Слабости сильного мужчины

Джордан Пенни

Глава 11

 

Утром Василий и Лаура осматривали винный завод. После ланча кузен У Ин и Василий внимательно читали контракт перед его подписанием.

Сейчас они, завершив экскурсию по одному из портов для внешней торговли, основанном англичанами, возвращались к лимузинам, которые должны были отвезти их назад в шато.

«Единственное, что мне следует испытывать, — это триумф», — подумал Василий, улыбнувшись У Ин, которая подошла ближе к нему.

— Вы с Лаурой поссорились? Я заметила, что сегодня вы держитесь друг с другом холодно.

У Ин имеет в виду, что Лаура холодна с ним. Во время их прогулки она, как всегда, отлично выполняла свои переводческие обязанности, но почти не смотрела на него и не заговаривала с ним сама. Сейчас она идет рядом с ним, но их разделяет не меньше метра. Чувство гордости заставило его сократить расстояние между ним и Лаурой, положить руку ей на плечи и притянуть к себе. Ее тело напряглось в его объятиях.

— Нет, мы не поссорились, — ответил он У Ин. — Лаура всегда настаивает на том, чтобы во время работы мы общались друг с другом только как начальник и подчиненная.

Лаура поняла его намек. Василий напомнил ей о том, что в глазах У Ин они должны выглядеть влюбленной парой. Ее пронзила невыносимая боль от осознания того, что, хотя Василий крепко ее обнимает, она ничего для него не значит. После их интимной близости осознавать это было еще тяжелее. Для него, в отличие от нее, то, что произошло между ними, не имеет значения. Именно по этой причине сейчас она держится с ним так отстраненно. Остаток ночи она проплакала в подушку, но, к счастью, пока ей хватает сил вести себя так, чтобы Василий не догадался о том, какой несчастной и униженной она себя чувствует.

Она не может дождаться, когда вернется в Лондон. Сегодня вечером они улетают из Китая, поэтому, к ее огромному облегчению, ей больше не придется спать в одной постели с Василием. В постели, где она подарила ему свою невинность и свое сердце, а взамен получила высочайшее физическое наслаждение и самую сильную душевную боль, которую когда-либо испытывала.

Она любит его. Больше нет смысла это отрицать. Вопреки здравому смыслу и всем своим убеждениям она влюбилась в реального Василия. Не в благородного рыцаря, которого придумала себе в подростковом возрасте, а в гордого, самоуверенного и безжалостного человека, неспособного любить. Почему это произошло, она понятия не имеет и не собирается искать ответ на этот вопрос, зная, что это только усилило бы ее страдания.

Ей придется продолжать работать на Василия до окончания срока, указанного в договоре. Их будут связывать только деловые отношения. Она будет с нетерпением ждать возвращения его постоянного секретаря. Затем она сможет навсегда расстаться с Василием и начать новую жизнь.

Во время этой поездки она обнаружила, что в Китае есть возможности для применения ее профессиональных навыков, и решила поддерживать отношения с У Ин в надежде, что та поможет ей найти работу, если она решит перебраться в эту страну.

Василий все еще обнимал ее. Чувствуя на себе его пристальный взгляд, она повернула голову и посмотрела на него. Она не хотела этого делать, так как боялась того, что могла увидеть в его глазах, но все же не удержалась.

Он смотрел на нее с улыбкой. Его взгляд был полон нежности и страсти. Несомненно, это спектакль, разыгранный для У Ин, но, несмотря на это, ее тело хочет прижаться к нему и снова познать его ласки. Оно еще глупее, чем ее сердце. Василий просто играет роль, боясь разочаровать У Ин, которая думает, будто их связывают романтические отношения.

Лаура почувствовала облегчение, когда обнаружила, что они уже на месте и она может отстраниться от него и забраться в машину через дверцу, которую открыл для нее шофер.

В салоне лимузина места для четверых было более чем достаточно. В знак уважения к Василию кузен У Ин ехал в одной машине с ними, а не со своими людьми.

Разумеется, Лаура была рада, что Василий получил этот контракт. Ей нужна премия, которую он ей обещал. Еще ей нужно, чтобы эти шесть месяцев поскорее закончились. Уж лучше вообще не видеть Василия, чем быть рядом с ним и постоянно испытывать боль, зная, что он никогда не ответит ей взаимностью.

Когда они вернулись в шато, Лаура сразу пошла в их комнату готовиться к отъезду, а Василий пошел с кузеном У Ин подписывать бумаги.

Войдя в ванную, она сказала себе, что ей нужно побыстрее принять душ, чтобы к приходу Василия быть полностью одетой.

Тогда почему она нежится под струями, медленно водя по телу губкой? Почему смотрит на дверь с учащенно бьющимся сердцем? Почему ей так хочется отпереть эту дверь в надежде, что Василий войдет сюда и увидит ее обнаженной?

Из ее горла вырвался сдавленный стон, в котором одновременно нашли выражение боль желания и презрение к самой себе. Чтобы себя наказать за глупые мысли, она вышла из душа, быстро вытерлась, завернулась в полотенце и прошла в гардеробную. Заперев дверь, она переоделась в чистые вещи, которые утром отложила для обратной поездки.

Их чемоданы были уже собраны и вынесены из комнаты. В ожидании Василия Лаура решила на всякий случай заглянуть на полки, чтобы убедиться, что горничная ничего не забыла упаковать.

