Сердце должно любить

Уилкс Дорис

Потеряв надежду зачать дитя, молодые супруги обращаются к своей незамужней знакомой, с предложением родить для них ребенка за соответствующее вознаграждение. Самые благородные побуждения заставляют героиню согласиться на этот отчаянный шаг. Ожидая появления младенца, молодая женщина в силу жизненных перипетий оказывается в драматической ситуации: или она останется матерью-одиночкой, или ее ребенка будет растить неожиданно овдовевший отец. Столкнувшись с непростой дилеммой, герои романа мучительно ищут выход...

 

Пролог

"Паккард" свернул с шоссе на боковую дорогу, и у женщины защемило сердце. Она вопросительно посмотрела на супруга, когда тот стал парковать машину у невысокого, недавно побеленного красивого здания. На фоне темных облаков и синей глади залива Массачусетс оно напоминало белоснежный пароход.

— Зачем ты привез меня сюда? — Голос женщины дрожал от волнения. Она разглядывала гостиницу, а думала о сидящем рядом человеке. Он равнодушно пожал плечами.

— Это место подходит для завтрака не хуже любого другого. Ты, что, против?

Супруга покачала головой, и густые длинные волосы упали на ее бледное лицо.

— Нет, — прошептала она, не желая уступать мужу в хладнокровии. — Почему, я должна быть против?

Мужчина ничего не ответил. Супружеская пара вылезла из машины и молча направилась к входу в здание. В устланном ковром холле супруг, будто догадываясь о состоянии жены, сказал:

— Есть только один надежный способ избавиться от призраков прошлого: прогнать их!

— Ах, вот оно что! Мы избавляемся от призраков! — усмехнулась женщина.

Едва они вошли в ресторан, откуда-то вынырнул метрдотель и провел пару к столику у окна. Тот был изысканно накрыт на двоих, в вазочке пламенел букет гвоздик. Благодарно кивнув официанту, отодвинувшему кресло, женщина села и, ничего не видя, уставилась в предупредительно поданное меню, потом она подняла глаза, увидела, как губы супруга скривились в насмешливой улыбке, и натуженным голосом спросила:

— Ты придумал это нарочно, да?

Он развел руками:

— Ты имеешь в виду гостиницу или столик? Если хочешь, пересядем, но я не вижу в этом смысла. Наше непреодолимое физическое влечение друг к другу не предполагает никаких особенных переживаний, поэтому какая разница? Что один столик, что другой...

Женщине стало трудно дышать. Значит, их отношения — это всего лишь физическое влечение? Ей хотелось сказать все, что она думает о бесчувственности своего избранника, закричать, что для нее брак гораздо серьезнее и глубже, чем для него. Но, не желая выдавать своих чувств, она нарочито небрежно заметила:

— Ты прав, не стоит из-за мелочей пересаживаться!

Холодные, настороженные глаза супруга внимательно смотрели на жену. Та не выдержала его взгляда.

— Ты привез меня в свое любимое место, чтобы поговорить о чем-то важном? — Как будто она не знала! Сердце защемило еще сильнее, к горлу подступала тошнота.

— Давай сначала поедим, — сухо проговорил муж, и в его голосе появилась неприятная дребезжащая нотка.

Но есть женщина так и не смогла. Омлет с ветчиной остался почти нетронутым, а фруктовый салат она лишь слегка поковыряла.

— Нет аппетита? — спросил супруг, переведя взгляд с ее тарелки на замкнутое, напряженное лицо.

— Я не голодна.

Господи, о чем они говорят? — тоскливо подумала женщина, глядя в окно. Траву на лужайке пригнул ветер, под его порывами поникли отцветающие тюльпаны. Небо заволокло тучами.

— Послушай, дорогой...

— Я знаю, — перебил он.

Супруга подняла удивленные глаза. Откуда ему известно, что именно она хочет сказать?

— Продолжать жить так, как мы живем в последнее время, невозможно. Ты это хотела сказать?

— Да. — Удивительно, как легко она с ним соглашалась. А ведь сердце ее разрывалось на мелкие кусочки.

— Я должен признать, что ошибся. Ребенку лучше жить с родителем-одиночкой, чем с двумя чужими друг другу людьми.

Женщина проглотила комок в горле и спросила:

— К чему ты клонишь?

После короткого молчания супруг спокойно ответил:

— Ты не должна была выходить за меня замуж...

ГЛАВА ПЕРВАЯ

В полумраке гостиничного номера слабо мерцало зеркало. Так и не взглянув в него, взволнованная Айрис, поднялась из-за туалетного столика. Ее зеленые глаза смотрели тревожно. Шелковая ночная рубашка нежно-абрикосового цвета неприятно липла к телу.

Как ни крути, а это прелюбодеяние, вздрогнула девушка и почувствовала, как горят щеки. Спать с чужим мужем — смертный грех...

