Сколько стоит миллиард

Абдуллаев Чингиз

Глава 4

 

К зданию министерства они подъехали довольно быстро. Стоявшие в подъезде сотрудники милиции очень удивились, увидев, как поздно вернулся на работу министр да еще в сопровождении какого-то неизвестного человека. Правда, они не рискнули потребовать у незнакомца пропуск, поскольку он приехал с министром.

В приемной находились несколько человек.

Кроме помощника министра, сидевшего за столом, были еще две молодые женщины и двое мужчин. Дронго внимательно рассмотрел всех четверых.

Одна девушка — коротко подстриженная, явно крашенная блондинка, в красивом красном костюме. Мини-юбка подчеркивала ее стройные ноги. Другая — шатенка, в очках, волосы аккуратно собраны. Лицо почти без косметики. Юбка заканчивалась значительно ниже, но также обрисовывала некоторые прелести ее фигуры. Мужчины, сидевшие на диване, тихо переговаривались. Когда вошел министр, они мгновенно встали. Один среднего роста, лысый, одет в темный строгий костюм.

Другой в более светлом костюме и с очень хорошим галстуком, что Дронго отметил чисто механически. И весьма неплохая обувь. Он бодро кивнул в ответ на приветствие министра.

Вслед за хозяином Дронго проследовал в кабинет, где уже сидели два заместителя министра.

Шея одного из них была замотана теплым шарфом. Он поздоровался простуженным голосом, и Дронго понял, что это заместитель по кадрам. Другой, в элегантном сером костюме, строго посмотрел на гостя, поправляя прическу в тщетной попытке скрыть лысину.

— Садитесь, — разрешил хозяин кабинета, опускаясь в свое кресло. — Вот, познакомьтесь. Это эксперт по проблемам безопасности… э… как вас называть?

— Как угодно, — улыбнулся Дронго, — им ведь все равно.

— В общем, он не любит называть свое настоящее имя, — буркнул министр. — А это два моих заместителя. Семен Константинович — по кадрам, а Всеволод Игнатьевич — по международным организациям. Он как раз занимался приемом наших гостей.

— Понятно, — кивнул Дронго. — У меня к вам сразу небольшая просьба, если, конечно, можно.

— Какая просьба? — нахмурился министр, ожидая подвоха.

— Сделать так, чтобы все четверо ваших сотрудников, сидящих сейчас в приемной, разошлись по разным кабинетам. Подчеркиваю — по разным. И чтобы не общались друг с другом.

— У нас не гестапо, — резко заметил Всеволод Игнатьевич, — может, вы еще хотите устроить здесь пыточную камеру?

— Подождите, — поморщился министр и, уже обращаясь к Дронго, спросил:

— Вы считаете, это обязательно?

— Во всяком случае, желательно. Мне нужно, чтобы все участвующие в этом деле разошлись по своим кабинетам. Когда понадобится, мы их позовем.

— Хорошо, я распоряжусь. — Министр был умным человеком и понял, что речь идет не только о четверых сотрудниках, сидевших в приемной. В равной степени все сказанное относилось и к одному из его заместителей.

— Всеволод Игнатьевич, — обратился он к одному из заместителей, — распорядитесь, пожалуйста. И сами, если хотите, можете немного отдохнуть в своем кабинете. Когда понадобится, мы вас позовем.

Заместитель министра иностранных дел был не менее проницательным человеком, он понял, что его под благовидным предлогом просто удаляют из кабинета.

— Да-да, конечно, — торопливо сказал он, поднимаясь со стула, — сейчас все устрою.

Если понадобится, я у себя.

Он быстро вышел из кабинета. Наступила неприятная тишина.

— Вы своими полицейскими методами оскорбляете наших людей, — обиженно заметил министр иностранных дел.

— По-моему, я не напрашивался к вам в помощники, — напомнил Дронго, — и уж тем более не я называл имена подозреваемых.

Не сумев ничего возразить, министр промолчал.

— Давайте начнем по порядку, — предложил Дронго, — прямо с вашего заместителя.

Сидевший напротив него кадровик достал из своего портфеля папку, протянул ее Дронго.

— Здесь все данные на Всеволода Игнатьевича.

— Лучше, если вы мне коротко расскажете, — попросил Дронго, — а потом уж я посмотрю, что меня интересует.

Заместитель министра поправил шарф на шее. Он чувствовал себя еще не совсем хорошо, но шеф сегодня был неумолим, потребовав приехать в министерство.

— Всеволод Игнатьевич Баженов, — начал заместитель министра по кадрам, — работает в нашей системе более двадцати лет. Кадровый дипломат. Поступал в МГИМО по направлению с завода. Отлично учился. Работал в Нигерии, Сомали, Египте. В центральном аппарате служил директором департамента. Заместителем министра назначен в прошлом году.

Женат. Имеет двух сыновей.

