зимой 1864 года, после того как скончался ее отец, богатый владелец нескольких золотых приисков в Мексике.

Диана была жизнерадостна, остроумна и приятна в общении; в упрек ей можно было поставить разве что некоторую избалованность и себялюбие.

Эми и Диана прониклись взаимной симпатией с первой же встречи, которая состоялась когда-то в заведении Мака.

А дело было так. Во время одной из своих еженедельных поездок в Сандаун Эми заполняла список необходимых покупок, когда из другого конца помещения ее окликнула Диана Клейтон. Эта броская брюнетка чуть ли не бегом приближалась к Эми, держа в руках желто-зеленое, в цветочках, платье, которое она только что сняла с вешалки в отделе модных женских нарядов.

— Как вам это нравится? — требовательно поинтересовалась она мнением незнакомой ей покупательницы.

— По-честному? — улыбнулась Эми, подняв свои безупречно очерченные брови. Диана утвердительно кивнула, и Эми решительно заявила: — По-моему, это ужас какой-то.

— Полностью с вами согласна, — подхватила Диана, прикладывая платье к своей аппетитной фигурке с округлыми формами, и весело засмеялась. — Похоже, мне не удастся подобрать в Сандауне что-нибудь приличное из одежды. — Отбросив платье в сторону, она протянула руку и представилась: — Диана Клейтон. А вы — Эми Парнелл. У вас не найдется времени, чтобы выпить со мной кофе, прежде чем уедете из города? Я умираю от скуки, и у меня такое чувство, что я просто свихнусь, если не проведу часок в обществе приятной женщины моих лет. Вот что, позвольте я возьму ту корзинку. Моя карета стоит у самого входа. Если вы предпочитаете, можем выпить вина или немного охлажденной текилы. Согласны?

— С удовольствием, — ответила Эми, которой показалась весьма заманчивой перспектива послушать рассказы Дианы об увлекательной жизни в далеком сказочном городе Нью-Йорке.

С того дня обе женщины подружились. Они виделись не реже чем раз в неделю, чаще всего — в особняке Дианы. Они маленькими глоточками смаковали мадеру, сплетничали и смеялись, как две молоденькие девчонки. Диана без стеснения рассказывала о своем бурном нью-йоркском романе, который продолжался четыре года. По ее заверениям, джентльмен, о коем шла речь, был очень красив и очень состоятелен. И «очень женат». Эми никогда не позволяла себе ни слова осуждения.

А вот сейчас, когда Эми проезжала мимо асиенды Клейтонов, она чувствовала: не в том она настроении, чтобы навещать Диану. По правде говоря, она вообще предпочла бы никого не видеть. Но у нее не было выбора. Если она не хочет давать пищу пересудам, если не хочет, чтобы люди догадались о ее позорной тайне — она должна вести себя как обычно.

— Педрико, сначала я собираюсь заехать к Маку и кое-что у него купить.

— Хорошо, сеньора. Я тоже зайду и перекинусь словечком с Маком.

Эми улыбнулась:

— Отлично. А потом, если тебе захочется пропустить рюмочку или сыграть партию в покер в каком-нибудь салуне, так за меня можешь не беспокоиться.

Одноглазый попутчик энергично покачал головой:

— Нет, сеньора, я должен ждать вас. Прямо у входа к Маку.

Эми попыталась сдержаться, чтобы голос не выдал ее раздражения:

— По-моему, это какое-то недоразумение, Педрико. Я уже сколько лет езжу в Сандаун одна — и за покупками, и повидаться с друзьями. Я могу пробыть в городе несколько часов. Совершенно незачем тебе…

— Помилуйте, сеньора Эми. Для меня это никакого труда не составит. Я не возражаю против того, чтобы подождать.

— Это он придумал, правда?

— Он? Прошу прощения?

— Капитан, — спокойно пояснила Эми. — Он велел тебе с меня глаз не спускать. Что, не так?

Педрико с извиняющимся видом пожал плечами. Эми даже зубами скрипнула от досады и вздохнула. Но потом она быстро улыбнулась, похлопала его по плечу и пообещала:

— Я не доставлю тебе хлопот, Педрико. Я успела повзрослеть за эти годы.

Мексиканец улыбнулся, с нежностью вспомнив юную своенравную девушку былых времен.

— Да, — сказал он. — Мне даже трудно поверить, что наша маленькая Эми теперь взрослая женщина, у которой уже есть свой ребенок.

— Да, ну что ж… После того как я куплю у Мака что нужно, я пешком прогуляюсь до гостиницы и повидаюсь с кем-нибудь из дам, которые сегодня окажутся в городе.

— Как вам будет угодно, сеньора Эми.

— А после всего, когда будем возвращаться домой, я хочу остановиться у асиенды Клейтонов, это на…

— Я помню дом старого Клейтона. И знаю, что прелестная сеньорита Диана вернулась с Востока…

— О-о, вот как? А кто вам это сказал? Капитан? — резко перебила его Эми, поддавшись внезапной вспышке необъяснимого раздражения.

В голове у нее промелькнула неприятная мысль. Уж не случилось ли так, что очаровательная и остроумная Диана Клейтон успела привлечь к себе взоры падкого на женские прелести капитана?

— Нет, — решительно отмел Педрико такое предположение. — Это не капитан. Я не думаю, что он вообще помнит такую девочку из семейства Клейтон. Она же была совсем ребенком… ей и двенадцати не исполнилось, когда его… когда он покинул Орилью.

У Эми уже начала побаливать голова, и она устало кивнула:

— Ах, это, в общем, не имеет значения. Если я не повстречаю Диану у Мака или в гостинице, я хочу заехать к ней домой… просто повидаться.

Тротуары, магазины и салуны Сандауна были многолюдны, как никогда: в глазах рябило от нарядных голубых мундиров солдат из отряда Луиса. Улыбка Мака была еще шире, чем всегда, а его жена Лена весело стрекотала по-испански и носилась туда-сюда, обслуживая неприхотливых молодцов, у которых в избытке имелись время и деньги.

— Ну и дела, мисс Эми, — с воодушевлением обратился к ней обрадованный ирландец, поправляя под нависающим животом потертый оружейный ремень. — Я за эту неделю столько деньжат заработал, что и за месяц не всегда удается!

Он победоносно тряхнул круглой лысеющей головой. — Да уж, судари мои, это нам просто счастье привалило, что Кинтано со своими людьми пожаловал в Сандаун.

Эми не оставалось ничего другого, кроме как улыбнуться в ответ:

— Да и мы тоже довольны, что капитан и его солдаты остановились в Орилье.

— Еще бы! Сколько ж это годков прошло, как Луис отсутствовал? Восемь? Десять? Он же тогда совсем был зеленый парнишка! Об заклад готов побиться — до чего же вы удивились, когда увидели его снова, после стольких-то лет!

Не позволяя улыбке сползти с лица, Эми подтвердила:

— Да-да, вы просто представить не можете, как я удивилась! Вот так все и продолжалось.

Городок гудел. Может быть, людям, живущим дальше к северу, и показался бы странным радушный прием, оказанный мексиканскому отряду, но здесь, близ границы, это было в порядке вещей. Явись сюда даже отряд кавалерии Соединенных Штатов — его не встречали бы так тепло и сердечно, как этих молодых, уверенных в правоте своего дела солдат Армии освобождения.

Для торговцев Сандауна, дела которых шли все хуже и хуже из-за многолетней засухи в юго-восточном Техасе, наплыв мексиканских солдат, легко расстающихся с содержимым своих кошельков, мог показаться просто благословением свыше. Кроме того, бросающееся в глаза присутствие бойцов отряда в самом Сандауне и в его окрестностях равным образом воспринималось как подарок судьбы для семей, проживающих в этом отдаленном от больших городов, опасном краю, где угроза нападения индей-цев-апачи была столь же реальна, как и пыльные смерчи, проносящиеся над бесплодной равниной. И еще стоит упомянуть, что находилось немало романтически настроенных юных девиц и одиноких вдовушек, чьи сердца начинали трепетать при виде стольких молодых красавцев.

Пока Эми занималась покупками в заведении Мака, туда нагрянули несколько особ женского пола. Их просто распирало от любопытства, и на множество вопросов им непременно нужно было получить исчерпывающие ответы; в этом были едины все они, начиная от Минни Мак-Дэньел, глухой старой девы семидесяти шести лет, и кончая Кейти Сью Лонгли, четырнадцатилетней веснушчатой рыженькой дочерью парикмахера.

С самой беспечной улыбкой и добродушным терпением Эми отвечала на все их вопросы. Когда в лавку, задыхаясь, влетели Джуди Брэдфорд, Гленда Терстон и Салли Байере, только что прослышавшие о приезде Эми, она поняла, что вот сейчас начнется настоящий допрос.

Но он начался всерьез только после того, как Джуди, Гленда, Салли и Эми встретили Диану Клейтон в светлом холле большого белого оштукатуренного здания гостиницы «Ла-Посада». Если роль Джуди, Гленды и Салли ограничивалась тем, что они старались не пропустить ни одной подробности и жадно прислушивались к каждому слову Эми, то дерзкая Диана не стеснялась задавать те самые вопросы, которые они — молодые замужние женщины и матери — жаждали, но не смели задать вслух.

— Расскажи нам все, Эми Салливен Парнелл!

Не теряя времени даром, Диана потащила Эми и прочих собеседниц в просторный обеденный зал гостиницы, где она присмотрела у дальней стены большой сосновый стол, накрытый белой льняной скатертью. Усадив Эми в кресло и устроившись в соседнем, Диана решительно произнесла:

— Мы все его видели и хотим знать правду. Судя по всему, что нам стало известно, он совершенно неотразим.

— Он опасен, — беспечно ответила Эми, — если именно это вы имеете в виду.

Глаза Дианы возбужденно заблестели.

— В самом деле? Он так же неукротим и мужествен, каким кажется на вид? Он пытался тебя совратить? Дуг будет ужасно ревновать, когда услышит! А капитан живет в самой асиенде, там же, где ты? Как ты думаешь, он придет ко мне пообедать?

Твердо вознамерившись сохранять хрупкое самообладание, Эми улыбнулась, подняла глаза к потолку и сказала:

— Погоди, дай подумать. Если отвечать на твои вопросы по порядку, то, видимо, ответы будут такие: понятия не имею; нет; нет; ну, не совсем так; а почему бы тебе не спросить его самого?

Все рассмеялись, Эми смеялась тоже. И гордилась тем, что ничего не выболтала, хотя во время этого долгого неторопливого ленча Диана и все остальные отказывались говорить о чем бы то ни было, кроме как о солдатах и их смуглом красивом офицере.

Она почувствовала немалое облегчение, когда трапеза, наконец завершилась и приспело время расходиться по домам. Выйдя на каменное крыльцо, дамы попрощались, договорились о встрече через неделю, и Эми с Дианой еще некоторое время провожали взглядами поспешно удаляющихся приятельниц.

Сощурив глаза от яркого солнечного света, Диана взяла Эми за руку и предложила:

— Пойдем ко мне. Дома сможем наговориться всласть.

— Я бы рада, Диана, но мне пора возвращаться на ранчо.

— Ну нет! Послушай, да ведь сейчас только начало четвертого. Ты никогда так рано не уезжала!

— Да, но… — Эми обвела взглядом улицу и площадь. Ее экипаж так и стоял у входа в заведение Мака. — В город меня привез один из мексиканских вояк, и я…

— Кто? Капитан? — Глаза у Дианы округлились. — Это он там дожидается в коляске? О , Пресвятая Дева, я пойду с тобой и…

— Диана, — мягко перебила Эми. — Нет. Это не он. Честное слово, ты ведешь себя безрассудно.

Не обижаясь на замечание подруги, Диана засмеялась:

— Я бы хотела иметь возможность повести себя по-настоящему безрассудно. — Она сжала руку Эми. — Как я уже рассказывала раньше, я была в модной лавке, когда Кинтано со своим отрядом впервые въехал в Сандаун. Мне стало интересно, что там за шум, вот я и поспешила к выходу и увидела во главе отряда самого красивого, самого опасного на вид мужчину из всех, кто когда-либо попадался мне на глаза!

— Да-да, ты нам это говорила.

— А этот длинный белый шрам у него на лице! Ммм, Господи, прости… я вот все думаю, где он получил такой шрам? И от кого?..

— Не имею ни малейшего представления.

— Он ехал на великолепном вороном жеребце, а в седле он сидел так прямо, просто глаз не отвести! — Диана вздрогнула от одного лишь воспоминания и торопливо продолжила: — Слой пыли лежал на его смуглом лице и на черных волосах… а голубой мундир на спине намок от пота…

— Все это очень интересно, Диана, но…

— А его белые брюки так плотно облегали ноги, что было видно, какие у него мощные мускулы, и я…

— Диана, мне пора! — настойчиво повторила Эми. Голова у нее теперь разболелась не на шутку.

— Ах, вот досада… я так хочу, чтобы ты… нет, все равно, я хочу попросить тебя… сделай мне одолжение. Скажи капитану, что женщина с темными волосами, которая махала ему рукой с крыльца модной лавки, сочтет за честь, если он в ближайшее время сможет выбрать вечер для визита и пообедает с ней. Любой вечер! Сделаешь это?

— Да. Да, я передам ему.

— Чудно! О, вот и Уильям с моей каретой. Может быть, перевезти тебя через площадь?

— Нет, я пройду пешком.

