Синдром жертвы

Абдуллаев Чингиз Акифович

Глава 17

 

Утром Дронго приехал в Министерство внутренних дел, где в кабинете Резунова его уже ждали сам полковник и профессор Гуртуев.

– Наши сотрудники работали вчера до полуночи, – сообщил Резунов. – Есть список из восемнадцати фамилий. Это пассажиры, которые прибыли в четверг и улетели в субботу. – Он протянул список Дронго.

– Командированные приезжают обычно на один или два дня, – заметил тот, просматривая список. – Понятно, что многие приезжают в четверг, чтобы сделать свои дела за два дня, а субботу оставляют для покупок и возможных встреч. Восемнадцать фамилий, и нет гарантии, что он среди них. Вадимов Тарасовичей, конечно, в списке нет?

– Есть один Тарас, – показал Резунов, – но Вадимов нет, это точно. Рядом указан год рождения – все мужчины в возрасте от тридцати пяти до пятидесяти пяти.

– Хорошо. Нужно позвонить в Астану и уточнить, когда они смогут прислать свой список. Офицеры, которых вы отправили в указанные нами города, что-нибудь передали?

– Они только вчера добрались, – напомнил Резунов. – Наверное, сегодня что-то передадут. Вместе с ними я отправил и наших прикомандированных: Шатилова – в Пермь, Мякишева – в Екатеринбург, Кокоулина – в Ижевск. Но пока нет никаких сведений.

– Осталось два дня, – негромко заметил Гуртуев, – а нужно успеть проверить все восемнадцать фамилий. Города указаны?

– Один из Магадана, другой из Владивостока, – посмотрел в список Резунов, – одиннадцать человек с Урала, остальные из Сибири. Если начнем проверку прямо сейчас, у нас уйдет как минимум неделя. Туда только добираться нужно сутки, и еще сутки обратно.

– Посадите ваших офицеров на телефоны. Пусть звонят в эти города и уточняют данные по этим людям, – предложил Гуртуев. – Не обязательно туда лететь, можно все проверить удаленно.

– Мы так и сделаем, – согласился Резунов, забирая копию списка и выходя из кабинета.

Профессор взглянул на Дронго и грустно усмехнулся.

– Ваше выступление оказалось вчера гораздо более убедительным, чем мое неудачное бормотание. Вам никто не говорил, что давно пора переквалифицироваться в адвоката? Будете получать гораздо больше денег. Спокойная и уважаемая работа. Тем более с вашим талантом златоуста.

– Надеюсь, что еще немного смогу поработать в качестве эксперта, – ответил Дронго. – Хочу поделиться с вами своими сомнениями, Казбек Измайлович. У меня два письма, которые я получил вчера утром и позавчера ночью. Они показались мне достаточно интересными. Я анализировал их всю ночь. Посмотрите, пожалуйста. – Он протянул оба листка бумаги Гуртуеву.

Тот взял письма, надел очки и начал читать, бормоча при этом:

– Очень интересно, весьма... да, у этого человека своя философия... обратите внимание... да, действительно интересно... – Потом он положил листки на стол и посмотрел на Дронго. – Кто это такой? Ваш знакомый?

– Конечно, нет. Вот мои два ответа. – Дронго достал свои письма и отдал их профессору.

– Хорошо, очень недурно. Так вы еще и мастер эпистолярного жанра... Ах, так... Значит, мы думаем с вами одинаково... все правильно... – Возвращая письма эксперту, Казбек Измайлович сказал: – Я все понял. Вы считаете, что это и есть тот самый убийца, которого мы ищем. Неужели он осмелился вам написать? И не боится, что мы можем его вычислить?

– Он опять подстраховался, – сообщил Дронго. – Я уже попросил проверить, откуда были отправлены письма. Оказалось, из интернет-клуба на Пречистенке.

– Значит, мы ошибались, и он находится в Москве? – встревожился Гуртуев. – Мы напрасно проверяли все эти рейсы?

– Думаю, что нет. Он очень образованный человек и прекрасно понимает, что с помощью новых технологий я сумею узнать, откуда он отправлял свои письма. Поэтому приехал в Москву и отправил свои письма именно из интернет-клуба, чтобы мы не смогли его найти. Там ежедневно бывают сотни или тысячи людей, и его бы вряд ли запомнили. Тем более если он принес письма, записанные на флешку. Достаточно просто передать такое письмо, на это уйдет несколько секунд.

– Очень любопытный стиль. Похоже, мы были правы. У него своя философия жизни и смерти. Но как он узнал ваш электронный адрес? Может, кто-то из ваших знакомых ему его передал?