Она уставилась в окно, за которым был виден аккуратный зеленый дворик маленькой загородной гостиницы. Почему Стронг выбрал этот уголок вдали от Бостона? — подумала Айрис.

Черт побери, какой-нибудь безликий городской отель куда больше подошел бы для того постыдного и бездушного действа, ради которого они забрались в такое прелестное местечко.

Доносившийся из ванной плеск воды смолк, и наступившая тишина заставила девушку напрячься.

— Любуешься видом?

Услышав низкий голос, лишенный каких бы то ни было эмоций, Айрис резко повернула голову и застыла под бесцеремонным мужским взором. Сверкающие рыжие волосы рассыпались по ее плечам; легкий прозрачный шелк рубашки не скрывал пикантных деталей тела. Смущенная прожигающим насквозь взглядом, девушка с вызовом ответила:

— А что я должна была делать? — Во рту ощущалась странная сухость.

Мужчина натянуто улыбнулся, как часто делал во время открытых судебных заседаний.

Перед Айрис стоял Дэвид Стронг. Блестящий адвокат. Безжалостный противник. И муж Мейбл. Нельзя забывать об этом. И о причине, которая привела их сюда.

— Не будем спорить, — снисходительно произнес Стронг и шагнул к Айрис. Улыбка его стала шире, резкие черты несколько аскетичного лица смягчились. Пугающее ощущение значимости приближавшегося мгновения не позволяло девушке расслабиться, но и не мешало ощущать всю притягательность стройной мужской фигуры. С комком в горле она смотрела на кудрявые черные волосы, видневшиеся за небрежно распахнутым воротом белой рубашки. — Прости, что заставил ждать. Я думал, ты уже в постели.

Айрис с трудом проглотила слюну, не в силах смотреть на непременный атрибут гостиничного номера, оформленного в викторианском стиле. Этим атрибутом была огромных размеров кровать, слишком откровенно намекавшая на свое назначение.

— Нет. Все в порядке. Я имею в виду... — Как он может оставаться таким спокойным? — Я... я хочу сказать... ты не заставил меня ждать.

О Боже! Ей двадцать четыре года, так почему же рядом с ним она заикается, как школьница? Да потому что не имеет ни малейшего представления о том, как следует вести себя в подобной ситуации. Наслушавшись горьких сетований бесплодной подруги и решившись помочь ей, она и не представляла, каким неприглядным окажется все последующее.

Дэвид оказался достаточно чуток, чтобы понять ее состояние, с отчаянием подумала Айрис. Высокий лоб Стронга прорезала морщина, и он промолвил:

— Ты хорошенько подумала, согласившись на это?

Айрис быстро взглянула на мужчину. Нет, она не была уверена. О да, иметь ребенка от этого человека было ее заветной мечтой! Но не таким образом, пронеслось у нее в голове, не при таких обстоятельствах. Может быть, Стронг и сам сомневается в том, достойная ли это затея?

— Родить ребенка для другой женщины — очень смелое решение, — наставительным тоном произнес он, словно завершал выступление на процессе. — Мы бы ничего не сказали, если бы ты передумала.

Передумать? Айрис резко выпрямилась. Разве она мало думала о последствиях, согласившись на безумное предложение Мейбл? Близкой подруги, имевшей все, кроме одного-единственного, о чем она безумно мечтала: ребенка от собственного мужа. И Айрис согласилась... потому что Дэвид Стронг был для нее единственным любимым мужчиной на свете.

Слишком застенчивая, чтобы открыть ему свои чувства четыре года назад, она была вынуждена отойти в сторону и, мучительно переживая, наблюдала роман Дэвида со своей лучшей подругой. Роман закончился свадьбой, хотя Айрис всегда считала, что Мейбл ему не пара. Поэтому мысль о том, чтобы выносить его ребенка, которого, как с горечью призналась Мейбл после бесконечных медицинских исследований, она не способна родить, была в некотором роде компенсацией Айрис за ее собственную потерю. Кроме того, предложение подруги стало своеобразным ответом на молитву, с которой Айрис обращалась к небесам. Девушке были нужны деньги. Немалая сумма, чтобы заплатить за операцию на сердце, в которой нуждалась мать. Только это могло спасти ей жизнь.

— Передумала? Нет. — Она решительно вздернула подбородок. — Я всегда соблюдаю условия контракта... даже устного!

Губы Стронга растянулись в чуть заметной усмешке. Айрис считала, что у него очень выразительные губы. Их легкого движения было достаточно, чтобы покорить или обескуражить кого угодно. В ту же секунду каждый нерв девушки сладостно заныл: приподняв густые волосы Айрис, Дэвид обнял ее за шею и притянул к себе.

— Приятно слышать... — Серьезность его намерений не вызывала сомнений.

— Дэвид...

— Тс-с...