— Ну, как хочешь. — Диана крепко обняла подругу. — Я получила большое удовольствие от ленча. Увидимся на следующей неделе. — Она засмеялась и напомнила: — И передай мое предложение капитану. А я буду ждать того момента, когда смогу лично предложить ему лучшее, что у меня есть.

Она продолжала посмеиваться, когда ее возница помог ей забраться в новенькую черную «викторию».

Карета Дианы наконец отъехала, и Эми испустила глубокий вздох облегчения. Она была совершенно измотана. Голова разламывалась. Съеденный ленч просился обратно. Ничего не хотелось ей так сильно, как вернуться в Орилью, принять ванну и вздремнуть перед обедом.

Эми приподняла юбки своего простого хлопкового платья и двинулась вперед, чтобы пересечь пыльную площадь, направляясь туда, где солдаты покупали горячие пирожки, жареную кукурузу и сахарные пастилки у старого сгорбленного мексиканца. Чувствуя, как припекает солнце ее многострадальную голову, Эми наконец добралась до дальней стороны площади.

Остановившись, чтобы дать дорогу трем незнакомым всадникам, она взглянула на свою коляску и увидела обутую в черный сапог ногу Педрико, опирающуюся на тормозную рукоятку.

Благодарение Господу, что Педрико здесь и дожидается ее. Они могут сейчас же тронуться в путь, домой.

Слегка воспрянув духом, Эми обогнула экипаж сзади. Она уже собиралась окликнуть Педрико, когда сиденье скрипнуло — он поднялся с места и спрыгнул на тротуар, оказавшись прямо перед Эми.

Она так и застыла на месте от неожиданности. Перед ней стоял вовсе не добродушный одноглазый Педрико Вальдес. На чеканном лице имелись в наличии оба глаза, блестящие, как обсидиан. И длинный белый шрам пересекал левую щеку — шрам, который собирался в складки, когда полные чувственные губы поднимались, образуя дьявольскую улыбку. Улыбку капитана.

 

Глава 23

Слегка склонив голову набок, он стоял рядом с каретой, красивый, как сам Люцифер, с обычным для него выражением самоуверенности и превосходства. Он очевидно наслаждался ее изумлением и разочарованием, в то же время ожидая гневного протеста против его присутствия и заранее потешаясь в предвкушений того, как она выставит себя на посмешище.

Ну нет, этот самонадеянный ублюдок может ждать хоть до второго пришествия. Конечно, она оказалась в самом дурацком положении — тут не могло быть сомнений. Но будь она проклята, если позволит, чтобы это видели все жители Сандауна.

Промедлив в остолбенении какую-то долю секунды, Эми сумела взять себя в руки. Подобно великой драматической актрисе, играющей роль перед требовательной и придирчивой аудиторией, она напустила на себя холодный, безмятежный и даже отчасти довольный вид.

Откинув голову назад, она одарила его одной из самых своих победительных улыбок и оживленно-светским тоном произнесла:

— Ах, капитан! Как вы добры, что все это время ждали меня. Надеюсь, вы не чувствовали себя слишком неуютно под этим жарким апрельским солнцем.

Не ожидая ответа, она спокойно направилась мимо него к переднему сиденью коляски.

— Нет-нет, ничуть, — заверил он ее своим звучным низким голосом.

И прежде чем она смогла подняться на сиденье, его сильные пальцы обхватили ее талию. Он с легкостью поднял ее и посадил на высокое мягкое сиденье, при этом его руки задержались на ее талии на один удар сердца дольше, чем требовалось.

Эми остро ощущала, сколько глаз сейчас следит за ними; поэтому она беззаботно улыбнулась, расправила вокруг ног длинные юбки и подождала, пока ее рослый мучитель неспешно обошел вокруг коляски, а затем взлетел в соседнее сиденье, причем намеренно маневрируя чересчур близко к ней. Так близко, что его плечо и бедро касались ее. Когда его правое колено утвердилось вплотную к ее ноге, она быстро перевела дух, но не отпрянула и не отодвинулась.

Все взгляды были прикованы к ним, когда Кинтано разобрал поводья, до того обмотанные вокруг тормозной рукоятки, натянул их и послал лошадей вперед. В голове у Эми гудело, к горлу подкатил комок, но, невзирая ни на что, она продолжала улыбаться и кивать друзьям и знакомым. И горестно размышляла, как это получилось, что все обитатели Сандауна, словно пораженные слепотой, не могут разглядеть истинную, темную природу молодого земляка. Было ясно, что для своего родного городка он стал чем-то вроде кумира, обожествленного героя. Никто не подозревал, что холодный жестокий завоеватель даже в эту самую минуту удерживает Эми при себе против ее воли.

Он привлекал к себе откровенно одобрительные и восхищенные взгляды всех, от мала до велика, и Эми, исподтишка косясь на него, отмечала одну несомненную странность: смуглое чеканное лицо, с такой угрозой надвигающееся на нее каждую ночь — ночь, пронизанную лихорадочным сладострастием, — казалось, утрачивало и свою упрямую твердость, и порочную ожесточенность, когда он улыбался искренней обезоруживающей улыбкой и приветливо кивал встречным.

На краткий миг в нем приоткрылось мальчишеское обаяние, которое так привлекало к нему все сердца в незабвенные прежние годы.

Но одурачить Эми ему не удастся.

Как видно, не она одна могла спрятаться за маской добродушной общительности и беззаботности — ему тоже ничто не мешало надеть такую же маску. Эти люди воображали, что знают Луиса Кинтано. Ничего они о нем не знали. Только ей было ведомо, каков на самом деле их распрекрасный капитан — человек столь холодный и злопамятный, что у Эми озноб пробежал по спине, стоило ей с ужасом осознать, что придется провести с ним наедине весь путь до Орильи.

Впоследствии Эми так и не смогла вспомнить, чья улыбка исчезла раньше — его или ее. Она знала только одно: когда они достигли границы города и она, отодвинувшись от него как можно дальше, негодующе взглянула в его сторону — у него на лице уже не оставалось даже намека на любезность.

Нервно облизнув губы, Эми попробовала перейти в наступление:

— Что вы сделали с Педрико?

Устремив на ее рот пронзительный взгляд, он ответил:

— Отослал домой. Он уже далеко не юноша. Вы очень надолго задержались в городе, пустыня уже раскаляется. — С этими словами он вновь сосредоточил все свое внимание на дороге.

— Все, что вы сообщили, — чистая правда. Но я поделюсь с вами еще парочкой истин. — Эми вызывающе вздернула подбородок и продолжила ровным тоном: — Педрико не помолодеет. В пустыне не станет прохладней. А я буду проводить в Сандауне — или там, куда предпочту прокатиться, — столько времени, сколько мне заблагорассудится.

Эми быстро ухватилась пальцами за край сиденья, ожидая неизбежной вспышки его гнева. Вот сейчас он резко обернется, уставится на нее этими подлыми черными глазами и хлестнет ее жесткими безжалостными словами, что она будет вести себя так, как ей будет приказано.

Но этого не произошло.

Капитан никогда не поступал так, как она ожидала. Он долго молчал, глядя только на расстилающуюся перед ним дорогу. Потом, почти незаметно пожав широкими плечами, сказал:

— Поскольку вы так много знаете, я, видимо, могу быть уверен, что вам известно и еще кое-что, а именно: апачи снова спустились с холмов и уже натворили много бед. — Он медленно повернулся к ней. Выражение его глаз, прикрытых полуопущенными ресницами, казалось непривычно мягким, да и в голосе слышалась едва ли не нежность. — Вы имеете хоть какое-нибудь представление о том, как обойдутся апачи с женщиной вроде вас, случись им повстречать ее, когда она будет без охраны?

Это был первый раз, когда Эми увидела хотя бы легчайший след человеческих чувств в поведении непроницаемого офицера. Сердце у нее забилось чаще.

Она не замедлила обжечь его язвительным словцом:

— Вероятно, точно так же, как вы обходитесь со мной каждую ночь.

Его красивое лицо немедленно снова укрылось за завесой холодности. Мгновенно наступила мертвая тишина, нарушаемая только стуком лошадиных копыт.

Эми автоматически отодвинулась еще дальше от него — настолько далеко, что ее правая рука уже не находилась под тенью матерчатого верха коляски.

Его молчание выводило ее из себя. Уж лучше бы он разразился криками и угрозами, как поступает нормальный мужчина, если его раздразнить. Холодная, сдержанная ярость Луиса таила в себе худшую опасность, и Эми готова была съежиться от страха.

Когда он, наконец заговорил, Эми от неожиданности чуть не подпрыгнула.

Не поворачиваясь и не глядя на нее, он процедил:

— Именно из-за риска встречи с индейцами я возражаю против того, чтобы вы выезжали одна. Полагаю, мне незачем напоминать вам о жестокости, которой они успели прославиться.

Растерянная, сбитая с толку, как всегда, когда она была с ним, Эми кивнула:

— Конечно. Я понимаю.

Она ждала, что он скажет дальше, но он безмолвствовал. Они ехали молча; внезапно с запада набежал по-летнему горячий ветер. «Песчаные дьяволы» — маленькие смерчи — проносились вдоль пустыни в стремительной пляске, и Эми наклонила голову, прикрывая лицо от ветра и песка.

Капитан не обращал внимания на песчаные вихри, секущие лицо. Управление лошадьми почти не требовало от него усилий, и благодаря этому он получил возможность не торопясь изучить приунывшую, упавшую духом женщину, сидевшую рядом с ним. Именно этим он и занялся, поглядывая на нее из-под темных ресниц.

Он выискивал изъяны… хоть какой-нибудь признак, который мог бы послужить свидетельством, что эта женщина — совсем не то невинное создание, которым некогда были полны его мечты и сновидения. Но ни одного такого признака он не находил. Ее золотистые волосы, хотя и спрятанные сейчас под вязаной шапочкой, остались такими же длинными и шелковистыми, какими были всегда.

Светлая кожа, столь же гладкая и нежная, как в юности, так и манила притронуться к ней. Высокие дуги бровей придавали лицу выражение надменной отчужденности. В высшей степени завлекательное выражение. В глазах у нее — в этих несравненных небесно-синих глазах — отражались все движения ее души. А уж о линии рта и говорить не приходится: совершенная форма лука Купидона; такие губы словно сами просятся, чтобы их целовали не отрываясь.

Прищурившись, он перевел взгляд на белую нежную шею, а потом еще ниже — на тугие полные груди, обтянутые прилегающим лифом чистого, накрахмаленного, но несколько выцветшего хлопкового платья. Продолжив осмотр, Луис был вынужден признать, что талия его спутницы сохранила девичью стройность. Ну а скрытые под широкими юбками прелести иначе как совершенными не назовешь. Это ему было известно. Он заставил себя перевести взгляд на дорогу. Эта женщина прекрасна. Так прекрасна, что просто дух захватывает.

Что ж, он этому только рад. Он просто в восторге оттого, что она по-прежнему соблазнительно-хороша. Теперь он мог наслаждаться ее красотой больше, чем когда бы то ни было раньше, потому что ее судьба его уже не волнует. Потому что она для него ничего не значит.

Пока он не получит приказа сниматься с места и выступать в поход, он может обладать ею когда пожелает. Может раздевать ее и лениво восхищаться чарами ее обнаженного тела. Может расценивать часы их жаркого соединения именно так, как они того заслуживают, — как удовлетворение телесной жажды. Сладостное, ни к чему не обязывающее развлечение.

И каким бы острым ни было наслаждение, оно всегда останется чисто телесным и никогда не затронет его душу. Никогда! А когда придет пора уходить на войну, он эту женщину просто отбросит в сторону и быстро забудет — точно так, как она забыла его в последнее лето их юности.

После часов, проведенных в пути и показавшихся ей вечностью, Эми наконец увидела, что они снова едут по земле Орильи. Но они направлялись не к асиенде. Коляска катилась по медленно поднимающейся в гору дороге, ведущей на северо-восток. Она повернулась, вопросительно взглянула на капитана и уже открыла рот, чтобы задать вопрос вслух. Однако ледяное выражение черных глаз отбило у нее охоту что-либо произносить.

Коляска перевалила за вершину небольшой гряды, и Эми увидела, что десятки людей из отряда Луиса Кинтано заняты здесь какой-то общей нелегкой работой, невзирая на палящий зной. С блестящими от пота коричневыми спинами, скинув форменные куртки и рубахи, они энергично работали лопатами, расчищая давно заброшенный канал, забитый грязью и всяческим хламом.

Некоторое время коляска катилась мимо работников, которые окликали седоков и приветствовали их. Натянув поводья, капитан остановил упряжку, спрыгнул на дорогу и, подойдя к своим людям, перекинулся с ними несколькими словами. Когда он возвратился, Эми, не желая спрашивать у него, чем это заняты здесь его солдаты, задала другой вопрос:

— Теперь вы отвезете меня домой?

— Еще не сейчас, — ответил он. — Сначала мы съездим к реке.

— К реке? — Эми так и подскочила. Он везет ее к реке! К мертвой, иссохшей Пуэста-дель-Соль! — Нет! — решительно запротестовала она; ее брови сошлись над переносицей. — Я не хочу к реке! Там ничего нет! Река давно пересохла. Отвезите меня домой!

— К закату будете дома.

Тряский экипаж подскакивал на сухой ухабистой дороге, неуклонно продвигаясь к реке. Сердитая и усталая, Эми держалась за сиденье, готовая зубами скрежетать от злости. С каждым разом, когда его твердое плечо ударялось о ее плечо или, наоборот, когда ее подбрасывало и подкидывало так, что она невольно валилась на него, ее раздражение нарастало все больше и больше.

