Сколько стоит миллиард

Абдуллаев Чингиз

Глава 2

 

Они готовились целый месяц. Только в дурных кинофильмах можно просто приехать в международный аэропорт и захватить самолет, прорвавшись к нему с оружием. В жизни все намного сложнее. И более непредсказуемо: в последний момент вдруг спустится шина у опаздывающего в аэропорт автомобиля или заболит живот у одного из членов группы. Их было пятеро. В таком составе они встретились в гостинице «Мир», куда Валерий пригласил их всех. Сначала пришли двое кавказцев — Иса и Рамин, воевавшие в Чечне на стороне Дудаева, отличившиеся до этого в Абхазии и Осетии и ушедшие в горы после подписания договора о временном перемирии. Потом появилась Сандра. Никто не знал ее настоящего имени. Но Валерий потом рассказывал, что она была известным снайпером и, по слухам, имела на своем счету несколько десятков убитых.

Последним к ним примкнул Николай. Мрачный и все время молчавший, лишь позже члены группы узнали о том, что он имел четыре судимости и провел в тюрьме в общей сложности более пятнадцати лет. Эту группу собрал Валерий Стуков, сын знаменитых московских врачей и наводчик многих крупных банд, каждый раз умело уходивший от наказания благодаря своим многочисленным связям и знакомствам. Все это осталось в прошлом, при прежнем режиме. При нынешнем прятаться уже не приходилось. Он участвовал в трех войнах, начав с Приднестровья. И каждый раз отличался особой, какой-то нелогичной храбростью и поражающей воображение жестокостью.

Они готовились к операции тщательно. Погрузили все оружие в два больших ящика, выбранных с таким расчетом, чтобы ящики не прошли через рентгеновские аппараты. Между стенками проложили тонкие титановые пластины, не пропускающие сигналы с обычных магнитометров, находящихся на вооружении у дежурных милиционеров. По приказу Валеры Сандра устроилась в аэропорт на работу и выбрала наиболее подходящее место, откуда можно было пронести грузы, якобы предназначенные для перевозки в транспортном самолете. Традиционно груз, следующий транспортным самолетом, не досматривался особенно тщательно. Кому могло прийти в голову, во-первых, захватить транспортный самолет, во-вторых, взрывать его с собственным грузом на борту. Никто не подозревал, что после прохождения контроля груз можно спокойно переправить к пассажирскому самолету. В аэропорту, тем более в международном, царила обычная неразбериха.

Все было продумано до мелочей. Взяты билеты на пятое июня. К счастью, самолет, который они собирались захватить, летел из международного аэропорта Шереметьево-1 в столицу одной из стран СНГ, поэтому для рейса не требовались специальные международные паспорта, иначе у них возникли бы лишние хлопоты. Но и на этот случай Валера принес неведомо кем выписанный и непонятно как полученный дипломатический паспорт. У остальных были обычные паспорта с гербом СССР.

Но в этот день что-то случилось. Никто так и не узнал, что именно. Только Сандра стала свидетелем того, как, выслушав чье-то сообщение по мобильному сотовому телефону, Валерий, громко выругавшись, сказал:

— Все отменяется. Увозим ящики обратно, полетим завтра.

— Завтра не моя смена, — сообщила девушка, — и грузчики будут совсем другие.

— Я сказал — уезжаем, — повысил голос Валера, — так нужно. Полетим завтрашним рейсом. Ничего, так даже лучше. Сатана, говорят, любит шестерку, а завтра шестое июня.

Ничего не понимающей Сандре пришлось вернуть привезенные в аэропорт ящики.

В этот день все пятеро чувствовали себя плохо, но понимали, что Стуков, имевший информацию об этом рейсе, руководствовался какими-то своими, неведомыми им мотивами.

Особенно беспокоился Рамин, который с недавних пор находился в розыске сразу в нескольких странах СНГ. Каждый лишний день в Москве увеличивал шансы быть схваченным и арестованным органами милиции. И хотя от уличных постовых и инспекторов ГАИ всегда можно откупиться, он всю дорогу, пока возвращались из аэропорта, просидел молча, глядя по сторонам и сжимая кулаки.

