Слабости сильного мужчины

Джордан Пенни

Глава 3

 

Посмотрев на часы, Лаура обнаружила, что ей уже пора ехать к Василию. Тогда она бросила последний взгляд на свое отражение в зеркале. Узнав из Интернета, какая сейчас погода в Черногории, она надела светло-коричневое платье с запахом и рукавами как у кимоно. Оно не мнется, выглядит элегантно и не слишком строго. В общем, подходит для эксклюзивного курорта, на который они с Василием направляются. Надев поверх него кремовый жакет с рукавами три четверти, она убедилась, что документы, которые Василий дал ей для изучения, лежат в ее сумке для ноутбука.

Она уже собралась взять свой чемодан на колесиках, но передумала, подошла к гардеробу и достала из его глубины сундучок для драгоценностей. Этой сундучок ее отец привез из Гонконга в подарок матери. Украшенная традиционным орнаментом и покрытая лаком, эта антикварная вещь была уже сама по себе ценной, но для Лауры ее главная ценность состояла в том, что она принадлежала ее матери.

В сундучке было несколько отделений, предназначенных для разного рода украшений. В одном из них лежали тяжелые золотые серьги, которые она собралась надеть, но сначала она решила сделать кое-что другое. Дрожащими пальцами она нащупала скрытую защелку, которая открывала маленькое потайное отделение в нижней части сундучка. Его уже много лет никто не отпирал. Именно в нем до сих пор хранится фотография красивого молодого человека, в которого она была влюблена подростком. Этот снимок больше не может там находиться.

Когда потайной ящичек выдвинулся, Лаура достала из него фотографию и посмотрела на нее. Разумеется, ее пульс участился только потому, что она разозлилась на себя за то, что до сих пор не избавилась от этого снимка. Быстро разорвав его надвое, она собралась его выбросить, но вдруг под действием какого-то странного порыва положила обе половинки назад в потайной ящичек.

Пусть это порванное фото послужит ей предупреждением, если она еще когда-нибудь захочет возвести на пьедестал какого-нибудь мужчину. Задвинув ящичек, она взяла серьги, вдела их в уши и поставила сундучок обратно в шкаф.

В двадцать пять минут двенадцатого Лаура позвонила в дверь номера Василия. Он был вынужден признать, что с пунктуальностью у нее все в порядке.

— Мой шофер ждет нас внизу, — сказал он, открыв ей дверь. — Он отвезет нас в аэропорт. Оттуда мы доберемся на вертолете до Лутона, где пересядем в частный самолет. Надеюсь, вы ознакомились с документами, которые я вам дал?

— Да, — ответила Лаура, направляясь вместе с ним к лифту.

Слыша, как тихо шелестит подол ее платья, Василий нахмурился. Почему-то он представил себе мужские руки, поглаживающие женскую кожу.

Платье никак нельзя назвать вызывающим. Напротив, оно скромное и неброское. Вырез открывает только часть ключиц и ямку между ними, подол доходит до колен. Зачастую он не удостаивает вторым взглядом женщин в более соблазнительных нарядах. Почему он разглядывает эту? Дело, конечно, не в платье Лауры, а в ее изящной шее, тонких руках, узкой талии, стройных ногах и округлой груди. Все это его волнует. Разумеется, против его воли, и с этим нужно что-то делать.

Ее волосы и золотые серьги блестели в свете солнечных лучей. Василий заставил себя сосредоточиться на классическом дизайне ее серег, но чувство раздражения только усилилось, когда он подумал, что они слишком тяжелы для ее нежных мочек.

Когда они сели в его машину, Василий сразу же достал мобильный телефон и принялся просматривать сообщения. За все то время, что длилась их поездка до аэропорта, он ни разу не посмотрел на Лауру.

Лауре было безразлично, что Василий ее игнорировал. Фактически она даже была этому рада. После их вчерашней встречи ей следовало быть готовой к его волнующей близости, к исходящей от него силе, но по какой-то причине один лишь его вид взбудоражил ее чувства. Конечно, это ничего не значит. Есть мужчины, которые притягивают женщин, ничего для этого не предпринимая. Ее новый босс как раз относится к этому типу мужчин.

Из роскошного лимузина они пересели в частный вертолет. Все было подготовлено по высшему разряду, как и предполагала Лаура. Прежде ей уже доводилось ездить с состоятельными клиентами, и она знала, чего следует ожидать, поэтому причина ее нервозности явно заключается не в непривычной ситуации. Она может продолжать лгать себе, но это не изменит того факта, что все дело в присутствии рядом Василия.