Она хотела домой. Она хотела избавиться от непрошеного возницы. Ей было жарко и ужасно хотелось пить, и состояние у нее вообще было самое плачевное.

Но все огорчения были забыты, когда коляска выкатилась на ровную каменистую площадку у берега реки. Звук — такой знакомый звук, хотя она и не слышала его столько лет, сразу же приковал ее внимание. Хмурое раздражение мигом слетело с лица Эми, рот у нее приоткрылся, и она повернула голову, прислушиваясь.

Вода!

Звук падающей воды. Воды, срывающейся сверху и разбивающейся на миллионы брызг в заводи, внизу.

Луис снял Эми с сиденья экипажа. Она ухватилась за его твердые бицепсы и широко открытыми глазами, в которых читался немой вопрос, взглянула на него. Не нарушив молчания, он поставил ее на ноги… и выпустил из рук. И несколько мгновений она не двигалась с места, глядя на него.

Внезапно она круто повернулась, подобрала юбки и бегом бросилась к речному руслу. Кровь зашумела у нее в ушах, и сердце гулко застучало в груди.

Через считанные секунды она уже стояла на ровном плоском берегу в благоговейном изумлении, не веря собственным глазам, устремленным вверх — туда, где ревущий стремительный поток переливался через каменные уступы и каскадами обрушивался в реку. Реку, по руслу которой снова бежала холодная чистая вода.

Эми прижала ладони к горящим щекам. Она встряхнула головой, закрыла глаза, снова их открыла… но никуда не исчезло сказочное зрелище — величественный водопад, полноводная река…

— Но как же?..

Она порывисто повернулась — и налетела прямехонько на высокую неподвижную фигуру Кинтано. И первым, что бросилось ей в глаза, был блестящий золотой Солнечный Камень, покоящийся на его бронзовой груди. У нее по спине пробежал холодок. Колени подогнулись; она испугалась, что сейчас упадет. Но ее удержали сильные руки. И тогда ее изумленные глаза поднялись и встретились с глазами Луиса.

В ответ он взял похолодевшую маленькую руку Эми и положил узкую ладонь поверх Солнечного Камня. А потом отвел прочь свою собственную руку.

Эми с трудом проглотила подкативший к горлу комок.

У нее под ладонью находился твердый драгоценный металл Солнечного Камня. А под чувствительными кончиками пальцев она могла осязать горячую гладкую кожу и мощные удары сердца его загадочного владельца.

А владельцем был Бог-Солнце.

 

Глава 24

Было раннее утро. Над пустыней Чиуауа занимался рассвет.

Поблизости от северных границ ранчо, в полнейшем одиночестве, верхом на неоседланном вороном жеребце по кличке Ноче неподвижно сидел Луис Кинтано, одетый только в короткие бриджи. Немигающим взором обводя безбрежные пространства земли, Луис чувствовал, как наполняется гордостью его сердце.

Орилья.

Его Орилья.

Орилья, куда так отчаянно рвалась его душа все эти годы, когда он был отлучен от сухой, запущенной, несравненной красоты этого края. Орилья, с ее поросшими полынью равнинами, пышущими печным жаром пустынями, холодными дальними горами и синим небом, обнимающим мир.

И эта всепроникающая тишина, нарушаемая только жалобой ветров пустыни. Блаженное одиночество, целительный бальзам для растревоженной души.

Луис глубоко вдохнул сухой чистый воздух.

Сколько раз мечтал он о том, чтобы вновь оказаться здесь, на его родной земле. Сколько беспокойных ночей он, словно зверь в клетке, провел в тесноте и шуме городов, не способный ни заснуть, ни хотя бы вздохнуть полной грудью, тоскуя по тишине бехаюдных техасских пустынь.

Сколько дней провел он в неблагодарных трудах или в утомительной праздности, мучительно терзаясь от невозможности скакать на быстром коне вдоль огромного гурта мычащих лонгхорнов, которых следовало загнать к горящим кострам огороженных выпасов Орильи. Сколько душных полуденных часов он воскрешал в памяти счастье окунуться в холодные чистые воды Пуэста-дель-Соль…

И пока призрачно-серый свет — предвестник восхода — омывал бесконечные просторы его любимой Орильи, Луис — пусть только на момент — снова почувствовал себя юным и счастливым мальчишкой…

Последних десяти лет как не бывало. Ему снова семнадцать, и он лучший наездник в Орилье.

Широко улыбнувшись, Луис внезапно шлепнул ладонью по холке жеребца и спросил:

— Ну, что скажешь, Ноче? Как по-твоему, я могу еще это проделать? — Жеребец громко заржал и заплясал на месте. Луис засмеялся. — Да ты никак сказал «черта с два»?

И сразу вслед за этим, легко и уверенно, Луис вскочил и встал во весь рост на блестящую спину коня. Убедившись в том, что обутые в мокасины ноги занимают именно такое положение, какое требуется для сохранения равновесия, Луис пару раз согнул ноги в коленях и еще несколько раз осторожно подпрыгнул, проверяя удобство и точность занятой позиции.

Слегка согнув пальцы ног внутри мягких мокасин — так чтобы ступни плотно прилегали к бокам коня, — Луис полностью расслабил все мускулы. Он сосредоточился на той цели, которая сейчас была для него главной: его тело должно стать как бы продолжением тела могучего скакуна. Они больше не должны оставаться двумя отдельными существами. Теперь им адлежит стать единым совершенным конгломератом изящества, мощи и скорости.

И когда это преображение свершилось, Луису уже не было надобности подавать приказ. Как человек стал конем, так и конь стал человеком. Ноче коротко заржал и рванулся с места. Он пошел легкой ровной рысцой, и с каждым шагом крепла гармоническая связь между гладкими сильными телами человека и коня.

Встречный ветер относил назад спутанные пряди черных волос Луиса; мускулы его бронзовых ног и плеч отвечали на каждое движение коня, как хорошо смазанные пружины. Он без усилий сохранял равновесие, наслаждаясь ощущением ветра, бьющего в лицо, и пространств родной земли, проносящихся мимо.

Его ликующий смех далеко разносился над пыльными равнинами и холмами, изрезанными руслами давно пересохших ручьев: он смог повторить мальчишеский подвиг ловкости и безумной смелости, который когда-то составлял предмет его особой гордости, а теперь наполнял душу давно забытым восторгом.

Если бы лошади умели смеяться, то можно было бы с уверенностью сказать, что и чуткое животное под ногами Луиса тоже смеялось, когда они помчались быстрым галопом, оставляя за собой облако поднятого в воздух песка, в ту сторону, где на горизонте ширилась отливающая металлическим блеском полоса наступающей зари.

И даже когда окрыленный скачкой конь и смеющийся наездник летели через дикие бесплодные равнины, Луис не переставал строить в уме планы будущего процветания Орильи. Пустыня уже начала оживать. Скоро, через несколько недель, густая сочная трава покроет землю зеленым ковром. Тысячные стада заново закупленного скота будут выпущены на тучные пастбища, под надзор надежных вакеро. Орилья станет такой же, какой была в дни ее славы, и таким образом будет исполнено его обещание. Обещание, данное его отцу, дону Рамону, — обещание, данное мертвому. Теперь все это было возможно. Теперь, когда река потекла вновь.

Таковы были мысли, проносящиеся в голове смеющегося человека, стоящего на спине грохочущего копытами коня, в ранний предрассветный час.

Не смеющийся человек, а грохочущий копытами конь принял решение о том, что пора кончать забаву. Но человек инстинктом почуял — непроизвольное подрагивание мышц коня под обутыми в мокасины ногами заблаговременно подало наезднику эту весть, — что резвый игривый жеребец, надеясь застать человека врасплох, готовится к резкой остановке, чтобы тот кувырком слетел с его спины.

Но Луис не собирался попадаться на эту удочку. Все так же смеясь, он готовился к тому, чтобы не запоздать с ответными действиями, когда понадобится спрыгнуть с озорного коня в точно рассчитанный момент.

Человек и животное уже не составляли единого целого. Это вновь были два самостоятельных отдельных существа. Две воли проходили испытание, вступив в безмолвный поединок. Каждый старался предугадать любое намерение другого.

Луис не мог бы с уверенностью сказать, кто же вышел победителем. Но спустя несколько секунд он нагнулся над головой жеребца, ловко перекувыркнулся в воздухе, приземлился на твердую почву, вскочил на ноги и быстро повернулся.

Прямо перед ним, поднявшись на дыбы, молотил копытами воздух гордый своим триумфом Ноче, чье торжествующее ржание было достаточно громким, чтобы его могли услышать на всем пути от асиенды. Луис, широко расставив ноги, подбоченился и спросил:

— С чего это ты так возгордился? Я же знал, к чему идет дело. — И он поднял руки, чтобы стряхнуть с себя песок и сухие колючки, приставшие к коже.

Ноче шагнул вперед, ткнулся носом в грудь Луиса и несколько раз фыркнул, выдувая воздух из ноздрей, как бы для того, чтобы помочь хозяину почиститься.

— Ну нет! — Луис слегка оттолкнул бархатистую морду. — Ты от меня так легко не отделаешься, друг мой. Я хочу выкупаться, и ты отвезешь меня к реке.

Крупная голова Ноче снова качнулась к голому животу Луиса: конь делал вид, что собирается укусить единственного человека, который когда-либо ездил у него на спине. Луис протянул руку, ухватился за жесткую челку коня и, основательно дернув ее, приказал:

— Пуэста-дель-Соль. И пошевеливайся, а не то я тебя продам кавалеристам Соединенных Штатов, в Форт-Блисс… оглянуться не успеешь!

Через несколько минут Луис разрезал обнаженным телом холодные прозрачные воды Реки Солнечного Заката. А еще час спустя, когда краешек солнца показался над горизонтом, он уже находился в своем лагере на ранчо.

Перекинув ногу через спину вороного, он спрыгнул на землю и направился в оштукатуренный белый сарай, где по его приказу было оборудовано стойло для Ноче. Давно уже заброшенный, этот сарай, равно как и окружающая его ограда, находился в некотором отдалении от прочих хозяйственных построек Орильи. Именно по этой причине его выбрал Луис. Он сам ценил возможность уединения и хотел обеспечить такой возможностью и своего призового жеребца.

Рослый вороной послушно последовал за хозяином в стойло и тихонько заржал в знак благодарности, когда Луис снял бадью с крюка в дальнем углу и набрал в нее овса. Для того чтобы как следует почистить Ноче, времени уже не оставалось. Слишком долго они играли на равнине. Луису надо было спешить, если он хотел одеться и вновь появиться во дворе, прежде чем проснутся домочадцы и солдаты приступят к утренним делам.

Предоставив ублаготворенному жеребцу наслаждаться поданным на завтрак овсом, Луис быстрым шагом направился к особняку и бесшумно поднялся по лестнице погруженной в сон асиенды. От широкой площадки центральной лестницы он повернул в западное крыло.

Проскользнув в хозяйскую спальню, он по недавно обретенной привычке взглянул на кровать. Путаница шелковистых белокурых волос, голое молочно-белое плечо и высокий изгиб бедра — вот все, что он увидел из того, что принадлежало женщине, которая спала, уткнувшись лицом в матрас. Обуздав желание снова забраться в постель и заняться с Эми любовью сейчас, когда она еще теплая и сонная, Луис быстро оделся. До его ухода Эми не просыпалась. Только в самый последний момент она успела уловить мимолетный образ выходящего из комнаты черноволосого смуглого мужчины, одетого в белую рубашку, бежевые брюки военного покроя и блестящие сапоги. Луис открыл дверь и вышел, так и не заметив, что сон уже отлетел от Эми. Эми поднялась не сразу.

Она достала с ночного столика перекинутый через него поношенный хлопковый капот, повернулась на спину и смущенно накинула его на себя, все еще ощущая неловкость от собственной наготы. Уставившись на сборчатый шелковый полог над головой, она потянулась, зевнула и мысленно признала, что спать вообще без всякой одежды действительно гораздо удобнее.

Или, точнее, было бы удобнее, если бы не досадная необходимость мириться с присутствием в своей постели обнаженного чужака. Неистового чужака с горячей кровью, чье странное обыкновение скидывать с постели все покрывала и подушки приводило к тому, что каждую ночь она оставалась без единого клочка ткани, который позволил бы ей укрыться от взгляда черных пронизывающих глаз.

— Река… — пробормотала Эми вслух, внезапно вспомнив вчерашнюю поездку на Пуэста-дель-Соль и странное выражение, которое она увидела в этих гипнотических черных глазах, когда Кинтано прижал ее руку к Солнечному Камню. Мысли так и заметались у нее в голове: Бог мой, река и в самом деле снова течет, и это потому… потому… Эми резко села, спустила ноги с кровати и энергично замотала головой. Нет?Этого не может… не может быть! Он тут ни при чем. Ни при чем! Я становлюсь смешной!

Но Эми чувствовала, что ей трудно дышать, и холодок пробегал по спине. На время позабыв о приличиях, она уронила капот, забросила за спину волосы и воззрилась в пространство… а перед глазами у нее стояла картина: низвергающийся водопад и быстро текущая река.

И высокий властный человек с золотым медальоном на груди.

