«Слуги народа» России. Что они должны делать, и что делают

Как пишет в своей новой книге известный писатель и публицист Юрий Мухин, «сегодня даже неравнодушные люди России не понимают, что в стране происходит: с одной стороны, у нас вроде бы, объявлена демократия (народовластие), но с другой стороны, царит дичайший произвол властей и не видно ни малейшего просвета».

Юрий Мухин показывает, что требует принятая народом Конституция РФ, и что творит власть на самом деле. Прочитав эту книгу, вы будете понимать, что в России творится, и как это называется.

Предисловие. Два слова о Родине и народовластии

Кто такая Родина

В «Живом журнале» ведёт свой блог Сергей Сальников, публикуя у себя массу материалов, в том числе и некоторые мои статьи. И при перепечатке текста статьи «Учёные в России ещё попадаются, но вот науки уже нет» он предварил мой текст следующим вступлением:

«Судя по началу публикации, которое мы здесь опустим, текст писал Юрий Игнатьевич. И написано хорошо, и проблематика злободневная, вот только так называть Россию, как это делает Мухин…

Как бы кто ни относился к антинародной власти, Россия выше неё и не заслуживает оскорблений. Даже от талантливого разоблачителя лжи американского агентства НАСА», — и далее следует «Обращение к тов. Мухину Ю.И.» следующего содержания:

«Уважаемый Юрий Игнатьевич! Я знаю, что вы посещаете эти страницы. Поэтому обращаюсь к вам напрямую.

Мы все ценим ваш подвижнический труд на ниве разоблачения лжи Запада, лжи Америки, лжи псевдоучёных, лжи либералов. Мы с удовольствием и пользой для себя и общества задумываемся над серьёзными темами, которые вы нам время от времени подбрасываете, будь то меритократия или метафизика, любовь к отечественной истории или восстановление справедливости.

Народ и его слуги

Демократия — это народовластие, поскольку слово «демократия» состоит из двух греческих слов — «демос» (народ) + «кратос» (власть). Республика — это тоже народовластие, поскольку слово «республика» тоже состоит из двух, но латинских слов — «рес» (дело) + «публикус» (общественный) = общественное дело. Короче, куда ни кинь — везде народовластие. Но если вы присмотритесь к нашей публике, то подавляющее большинство народа вряд ли вам промямлит о народовластии что-то иное, чем «это когда на выборах голосуют».

На самом деле в этом понятии и в этой ситуации нет ничего сложного. И если массы этого не понимают, то виной в этом только злой умысел самой власти — паразиты у власти не хотят, чтобы народ понимал, как это должно быть, когда в стране народовластие. Когда я учился (1956-66 годы), то у нас от сталинских времён в табеле успеваемости ещё оставался предмет «Конституция СССР», но мы её уже не изучали. Сталин был заинтересован, чтобы народ знал свои, в том числе и властные, права, а Хрущёв уже был заинтересован, чтобы народ был в этом отношении безусловно глуп.

Итак, что под народовластием надо понимать? Тут надо понимать два ответа. Первый ответ основан на видимой черте народовластия, и сначала мы будем рассматривать только её. Народовластие, оно же демократия, оно же республика — это ситуация, когда вся высшая власть принадлежит только всему народу, и команды населению, (самому) народу, всяким там президентам, депутатам и судам даёт сам народ. И даёт он их двумя способами — либо лично сам, для чего проводятся референдумы, либо от имени народа команды дают органы государственной власти, которые народ избирает на свободных выборах. Эти органы государственной власти являются по своему положению слугами народа, отобранными народом на выборах.

(Тут что ни слово, то и подвох, типа: что такое «свободные выборы»? Как, к примеру, хорошо известно, грязный секрет «демократии» Russia состоит в том, что иметь голос — не значит иметь выбор. Но я пока не буду на это отвлекаться.)