Впервые за последние несколько лет он не имел при себе никакого оружия, поскольку в самолет нельзя пронести даже нож, и чувство собственной беспомощности сильно угнетало его. Порой ему даже казалось, что вся операция по захвату самолета спланирована Стуковым специально для того, чтобы обезоружить его и спокойно арестовать. Лишь когда они снова приехали на квартиру Валеры и подняли ящики наверх, он несколько успокоился, а к вечеру даже развеселился, заявив, что Бог троицу любит и они вполне могут не вылетать и завтра утром.

Контроль все миновали спокойно. Николай, Иса и Рамин прошли через обычный пассажирский вход и направились к самолету.

Валера ждал на выходе у транспортного отсека. Там находилась и Сандра. По приказу Стукова грузчики привезли два нестандартных ящика к выходу, где их должны были досмотреть дежурные милиционеры. Сержант, стоявший у входа, только зевнул и махнул рукой, а второй милиционер для верности провел магнитометром по ящику.

— Что здесь? — спросил он вяло.

— Это специальный груз для нашей фирмы, — улыбнулся Стуков.

— В какой самолет? — поинтересовался сержант.

— В пассажирский, вон в тот.

— А почему отсюда везете? — Сержант почувствовал возможность заработать. — Правил не знаете? В пассажирский самолет все несут вон оттуда. Там специальный контроль.

Грузчики переглянулись.

— Нам сказали — отсюда, — недоумевая, ответил один из них.

— Конечно, отсюда, — вмешалась, мило улыбаясь, Сандра. Из-за форменной одежды все принимали ее за обычного сотрудника аэропортовских служб. Здесь работало такое количество людей, что грузчики давно запутались и не пытались разобраться, кто какую службу представляет.

— Кто разрешил? — спросил сержант.

— Можно вас на минуту? — позвал его Валера в сторону.

Милиционер, понявший, что его начальника покупают, лишь улыбнулся. В таком случае могло перепасть и ему.

— Чего вам? — спросил сержант, делая несколько шагов в сторону.

— Вот мой паспорт, — показал зеленую книжечку Стуков. — Как дипломат я могу вообще пройти без досмотра и объявить этот груз дипломатическим багажом, не подлежащим проверке. — Он знал, что врет. Дипломатический багаж оформлялся отдельно и не проходил через обычный транспортный вход.

А все, что шло непосредственно в самолет в пассажирскую кабину, должно было досматриваться самым тщательным образом. Даже дипломаты проходили через контроль на предмет выявления оружия. Всего этого сержант, конечно, не знал. Но его больше заинтересовала стодолларовая купюра, показанная ему незнакомцем. Сержант не был ни святым, ни праведником. Самый обычный человек, и к тому же известно, что в аэропорту берут все — от начальника до диспетчера, от полковника до рядового. Поэтому он решил не выделяться. Взял зеленую купюру и, подходя к грузчикам, крикнул:

— Давай быстрее, ребята!

Грузчики тоже не наивные люди, понимали, что сержант так быстро изменил свое мнение в результате получения нескольких бумажек разного достоинства.

— Все в порядке? — на всякий случай спросил рядовой, чтобы подчеркнуть и свою значимость.

— Можно пропустить, — разрешил сержант.

«Придется дать ему тысяч пятьдесят, в рублях, конечно, — решил с сожалением сержант. — Этот дурак с дипломатическим паспортом мог бы со мной заранее договориться».

Грузчики повезли ящики к самолету. Дипломат и девушка в форменной одежде аэропорта поспешили за ними.

— Много дали? — спросил рядовой.

— Да нет, — сплюнул сержант, — совсем немного, всего сто тысяч. Половину тебе отдам.

— Вот жлоб, — разозлился рядовой, — а я думал, тысяч на триста потянет.

Он не стал говорить сержанту о своих подозрениях. «Наверняка взял тысяч двести, а мне даст только пятьдесят», — уверенно думал рядовой, но претендовать на большее не смел.