Эми поежилась как от озноба, но поспешила заверить себя, что это просто из-за ее наготы. Господь Всемогущий, ведь Луис Кинтано — просто человек. Из плоти и крови. Человек, не наделенный даром творить чудеса. Не обладающий сверхъестественным могуществом!

Или… или у него есть такое могущество?

Имя Бог-Солнце снова и снова звучало у нее в уме, повторяясь, как неурочная молитва. Эми нетерпеливо оделась, привела в порядок постель и поспешила вниз на поиски Магделены.

Она была настолько взбудоражена, что даже сгоряча позволила себе нарушить собственное неукоснительное правило: никогда не обсуждать никаких личных дел со слугами; и на одном дыхании, ничего не упуская, выложила Магделене все, что случилось вчера. Она рассказала, как капитан вез ее домой из Сандауна. О том, что солдаты мексиканского отряда расчищали старые каналы. О срывающемся со скалистых уступов водопаде. О реке с вихрящимися водоворотами. О том, как капитан положил на Солнечный Камень ее руку; о незабываемом выражении, мелькнувшем у него в глазах.

И, закончив свою повесть, затаив дыхание, Эми спросила:

— Что ты думаешь об этих чудесах, Мэгги? Неужели я все увидела лишь в воображении? Возможно ли, что пересохшая река снова вернулась в свои берега… спустя столько лет?

Пышнотелая мексиканка улыбнулась и в свою очередь задала вопрос:

— А сколько лет, Эми, прошло с тех пор, как высохла река? Эми прищурилась, прикусила нижнюю губу и на мгновение задумалась:

— Не помню точно, но это было очень давно. Лет восемь прошло… или десять…

Магделена взглянула прямо в глаза Эми:

— Река высохла в то самое время, когда молодой Луис исчез из Орильи.

На лбу у Эми проступила испарина, и губы приоткрылись. После недолгого молчания она нервно засмеялась и промолвила:

— Ты же не веришь, что и в самом деле…

— Вот именно что верю, — перебила ее Магделена. — Мать Луиса, ацтекская богиня Шочикецаль, сотворила чудо и благословила это ранчо, подарив ему воду… а было это двадцать семь лет тому назад. Потом, когда ее сына вышвырнули из Орильи, она отняла свой дар. Теперь он вернулся…

Ее слова повисли в воздухе, и она пожала плечами.

Эми не ответила. В полнейшей растерянности она повернулась и вышла из кухни. Задумчивость не покидала ее все утро, даже когда она принялась мыть пол в коридоре нижнего этажа.

Одетая в старое выцветшее домашнее платье, заколов волосы на темени и спрятав их под цветным платком, она стояла на коленях, наклонившись и опираясь на левую руку, в правой руке находилась большая жесткая щетка, а рядом — таз с водой.

Она энергично водила щеткой по красным гладким кирпичам, отмывая въевшуюся грязь. На ее верхней губе блестели капельки пота, выбившиеся из-под платка локоны обрамляли щеки. На минутку она сделала перерыв: вытерла влажное лицо тыльной стороной ладони, присела на корточки и расстегнула верхние пуговицы лифа.

Ей было жарко, и она успела устать от работы, но, вздохнув, она вернулась к прерванному занятию, хотя душа ее была не здесь: ее преследовало видение полноводной реки. Всецело погруженная в хаос мыслей, она и представления не имела, кто из обитателей Орильи где обретается в этот час.

А между тем в широком коридоре, не далее чем в десяти футах от нее, молча стоял Кинтано. Его глазам потребовалось время, чтобы приспособиться к полутьме коридора, после того как он покинул залитый солнечным светом двор, поэтому он не сразу ее заметил. Он застыл на месте, когда Эми присела на корточки и расстегнула ворот платья. Но едва она снова приняла рабочую позу, встав на четвереньки, и начала тереть плитки пола, лицо Луиса окаменело. Вид Эми, выполняющей эту черную работу, поразил его настолько болезненно, что он решительно бросился к ней.

Эми подняла глаза в тот самый момент, когда он оказался перед ней. Его рука метнулась к ней, плотно ухватила за плечо и резким рывком заставила Эми подняться на ноги с такой силой, что у нее чуть голова с плеч не слетела. Открыв от неожиданности рот, она увидела перед собой возмущенное лицо явно разозленного капитана.

— Никогда, — процедил он, поджав губы, — не смей мыть полы. — Он отобрал у нее щетку и бросил на пол. — И смотри, чтобы я не застал тебя еще хоть раз за этим занятием.

Тут уж немедленно вспыхнуло ее собственное негодование. Вырвав плечо из его цепкого захвата, она со злобной язвительностью парировала:

— Если вы не желаете застать меня за этим занятием, то я могу лишь порекомендовать вам не соваться в дом!

— Ты больше никогда не будешь заниматься мытьем полов… или любой другой черной работой. Где вся прислуга?

— Прислуга?! — Эми даже рассмеялась от абсурдности вопроса. — Прислугу вы видите перед собой.

— У тебя нет слуг?

— Ах, конечно, у меня тут в каждом углу слуги. Их такое множество, что они постоянно путаются под ногами. Но я получаю такое огромное наслаждение от мытья полов! — Она негодующе встряхнула головой и коротко сообщила: — Магделена и старый Фернандо. Вот так-то. А теперь, с вашего любезного разрешения…

— Почему ты мне не сказала?

— Разве от этого изменилось бы хоть что-нибудь? — Она беспомощно взглянула на него и снова опустилась на колени, чтобы продолжить начатое дело.

— Вставай, — приказал он.

— Мне надо кончить работу.

— Я не позволю.

— У вас нет выбора, — ответила она и потянулась за щеткой. Хладнокровным ударом ноги он выбил щетку из пределов досягаемости.

— Я сказал — вставай.

В сузившихся синих глазах Эми вспыхнул огонь.

— А я сказала — нет!

Выкрикнув это, она опустилась на четвереньки и поползла за щеткой.

Уползти далеко ей не удалось.

Рука, подобная стальному крюку, зажала ее талию и оторвала от пола столь стремительно, что Эми с трудом поняла, что произошло. А когда поняла — обнаружила, что прижата к его торсу, захвачена в капкан. Инстинкт заставлял ее бороться: она лягала его ногами и яростно царапала мускулистую руку, сжимавшую ее так сильно, что даже дышать было почти невозможно.

— А ну-ка, замри, — сказал он с такой ледяной невозмутимостью, что она поняла: ей грозит опасность пострашнее любой внезапной вспышки гнева. — Замри!

Эми сразу прекратила сопротивление, ощутив скрытую мощь его властной натуры — силу, спрятанную под маской спокойствия. Она стояла в его объятиях тихо и неподвижно, словно окостенев, страшась и ненавидя его и ненавидя себя за свой страх перед ним. Ей казалось, она так и простоит тут целую вечность, прижатая к нему так тесно, что золотой Солнечный Камень, висевший у него на груди, врезался в ее левое плечо.

Внезапно он ее выпустил.

Эми попятилась на несколько шагов, не желая ни говорить с ним, ни взглянуть на него. Она не решалась вздохнуть, пока он не повернулся и не двинулся прочь по длинному коридору. Только уверившись, что он действительно уходит, что он приближается к тяжелой двери парадного входа, она медленно повернулась.

Неотрывно глядя ему вслед, она чуть ли не зубами скрипнула от злости и досады, а потом беззвучно шевельнула губами:

— Ненавижу…

И затем едва не поперхнулась, когда Кинтано, словно прочитав ее мысли, бросил через плечо:

— И шрамы у меня на спине — отличное тому доказательство.

 

Глава 25

Милая моя Линда и дорогая тетушка Мэг!

Сегодня утром прибыли ваши письма; я читала и перечитывала каждое по десять раз.

Судя по тому, что вы пишете, вы чудесно проводите время… как бы мне хотелось быть с вами! За одну неделю и балет, и опера! Линда, родная моя, я начинаюопасаться, что ты никогда не пожелаешь вернуться домой, в Орилью.

У нас все как обычно. Погода стоит жаркая и сухая, в большой асиенде тихо и безлюдно. Дни тянутся долго, а ночи — еще дольше. Я чувствую себя такой одинокой, что…

Эми внезапно отбросила гусиное перо и скомкала в кулаке недописанное письмо. Шумно вздохнув, она уронила этот ком на стол и встала с кресла. Попозже она попробует еще раз и допишет до конца, чего ей до сих пор никак не удавалось. Не могла она себя заставить и дальше громоздить ложь на ложь.

«Все как обычно»… Недурно сказано!

Все шло не так, как обычно. Ничего не осталось даже от мирного безлюдья старой асиенды.

Две недели тому назад, в тот самый день, когда капитан застал ее за мытьем пола, он произвел подробнейшую инспекцию асиенды, и от его внимательного ока ничего не укрылось. В сопровождении Магделены и старого Фернандо он методично обошел многочисленные помещения, не пропуская и те, что были давно заперты и вообще не использовались.

Самолично обнаруживая на каждом шагу удручающие признаки упадка, в котором пребывал некогда великолепный особняк, он толчком распахивал рассохшиеся ставни, сдергивал на пол пыльные расползающиеся шторы, разглядывал протертые ковры. С непроницаемым лицом осматривал полы, стены и потолки.

И немедленно принимал решения — что следует предпринять, чтобы вернуть былой блеск большому, выстроенному в испанском стиле дому из необожженного кирпича.

После этого обхода изменилось все.

В асиенде день за днем шла кипучая деятельность. Обнаженные выше пояса молодцы из отряда Кинтано орудовали молотками, пилами и малярными кистями. Настилали новые ковры, развешивали тяжелые портьеры и расставляли новую мебель.

Полдюжины улыбчивых, оживленно болтающих мексиканок, нанятых капитаном, усердно трудились: распевая незатейливые песенки, они чистили посуду и стирали пыль с мебели.

И мыли полы.

Счастью Магделены и старого Фернандо не было пределов: то был их звездный час. Капитан назначил Магделену старшей над шестью новыми служанками, недвусмысленно возложив на нее ответственность за то, чтобы они содержали дом в безупречном порядке. Все должно блестеть, и чтобы нигде ни пятнышка!

Затем, заметив, как приуныл старый Фернандо, Кинтано обратился непосредственно к нему:

— Compadre, могу ли я рассчитывать, что вы возьмете на себя труд присматривать за работниками, которым предстоят немалые труды при обновлении асиенды?

— Si, Mi Capitan, si… — радостно откликнулся Фернандо, глаза которого так и загорелись от столь почтительного обращения.

Скептически наблюдая за разительными переменами в его поведении, Эми в то же время ощущала непривычный прилив благодарности решительному офицеру. Хладно-кровный черствый грубиян и вправду помнил, как проявлять доброту и человечность… по крайней мере к слугам и к старшим по возрасту. Поймав себя на том, что она сама невольно восхищается его заботливостью, Эми отвернулась.

Восстановление асиенды было не единственной приметой перемен на солнечных просторах ранчо. Вода, которая вновь потекла по речному руслу, вкупе с расчисткой оросительных каналов уже принесла свои плоды: трава пробивалась сквозь спекшуюся почву заброшенных пастбищ. По частной железнодорожной ветке, ведущей к Орилье, ежедневно доставлялись вагоны, полные мычащего скота. Вакеро, служившие на ранчо в былые дни и узнавшие понаслышке о новостях, стекались обратно, с радостью предвкушая возможность работать на человека, которого знали еще мальчишкой. Человека, которого теперь называли Патроном Орильи.

Эми наблюдала за всей этой суетой со смесью гордости и отчаяния. Конечно, она была благодарна судьбе за воскресшую реку, за скот, пасущийся на дальних лугах, за возрождаемое процветание ранчо. Но и для тревоги были немалые основания. Очевидно же, что Луис не стал бы тратить такие огромные суммы денег — и, кстати, было совершенно непонятно, откуда у него такие деньги, — если бы не намеревался вернуться в Орилью насовсем, когда французов наконец разобьют окончательно и Мексика снова обретет свободу.

От этой перспективы ее кидало в холод.

Крик, раздавшийся где-то под ее открытыми балконными дверями, привлек внимание Эми. Голос был ей незнаком. Судя по всему, кричал часовой, который счел необходимым зачем-то вызвать капитана.

Эми шагнула на балкон как раз вовремя, чтобы успеть заметить молодого солдата, который, натянув поводья, круто осадил свою взмыленную лошадь. Стараясь не показываться на виду, Эми наблюдала, как Кинтано неторопливо вышел навстречу спешившемуся курьеру.

Она услышала, как гонец возбужденно провозгласил:

— Вам срочное послание от президента Хуареса, капитан!

Луис принял депешу и прочел ее — никаких чувств его лицо при этом не выразило. Задержав дыхание, Эми ждала, что будет дальше. Конечно, он сообщит окружающим содержание послания и даст какой-то ответ гонцу.

Ничего этого не произошло. Он поблагодарил юного солдата, отпустил его коротким жестом военного приветствия, а Эми так и осталась в полнейшем неведении.

Значит ли это, что его срочно вызывают для участия в сражениях? Уж не должен ли он вместе со своим отрядом выступить в поход в течение часа? Да неужто подходит к концу угнетающий ее кошмар и жизнь снова покатится по привычной колее?

Эми вышла из своей комнаты и поспешила вниз, надеясь разузнать, каково же содержание депеши от Хуареса.

Она уже почти достигла подножия лестницы, когда Кинтано вошел в парадную дверь. Не дойдя пары ступенек до лестницы, она машинально остановилась и замерла в выжидательной позе.