Напоминаю, что народ принимает Конституцию, а Конституция — это основной закон страны — это закон законов, это то, чему в стране должны подчиняться (соответствовать) все законы. Это приказ народа органам государственной власти о том, как они должны устроить государство этого народа.

Глава 1. Извращение народовластия в России

Неуютно быть грамотным

Если вы наблюдаете людей, то к моим годам неумолимо придете к выводу об их поголовной уверенности, что малограмотным СЧИТАТЬСЯ очень плохо, а БЫТЬ малограмотным очень хорошо! И сам этот вывод, и основания для этого вывода очевидны.

Да, считающихся малограмотными не уважают, мало этого, не пускают к сытным кормушкам и вообще предлагают работать руками. Вот почему плохо считаться малограмотным.

Положение спасает то, что малограмотным, при наличии некоторого терпения, очень легко обзавестись справкой о том, что они грамотные. Лучше, конечно, стать действительным членом Российской Академии наук, но на худой конец и диплом о «верхнем образовании» тоже сойдет. Вы скажете, что в жизни ведь малограмотность будет видна даже при наличии у малограмотного диплома доктора наук. Это так, но в своем кругу малограмотные научились скрывать свою малограмотность нехитрым приемом. Когда возникает вопрос, на который малограмотный по своей малограмотности не знает, что ответить, то он гордо заявляет: «Я не специалист в этом вопросе!». После этого он среди других таких же малограмотных выглядит как очень грамотный.

А хорошо быть малограмотным потому, что не надо тратить силы и время на работу головой — на поиск истины.

Поскольку единственное, что малограмотный точно знает, это где находится истина, — она у начальника, у специалистов, у ученых, у «всех». (Я имею в виду коронное убеждение любого малограмотного, что «все не могут ошибаться».) К примеру, спросят тебя, малограмотного, а почему в Конституции так и так? А ты гордо отвечай: «Я не юрист и в этом вопросе не разбираюсь, вам нужно сделать запрос в Конституционный суд». После такого ответа Конституцию можно не открывать (хотя там буковок и не очень много), а все равно будешь выглядеть как грамотный. Повторю, среди других малограмотных.

Чудная Конституция России

Правда, проблема и в том, что при внимательном чтении Конституции у любого останется чувство, что Конституция РФ сильно напоминает старую передачу «Очевидное — невероятное» с ее девизом «Как много нам открытий чудных готовит просвещенья дух…».

Вообще-то ничего удивительного в этом нет, поскольку текст Конституции РФ готовился в США для потребности некоего круга лиц в России, совершивших, во-первых, до 1991 года деяния, подпадающие под признаки преступления, предусмотренного статьей 64 УК РСФСР «Измена Родине». Во-вторых, в 1993 году эти лица у власти успели совершить и еще одно преступление, за которое по тогдашнему УК тоже полагалась смертная казнь, — «захват власти».

А ситуация после этого захвата ими власти была очень неясной, и если бы Зюганов и КПРФ не предали народ на последовавших в 1996 году выборах, то в России уже тогда были бы и Дума, и Президент коммунистическими. Думаю, поэтому авторы текста поднапустили в Конституцию РФ тумана двусмысленности, полагаю, сделано это было в расчете на то, что при неблагоприятной обстановке можно будет с помощью этого тумана вызвать конституционный кризис. Кроме того, нельзя исключить и просто глупость авторов текста Конституции, поскольку лица у власти после 1991 года изначально являли собою интеллектуальный мусор, не способный реализовать себя в СССР, и эту оценку данные лица впоследствии старательно подтвердили, «руля» Россией и дорулившись до сегодняшнего состояния.

Так что нет ничего странного в странностях Конституции РФ. Ведь, с одной стороны, Конституции РФ нужно было придать видимость «демократической, народной конституции», но, с другой стороны, необходимо было с её помощью обеспечить пребывание у власти мерзавцев. Авторы текста при ее написании вынуждены были «встать враскоряку», как корова в кинофильме «Особенности национальной охоты».