В конце концов, и это неплохо, даже если получаешь за смену всего пятьдесят тысяч рублей. В месяц эта сумма значительно превысит его зарплату.

Валера и Сандра подошли к самолету. Около него пока никого не было, пассажиров еще не успели подвезти. Стоявший у лестницы солдат-пограничник отвернулся, увидев грузчиков и девушку в форменной одежде. Его задача — проверять паспорта всех поднимающихся на борт, а качество и количество загружаемого в самолет груза он не контролировал.

Стуков показал свой паспорт пограничнику и спокойно, с чувством собственного достоинства поднялся на борт лайнера. Стюардессы, встретившие его в первом салоне, улыбнулись ему. Одна была особенно симпатичной. Ему это понравилось — хороший знак.

— Как вас зовут? — спросил он у девушки.

— Лена. — Стюардесса показала ему на салон. — Вы пройдете?

— Пока нет, я схожу в депутатскую и вернусь. Вот мой паспорт, — показал он документ. — Сейчас просто загрузят наш багаж, если можно, прямо в салон, а то там дипломатическая почта. Вы ведь знаете, по статусу ее нельзя везти в обычном багажном отделении.

Стюардессы, конечно, и не предполагали ни о каком статусе, но согласно закивали.

А грузчики уже поднимали ящики, направляясь в хвост самолета. Валера дождался, пока погрузят второй ящик, и, удовлетворенно кивнув, спустился вниз. Грузчикам он щедро отвалил сто тысяч рублей. Потом вместе с Сандрой направился к аэровокзалу. Девушка быстро переоделась, сходив в свое служебное помещение. Затем они вдвоем зашагали в дальний конец аэровокзала, где находилась депутатская комната. Валера поднял трубку переговорного устройства перед закрытой дверью.

— Доброе утро, — весело сказал он, — вам звонили насчет меня из МИДа. Я дипломат, со мной моя сотрудница.

Вчера утром он сам позвонил из дома и просто предупредил девушку, сославшись на телефон дежурного сотрудника МИДа, который он узнал по справочной. В депутатскую часто звонили из посольств и других официальных ведомств, когда их сотрудники находились в пути к аэропорту и уже некогда было давать официальную заявку по факсу. Валера знал об этом заранее. Но на этот раз номер не прошел.

Девушка, принимавшая заявки, оказалась бдительнее и потребовала подтверждения. Испуганная Сандра смотрела на Валерия, бросившего трубку. Однако через минуту он снова куда-то позвонил, выслав Сандру из комнаты. Когда она вернулась, он улыбался.

Они вновь подошли к депутатской, и, к удивлению Сандры, оказалось, что их фамилии уже зарегистрированы по всей форме. Разумеется, никто и никогда не звонил и не перепроверял приехавших в депутатскую людей.

Считалось, что в депутатской размещаются довольно солидные люди, которым не до шуток. Кроме того, это дорогое удовольствие: за пользование залом для официальных делегаций установлена плата при выезде более двухсот тысяч рублей. К тому же необходимо предъявить документы, в противном случае вас просто могли выставить из зала. Но у Валеры имелся непонятно как полученный дипломатический паспорт, а в журнале стояла его фамилия. Дежурная по депутатской комнате назвала ему номер кода, и он открыл дверь в зал, нажав кнопку. Код оказался простой — всего лишь одна цифра восемь.

В депутатской их больше не беспокоили.

Конечно, контроль перед посадкой в самолет они прошли. Она распустила волосы, надела темные очки, вместо формы облачилась в темный брючный костюм. В преобразившейся Сандре вряд ли кто-либо смог узнать аэропортовскую служащую, затянутую в форменную одежду.

К самолету их отвезли в специальной машине, как и положено в таких случаях по статусу депутатской комнаты. Уже перед выходом на летное поле Стуков обернулся к зданию аэровокзала и чему-то улыбнулся.

— Хорошая погода, — сказал он девушке, — значит, все будет в порядке. Настоящая летная погода.

— Что? — не поняла Сандра.

— Теперь все нормально, — засмеялся Валерий.