Нежное прикосновение мужских губ заставило ее умолкнуть; по венам с головокружительной скоростью побежала кровь, застучало в висках. Тепло чуть шершавой щеки, слегка пахнувшей лосьоном, и горячее дыхание Дэвида вызвали такой взрыв чувств, что Айрис вздрогнула, замерла на месте, а потом невольно отшатнулась. Она не имеет права. Ведь это муж Мейбл!..

— Успокойся.

Конечно, он все понял. От него ничто не могло укрыться. Замечать и исследовать каждый едва заметный нюанс, каждую слабость человеческого характера было его профессией.

— Прости... — Она закрыла глаза, лишь бы не видеть и не чувствовать этого притягательного мужского тела. А Дэвид уже убрал ей за спину густые рыжие локоны, и его темноволосая голова склонилась к плечу девушки.

Айрис судорожно втянула в себя воздух. Боже милосердный, как долго она ждала вот такой встречи!

— Дэвид, я... — Ей было трудно дышать, голос звучал хрипловато и возбужденно. — Я хочу сказать... — Господи, неужели все это происходит на самом деле? — Я думала... — Что она думала? Что все произойдет быстро и без всяких эмоций... по крайней мере, для него? Во всяком случае, девушка не ожидала такой невыразимо упоительной нежности, угрожавшей выпустить на волю те потаенные чувства, которые она испытывала с восемнадцати лет и которые сковала стальными обручами в тот день, когда Дэвид женился на Мейбл.

— Не могли бы мы просто... Стронг тихо рассмеялся.

— Могли бы... сделать дело и разбежаться, — бархатно пробормотал он, нежно припал губами к изящной шее и стал продвигаться к уху, — но ты не сказала бы мне за это спасибо.

Нет, подумала Айрис, крепко сжимая пальцы в тщетной попытке остановить волну запретного наслаждения, захлестнувшую ее, когда язык Дэвида коснулся чувствительной мочки. В тридцать четыре года он хорошо изучил женщин и прекрасно знал, какое действие оказывают на них его ласки.

— Ты дрожишь. — Сильные руки уверенно лежали на ее плечах. — Я понимаю, что условия этого, как ты говоришь, контракта, несколько необычны, но ты ведь не ребенок. Разве тебе никогда не случалось оставаться наедине с мужчиной? — Он приподнял подбородок, указав на кровать, тонувшую в полумраке номера.

Айрис опустила глаза. Если бы он знал!

— Конечно! — храбро солгала она, не смея признаться в полной неопытности, в том, что никогда не встречала мужчины более привлекательного, чем Дэвид. Который вихрем ворвался в ее жизнь, но обрек на непосвященность, в чем не было ничьей вины. Случилось это шесть лет назад, когда она только поступила на работу в его контору. Айрис и сейчас остро завидовала уверенности этого зрелого мужчины, искушенности, далеко превосходившей ее собственную.

Когда Дэвид резко прижал ее к себе, девушку потрясло ощущение близости мужского тела, жар которого проникал сквозь тонкий шелк рубашки. Она не была готова к этому. Так же, как и к жадной требовательности его ненасытных губ.

Буря ощущений охватила Айрис, ноги стали ватными, и она непременно упала бы, если бы не держалась за плечи этого сильного человека.

Сколько ночей она провела без сна, лихорадочно мечтая вот о таком миге! Сколько раз пренебрегала мужчинами, проявлявшими к ней интерес, но не получавшими в ответ ничего, кроме случайного невинного поцелуя! И все потому, что не находила в них опасной и волнующей притягательности Стронга.

Руки Дэвида сжимали ее тисками, ощущая прикосновение возбужденной мужской плоти, Айрис лишь усилием воли старалась справиться с переполнявшими ее чувствами.

Как она могла позволить себе подобную распущенность? Забыть, что он женат, женат на Мейбл! Девушка напряглась и слабо застонала, тут же послышался вкрадчивый голос Дэвида:

— Ну же, Айрис, расслабься! Здесь нет никого, кроме нас с тобой...

А для тебя это только деловое мероприятие, подумала она, стараясь заглушить отчаяние и повторяя себе, что делает все только ради собственной матери. Впрочем, это выглядело не слишком убедительно.

— Не беспокойся обо мне. Я... — Не могла же она сказать, что плохо представляет себе, как быть дальше. Что она боится дать себе волю, потому что иначе, Дэвид непременно догадается о ее чувствах...

— Предоставь, все мне, миленькая. — Внезапно он легко поднял ее и понес на кровать.

Сильные мужские руки жгли ее сквозь тонкий шелк, как пламя. Пришлось до боли закусить нижнюю губу, чтобы сдержать крик наслаждения, которое ей доставлял этот всепожирающий огонь. Боже, как он умеет ласкать, вихрем пронеслось в мозгу девушки. Внезапно Дэвид спустил с ее плеч тонкие бретельки, обнажил молочно-белые груди, и дыхание Айрис стало прерывистым, как будто ей не хватало воздуха.