Подняв лицо и увидев Эми, капитан неспешно направился к ней. На его красивом лице ничего невозможно было прочесть. Поставив ногу на первую ступеньку, он оперся рукой на перила, и всего лишь несколько дюймов теперь отделяли ее лицо от его пальцев, в котором был зажат сложенный лист манильской бумаги.

Приказ от Бенито Хуареса, президента Мексики.

Луис и не подумал упомянуть о полученной депеше. Вместо этого он небрежно поинтересовался, не собирается ли она в Сандаун со своим обычным еженедельным визитом.

Она сразу же насторожилась. Уж не вздумал ли он предлагать отвезти ее?

Отрицательно покачав головой, она поспешила уклониться от такой чести:

— Нет-нет. Я не намеревалась…

— Коляска подана. Педрико ждет.

Он убрал руку с перил и опустил желтый документ в карман рубашки, а затем шагнул в сторону, чтобы обойти неподвижно стоявшую Эми, и направился вверх по лестнице.

При таком обороте событий уже сама Эми схватила его за руку и остановила:

— Вы уверены, что у Педрико найдется для этого время? — В ожидании ответа она затаила дыхание.

— Времени у него сколько угодно, — утешил ее капитан и двинулся дальше по лестнице.

Испытывая бешеное желание придушить его, Эми ураганом пролетела через холл к парадной двери.

Менее чем за час Эми управилась со своими покупками в Сандауне. Покидая лавку Мака, она радовалась, что час еще столь ранний. Она заглянет в асиенду Клейтонов и сможет от души насладиться долгой приятной беседой со своей доброй приятельницей Дианой.

Если кто-нибудь и способен поднять ее настроение, так это именно Диана.

Заранее настроившись на отрадные послеполуденные часы задуманного визита, Эми с улыбкой вышла на каменное крыльцо заведения Мака. И тут она услышала знакомый женский смех. Этот смех она не спутала бы ни с чьим другим: где-то рядом, на площади, находилась Диана Клейтон собственной персоной.

Продолжая улыбаться, Эми поднесла руку козырьком к глазам, чтобы защититься от солнца, и повернулась в ту сторону, откуда доносился воркующий горловой смех. И улыбка так и застыла у нее на лице.

Перед двустворчатой дверью входа в гостиницу заливалась смехом мисс Клейтон. А человек, который ее рассмешил, был не кто иной, как капитан Луис Кинтано!

Эми почувствовала, что ее кинуло из холода в жар, а к горлу подкатил комок. Не желая смотреть в их сторону, не находя в себе сил отвести глаза, она наблюдала за капитаном, который улыбался Диане обезоруживающе-неотразимой улыбкой, и его белые зубы резко выделялись на смуглом лице. При этом он как-то странно жестикулировал, правой рукой медленно прочерчивая в воздухе некую плавную линию сверху вниз на расстоянии пары дюймов от соблазнительной фигуры Дианы, словно вел речь о том, как она хороша с головы до пят.

Прекрасно зная, как откликается модница Диана на комплименты, Эми ничуть не удивилась, когда темноволосая красавица, кокетливо улыбнувшись собеседнику, протянула маленькую, затянутую в перчатку руку к его груди и шаловливо поиграла с блестящей медной пуговицей мундира.

Эми стояла на месте как вкопанная и по-прежнему не могла отвернуться. У нее на глазах Луис утвердительно кивнул, галантно взял Диану под руку и проводил в отель.

Десяток ярких картин теснились в голове у Эми.

Вот эти двое — Луис и Диана — наслаждаются долгим интимным ленчем. Прихлебывают шампанское, глядя друг другу в глаза. Засиживаются гораздо дольше того часа, когда закрывается обеденный зал, а потом нетвердой походкой выбираются на площадь, где их дожидается роскошная «виктория» Дианы… пускаются в недолгий путь до асиенды, а там они… они…

Эми стремительно рванулась к коляске… какое счастье, что Педрико здесь и готов в любую минуту отвезти ее домой! Хотелось только одного — как можно скорее убраться из города.

Удивленный тем, как непривычно мало времени Эми провела в Сандауне, Педрико по простоте душевной осведомился:

— Мы теперь поедем в асиенду сеньориты Клейтон, сеньора?

— Нет, — отрезала Эми, энергично покачав головой. Почуяв недоброе, Педрико нахмурился:

— Какие-нибудь неприятности, мисс Эми?

— Нет-нет. Все в полном порядке.

Оказавшись дома, все оставшиеся до вечера часы Эми металась в четырех стенах. И без конца повторяла себе, что нельзя быть такой дурой. Какое ей дело до того, что капитан и Диана нашли друг друга? Да никакого. Она даже очень рада. Все к лучшему. Красавец офицер с самого начала приглянулся любвеобильной Диане, и если эти двое поладят, то, может быть, у Кинтано пропадет охота каждую ночь терзать ее, Эми, необузданными порывами злобного сладострастия?

Да, любовная связь между падкой на мужчин Дианой и похотливым совладельцем Орильи могла бы оказаться как нельзя более кстати. Эми будет просто счастлива. Очень счастлива!

Долгий жаркий день тянулся нескончаемо, и у «очень счастливой» Эми адски разболелась голова. Ей не хотелось спускаться в столовую к обеду, который наверняка придется поглощать в одиночестве: осточертевшего постояльца, обычно составлявшего ей компанию за столом, сегодня будут потчевать изысканным обедом в особняке Клейтонов.

И вдруг Эми прекратила расхаживать взад-вперед, пораженная внезапной идеей.

Наконец-то ей представляется возможность заглянуть в депешу Хуареса! Эми заторопилась в просторную гардеробную комнату, собираясь начать поиски. Ни малейшего чувства вины она при этом не испытывала.

Белая рубашка, в которую был одет Луис с утра, лежала на комоде. Сразу же схватив ее, Эми разочарованно вздохнула: карман был пуст.

В раздражении бросив рубашку на пол, она принялась обследовать все его тщательно отглаженные мундиры, не оставляя без внимания ни одного кармана. Ничего! Она выдвинула многочисленные ящики высокого комода, вынула накрахмаленные сложенные рубашки и даже заглянула под стопку полотняных нательных штанов и мужских чулок.

Она откинула крышку кожаной шкатулки, где он хранил свои украшения. Там был его широкий золотой браслет с бирюзой. Несколько серебряных запонок. Золотые карманные часы с цепочкой. Одинокая женская сережка с рубинами и бриллиантами.

Эми захлопнула крышку.

Не желая признать себя побежденной, она поднимала с пола его кавалерийские сапоги, переворачивала их вверх подошвами и вытряхивала. Она прощупывала носки мягких мокасин, где, по ее разумению, мужчина мог спрятать важный документ. Выходило так, что он либо уничтожил депешу, либо увез с собой. Второе предположение казалось более вероятным. Он превосходно понимал, что ей до смерти хочется разузнать, не вызывают ли его в Мексику для соединения с основными силами Хуареса. И естественно, он из чистого злорадства будет скрывать это от нее до самой последней минуты. Ублюдок!

В дверь тихонько постучали, и в комнату вошла одна из недавно нанятых хорошеньких служанок, в руках у нее был поднос, накрытый розовой льняной салфеткой. Подняв уголок салфетки, Эми поинтересовалась, не возвратился ли капитан. Девушка, находившаяся уже на пути к выходу, не успела отрицательно покачать головой, как Эми поняла: нет, не возвратился.

Совершенно утратив аппетит, Эми не прикоснулась к еде.

Снова она пустилась в свое бесконечное хождение по комнате. Уже и закат догорел, а она все еще мерила шагами спальню, измотанная и обескураженная.

Пора уже было ложиться спать, но нервы у Эми так расходились, что нечего было и думать о покое — отправляться в постель не имело смысла. Ведь с тех пор как он со своими солдатами расположился на ранчо, это была первая ночь, когда она могла не опасаться, что он заявится к ней. Сейчас в ее душе не должно быть места ни для каких чувств, кроме блаженного облегчения!

Эми забралась в горячую ванну и долго сидела в ней, напрягаясь каждый раз, когда какой-либо внезапный звук нарушал ночную тишину. Она все-таки не окончательно избавилась от опасения, что Луис широким шагом войдет в гардеробную, игнорируя ее требования оставить ее в покое.

Но этого не случилось.

Эми надела длинную белую ночную рубашку, отогнула к изножью кровати шелковые покрывала и приготовилась поспать в свое удовольствие, как ей уже давно не доводилось. Какое это было дивное ощущение — быть одетой в ночную рубашку, как положено порядочной женщине, спать на кровати с мягкими плоскими подушками и одеялом.

Вздохнув, она задула лампу на ночном столике и легла на спину, самым удобным образом расположив подушки. Поднялась луна-дело шло к полнолунию. Ее серебряный свет струился через открытые балконные двери, заливая половину просторной комнаты волшебным сиянием, в котором отчетливо виднелись контуры тяжелой резной двери.

Воспоминания нахлынули на Эми с такой силой, что она застонала.

В ту первую ночь с Луисом она, испуганная и подавленная, стояла здесь, у двери, в ярком лунном свете… а он ее раздевал. Эми отвернулась, уткнулась лицом в подушку и дала себе клятву — выбросить из памяти, забыть и ту ночь, и все последующие греховные ночи, проведенные в его объятиях.

Но сон не приходил. Эми меняла позу, крутилась с боку на бок и, промучившись почти час, встала с кровати. Усталая и издерганная, она вышла на балкон и остановилась, обводя взглядом залитый лунным светом пейзаж.

Она заметила вдалеке небольшое облачко пыли, висящее в воздухе. Затем услышала отдающийся эхом стук лошадиных подков. И наконец разглядела коня и всадника, ровным галопом приближающихся к асиенде.

В лунном свете четко вырисовывались очертания вороного жеребца и стройного мужчины в седле.

Ноче и капитан.

Эми схватилась за перила балкона, сердце у нее неистово колотилось от страха и смятения.

Или то было… предвкушение?

 

Глава 26

5 мая 1866 года

В пустынях юго-западного Техаса загорался солнечный и теплый день. От яркой синевы неба захватывало дух, и только редкие кучевые облака накрывали мимолетной тенью холодные горные вершины, высившиеся далеко на юге. Воздух был сух и неподвижен, но дышалось легко: пора обжигающего летнего зноя еще не наступила.

На зазеленевших холмистых конских пастбищах резвились недавно появившиеся на свет длинноногие жеребята, стараясь держаться поближе к своим матерям. Лонгхорны удовлетворенно кормились молодыми сочными побегами посреди плоских равнин. Краснохвостый ястреб, гнездившийся вблизи асиенды, повадился пикировать с неба и пить воду из новой птичьей поилки-ванночки, которую соорудил Педрико на просторном каменном крыльце.

В то солнечное майское утро сам воздух Орильи был пронизан возбуждением — как внутри хозяйского особняка, так и за его стенами, в оштукатуренных и побеленных бараках, где был расквартирован мексиканский отряд.

Cinco de Mayo. Пятое мая.

Четыре года тому назад, пятого мая, отважные и решительные мексиканские солдаты, возглавляемые генералом Игнасио Сарагоса и молодым бригадиром Порфирио Диасом, нанесли сокрушительное поражение французским войскам, штурмом взяв их укрепленный город Пуэбла. И с тех пор все мексиканцы — где бы они в этот день ни находились — праздновали годовщину столь важной для них победы.

Понимая, как много значит эта дата для солдат его отряда, капитан Луис Кинтано решил устроить в Орилье пышное празднество в честь дня Cinco de Mayo. Веселые развлечения должны были начаться в сумерках.

Уже с раннего утра Магделена и ее весело чирикающие помощницы не покладая рук трудились, чтобы приготовить угощения, которые вечером будут поданы гостям: пир на открытом воздухе должен снискать единодушное одобрение молодых солдат — обладателей здорового аппетита.

В меню были предусмотрены горы мягких тортилий — маисовых лепешек с завернутыми в них полосками говядины, круто сдобренной пряностями. Острые стручки зеленой фасоли, облитые густым растопленным сыром из козьего молока. Дымящиеся горшочки с бобами, выдержанными с красным перцем чили. Тостады — хрустящие тортильи с рубленой курицей, сыром и соусом. Горячие початки зеленой кукурузы, начиненные молотой говядиной. Обжигающий соус чили к мясу, достаточно острый, чтобы исторгнуть слезы у неподготовленного новичка. Кесадильи — испанские сандвичи, каждый из которых представляет собой две жареные тортильи с толстым слоем сыра между ними. И конечно, галлоны соуса сальсы — чтобы обмакивать в них хрустящие тостады.

На десерт Магделена надумала подать свои особенные «легкие, как облачко», горячие пончики с подогретым медом; тающие во рту «рожки» — маленькие пирожные, наполненные темным нежным шоколадом и хорошо взбитыми сливками; теплый золотистый флан — открытый пирог с фруктами, и излюбленную у мексиканцев драчену. И полные тарелки нежных сахарных пралине с половинками крупного ореха-пекан внутри.

Помимо этого изобилия доброй еды были припасены галлоны текилы, бочонки с пивом и ящики с бутылками мадеры и виски для утоления жажды пирующих.

О развлечениях, конечно, тоже позаботились.

Играть будут целых два оркестра мариачи. Ожидалось прибытие из Сан-Антонио знаменитого трио исполнителей танцев фламенко. Хорошенькие сеньориты из Сандауна были приглашены как почетные гостьи мексиканских удальцов.

