Символы распада

Страшно, если уникальное, сверхсекретное оружие, только что разработанное в одном из научных центров России, попадает вдруг не в те руки. Однако что делать, если это уже случилось? Если похищены два «ядерных чемоданчика»? Чтобы остановить похитителей пока еще не поздно, необходимо прежде всего выследить их... Чеченский след? Эта версия, конечно, буквально лежит на поверхности. Однако агент Дронго, ведущий расследование, убежден — никогда не следует верить в очевидное. Возможно — очень возможно! — похитителей следует искать не на пылающем в войнах Востоке, но на благополучном, внешне вполне нейтральном Западе... Где? А вот это уже другой вопрос. Вопрос, от ответа на который зависит исход нового дела Дронго...

Начало

Он взглянул на часы. Уже половина десятого. Неужели встреча не состоится? Он сжал губы, твердо решив ждать столько, сколько понадобится. В конце концов этот кретин обязан появиться. Если учесть, что их встречи всегда проходят в неудобное для обоих время и случаются не так уж и часто, можно предположить, что и эта произойдет со значительным опозданием. Впрочем, за последний год он уже привык к необязательности своего партнера. Однако сегодня тот не может не прийти. У него, кажется, все уже получилось, и теперь нужно только обговорить последние условия. Вот наконец и он. Опоздал на целых тридцать пять минут. Впрочем, это на него похоже. Ученые всегда такие рассеянные.

Человек, подошедший к нему, снял очки и взглянул с испугом.

— Здравствуйте, — несколько сконфуженно сказал он, приглаживая растрепавшиеся волосы, — кажется, я немного опоздал.

— Вы опоздали на полчаса, Александр Никодимович, — грубо ответил ожидавший его человек. — Почему вы пришли с пустыми руками? У вас опять ничего не получилось?

Юг Западной Сибири. Поселок Чогунаш. 11 июня

— Напрасно мы так много выпили, — проворчал Никита, усаживаясь за руль.

— Какая разница, — рассмеялся Эрик, — здесь все равно ГАИ нет. Это единственное преимущество нашего проклятого городка.

— Все равно много выпили, — упрямо сказал Никита, осторожно трогаясь с места. — Он сегодня чего-то добрый был. Обычно не такой бывает, построже.

— Понятно почему, — засмеялся Эрик, у которого вся физиономия была в веснушках, как у маленького ребенка. На вид ему казалось не больше двадцати двух. На самом деле стукнуло двадцать девять, и он работал в Центре уже несколько лет.