Это знать полезно

Просмотрел небольшую книжку В.И. Лафитского «США. Конституционный строй и роль штатов в структуре американского федерализма» и несколько больше понял те идеи народовластия, на которых базировалось государственное устройство США. Вообще-то, как следует из названия, книга не об этом, однако попутно автор дает примеры, из которых становится ясно, какие принципы хотели заложить неравнодушные граждане Америки в основы политической жизни страны. Этими людьми были и отцы-основатели США, и люди, выдвигавшиеся в сенаторы и судьи, и даже школьные учителя, волею случая сделавшие свои мысли достоянием общественности.

Я глубоко уважал и уважаю бывшего директора завода, на котором я работал, С.А. Донского, за то, что тот, возглавив бюрократическую систему управления, сумел ценою огромной затраты сил заставить ее эффективно работать. В чем-то аналогия и для случая осуществления демократии в США. Создавая государство на идеях народовластия и понимая, что это будет все равно бюрократический монстр, неравнодушные люди Америки затратили грандиозные интеллектуальные усилия, чтобы обезвредить этого монстра и подчинить его интересам народа. Ну, к примеру, Томас Джефферсон, третий президент США, объясняя вторую поправку к Конституции США, гарантирующей право граждан на хранение и ношение оружия, писал: «Основная причина, по которой гражданам дано право свободного владения оружием, — это использование его, в случае необходимости, в качестве последнего средства, чтобы защитить себя от государственной тирании».

Однако и с помощью оружия на руках у граждан не убереглись американцы от государственной тирании. Сегодня видно, что окончилась американская демократия все же победой монстра, и теперь сидящий на шее американского народа бюрократический монстр живет ради самого себя, совершенно игнорируя народ. Это так, и в связи с этим возникает вопрос — а зачем нам знать идеи американского народовластия, если они все равно ни к чему хорошему не привели?

Дело в том, что, как я уже начал говорить выше, «по образу и подобию» американской Конституции (скорее, конституций штатов) написана российская Конституция, но написана либо балбесами, ни на копейку не понявшими, что и зачем устанавливают в своих конституциях американцы, либо уродами, специально извратившими американские принципы народовластия. В результате у России основной закон черт знает, какой: он и не наш — не с советскими принципами народовластия, но он и не американский — американские идеи демократии в российской Конституции также загублены на корню.

Казалось бы — ну и что? Все равно надо менять всю Конституцию РФ. Надо, но, во-первых, надо понимать, что на что меняешь. Во-вторых, любое дело делается этапами. Так вот, сейчас можно полностью ввести вполне терпимое на данном этапе народовластие в России, не меняя двух первых глав ее Конституции, то есть ввести в Конституцию поправки исключительно работой Думы.

Взгляд на государственных деятелей

Как я это вижу, главная особенность демократии США и главное ее отличие от демократии советского типа заключается в резко отличном образе мыслей наших народов.

Уже русский народ отличался чем-то, что можно считать умственной ленью, а можно и здравым смыслом, — он глубоко вникал в дела своей общины и лично их решал, но при этом полностью доверял дела государства царю, совершенно не интересуясь их подробностями. По большому счету, для русского народа главным было иметь «настоящего» царя, который являлся народу как бы отцом. Напомню, что до конца монархии в России обращение народа к царю было на «ты», а к дворянам, слугам царя, — на «вы». В старину крестьянин подписывал обращение к царю «сирота твой», а дворянин — «холоп твой», то есть, слуга, нанятый отцом для защиты своих «сирот». Короче, не в обычае русского народа умничать и лезть в дела царя с советами, а тем паче с указаниями, как царю поступать. Он отец, он о тебе заботится и сам знает, что делать.