— Внуки есть? — вдруг спросил Дронго.

— Пока нет. Он поздно женился, — удивился вопросу Семен Константинович, — а почему вы спросили про внуков?

— Давайте договоримся, — улыбнулся Дронго, — на сегодняшнюю ночь вопросы задаю только я. А завтра утром, если все закончится нормально, я удовлетворю ваше любопытство.

— У него нет внуков, — повторил заместитель министра.

— Где учатся дети? Где работает жена?

— Его супруга работает экономистом в издательстве «Прогресс». Дети учатся. Один в МГИМО, другой заканчивает школу.

— Ясно. С ним все понятно. Перейдем к следующему. Тот красивый моложавый мужчина, который сидел в приемной, очевидно, директор департамента?

— Да, а как вы догадались?

— У него очень уверенный вид человека, ведущего спокойный, размеренный образ жизни. В отличие от другого дипломата, посла по особым поручениям, который, наверное, уже заработал себе язву в постоянных командировках.

Заместитель министра впервые улыбнулся.

У посла действительно была язва, и он мучился в многочисленных командировках, не решаясь пробовать местную пищу.

— Директор департамента Илья Петрович Костин. — Кадровик достал следующую папку. — Потомственный дипломат. Отец был послом в Южной Корее. После школы закончил экономический факультет МГИМО. Работает у нас четырнадцать лет. Работал в посольствах СССР в Австрии и Бельгии. Последняя должность — консул во Франции. Знает немецкий, французский языки. Начитан, умен.

До сих пор не женат. Вернее, был женат, но развелся восемь лет назад. Коллеги считают, он очень перспективен. Умеет нравиться женщинам.

— А это вы откуда знаете?

Заместитель министра посмотрел на Дронго, снимая очки, чтобы протереть запотевшие стекла.

— У меня такая должность. Я обязан все про всех знать.

— Давайте следующего, — попросил Дронго, и его собеседник взял третью папку.

— Михаил Аркадьевич Арсенов, посол по особым поручениям. Пятьдесят шесть лет. Работал в райкоме комсомола, райкоме партии, потом поступил в МГИМО, но на дипломатической службе находился всего несколько лет, работая в Пакистане. Потом снова перешел на партийную работу, был секретарем парткома, заместителем заведующего горкома партии, заведующим. Оттуда направлен послом в Непал. Четыре года назад назначен послом по особым поручениям. Женат. Двое детей. Трое внуков. Умеет говорить на нескольких языках, хотя хорошо знает только английский.

— Чем он занимается как посол по особым поручениям?

— Урегулирование конфликтных ситуаций в СНГ. В основном «горячие точки». Он безотказный человек, сказывается партийная закалка.

Заместитель министра вспомнил, что рядом сидит министр, и покраснел. Тому могло не понравиться последнее выражение своего зама.

— Следующий, — попросил Дронго.

— Алена Королева, секретарь Всеволода Игнатьевича, двадцать шесть лет. Отец работает во внешнеторговом представительстве в Австралии. Закончила МГУ, филологический факультет. Знает английский. Не замужем, хотя одно время встречалась с каким-то молодым человеком, который приезжал за ней на очень роскошном «Мерседесе». Сейчас по вечерам уходит с работы одна. Она живет здесь недалеко, на Кутузовском. До работы в МИДе служила в какой-то коммерческой фирме.

— Ясно, — кивнул Дронго, — давайте последнюю папку.

— Светлана Мухина, — открыл следующую папку заместитель министра, — двадцать девять лет. Разведена. Имеет пятилетнего сына.

Работает в министерстве уже три года. Очень пунктуальна и аккуратна. Знает английский и французский. Считается одной из лучших стенографисток. Несколько раз привлекалась к обслуживанию высокопоставленных делегаций из США, Канады и Франции. Образование высшее. В настоящее время готовится защитить кандидатскую диссертацию.

— У вас все?

— В общих чертах все, — кивнул заместитель министра, положив пятую папку на стол, — но это, конечно, только в очень общих чертах.

Я думаю, вам нужно более подробно ознакомиться с личными делами всех пятерых сотрудников.

— Для чего? — улыбнувшись, спросил Дронго.

Заместитель министра, не ожидавший такого вопроса, оглянулся на министра. Потом твердо сказал:

— Чтобы лучше их знать.

— Неужели вы думаете, что в биографии кого-нибудь из них я смогу прочесть, как именно он готовился сотрудничать с террористами? — засмеялся Дронго — Мне гораздо важнее не бумаги, которые вы так тщательно собрали и подшили в их дела, а ваши рассказы, наблюдения. Я не сомневаюсь, их личные дела в полном порядке. Меня волнует другое — кто из них и почему решил стать пособником террористов? Поэтому нам с вами еще придется поработать, дорогой Семен Константинович. Начнем с ними беседовать и попытаемся выяснить, кто из них мог предупредить террористов.