За считанные минуты они оказались в Лутоне, где их ждал частный самолет. Лаура уже летала на подобных самолетах. Во многих из них была показная роскошь. Интерьер этого с черными кожаными креслами, столиками из стекла и хромированной стали и ковром в черно-белую полоску напоминал рабочий кабинет.

Василий, не теряя времени даром, сразу приступил к работе. Он сел за столик, достал из своего портфеля бумаги и погрузился в их изучение, перед этим попросив стюарда принести ему чашку крепкого черного кофе. Стюард предложил кофе Лауре, и она согласилась.

Когда темноволосая голова Василия склонилась над бумагами, Лаура уставилась в иллюминатор, но по какой-то причине ее взгляд постоянно возвращался к нему. Наверное, она просто хочет лучше узнать своего противника. Василий является ее противником во многих смыслах. Он не преминет придраться к ней при первой же возможности.

Самолет оторвался от земли, и Василий на мгновение отвлекся от своих бумаг и бросил взгляд на часы. Этот человек держит под контролем каждый аспект своей жизни. Он будет внимательно следить за ней и ее работой и не простит ей ни малейшей ошибки.

Когда самолет набрал высоту, стюард принес кофе. Поблагодарив его, Лаура открыла сумку для ноутбука и достала бумаги. Она твердо решила, что не даст Василию ни малейшего повода усомниться в ее профессионализме.

Они приземлятся через два с половиной часа, и лучше ей потратить это время на повторение информации, которую он ей дал для ознакомления. Впрочем, в этом нет необходимости. Она полностью готова к выполнению работы, для которой ее наняли. По правде говоря, она с нетерпением ждет этих переговоров, которые, бесспорно, будут непростыми.

Василий увидел, как Лаура достала из сумки бумаги и склонилась над ними. Свет, проникающий в салон, красиво обрисовывал контуры ее лица и шеи. Сегодня она убрала волосы назад. Одна прядь выбилась из прически и упала ей на шею. Василию неожиданно захотелось протянуть руку и намотать ее на палец.

При этом его охватило незнакомое чувство, от которого внутри все сжалось в комок. Раздосадованный, он тут же взял себя в руки и подавил его.

Возможно, Василий не желает с ней разговаривать, но есть вещи, которые ей нужно с ним обсудить. На предыдущем месте работы она часто действовала по собственной инициативе. Джон это приветствовал. Он говорил, что она сможет вырасти как профессионал только в том случае, если будет принимать собственные решения и учиться на собственных ошибках.

Интересно, удалось ли Джону и Нэнси решить их проблемы теперь, когда Лаура ушла? Джон, несомненно, любит свою невесту. Он так боялся ее потерять, когда произошло то недоразумение в отеле. Интересно, каково это быть любимой несмотря ни на что? Лаура никогда этого не узнает. Она не принадлежит к тем женщинам, которые пробуждают в мужчинах сильные чувства. Джон часто говорил ей, что она отпугивает мужчин, которые хотят с ней встречаться своим слишком серьезным отношением к работе. Но она должна в первую очередь думать о работе. Будучи сиротой, она рано поняла, как важно обеспечивать себя материально.

В тот момент, когда Василий отодвинул от себя бумаги, чтобы выпить кофе, Лаура спросила:

— Вы не могли бы уделить мне пару минут? Есть несколько деталей, которые мне бы хотелось уточнить.

Поставив чашку на столик, Василий указал на ближайшее к нему свободное кресло. К счастью, оно находилась в паре футов от него. Усевшись, Лаура начала:

— Отель, в котором мы остановимся...

— Принадлежит одному моему соотечественнику, Алексею, — закончил за нее Василий. — Этот отель один из лучших в своей категории. Я зарезервировал два этажа. Нижний — для сопровождающих Вэй Вон Чжана, верхний — для семьи Вэй Вон Чжана и для нас с вами. Там есть два номера...

— «Королевский» и «императорский», — закончила Лаура. — Я изучила план этажа. Оба номера занимают одинаковую площадь. Я не знаю, решили ли вы уже, какой из них следует предоставить Вэй Вон Чжану. Если нет, то позвольте мне высказать свое мнение. По-моему, разместить его семью в «императорском» номере было бы хорошим дипломатическим ходом.

— Что заставляет вас так думать?

— Название этого номера. Вэй Вон Чжан изучал историю китайских императорских династий. Предоставив ему этот номер, вы тонко намекнете на то, что признаете его компетентным в этой области.

Василий кивнул:

— Отлично. Сообщите об этом по электронной почте администрации отеля. Мы прибудем на несколько часов раньше китайцев, так что сможем надлежащим образом подготовиться ко встрече с ними.

— Я подумала, может, нам устроить банкет и пригласить на него владельца отеля? Вы упоминали, что Вэй Вон Чжан также занимается курортным бизнесом в Китае.