– Я уверен, что он предусмотрел эту возможность и получил мой электронный адрес через вторые, а может, и третьи руки. Здесь мы наверняка ничего не найдем. А свои письма он отправил после этой ненужной статьи, в которой написали про наше расследование.

– Вы думаете, что в следующий раз он напишет и мне тоже? – усмехнулся профессор.

– Надеюсь, что нет. Но мне кажется, что он опять мог допустить небольшую ошибку, которую мы обязаны проверить.

– Какую?

– Специально приехал в Москву, чтобы отправить отсюда свои сообщения. Ведь в этом случае я не смогу вычислить, откуда он отправлял свои письма.

– Тогда это не ошибка, а его точный расчет, – пожал плечами Гуртуев.

– Ну да. Расчет на то, что мы не сможем найти отправителя писем, – согласился Дронго. – Но мы можем найти человека, который вчера или позавчера прилетал в Москву. По нашему списку. Если совпадет хоть одна фамилия, тогда это тот самый человек.

– Я начинаю вас опасаться, коллега, – признался Гуртуев. – С такими мозгами нужно было идти в ученые. Давайте проверим и этих пассажиров; может, действительно что-то получится.

В кабинет вернулся Резунов, и они коротко пересказали ему свой разговор, показали письма. Он сразу позвонил одному из своих сотрудников, приказав затребовать списки всех пассажиров, прилетевших за последние три дня в Москву на самолетах из Сибири и с Урала, и сравнить со списком, который у них уже был. Теперь оставалось только ждать. Генерал Шаповалов лично возглавил поиски, сделав из своего кабинета оперативный штаб.

Вскоре поступили первые сообщения с Урала и из Сибири. На Дальнем Востоке была уже ночь. Один из пассажиров оказался начальником райотдела милиции. Еще один – известным спортсменом, прилетавшим на заседание Олимпийского комитета.

– Этих можно сразу исключить, – решил Шаповалов.

– Как раз наоборот, – возразил Гуртуев, – этих двоих и нужно оставить. Наш убийца – человек физически сильный, независимый, обеспеченный и, судя по всему, может знать, как работают ваши сотрудники. Не удивлюсь, если это будет сам начальник райотдела милиции.

– Только этого нам не хватало для полного счастья, – взволнованно произнес генерал. – Представляю, что здесь будет, если окажется, что серийный убийца – начальник милиции. Тогда точно не удержится в своем кресле ни министр, ни его заместители. А меня вообще выгонят так, что потом даже охранником никуда не возьмут.

– Надеюсь, что до этого не дойдет, – успокоил его Дронго, – но все равно нужно все проверить. Пусть уточнят, где он был в апреле этого года. Или пробьют по срокам, когда совершались убийства.

– Представляю, как он обидится, – пробормотал Шаповалов.

– Дайте указание, чтобы они прислали нам эти материалы, – предложил профессор.

Напряжение нарастало. Позвонили из Омска. Один из пассажиров, указанных в списке, был директором мебельного магазина. Высокий мужчина в очках, сообщили по телефону. Андрей Захарович Гримич. Проверка установила, что в апреле он был в Москве.

– Пусть немедленно проверят его группу крови, – распорядился Шаповалов.

Через некоторое время опять позвонили из Омска. Гримича дома не оказалось, а родные не знали, где его искать.

– Пусть объявят план «Перехват», – приказал Шаповалов, – пусть бросят на его поиски всю городскую милицию. Нужно его найти и проверить группу крови.

Потом позвонили из Ижевска. Там нашли еще одного пассажира из списка. Юсиф Гареев. Бизнесмен, руководитель небольшой фирмы по производству пластмассовых изделий. Проверяющие выяснили, что он часто выезжает в командировки. А в больнице выяснили, что у Гареева третья группа крови.

– Немедленно задержать! – Шаповалов взглянул на сидевших в его кабинете экспертов. – Кажется, вы считали, что он может быть бизнесменом. Похоже, что мы его вычислили.

– Они не сказали, где он находится? – спросил Дронго.

– Говорят, уехал куда-то за город, – ответил генерал, – надеюсь, что его найдут. У нас еще двое с Дальнего Востока. Их начнут проверять, когда у нас уже будет ночь, так что я останусь в своем кабинете до завтрашнего утра.

– Мы тоже останемся, – храбро сказал Гуртуев. – Надеюсь, горячий чай вы нам обеспечите?

– Сколько угодно, – улыбнулся Шаповалов.

К вечеру выяснилось, что, кроме двоих неизвестных с Дальнего Востока, все остальные лица установлены. Среди них были главный агроном, директор института, заместитель начальника управления механизации, директор Дворца культуры, парикмахер, главный инженер большого комбината и даже бывший заключенный, освободившийся как раз накануне своего визита в Москву.