В качестве места для проведения праздника Кинтано выбрал плоскую открытую площадку с западной стороны асиен-ды, расположенную за огромным боковым двором, который, в свою очередь, граничил с западным патио. Возведенная там небольшая дощатая платформа могла служить эстрадой для музыкантов и других исполнителей.

Уже были расставлены по местам длинные разборные столы для угощения и сложены в аккуратные поленницы дрова из сухих мескитовых деревьев: с наступлением темноты предполагалось зажечь гигантский праздничный костер.

К закату все было готово.

И все были готовы.

Все, кроме Эми.

Эми не намеревалась принимать участие в праздновании Cinco de Mayo. Никто с ней ни о чем не советовался насчет организации приема, и все, что делалось, — делалось без нее. Ночь, пир, праздник — все это принадлежало капитану и никак не могло ее интересовать.

И вот теперь, когда сумерки вползли в старую асиенду, все домочадцы, включая Магделену, девушек-служанок, Педрико и даже старого Фернандо, потянулись из особняка, чтобы разделить общую радость. Оставшись в доме одна, Эми расположилась с книгой в гостиной, как будто наступивший вечер ничем особенным не выделялся.

Она не обращала внимания на непрерывный поток экипажей, доставляющих в Орилью приглашенных особ женского пола. Она пропускала мимо ушей раздающиеся время от времени возгласы мексиканских молодцов и взрывы женского смеха.

Изо всех сил делая вид, что захвачена содержанием книги, Эми усердно водила взглядом по строчкам. Впрочем, ее притворство вскоре сменилось искренним интересом: волшебные чары вымысла медленно, но неуклонно подчиняли себе ее воображение.

Звуки извне отступили — Эми перенеслась в иное время и иное место, где доблестные рыцари и прекрасные дамы решали судьбы могучих королевств.

Погруженная в созданный Вальтером Скоттом мир беспримерной отваги и всепоглощающей возвышенной любви, Эми почти явственно услышала, как прекрасный Белый Рыцарь тихо окликает ее по имени. Она вздохнула и улыбнулась, но сразу же с неудовольствием осознала, что дело отнюдь не в ее воображении. Кто-то на самом деле произнес ее имя. Пальцы, лежавшие на раскрытой книге, напряглись, улыбка сбежала с лица. Эми медленно подняла глаза.

Он стоял в арочном дверном проеме, взявшись за резной косяк с обеих сторон. С сатанинским блеском в черных глазах он смотрел на нее в упор. Его длинные, до плеч, волосы были схвачены белым кожаным ремешком. Сквозь рубашку из снежно-белого батиста с кружевной отделкой просвечивала смуглая кожа его груди.

Золотой Солнечный Камень, как видно, был оставлен в комнате наверху.

Плотные черные брюки, какие носят наездники-чарро, облегали его стройные ноги и бедра, словно были отлиты с ними в одной форме, и заканчивались в точности над подъемом черных блестящих сапог. Даже в сумерках поблескивал его ремень с серебряной отделкой.

Это был не призрак. Не мифический рыцарь, пробившийся сюда, чтобы похитить ее и увезти на верном белом коне. Перед ней стел сам дьявол, явившийся, чтобы мучить ее. Живое воплощение грубой мужественности — с пронзительными черными глазами, жестоким чувственным ртом и совершенным телом.

А если он когда-нибудь и хотел ее куда-нибудь утащить, так только в постель.

Нарушив молчание, капитан заговорил. Самым холодным топом он пригласил Эми посетить праздник в честь Пятого мая. В его обществе, если ей угодно.

С той же холодностью Эми уведомила офицера, что у нее нет желания никуда с ним выходить, и сразу же вновь обратилась к книге. Ничуть не обеспокоенный отказом, Луис кивнул, повернулся и неторопливо удалился.

После его ухода Эми продолжала читать. Но утопическая легенда о благородных рыцарях и добродетельных дамах как-то утратила свою привлекательность. Когда она обнаружила, что читает одно и то же место в шестой раз, она сдалась и отложила книгу.

Вздохнув, она поднялась с кресла и пустилась в странствие по тихой гостиной, пытаясь найти, чем бы заняться. Она поменяла местами несколько диких гвоздик в большой фарфоровой вазе, стоявшей на фортепиано из вишневого дерева. Поправила несколько покосившуюся картину в серебряной раме, висевшую на стене. Смахнула пушинку, приставшую к бархатной обивке одного из кресел.

Снова вздохнув, она покинула пустую гостиную и принялась бесцельно бродить по дому, ненадолго задержавшись в столь же безлюдной кухне. Там она попробовала глоточек того, кусочек этого, но вынуждена была признать, что аппетит пропал начисто.

В девять часов Эми поднялась в хозяйские покои и, едва вступив в темную спальню, скорчила недовольную гримасу: звуки музыки, выкрики и смех, доносившиеся через распахнутые настежь балконные двери, здесь казались еще более назойливыми, чем внизу.

Что-то заставило Эми быстрым шагом пересечь комнату. Она вышла на балкон и всмотрелась в многолюдную толпу. Десятки мужчин и женщин смеялись, болтали, ели и пили, пребывая, очевидно, в наилучшем настроении. Несколько минут Эми обшаривала взглядом это людское скопище, но в конце концов осознала тщетность своих поисков.

Вернувшись в комнату, она саркастически пробормотала:

— Надеюсь, вы прекрасно проводите время, Кинтано!

Кинтано и в самом деле прекрасно проводил время. Пока Эми, стоя на балконе, безуспешно пыталась высмотреть в толпе его лицо, Луис стоял к ней спиной и осторожно сыпал соль на собственную левую ладонь.

— Salud! — провозгласил он, обращаясь к группе своих восторженных почитателей, столпившихся вокруг него.

— Salud! — Прогремело в ответ, когда он, слизнув соль с ладони и откусив солидный кусок лимона, опрокинул в рот стакан огненной текилы.

Почитатели разразились аплодисментами. Молодой бородач из отряда поспешил вновь наполнить стакан своего командира, когда Луис опять насыпал соль себе на ладонь. Одна из хорошеньких танцовщиц, приехавших из Сан-Антонио, придвинулась к нему вызывающе близко и хозяйским жестом положила руку на поясницу Луиса.

Заиграл оркестр мариачи. Зазвучали гитары, скрипки и трубы искусных музыкантов; над толпой полетели громкие завораживающие мелодии популярных мексиканских танцев. Галоп. Буле. Вальс с веерами.

Танцевали все. В том числе и капитан. В промежутках между танцами он пил текилу, ел тортильи и играючи очаровывал женщин.

На подмостки поднялись артисты из Сан-Антонио: две привлекательные женщины в сверкающих красных платьях, расшитых блестками, и мужчина в темном коротком болеро и плотных узких брюках с красным поясом. Они безупречно исполнили несколько танцев в стиле фламенко, снискав бешеный успех у орущих и восторженно свистящих зрителей; но громче всех аплодировал капитан Луис Кинтано.

Пустыню скрыла тьма.

На верхушку высокой пирамиды из сучьев мескитового дерева были заброшены горящие факелы. Ревущий огонь быстро охватил сухую растопку, и яркие оранжевые языки пламени высоко взметнулись в черное ночное небо. Веселье становилось все более буйным, по мере того как убывали запасы спиртного. Разгулявшиеся мексиканцы издавали громкие возгласы, свистели и хохотали. Влюбленные парочки в открытую целовались и обнимались во время танца. Не обходилось и без сцен ревности: кто-то выхватывал нож; другие палили в воздух из пистолетов.

Все развлекались на славу.

Все, кроме Эми.

Она лежала с широко открытыми глазами — заснуть все равно не удавалось. Призрачные оранжевые отблески костра создавали в комнате тревожную феерию света. Раздраженная донельзя, Эми встала с кровати и снова вышла на балкон — поглядеть на расшумевшихся участников празднества.

На фоне полыхающего костра четким силуэтом вырисовывалась единственная танцующая пара в кольце восхищенных зрителей, которые хлопали в ладоши, притопывали на месте и громкими выкриками выражали свое одобрение.

Высокий худощавый мужчина и мексиканка с соблазнительным телом, словно созданным для чувственных утех. Их движения были такими слитными, что они казались единым существом; подняв над головой руки со щелкающими кастаньетами, дробно постукивая каблуками по твердой утрамбованной земле, они не отрываясь смотрели друг другу в глаза.

Эми не требовались ничьи пояснения, чтобы понять: высокий мужчина, танцующий с мексиканкой, — это капитан Луис Киитано. Впиваясь взглядом в эффектную пару, она почувствовала, как обрушилась на нее волна ревности — точь-в-точь такая, какую ей довелось испытать, когда она увидела Луиса, сопровождающего в гостиницу ее подругу Диану Клейтон.

Эми быстро отвернулась, убеждая себя, что ей нет до него никакого дела. Ей безразлично, чем он занимается и с кем танцует. Или с кем развлекается в постели.

Она вернулась в спальню. Но перед глазами неотступно стояло видение: красавица танцовщица в красном платье, бесстыдно прижимающаяся к груди Луиса своим пышным бюстом.

Воздух в спальне казался спертым, плотным, удушающим. Ночь была безветренной: ждать прохлады не приходилось. Эми стало жарко. Длинная белая ночная рубашка липла к коже, и Эми совсем приуныла. Настойчиво уверяя себя, что ей совершенно необходим глоток свежего воздуха и что никому не повредит, если она несколько минут проведет среди участников веселья, она заторопилась в гардеробную.

Сняв горячую ночную рубашку, она бросила это надоевшее одеяние на пол, прямо там, где стояла, и быстро облачилась в чистую белую атласную сорочку и первые попавшиеся панталоны. Она схватила было тяжелую нижнюю юбку с множеством оборок, но тут же, решительно тряхнув головой, откинула ее в сторону: было слишком жарко, чтобы терпеть на себе нижние юбки и бумажные чулки. Кроме того, она же пробудет вне дома каких-нибудь пять — десять минут, а потом быстро вернется к себе и ляжет спать.

Для этой краткой прогулки Эми выбрала белую блузу в мексиканском стиле — с присобранными на шнурках рукавами и лифом и с синей вышивкой на кокетке. Она надела широкую юбку из хлопка в цветочек с бело-синим узором, взглянула в зеркало и состроила гримасу, после чего схватила широкий длинный шарф из алого шелка и повязала этот шарф как пояс вокруг тонкой талии. Затем надела на босу ногу мягкие лайковые домашние туфли, пару раз провела щеткой по длинным светлым волосам и устремилась к выходу.

Напустив на себя по возможности самый небрежный и беспечный вид, Эми направилась туда, где шло веселье. Капитан заметил ее сразу же. Но он не подошел к ней. Она почувствовала себя нелепо: здесь она была совершенно не к месту. Она уже жалела, что явилась сюда. На сердце навалилась лютая тоска.

После нескольких секунд замешательства Эми повернулась и с горящим от унижения лицом двинулась к дому. Она поспешно лавировала в толпе, и вот тут кто-то внезапно схватил ее за руку.

Резко обернувшись, она обнаружила перед собой Кинтано, чьи длинные смуглые пальцы цепко держали ее запястье; он не замедлил подтянуть ее поближе к себе.

— Отпустите меня, — холодно потребовала Эми.

— Потанцуйте со мной, миссис Парнелл, — последовал беспечный ответ.

— Нет. Я не могу. Уже… уже поздно…

Голос ей изменил: в его присутствии почва уходила у нее из-под ног.

Белая рубашка, влажная от пота, облепляла его грудь и плечи; как ни странно, это не отталкивало Эми, а, наоборот, привлекало. На красивом упрямом лице играли блики от пламени костра.

Наклонившись к ней, так что она явственно различила вовсе не противный запах спиртного, примешивающийся к теплому дыханию Луиса, он шепнул:

— Один танец. Потом вы будете вольны уйти.

Он властно обнял ее за талию, когда оркестр заиграл знаменитую испанскую любовную песню. Но Эми не хотела обнимать его за шею, как того требовали правила танца. Она не хотела на него смотреть. Застыв на месте в его объятиях, не намеренная устраивать сцену, она ожидала, что он наконец поймет: танцевать с ним — это уж самое последнее, чего бы ей хотелось на земле.

Луис просто улыбался, забавляясь ее тщетными потугами изобразить холодность. Он медленно привлек ее к себе еще теснее, его рука по-хозяйски обвила ее талию… Он знал, чтоона не сможет против него устоять, так же как он сам не сможет устоять против нее.

Пульс у него участился, когда он ощутил прикосновение ее мягких округлых форм. Он закрыл глаза и глубоко вдохнул аромат ее надушенных волос, вполне удовлетворенный отношениями, которые у него с ней установились. Если ее эти отношения не удовлетворяют, ну что ж, это ее беда.

Прекрасная женщина, которую он сейчас обнимал, выглядела сущим ангелом, с этими длинными золотистыми волосами, ясными синими глазами и дивным гибким телом. Но он-то знал правду. Она — притворщица и предательница. В окруженной всеобщим уважением молодой вдовушке можно было усмотреть что угодно, но только не честность и прямоту. Для него она была пылкой и безоглядной любовницей. То, что она лгунья и обманщица, не имело для него никакого значения. Ровно никакого. Пусть сердце из-за нее болит у какого-нибудь другого мужчины, а не у него. Чего он от нее хотел, то она ему и давала. И даст это сегодня ночью, охотно и самозабвенно. Луис выполнил первые па медленного чувственного танца. Выбора у Эми не было, и она последовала за ним, хотя левая ее рука так и висела плетью. Эми твердо решила сохранять полнейшее безразличие: пусть он поймет, что у нее нет ни малейшего намерения остаться с ним.