— У вас есть еще какие-нибудь идеи?

— Насколько вам известно, жену Вэй Вон Чжана зовут У Ин. Ин в переводе с китайского означает «водяная лилия». Думаю, нам следует украсить их номер упомянутыми цветами. Таким образом, мы сделаем приятное ей и...

— И дадим китайцам понять, что мы их уважаем и знаем нюансы ведения переговоров с ними? — предположил Василий.

— Да. После нашей с вами вчерашней встречи я зашла в Интернет и навела справки о семье Вэй Вон Чжана. Глава семьи человек утонченный, обладающий безупречным вкусом. Он получил отличное образование и много работал в Америке, в то время как У Ин занималась воспитанием дочери дома в Китае. Ходят слухи, что Вэй Вон Чжан заставил жену принять в круг их семьи под видом его племянника своего побочного сына, которого произвела на свет его любовница полукитаянка-полуамериканка и этот сын не кто иной, как Ганг Ли. Из этого можно сделать вывод, что в семье мнение У Ин не имеет большого значения. Ганг Ли не просто преемник Вэй Вон Чжана. Он серый кардинал. Но у родственников У Ин большие связи в правительстве Китая, которые очень важны для бизнеса Вэй Вон Чжана, так что ее мнение тоже не следует сбрасывать со счетов. Наверное, у вас есть информация, которая может все это опровергнуть.

— Нет, у меня нет таких сведений, — сухо произнес Василий, хотя на него произвело впечатление ее быстрое и правильное понимание ситуации.

Только он собрался сказать ей, что им еще нужно обсудить информацию, которую он дал ей вчера, но неожиданно самолет оказался в зоне турбулентности, и его резко подбросило. Бумаги, лежавшие на коленях у Лауры, соскользнули на пол. Когда она встала, чтобы их поднять, турбулентность усилилась. Самолет резко опустился. Она потеряла равновесие, и ее бросило в сторону Василия.

Начав падать, Лаура инстинктивно схватилась за то, что первое попалось ей под руку. Мгновение спустя она, к своему ужасу, обнаружила, что это рука и бедро Василия. Не успела она отстраниться, как самолет снова дернулся, и ее прижало к Василию.

Сексуальное желание, охватившее Василия, оказалось мощным и внезапным, как удар молнии. Оно вмиг растеклось по всему его телу подобно огненной лаве, в котором сгорело все то, на что он опирался до сих пор. Логика, здравый смысл и самоконтроль были подобны нерадивым сторожам, которые зазевались и позволили противнику проникнуть на охраняемую территорию. Безудержная реакция его тела на близость Лауры Уэсткотт напугала его. Ее прикосновения пробудили в нем ощущения, которых он до сих пор не знал.

Перед этим он снял с себя пиджак, поэтому чувствовал, как ее дыхание согревает его плечо через тонкий хлопок дорогой рубашки. Ее волосы щекотали его шею. Ему вдруг безумно захотелось запустить пальцы в их мягкий темный шелк, а затем намотать их на руку, потянуть ее на себя и жадно впиться губами в ее губы, чтобы отомстить ей за то, что его влечет к ней против его воли.

Этот влечение побуждает его забыть об условностях и хороших манерах и подчиниться первобытному мужскому инстинкту. Ее близость нанесла сокрушительный удар по его самообладанию, в котором он никогда раньше не сомневался, заставила не доверять самому себе. Он не мог сдвинуться с места. Ее ладонь лежала на его бедре всего в нескольких сантиметрах от того места, которое было эпицентром его желания.

Иногда в жизни человека неожиданно происходят события, которые выбивают почву у него из-под ног и переворачивают вверх дном его привычный мир. К таким событиям он относил трагическую гибель своей матери, аварию, в которой погиб его отец, и то, что случилось сейчас. Его разум и тело боролись за контроль над чувствами. Он безумно хочет Лауру. Ему кажется, что в глубине его тела находится вулкан, который вот-вот извергнется.

Это не должно было произойти. Он не мог понять, почему допустил такую оплошность. Его тело знало многих женщин. В юности он менял их как перчатки, потом стал более разборчив. Сейчас он предпочитает только таких женщин, которые соглашаются играть по его правилам. Из-за напряженного рабочего графика у него не было секса уже несколько месяцев, но он ничуть не скучал по своей последней любовнице. Он не изголодался по интимной близости до такой степени, чтобы ее отсутствие могло стать причиной того, что творится с ним сейчас.