– Заключенного, наверное, надо проверить в первую очередь? – поинтересовался Шаповалов.

– Его можно вообще вычеркнуть, – ответил Дронго.

– Почему? Он как раз был в эти дни в Москве, – удивился генерал.

– А до этого? Он же находился в колонии, значит, не мог убивать в Харькове и Астане. Нет, это не наш убийца. Его можете сразу исключить.

Ближе к семи часам вечера сообщили, что нашли Гримича. Он страдал одышкой, сахарным диабетом, перенес инфаркт и с трудом передвигался. У него была вторая положительная группа крови, и сотрудники милиции уехали, взяв у него анализ и едва не доведя несчастного до второго инфаркта.

Проверка выяснила, что среди пассажиров, прибывших в Москву за последние несколько дней, есть только одна совпавшая фамилия – Гареев из Ижевска.

– Третья группа крови и два совпадения в списках, – удовлетворенно кивнул Шаповалов. – Значит, мы его нашли. Наша группа рано утром вылетит в Ижевск, чтобы взять этого мерзавца. Если он сбежит, я всем голову оторву, – пообещал Шаповалов. – У него есть семья?

– Сейчас уточню, – виновато ответил полковник.

Через несколько минут он ворвался в кабинет генерала.

– Из Ижевска сообщили, что у него четверо детей и трое внуков. Нашли участкового, который знает их семью.

Шаповалов посмотрел на экспертов и автоматически повторил:

– Четверо детей. Неужели это наш маньяк?

– У Чикатило тоже была семья, – напомнил профессор Гуртуев. – Все равно надо проверить.

Эта ночь была бессонной и тревожной. Ближе к утру позвонили из Магадана. Пассажир, указанный в списках, был золотоискателем и в настоящее время находился где-то за городом.

– Пусть позвонят в его поликлинику и узнают его группу крови, – рявкнул вконец измотанный Шаповалов.

Затем позвонили из Владивостока. Пассажир был бурятом с русской фамилией Рыжов.

– Ваш убийца похож на бурята? – поинтересовался Шаповалов. У него уже не было сил даже улыбнуться.

Дронго взял трубку и спросил начальника городской милиции:

– Где находится ваш Рыжов?

– У меня в кабинете, – ответил начальник, – стоит рядом со мной.

– Какая у него группа крови?

– Первая положительная, – услышал он в ответ.

– А какой он из себя?

– Маленький, полный. Он у нас работает в охотничьем хозяйстве, очень хороший специалист. Мы не понимаем, почему вы его ищете. Что нам с ним делать? Задержать?

– Это уже в вашей компетенции, – передал трубку генералу Дронго. – Скажите, чтобы его отпустили.

– Можете его отпустить, – проговорил генерал, потом положил трубку и устало посмотрел на Дронго. – А если все напрасно? У нас еще восемь человек, группу крови которых мы пока не узнали. Представляю, как выглядят наши сотрудники, которые бегают по городам, спрашивая у этих пассажиров их группу крови.

Начали поступать сообщения из других городов. Сотрудники милиции проверяли и узнавали о каждом из пассажиров. Кроме Гареева, ни у кого больше не оказалось третьей группы. Наконец, снова позвонили из Ижевска. Гареев нашелся на своей даче за городом. У него была третья группа крови, но резус-фактор положительный, и испуганный бизнесмен не понимал, почему к нему на дачу приехали сразу три автомобиля сотрудников милиции, которые заставили его сдать кровь.

Проверка закончилась. Среди восемнадцати пассажиров не было ни одного с третьей отрицательной группой крови.

Шаповалов взглянул на экспертов. На часах был уже седьмой час утра.

– Кажется, закончили, – сказал генерал. – Как видите, ваша теория не сработала. И мы управились не за три дня, а за полтора. Спасибо вам за помощь. Теперь придется начинать все заново.

– Нет, – возразил Дронго, – вы дали нам три дня. А прошло только полтора.

– Мы всех уже проверили, – напомнил Шаповалов. – Вы же знаете, как я вас уважаю, но, видимо, в этот раз не получилось.

– У нас есть еще полтора дня, – упрямо повторил Дронго, – и я прошу нам поверить. Мы постараемся сделать все, чтобы его найти.

– Мы только теряем время, – сказал генерал.

– Мы его найдем, – твердо пообещал Дронго. – В конце концов, вы сами дали нам три дня.

– Хорошо, – решился наконец генерал, – еще полтора дня. Завтра вечером мы прекратим работу вашей группы.

Гуртуев и Дронго вышли из кабинета генерала.

– Я поеду домой и немного посплю, – устало проговорил Казбек Измайлович, – и вам тоже советую отдохнуть.

– Я останусь, – возразил Дронго и прошел в кабинет Резунова.