Но ее висок был прижат к его щеке. Ее глаза не отрывались от его бронзовой шеи, и когда он поднял руку, чтобы погладить ее обнаженное плечо, она почувствовала, что решимость ее начинает таять. И сколь ни обидно, ему каким-то образом это стало известно.

Капитан резко остановился посреди танца. Он отклонился назад, взглянул на нее горящими черными глазами, улыбнулся и сам закинул ее руки к себе на шею.

— Mi palomasita, — хрипло выговорил он. Его латинская кровь начинала закилать от ее близости. — Голубка моя, я хочу, чтобы ты осталась со мной, здесь. И ты хочешь остаться. Ты хочешь меня. Когда ты это признаешь?

Эми задумалась, уж не перебрал ли он слегка хмельного. На трезвую голову он нипочем не задал бы такой вопрос. Ну что ж, пусть получает ответ:

— El dia queme muerta. В день моей смерти!

 

Глава 27

—Ах, как это грустно, как грустно! — тихо пробормотал он, а потом беспечно улыбнулся.

Резкий ответ больно уязвил его, но он не желал, чтобы она это заметила. И решил: он заставит ее признать, отбросив всякий стыд, что она его хочет, и добьется этого еще до конца празднества.

— Вы делаете из меня посмешище, — укорила она его.

— Нет, миссис Парнелл, — возразил он, не отводя взгляда. — Это и в самом деле весьма печально. Я хочу вас. Я хочу услышать, как вы скажете, что тоже хотите меня. Но осталось так мало времени…

Он не договорил и пожал широкими плечами.

Сердце у Эми так и подскочило в груди. Он уезжает! В депеше от президента Хуареса, которую Луис получил четыре дня назад и о содержании которой ни словом не обмолвился, — в этой депеше находился приказ выступать в поход, на войну! И значит, этими словами он давал ей понять, что сегодня — его последняя ночь в Орилье!

Невольный трепет пробежал по всему телу Эми. Она нервно переступила с ноги на ногу и умудрилась нечаянно наступить на сапог Луиса. Она покачнулась и упала бы, если бы не уткнулась ему в грудь.

— Ох… простите… — извинилась она. — Я сегодня такая неловкая. Простите меня.

— Все в порядке. — Его голос звучал тихо и ровно. — Я вас держу. Я не позволю вам упасть.

В его глазах промелькнула непривычная теплота. Его руки подхватили Эми под мышками, и большие пальцы начали легко поглаживать с боков ее груди. Он привлек ее к себе еще теснее и ласково прижал лицом к своему твердому плечу. Эми не могла увидеть, какой бесенок резвится в глубинах этих переменчивых черных глаз. Она беспокойно облизнула губы:

— А… когда вы сказали, что осталось так мало времени… вы имели в виду…

— Шшш… — остановил он ее и прижался щекой к ее щеке. Эми чувствовала, как подрагивают его длинные ресницы, кончики которых касались ее лица, и понимала, что глаза у него закрыты.

— Если мне послан судьбой только один танец, чтобы побыть с тобой, — шепнул он, — позволь мне насладиться этой возможностью, пока я могу.

Эми автоматически кивнула, растревоженная необычной нежностью, звучавшей в его тоне, и собственными смешанными чувствами, которые она сама не вполне понимала.

У нее было такое ощущение, словно ее тело, минуту назад напряженное и застывшее, расслабляется и плавится в его руках, растекаясь по его телу. Он оказался искусным танцором: он вел ее плавно и уверенно, и подчиняться ему было легко. В совершенном единении, в бездумной слаженности каждого шага, они оба растворялись в медленном колдовском ритме испанской любовной песни.

Сомкнув руки на затылке Луиса, не открывая глаз, Эми невольно поддавалась впечатлению от трогательной мелодии баллады. Да и можно ли было ожидать другого, если она знала: эти мускулистые руки, которые держат ее так сильно, скоро уже не будут ее касаться.

Он уезжает!

Капитан Луис Кинтано завтра поднимется на заре и уедет… уйдет из ее жизни. Минуют несколько дней… или недель… и все пойдет так, словно его здесь никогда и не было. С течением времени ее ужасное чувство вины начнет понемногу ослабевать.

Все вернется на круги своя. Ее дни потекут в точности как раньше: до ужаса, до позора, до помрачения рассудка.

До капитана.

Жизнь по заведенному порядку. Респектабельность. Безопасность.

Одиночество.

Прекрасная любовная песня подошла к концу. Руки Луиса, до этого мгновения державшие Эми, опустились, и он сделал шаг назад.

— Я бесконечно наслаждался танцем, — галантно сообщил он, являя собой в этот момент образец учтивого испанского аристократа. Победительно улыбнувшись, он добавил: — Но теперь меня мучит жажда. А вас? Вам не хочется пить?

— Немножко, — призналась Эми, ясно сознавая, что она сейчас же должна вернуться в асиенду. Но желание остаться с ним было слишком сильным.

Мягко поддерживая под руку, Луис провел ее через буйную толпу к одному из столов с разнообразными напитками. Остановившись перед столом, где вперемешку располагались бутылки, полные, початые, пустые и вообще лежащие на боку, он спросил, доводилось ли ей когда-нибудь отведать текилы. Она покачала головой. Она никогда не пробовала ничего более крепкого, чем вино. Так она ему и сказала.

Луис потянулся за полной бутылкой текилы. Ему не потребовалось больших усилий, чтобы добиться согласия Эми сделать крошечный глоточек этого крепкого хмельного напитка, приготовляемого из могучего столетника-агавы. Луис налил полный стакан и подал ей, Эми немедленно поднесла стакан к губам и собралась уже сделать глоток.

Он рассмеялся и перехватил ее руку:

— Подожди. Нужно сделать все по правилам.

— По правилам?

— Дай мне левую руку.

Эми нахмурилась, но руку протянула. Луис насыпал ей на ладонь соли, взял со стола ломтик лимона и распорядился:

— Сначала нужно слизнуть соль с ладони, потом откусить кусок от этого лимона. А уж потом пей свою текилу.

Эми скептически покосилась на него, но высунула язык и осторожно коснулась рассыпанной по ладони соли. Луис протянул ей лимон, и она послушно откусила кусочек, отчего лицо у нее перекосилось. Он улыбнулся и жестом показал, что теперь можно пить. Она поднесла стакан к губам и, перевернув его донышком вверх, выпила всю текилу, словно то был лимонад. От ужаса глаза у нее расширились и начали слезиться. Она принялась отчаянно обмахиваться рукой, как веером, несколько раз судорожно вдохнула воздух и взглянула на Луиса с таким упреком, как будто он сыграл с ней очень скверную шутку.

Он притянул ее к себе, коснулся губами виска, подал стакан с холодной водой и проговорил:

— Прости, querida. Страшного ничего не случилось?

Чувствуя, как огненное тепло текилы растекается по ее груди, а оттуда — к плечам и вниз к ладоням, Эми была потрясена столь мощным и немедленным действием напитка. Голова у нее уже начала кружиться, и она не могла сообразить: на самом деле она слышала, или ей просто показалось, что он назвал ее этим ласковым словом — querida? Ведь это все равно что сказать «любимая».

Держась рукой за горло, она честно ответила:

— Не знаю. Я странно себя чувствую. У меня пальцы и на ногах и на руках как будто кто-то иголочками колет.

Луис был очарован.

Сейчас, раскрасневшаяся, с распущенными золотистыми волосами, рассыпавшимися по открытым плечам, с рукой, прижатой к пылающему горлу, она выглядела необыкновенно юной и привлекательной. На мгновение его обуяло непреодолимое желание обнять ее и поцелуями заставить забыть об ужасном знакомстве с текилой.

Мускул подергивался у него на подбородке, когда он предложил:

— Возможно, будет лучше, если мы сейчас немного потанцуем.

Он усмехнулся и, подняв голову, только кончиком мизинца провел по непокорному завитку светлых блестящих волос и осторожно отвел завиток с лица Эми.

И снова они танцевали.

Пары танцоров, оказывавшиеся рядом с ними, улыбались и громко благодарили капитана за то, что он устроил такой чудесный праздник. Вскоре к ним приблизилась тройка смеющихся, возбужденно галдящих солдат из отряда, и все окружающие перестали танцевать в ожидании новой потехи.

Один из этих трех извлек из кармана чистый белый носовой платок и, плотно обернув этим платком правое запястье Луиса, связал концы крепким узлом. Эми наблюдала за этим с недоумением, но Луис, по-видимому, никакого недоумения не испытывал. Он смеялся; белый шрам на щеке слегка покраснел, а темные глаза так и сверкали.

Затем солдат обратился к Эми:

— Con permiso, сеньора?

Эми вопросительно взглянула на Луиса.

— Дай ему левую руку, querida.

Хотя и не без колебаний, Эми предоставила левую руку в распоряжение улыбающегося мексиканца, и, поблагодарив ее, он быстро привязал ее запястье к уже обвязанному запястью Луиса — и все общество разразилось бурными рукоплесканиями.

Пока гремели аплодисменты, Луис повернул голову, высмотрел в толпе лейтенанта Педрико Вальдеса и жестом подозвал его к себе. Он что-то тихо сказал лейтенанту, и тот понимающе кивнул. Затем, приблизив голову к самому уху Эми, Луис объяснил, что все замечательно развлекаются. Людям хочется убедиться, что вскорости состоится еще один вечер с танцами, а для этого существует такой старинный обычай: хозяина и хозяйку дома, в котором происходит праздник, связывают платком друг с другом. Их нельзя развязать, пока какой-нибудь гость не пообещает «выкупить» их, дав обязательство устроить у себя «бал искупления».

Кивнув в знак понимания, Эми спросила:

— А если вдруг никто не согласится устроить такой бал?

— Тогда нам придется остаться связанными навечно.

Эми взглянула в гипнотические черные глаза, и ее охватил озноб, стоило только вообразить блистательную перспективу — быть привязанной к нему навсегда. Почти мистическое притяжение к этому бездушному красавцу действовало на нее так сильно, что задрожали коленки.

— По-моему, из-за текилы у меня голова закружилась, — поспешно объяснила она свое состояние.

— Ах, querida, — прошептал он едва слышно, — а я-то надеялся, что это из-за меня.

И они опять танцевали вместе.

На сей раз — крепко связанные между собой платком, обернутым вокруг их запястий.

Когда отзвучала мелодия и этой песни, они оказались совсем рядом с огромным костром. Отблески пламени освещали их лица; они не отрываясь смотрели друг другу в глаза, едва сознавая, что здесь, кроме них самих, присутствует еще множество людей.

Через минуту от соседства с бушующим костром на коже у них выступил пот, лица заблестели, а влажная одежда прилипла к разогретым телам.

Но их не тревожил жар, исходящий от костра. Куда более яростный жар, медленно набирающий силу, обволакивал покачивающуюся безмолвную пару.

Как видно, выпитая текила напрочь отогнала нервное беспокойство, владевшее Эми, когда она вышла из дома. Больше она не оглядывалась с опаской по сторонам, озабоченная тем, что могут о ней подумать. Свободной рукой она обвила шею Луиса и прильнула к нему, как всегда, дивясь твердости и силе этого высокого худощавого тела.

После нескольких томительно-волнующих танцев Луис предложил Эми выпить еще текилы. Предложение было с удовольствием принято. Когда он подал ей солонку, она робко насыпала соль не себе на ладонь, а ему. Потом, глядя прямо ему в глаза, высунула язычок, слизнула соль с руки Луиса и услышала, как порывисто и шумно он набрал в грудь воздуха. Она подняла голову и улыбнулась ему. Под его горящим взглядом Эми выпила текилу и отставила стакан в сторону.

Потом она снова взяла со стола солонку и, осторожно насыпав соль на свою ладонь, любезно предложила ее Луису. Однако он не шелохнулся, и тогда Эми поднесла руку поближе к его лицу.

— Лизни, — сказала она, глядя ему прямо в глаза. — Лизни.

И ее объял трепет при виде того, как напряглись и заиграли мускулы под его белой рубашкой, когда он поднял ее руку к своей склоненной голове.

От первого же прикосновения его шелковистого языка к чувствительной коже она затрепетала. Луис не терял времени даром. Он медленно, почти лениво слизывал соль с ладони Эми, целовал и посасывал ладонь, которую тоже «кололи иголочки»; все это продолжалось, пока Эми не почувствовала, как ее объемлют жар и слабость, а сердце разрывается от переполнявших ее чувств. Не отрывая глаз от головы, склоненной над ее рукой, затаив дыхание, она могла только молиться, чтобы он скорее прекратил эти игры… ведь иначе ей никак не удастся очнуться от наваждения.

Капитан не прекратил своих игр, пока не удостоверился, что на ладони у Эми не осталось ни одной крупинки соли, хотя бы и самой крошечной. Когда же эта цель была достигнута, он шутливо, как бы дразня, прикусил ее ладонь своими белыми зубами. Однако при всей «шутливости» прикусил он ее достаточно сильно, чтобы Эми дернулась.

Он поднял голову и всмотрелся в ее лицо. Эми вздрогнула, когда он поднес еще влажную маленькую ладонь к своей груди и прижал к сердцу.