Нет. Все дело должно быть в длительном воздержании. Других объяснений своей реакции он не потерпит. Его тело просто решило, что нуждается в женщине. В любой, не конкретно в этой. При других обстоятельствах, если бы его начало влечь к одной из его сотрудниц, он немедленно разорвал бы с ней контракт и нашел ей замену. Как ему ни тяжело это признавать, он не сможет поступить так с Лаурой Уэсткотт, поскольку на предстоящих переговорах ему без нее не обойтись.

Лаура лежала поверх Василия и, уткнувшись лицом в его плечо, вдыхала его теплый волнующий запах, который одновременно возбуждал ее и вызывал страх перед возможным развитием этого инцидента. Она чувствовала под одной своей ладонью твердые мышцы его руки. Ее пугало не то, что вторая ее ладонь лежала на его бедре и была зажата между их телами, а тот факт, что вопреки здравому смыслу ей хотелось большего.

По ее телу словно разливались горячие струи. Она каждой клеточкой своего тела ощущала близость Василия, и эта реакция потрясла ее.

Правда состоит в том, что она хочет этого мужчину.

Несмотря на все, что ей о нем известно, вопреки его отношению к ней, она желает его. Это желание проникло сквозь ее защитные барьеры и прочно обосновалось в глубине ее женского естества. Ей следует приложить усилия и побороть его.

Василий установил правила для их отношений. Она их приняла, решив, что ей будет несложно им следовать. Однако этот неожиданный физический контакт с ним показал ей, что она недостаточно хорошо себя знает. Что в ней есть что-то, побуждающее ее забыть об опасности и закружиться в вихре новых ощущений.

Самолет вышел из зоны турбулентности, но что-то подсказало Лауре, что ей не избавиться от турбулентности, которую вызвал Василий внутри ее.

Сколько времени прошло? Пять секунд? Десять? Этот кратковременный уход из реальности не значил ничего и в то же время значил много, поскольку заставил Василия узнать кое-что новое о самом себе. Он почувствовал, как Лаура задвигалась на нем. Он вдыхал аромат ее шампуня, духов, чисто вымытой кожи. Его обострившиеся чувства говорили ему, чтобы он ее не отпускал, а отомстил ей за то, что она с ним сделала. Сорвал с них обоих одежду, оставил на ее теле свой запах, сделал ее своей.

Отстранившись от Василия и приняв вертикальное положение, Лаура не могла заставить себя на него посмотреть. Ей не хватало смелости. Сделай она это, он бы без труда прочитал в ее глазах стыд, потрясение, унижение и... желание, которое никуда не исчезло.

Как такое могло произойти?

Этого Лаура не знала. Она никогда не входила в число людей, которые что-то делают только потому, что это запрещено. Вряд ли причина случившегося в том, что Василий предупредил ее, чтобы она не питала иллюзий на его счет. Потеряв родителей, она лишилась также ощущения безопасности и из-за этого стала ограждать себя от возможных рисков. Она с детства привыкла хорошо себя вести и поступать правильно по отношению к другим людям. Именно поэтому обвинения, которые она услышала в свой адрес от Гарольда и Нэнси, так больно ее задели.

Если не считать ее юношеской влюбленности в Василия, это первый раз, когда она желает мужчину. Но если десять лет назад это желание существовало по большей части в ее фантазиях, то сейчас оно обрушилось на нее подобно разыгравшейся стихии. Могло ли юношеское чувство быть причиной того, что она испытывает в данную минуту? Это казалось невероятным, но другого объяснения у нее не было.

В любом случае это не должно повториться. Никогда.

Она принялась собирать рассыпавшиеся бумаги. Василий по-прежнему молчал. Похоже, он недоволен произошедшим. Но, по крайней мере, он не может обвинить ее в том, что она нарочно вызвала турбулентность, чтобы установить с ним физический контакт.

Зато он может обвинить ее в том, что она воспользовалась ситуацией. Правда состоит в том, что, если он это сделает, она не сможет полностью это отрицать. Как хорошо, что сейчас она сидит на корточках спиной к нему и он не видит предательский румянец на ее лице.

Впредь ей нужно держаться от него на безопасном расстоянии и заботиться о том, чтобы каждое произнесенное ею слово и каждый ее поступок были продиктованы профессиональной необходимостью.

Василий не должен узнать о ее чувствах к нему.

То, что с ним произошло, больше никогда не должно повториться. Даже если бы Лаура не работала на него, даже если бы он не сомневался в ее порядочности, он не смог бы позволить себе закрутить с ней роман. Если бы он это сделал, его желание усилилось бы и ему стало бы трудно его контролировать.

Так же трудно, как перестать хотеть, чтобы его мать ожила и вернулась к нему.

Эта мысль отрезвила его, пробудив застарелую боль, которая пронзила его подобно сотням ледяных игл.

Лаура Уэсткотт не должна узнать, какие чувства она у него вызывает.