Только она закончила осмотр и вернулась в спальню, как дверь открылась и в комнату вошел Василий. Не глядя на Лауру, он с хмурым видом направился к высокому узкому окну. Сейчас, когда они вдвоем, ему нет необходимости притворяться влюбленным в нее. Совершенно очевидно, что он не желает иметь с ней ничего общего и хочет поскорее забыть о том, что случилось прошлой ночью. По правде говоря, Лаура так и не поняла, почему это вообще произошло. Наверное, напряжение последних дней сказалось на Василии, и он захотел расслабиться в постели с женщиной. Лаура просто оказалась рядом в этот момент.

Повернувшись, Василий наконец посмотрел на Лауру. Она стояла к нему спиной, разумеется, для того, чтобы не смотреть на него. Она не сказала ни слова о прошлой ночи. Несомненно, дело было в том, что она жалела, что переспала с ним, а не с Джоном.

А он не жалел ни о чем. Они занимались любовью. Она подарила ему свою невинность. Судя по взгляду Лауры, это было самое ценное из всего, чем она обладала. Он был так глубоко тронут, так восхищен, что впервые в жизни забыл предохраниться. Его беспокоило не их здоровье. Он был первым любовником Лауры, да и ей с его стороны тоже ничего не угрожало. Но помимо заражения какой-нибудь болезнью незащищенный секс может иметь еще одно последствие.

Ребенок.

Лаура могла от него забеременеть.

Если так, то этот ребенок должен получить его фамилию и воспитываться в его доме. Он не из тех, кто способен отобрать ребенка у его матери. У него есть моральные принципы. Один из них состоит в том, что мужчина несет ответственность за женщину, у которой забрал невинность, и за всех детей, которых зачал.

Его готовность заботиться о Лауре и их возможном ребенке нисколько не удивила Василия. А как насчет его желания выполнять свой долг? Оно его тоже не удивило? Он уже знал в глубине души, что, когда речь заходит о Лауре, им начинает управлять некая мощная сила, которой он не может противостоять. В конце концов, прошлой ночью он знал, что Лаура девственница и что, лишив ее невинности, он будет нести за нее ответственность, не так ли?

Глядя на напряженную спину Лауры, он заговорил с ней спокойным, ровным голосом, который не выдавал того хаоса чувств, что охватил его сейчас.

— Ввиду того, что случилось прошлой ночью, я решил, что нам следует пожениться. И чем скорее, тем лучше.

Лаура не могла поверить своим ушам. Она медленно повернулась.

Всего на несколько секунд она позволила себе поверить в лучшее. Она почти почувствовала себя счастливой. Василий станет ее мужем. Они создадут семью. У них родятся дети и наполнят их дом веселым смехом. Они будут их любить и заботиться о них.

Затем Василий продолжил:

— У нас нет выбора. Мы не предохранялись, и ты могла забеременеть. Согласно обычаям народа, к которому принадлежала моя мать, мужчина, забравший невинность у женщины, должен жениться на ней, чтобы защитить ее честь и ребенка, которого они могли зачать. Я чту нравственный кодекс своих предков и, несмотря на вольные нравы современного мира, не могу его нарушить.

Лаура ощутила ужасную боль в груди. То была боль отчаяния. Внешне его предложение походило на то, чего она хотела больше всего на свете, но внутри его была пустота. Если она его примет, то потеряет самоуважение и ей не останется ничего другого, кроме как начать себя презирать.

Откуда-то взялась смелость, и она посмотрела на него с вызовом:

— Ты предлагаешь мне выйти за тебя замуж? За человека, который меня не любит? За человека, который думает, что обязан на мне жениться из чувства долга? Человека, который меня не уважает и которому я даже не нравлюсь? Человека, который считает, что я хранила невинность для того, чтобы при удобной возможности обменять ее на выгодный брак? Что этот брак для него западня, в которую его заталкивает его мужская честь? Честь и гордость есть не только у тебя, Василий. Я говорю тебе «нет».

Нет? Лаура ему отказала? Боль и отчаяние, охватившие его, возобладали над гневом. Только сейчас, когда она оттолкнула его, он смог признаться самому себе, как сильно он хочет, чтобы она стала его женой.

— Вполне возможно, что ты ждешь ребенка, — напомнил он ей. — Моего ребенка.

— Моего ребенка! — возразила она.

Ребенок Василия... Об этом она еще не думала, но Василий прав. Она могла забеременеть.

Если так, то она будет любить и лелеять этого малыша.

Ребенка Василия. Сейчас, когда она все осознала, ей вдруг захотелось, чтобы это было правдой. Если она беременна, у нее еще больше причин не выходить замуж за Василия.

— Если у меня будет ребенок, я сама о нем позабочусь, — решительно заявила она. — Я не допущу, чтобы мой ребенок воспитывался в такой семье, какой была бы наша, если бы я приняла твое предложение. В такой семье родители не любили бы и не уважали друг друга. В ней не было бы всего того, в чем так нуждается каждый ребенок.

Кто-то постучал в дверь их спальни. Испытывая облегчение оттого, что появился повод не продолжать этот разговор, Лаура пошла открывать. В глубине души она боялась, что может уступить, если Василий будет настаивать на своем.

За дверью стоял мажордом.

— Ваш автомобиль ждет вас, — сообщил он.

Кивнув, Лаура поблагодарила его.

Им пора уезжать. Поскольку в аэропорт их будет сопровождать У Ин, по дороге у Василия не будет возможности заставить ее согласиться на брак, который ее погубит.