К сердцу, которое билось почти так же часто, как и ее сердце.

Так и удерживая в этом положении ее руку, Луис взял со стола свой стакан с текилой и осушил его одним глотком.

— Потанцуй со мной, querida, — сказал он и слизнул уцелевшую крупинку соли с уголка рта Эми.

И снова они танцевали.

Или если даже и не танцевали по-настоящему, они стояли обняв друг друга, покачиваясь в ритме взаимного обольщения и неизменно приближаясь к ярко горящему костру. Невысказанным осталось их общее подчинение странному неодолимому желанию, которое завлекало обоих все ближе и ближе к яростному жару этих прекрасных смертельных языков пламени.

Какая-то могучая сила манила их в обжигающее пекло, в самую преисподнюю.

Затягивая за собой друг друга, они медленно, но неотвратимо огибали огромный костер, словно рассчитывая за стеной огня обрести уединение. Они и нашли его с дальней стороны костра — место, чтобы быть вдвоем, чтобы быть вместе, чтобы позволить расплавленной лаве страсти вырваться на поверхность.

Танцуя в опасной близости от разбушевавшегося огня, бросая вызов его стихийной мощи, сжигаемая страстью пара наслаждалась шквалом боли и упоения, который уносил их от всего мира.

Посреди толпы они были одни.

Буйство огненных потоков удерживало прочих гостей на почтительном расстоянии от костра — от арены жгучего крепнущего желания. Эти двое могли касаться друг друга, могли вершить танец, исполненный такого откровенного сладострастия, словно они были язычниками, не ведающими стыда.

То была блаженная, сладостная пытка.

Каждый из них загорался от огня, пылающего в другом. Никогда еще этот огонь не обжигал их так жестоко.

Они уже взмокли от пота, и, как ни странно, это только усиливало их лихорадочное встречное влечение. И даже влажная плотность ткани, облегающей разгоряченную кожу, которую и без того уже осыпали тысячи незримых искр, вносила свою — и не малую — лепту в нарастающую мощь телесной жажды.

Сквозь влажные тяжелые складки сине-белой юбки Эми ощущала горячий напор мужской плоти, требовательно прижатой к ее животу, а ее затвердевшие соски, контуры которых явственно обрисовывались под натянувшейся тканью белой мексиканской блузы, терлись о его широкую грудь.

Эми облизнула пересохшие губы, и ее свободная рука змейкой проскользнула между их телами. Эми отважно расстегнула пуговицы его белой рубашки, вздохнула и прижала свои истомившиеся груди к его скользкой от пота коже. Она вздрогнула от досады, поскольку покрой мексиканской блузы не позволял с такой же легкостью раздвинуть и половинки ее лифа, чтобы даже этой эфемерной преграды не осталось между нею и Луисом.

Эми задрожала сильнее, когда Луис запустил руку в светлые волосы, запрокинул ее голову и, наклонившись к ямочке внизу шеи, вдохнул в себя блестевшие там бусинки пота. Коснувшись горячими губами ее уха, он глухо сказал:

— Querida, мне больше не вынести. Я должен взять тебя прямо здесь, где мы стоим.

С участившимся дыханием, уткнув голову в его плечо, Эми отозвалась:

— Так чего нам ждать? Давай уйдем.

— Нельзя.

Оторвав голову от его плеча, она взглянула ему в лицо:

— Но ведь придется… Мы не можем… Боже мой… не здесь.

Луис охнул, в его глазах была неподдельная мука. Он рывком поднес их связанные руки к ее лицу:

— Обычай требует, чтобы мы оставались среди танцующих, пока кто-нибудь нас не развяжет.

— Нет… нет! Что, если нас никто не развяжет? — Закрыв глаза, она уронила голову на его плечо. — Я так хочу тебя! Я не…

— Что, что, querida? Что ты сказала?

Эми подняла голову и умоляюще взглянула на него. Не переставая ласкать его грудь, она, едва дыша, прошептала:

— Я сказала, что хочу тебя. Я хочу, чтобы ты был со мной. Я так хочу тебя, что у меня все болит.

— Mi querida, — тихим низким голосом откликнулся он.

Услышать именно это ее признание — вот чего он ждал весь вечер. Он не стал напоминать ей слова, брошенные ею ранее, — будто бы только в день ее смерти она скажет, что хочет его.

Он сделал другое: поспешно увлек Эми снова по другую сторону от костра и принялся целовать ее закрытые глаза, так что она никак не смогла бы увидеть, как он высоко поднял свободную руку. То был условный сигнал, поданный Педрико Вальдесу.

Лейтенант увидел поднятую руку Луиса. Он улыбнулся, бросил сигару, растер ее каблуком и спустился с подмостков, которые служили для него наблюдательным пунктом.

Через несколько секунд он уже стоял около пары, танцующей в стороне от прочих перед ревущим костром.

С улыбкой он сообщил им новость — очаровательная сеньорита Мария Герреро любезно согласилась «выкупить» их. Она даст «бал искупления» у себя дома ровно через три недели.

Он быстро развязал их запястья, поклонился и отступил на шаг. Луис сердечно поблагодарил:

— Gracias. Gracias, amigo20 .

К тому моменту, когда Педрико захлопал в ладоши, призывая всех к молчанию, Луис успел застегнуть пуговицы своей влажной рубашки. Когда он повернулся и выступил вперед, толпа затихла.

На прекрасном испанском языке он обратился к присутствующим:

— Четыре дня назад я получил депешу от нашего президента Бенито Хуареса. Этим приказом и мне, и вам предписано оставаться здесь в полной готовности — мы будем стоять здесь лагерем до особого распоряжения. Поэтому, друзья, продолжайте веселиться. На завтра утренняя побудка отменяется.

Толпа восторженно загудела. Луис немедленно повернулся к Эми, уже не обращая внимания на свист и возгласы толпы.

— Скажи это снова, — твердо приказал он, и взвивающиеся к небу струи огня отражались в его черных пронизывающих глазах. — Скажи, что ты меня хочешь.

— Я хочу тебя, — прошептала Эми, и это прозвучало почти как рыдание. — Я хочу тебя. Возьми меня, мой капитан.

 

Глава 28

Эми видела, как задвигались мускулы под блестящей кожей у него на шее, когда он с очевидным трудом сглотнул. В его сверкающих глазах светилась странная смесь страсти и нежности. Даже твердые линии его рта смягчились: теперь в них обнаружилась чувственная полнота.

Бесследно исчезла обычная для него непроницаемая завеса холодности. И даже звучание его голоса выдавало удивительную уязвимость, когда без тени сарказма он произнес:

— И я тебя хочу. Никого и ничего в этом мире я не хотел так, как тебя.

— Луис, — едва выговорила Эми, и ее дрожащая рука медленно поднялась к его груди.

Он взял ее за руку и переплел свои длинные бронзовые пальцы с ее пальцами, тонкими и белыми, и позвал:

— Пойдем.

Эми не стала спрашивать куда. Она просто кивнула, готовая куда угодно с ним идти. Готовая что угодно с ним делать. Потому что чувствовала то же, что и он. Так, как она сейчас его хотела, она не хотела никого и ничего за всю свою жизнь.

Стараясь не отставать от широко шагающего Луиса, Эми меньше всего думала о гостях и о том, как они на все это посмотрят.

Приливная волна нарастающей страсти подхватила и унесла неведомо куда обычное для Эми фанатическое стремление хранить в тайне от всех окружающих подробности своей личной жизни.

В эту теплую майскую ночь она не была разумной, невозмутимой, уравновешенной молодой вдовой, имени которой никогда не касалось даже самое легкое дуновение скандала. Голову кружил хмельной вихрь — отчасти, конечно, по милости огненной текилы; но она была опьянена до потери рассудка своим смуглым неотразимым спутником, решительно уводившим ее прочь от веселящегося общества. И то, что их уход может породить шепотки и пересуды, ни в коей мере ее не заботило.

Это не имело значения. Ничто не имело значения, кроме жгучей потребности оказаться в объятиях Луиса, ощу-тить его влажное нагое тело, смотреть не отрываясь в поразительные темные глаза, пока он властно увлекает ее за собой на вершину экстаза.

Луис не повел Эми в асиенду. Держа ее за руку, он быстро обогнул беснующийся костер и направился на северо-восток, удаляясь от площадки, где гудела хмельная фиеста Cinco de Mayo. И от особняка.

Твердо утрамбованная земля отзывалась под ногами глухим стуком, пока они проходили мимо скопления многочисленных хозяйственных служб и надворных построек Орильи. Они пересекли небольшую плоскую полоску пустынной почвы, и наконец, спускаясь по пологому склону, Эми увидела освещенную лунным светом черепичную крышу сарая, стоящего несколько поодаль от прочих построек. Это была конюшня, которую Луис оборудовал в сарае для своего призового жеребца Ноче.

Почуяв их запах, большой вороной начал подавать голос задолго до того, как они подошли к высокой ограде кораля. Когда Луис распахнул ворота и за руку ввел Эми в кораль, было видно, что Ноче ждет их и рад их видеть. Он хотел поиграть, но хозяин явно не собирался на этот раз баловать своего любимца.

Как только за вошедшей парой захлопнулись ворота, Луис сжал Эми в объятиях и начал целовать. Ноче оскорбленно заржал и выразительно толкнул Луиса мордой в спину. Когда же страстный поцелуй завершился, жеребец последовал за парочкой по ровной песчаной площадке, время от времени прихватывая зубами плечо Луиса.

— Что это он сегодня не в духе? — спросила Эми, когда Луис повел ее к оштукатуренной конюшне.

Из пространства, залитого лунным светом, они вступили в темный сарай. Луис прижал Эми спиной к стене, провел ладонями по ее тонким рукам и объяснил:

— Он ревнует.

— Ко мне? Ноче никогда ко мне не ревновал.

— Не к тебе. Ко мне.

Его глаза блеснули во тьме.

— Как это может быть, — не поняла Эми. Ее пальцы уже усердно колдовали над пуговицами рубашки Луиса.

— Он знает, почему мы здесь.

Руки Луиса поднялись и легли на шею Эми; большие пальцы рисовали медленные ласковые кружки в ямке между ее ключицами.

— Ты надо мной смеешься, — неуверенно возмутилась Эми. Ее голова откинулась назад, так что затылок прижался к двери. Она пытливо вгляделась в глаза Луиса. — Откуда Ноче может знать…

Горячие губы Луиса заставили ее замолчать. Поцелуй был огневым и неистовым, но длился лишь несколько секунд. Потом губы Луиса коснулись опущенных век Эми. И только потом он ответил:

— Он знает. В этом сарае он покрывает кобыл из табунов Орильи.

Кровь бросилась в лицо Эми и зашумела в ушах. Но этот шум не заглушал громкого ржания нервного жеребца. Он беспокойно носился взад и вперед мимо открытой двери конюшни, и звуки, которые он издавал, красноречиво свидетельствовали, что его возмущение не знает границ.

Луис не обращал внимания на громкие протесты жеребца. Высвободив низ белой мексиканской блузы Эми из-под плотно повязанного пояса юбки, Луис снял с нее блузу.

Его пламенный взгляд устремился к высокой груди, прикрытой теперь только липнущим влажным атласом сорочки с кружевами. Блуза выпала из рук Луиса. Он нетерпеливо сорвал с себя промокшую белую рубашку, и Эми видела, как бугрятся и натягиваются мышцы под блестящей бронзовой кожей.

Внезапно почувствовав, что ей трудно дышать, Эми тихо предложила:

— Может быть, лучше оставить Ноче в покое. Пойдем в асиенду.

Выражение глаз у Луиса было почти безумным, когда он приблизился к ней еще на шаг. Он сильно сжал пальцами запястье Эми и поднес к своей обнаженной груди. Медленно, глядя ей в глаза, он провел ее руку сверху вниз — по груди, через серебряный пояс, поверх шершавой ткани черных брюк, пока ладонь Эми не легла прямо на твердый таран, рвущийся наружу с такой силой, что, казалось, брюкам грозит очевидная опасность вот-вот лопнуть.

— До дома мне не продержаться, — признался Луис, удивленный своим заявлением не меньше, чем Эми.

Его умение властвовать над собственным телом до сих пор ни разу ему не изменило. Он мог подолгу сохранять могучую готовность; он умел, прежде чем срываться в водоворот собственного экстаза, проводить женщину, отдавшуюся ему, через один пик наслаждения за другим. Но сегодня все шло не так. Все шло не так, когда в его объятиях замирала эта златокудрая красавица, чье легчайшее прикосновение пронизывало его молниями; эта Далила с лицом ангела, которая была его первой и единственной любовью.

Он был слишком возбужден, он желал ее слишком сильно.

— Все должно произойти здесь, — сказал он честно. — Прямо здесь — сейчас же.

— Да, о да… — прошептала Эми, едва дыша, придвигаясь к нему, так что ее колено оказалось у него между бедрами, а тем временем любопытные тонкие пальчики пробегали вверх-вниз по горячему твердому стволу его вожделения. И сама она вздрагивала, когда чувствовала, какую дрожь порождает в нем эта легкая ласка.

Внезапно схватив Эми за запястье, Луис оторвал от себя ее руку. Положив ладонь сзади ей на шею, под путаницей ее длинных светлых волос, он приапек ее к себе и поцеловал со всей страстью, со всей жаждой, которые его сжигали. И как только разлучились их горячие губы, он быстро повернул ее, так чтобы она оказалась к нему спиной, и те