Шелковые узы

Поделиться с друзьями:

Миссисипи… Река, пересекающая штаты и соединяющая сердца.

Река, подарившая циничному игроку Джонни Роулетту неожиданную встречу с юной, невинной Невадой Гамильтон, вынужденной зарабатывать на жизнь пением в варьете.

Река, которая помогла однажды неотразимому соблазнителю стать пылким возлюбленным, а недоверчивой красотке — обрести долгожданное счастье…

Глава 1

— Джонни Роулетт снова в городе!

— Джонни в Мемфисе? Лили, ты уверена? — возбужденно спросила Джулия Лабланк, запахивая голубой халат на пышной груди.

— Ты думаешь, он придет сегодня вечером посмотреть наше шоу? — спросила рыжеволосая, кареглазая Белла Робертс, держа нагретые щипцы для завивки в одной руке и блестящую прядь волос в другой.

— Боже мой, ты сама знаешь, что придет! Если Джонни в городе, так он уже с заходом солнца будет на борту «Подлунного игрока», — с улыбкой заверила Бетси Кларк Стивенс и, дотянувшись до банки с кораллово-красной губной помадой, добавила:

— Джулия, можно я возьму твое зеленое атласное платье — оно так подходит к моим глазам? Ты ведь не влезаешь в него с тех пор, как набрала лишние пять фунтов.

Глава 2

На Неваду из зеркала смотрела незнакомка. Трудно было поверить, что симпатичная молодая женщина с густыми ресницами, синими глазами, рубиново-красными губами и блестящими черными кудрями действительно она. Невада смотрела с откровенным восторгом и изумлением на это отражение, и ее щеки пылали от волнения. Платье из ярко-синего атласа с глубоким вырезом, открывающим грудь, и тугим корсажем, подчеркивающим талию, с отделанной оборками юбкой было самым изящным и красивым из всех, что она когда-либо видела. Точно о таком она мечтала все те ночи, когда стояла в бледном лунном свете на борту плоскодонки своего отца и вдохновенно пела, а команда криками и свистом выражала свое одобрение. Старый Вилли и Люк, Большой Эдгар, Слим и Тедди и Джон по прозвищу Черный Джек. Они все аплодировали и поощряли ее, уверяя, что она «поет как соловей». Но наиболее рьяным поклонником был ее отец — единственный, кто лелеял золотые мечты о ее будущих победах.

Невада Мэри Гамильтон никогда не знала ни маленькой черноволосой женщины, своей матери, ни дикой, неизведанной земли, по имени которой она была названа. Ньютон Гамильтон, неугомонный молодой южанин, который осенью 1857-го приехал на серебряные рудники Запада, меньше года пробыл в Вирджинии, штат Невада. Рослый мужчина с рыжеватыми волосами, низким голосом и блестящими зелеными глазами влюбился в Бет Дэвис с первого взгляда. Она выглядела такой молодой, хрупкой и беспомощной, когда пыталась пересечь оживленную городскую улицу по деревянной доске, проложенной в густой и глубокой грязи. Очарованный Ньют Гамильтон в три прыжка добрался до маленькой хрупкой красотки. Не обращая внимания на крики негодования, он сгреб ее в охапку и понес через грязную улицу. Когда он достиг другой стороны, то был уже влюблен по уши. Меньше чем через месяц Бет ответила ему взаимностью. Они поженились в конторе судьи и первую ночь медового месяца провели в комнате на третьем этаже гостиницы «Сильверадо», в самом сердце шумной, бесшабашной Вирджинии. Бет Гамильтон, самая счастливая из невест, не замечала звуков дребезжащего фортепьяно, стука игральных костей, криков и смеха, доносящихся снизу. Наслаждаясь новой для нее страстью, она упивалась счастьем той длинной снежной ноябрьской ночью, проведенной на мягкой перине с любящим мужем.

И точно через девять месяцев, в горячий августовский вечер, когда разреженный горный воздух угнетал особенно сильно и не было даже намека на ветерок, способный хотя бы покачнуть шнурок занавеса в душной небольшой спальне, Бет вступила в изнуряющую борьбу, которая длилась всю ночь. Наконец, когда первый луч осветил летнее небо над высокими горами, Бет, совершенно истощенная, с запавшими и тоскливыми глазами, родила прекрасного младенца, девочку с шелковистыми волосами цвета воронова крыла, симпатичным носиком-кнопкой и изогнутыми наподобие бутона розы губками.

— Ты должен сам назвать ее, Ньют, — прошептала Бет, — я слишком устала.

Это были ее последние слова. Бет умерла прежде, чем взошло солнце.