Через некоторое время туда вернулся сам полковник.

– Шаповалов прав, – мягко сказал он, – нужно просто признать, что у нас ничего не получилось.

– Давайте еще одну проверку, – попросил Дронго. – Проверьте всех, кто сегодня должен улететь из Москвы.

– Вы же поняли, что все бесполезно, – покачал головой Резунов, – мы проверили всех пассажиров. Там вообще нет людей с третьей отрицательной группой крови. Наверное, вы где-то ошиблись.

– Проверьте списки, – упрямо повторил Дронго. – Я только сейчас начинаю понимать, зачем он приехал в Москву. Он не только отправил мне сообщение, он еще и готовит новое преступление. Если мы не поторопимся, следующее убийство произойдет в Москве. Проверьте сегодняшние списки.

– Хорошо, – согласился Резунов, скорее из чувства солидарности с экспертом, чем веря в подобную проверку, и вышел.

Дронго устало закрыл глаза. Насчет Санкт-Петербурга он просто не мог ошибиться. Убийца наверняка прилетел в Москву, а затем отправился туда на поезде, ведь он звонил именно с Московского вокзала. Но тогда почему ничего не дали апрельская проверка и нынешний визит возможного убийцы? Предположим, в апреле у него было время, и он приехал сюда на поезде. Сюда и обратно. Если их предположения правильные, то такое вполне возможно. Более того, он так и сделал. Ведь тогда он не совершал убийства, и ему не нужно было спешить, возвращаясь к себе в город, чтобы иметь нужное алиби. Но сейчас он просто не мог приехать на поезде, просто физически не успел бы, ведь статья в центральной газете вышла два дня назад. Значит, он должен был прочитать эту статью, узнать адрес электронной почты эксперта и приехать в Москву. Прилететь. Именно прилететь. Тогда выходит, что он еще здесь. И пока не улетел, вот почему нет его фамилии в списках пассажиров, вылетевших из Москвы.

Но почему проверка не дала результатов? Ведь среди пассажиров должен был оказаться человек с его группой крови. Похоже, этот убийца рассчитывает все свои действия на несколько ходов вперед. Дронго взял листок бумаги с указанием фамилий пассажиров и места работы, пробежал глазами еще раз. Какая глупость писать «бизнесмен» или «руководитель компании». Какой компании, какой бизнесмен? Чем именно занимается его компания, каким бизнесом он занят? А вот еще и директор института. Может, он ректор; а если ректор, то какого института? Хотя сотрудников милиции можно понять. Их интересует прежде всего группа крови подозреваемых, а не уточнение их места работы.

Он еще раз взглянул на список. Неужели они так могли ошибиться? Интересно, куда садятся самолеты, если их не принимают в Москве? Одну секунду. Он, кажется, забыл о собственном рейсе. Когда они летели в Москву два дня назад, была сильная болтанка. Капитан сообщил, что надвигается циклон, но они успеют проскочить. А если самолет убийцы не успел проскочить и сел в другом городе? Или убийца, зная об этом, прилетел в другой город?

Дронго бросился из кабинета и вбежал в отдел.

– Вы проверяли пассажиров по спискам, зарегистрированным в авиакомпаниях?

– Конечно, – кивнул один из офицеров.

– Два дня назад были отмены рейсов? – взволнованно спросил Дронго.

– Были, – ответил офицер. – Несколько самолетов посадили в Нижнем Новгороде, а еще четыре рейса отменили.

– Откуда рейсы?

Тут в кабинет вошел Резунов.

– Что случилось? – удивленно спросил он.

– Рейсы? – крикнул Дронго.

– Из Екатеринбурга и Перми, – сообщил офицер, посмотрев в свой список.

– Он прилетел другим рейсом в Нижний Новгород, – выдохнул Дронго, – а теперь улетит из Москвы. Уже сегодня. Проверьте фамилии, они должны совпасть. Из этих городов в Нижний. Он летел прямым рейсом, так как торопился быстрее попасть в Москву.

Офицер сел за компьютер. Резунов протянул Дронго листок бумаги.

– Из списка пассажиров, который вы дали, совпала только одна фамилия. Баратов. Он был в нашем предыдущем списке, но мы его проверяли. Это директор института, и у него первая положительная группа крови.

– Какого института? – тихо уточнил Дронго.

– Институт занимается вопросами градостроительства и архитектуры, – сообщил Резунов и поднял глаза на Дронго.

– Не может быть, – прошептал тот, – этого не может быть...

И тут офицер, проверявший рейсы на Нижний, сообщил:

– Два дня назад поздно вечером из Перми в Нижний прилетел Баратов Вениамин Борисович.

Все замерли.

– Я думал, что такое бывает только в кино, – пробормотал Резунов.