Дикая централизация советской власти вообще отучила советский народ думать даже о делах общины, скажем, села или городского района. Зачем думать? Пошел, пожаловался в райком или соответствующему начальнику — пусть он думает, а мне дай! Если раньше дворяне и чиновники были всего лишь слугами царя, в глазах крестьян очень часто паршивыми слугами, то в СССР эти слуги (не сильно улучшившиеся) стали и заменителем мира (сельского схода). И на этот сход уже не надо ходить для личного решения мирских дел, не надо над этими мирскими делами голову ломать и брать на себя ответственность за них.

И все это состояние гражданской бездеятельности приводит основную массу населения к убогой мысли, что главное — это хорошего царя найти, а что там этот царь говорит, что делает — это не нашего ума дело. От этого и сияние «харизмы» в политической жизни России — выбор тех политиков, кто нравится, отсюда «голосование сердцем». Надежда на то, что вот этот-то царь, хоть он и пресловутый Зюганов, но наконец-то будет хорошим царем, или наоборот, как же мы, сироты, без царя-то? Хоть он и Путяшка, а все ж царь!

Отсюда и одобрительное отношение к царям, когда те рубили головы своим нерадивым слугам, — а неча было баловать и народ обижать! Неча было воровать супротив царя! А царь молодец — ишь как слуг своих правит! Настоящий царь! Защитник сирот своих!

О конкуренции властей

Большевики построили демократию так, как ее видел русский народ. Есть царь — Верховный Совет (благо на то время над этим царем возвысился и настоящий царь — Сталин). Этот царь-Совет имеет (по Конституции, а не реально) всю полноту власти — он издает законы, он нанимает исполнительную власть организовывать народ на исполнение этих законов (избирает Правительство СССР), он частью, не избираемой народом, нанимает судей высших судов следить за исполнением своих законов, и сам царь-Совет толкует свои законы. С точки зрения построения систем управления, это схема единоначалия, это АБСОЛЮТНО ПРАВИЛЬНАЯ схема управления, и именно так строится управление любой организации — семьи, фирмы или армии. Но эта схема прекрасно действует только в случае, если во главе ее действительно царь, а не сборище умственных и моральных уродов, что мы и увидели в перестройку, и видим до сих пор.

Переселенцы в Америку не обладали русской наивностью, ими не владела глупая мысль «не надо думать — с нами тот, кто все за нас решит». Они понимали, что как ни выбирай, а от мерзавцев не спасешься. Благо избираемые ими законодатели никогда не скупились на доказательства того, что они таки мерзавцы.

В 1795 г. законодатели Джорджии, подкупленные практически в полном составе, совершили крупную земельную аферу, продав около 30 млн акров земель (площадь примерно 300*400 километров) за баснословно низкую цену, да еще и в обесцененных бумагах. И через 100 лет ничего особо не поменялось. Русский император, чтобы продать США Аляску, тоже дал взятку Конгрессу США. Так что американцы с полным пониманием относились к словам одного из отцов-основателей США, уже помянутого Томаса Джефферсона: «173 деспота, несомненно, будут угнетать народ так же, как один».

И американцы пришли к мысли, что избираемые народом три маленьких мерзавца у власти (законодатель, президент и суд) лучше, чем один, но большой, — царь или только единоначальник-парламент. Избираемые народом, эти мерзавцы будут конкурировать друг с другом, то есть следить за честностью друг друга. Вот на этой мысли, что три конкурирующих мерзавца лучше одного мерзавца без конкуренции, и основан американский принцип разделения властей на независимые друг от друга законодательную (Конгресс с Сенатом, законодательные собрания штатов и советы муниципалитетов), исполнительную (Президент, губернаторы, мэры) и судебную власти.

Тут будет очень кстати большими буквами написать то, чего я никогда не встречал в работах отечественных умников, пишущих на тему разделения властей и прославляющих это разделение, — дело не в «трех ветвях власти», а в том, чтобы люди в этих ветвях КОНКУРИРОВАЛИ друг с другом! Если этой конкуренции нет, если эти «ветви» сговорились друг с другом, то все это блеф, и нет никакой демократии.