— Ты прекрасна... — Его умиленно-восторженное лицо подтверждало искренность высказанного шепотом восхищения, и Айрис пришлось смежить веки, чтобы не утонуть в синеве смотревших на нее глаз.

Она слышала участившееся дыхание Дэвида, чувствовала, как его тело наливается силой, как горят губы, касающиеся ее напрягшихся грудей. Он был крайне возбужден, и натянут как струна, но — Боже милосердный! — то же самое происходило и с ней. На ее лбу и безупречно очерченной верхней губе выступили бисеринки пота. Он опытный мужчина и привык естественно и откровенно наслаждаться близостью женщины. Но если она, Айрис, покажет, что испытывает такое же наслаждение...

— Будет гораздо лучше, если ты расслабишься!

Понимал ли он, что с ней происходит? Дэвид чуть отодвинулся. Не требовалось открывать глаза, чтобы понять: он раздевается. Как можно, было последовать его совету, расслабиться и не выдать при этом своих истинных чувств? Или — еще хуже — не заставить его подумать, будто она просто развратница?

Освободившись от одежды, Дэвид стянул с девушки шелковый покров и припал к ней. Прикосновение его разгоряченной кожи подействовало на обостренные чувства Айрис, словно электрический разряд. Она задохнулась от сладкой истомы, внезапно охватившей тело.

— О, пожалуйста... — прозвучала мольба избавить ее от жгучей и сладостной муки, причиняемой его губами.

Глаза Айрис были по-прежнему закрыты, шелковые волосы разметались по подушке. О, если бы все закончилось прямо сейчас... скорее, скорее, пока ее разбуженная плоть не выдала себя.

— Посмотри на меня! — прошептал Дэвид, борясь с ее молчаливым сопротивлением. Она подчинилась. Его синие глаза потемнели, обычно аккуратно причесанные волосы растрепались, на скулах рдел яркий румянец. — Ты всегда такая зажатая, когда занимаешься любовью? Что должен сделать мужчина, чтобы заставить тебя расслабиться? Скажи мне, чего ты хочешь, крошка?

Тебя! Ответ сложился сам собой, пришел прежде, чем она успела подумать. А есть ли у нее право на такие мысли? Ни малейшего! Но мужские губы, прижатые к ее плоскому животу, и нежный шепот лишили Айрис последних остатков воли — девушка горела как в огне. Долго сдерживаемая страсть, наконец вырвалась наружу, сметая сопротивление и заставляя капитулировать. Разве могла она устоять перед тем, о ком грезила долгие годы.

Прости, Мейбл! Эта мысль тут же улетела, как осенний лист, подхваченный ветром. Она была побеждена собственной страстью, силу которой можно было сравнить только со страстью любящего мужчины. Мощным движением он привлек девушку к себе и открыл неведомые ей доселе тайны плотской любви.

Желание затопило Айрис, она ощутила лишь мгновенную острую боль, а потом погрузилась в затягивающий омут неземного наслаждения.

Когда через некоторое время Дэвид отодвинулся и встал, не говоря ни слова, Айрис лежала, робко глядя на него. Он рассержен? Или, потрясен, как и она сама, неожиданно бурным проявлением чувств?

Лампа, стоявшая на туалетном столике, бросала мягкий свет на великолепную обнаженную фигуру Аполлона, насытившегося любовью. Айрис поспешно отвела взгляд, смущенная, собственным бесстыдством.

Облачаясь в белый махровый халат, Дэвид удивленно и слегка осуждающе спросил:

— Почему ты не сказала, что я у тебя первый?

— А разве это так важно? — пожала она плечами. Айрис не могла признаться, что стеснялась своей девственности.

Стронг пристально смотрел на Айрис, как будто хотел насквозь просверлить ее взглядом. Нет, слава Богу, он ни о чем не догадывался.

— Если бы это было для тебя неважно, от твоей невинности давно бы и следа не осталось. Неужели деньги могут заставить девушку пожертвовать самым святым, что у нее есть?

Айрис замерла.

— Это звучит оскорбительно...

— Извини. Я не хотел тебя обидеть.

— Разве? — Ее подбородок вздернулся, ноздри раздулись. Разве можно было забыть, как он восстал против этой идеи? Мейбл пришлось долго умолять мужа, прежде чем он уступил. Можно представить себе, что именно Стронг думает о женщинах, согласных продать своего ребенка. Вряд ли ее, Айрис, поведение могло как-то поколебать мнение этого человека.

— Я имел в виду лишь то, что ты очень красивая девушка... — Он открыл холодильник и вынул оттуда бутылку воды. — И не говори мне, что никто не пытался соблазнить тебя.

— Нет... то есть я хочу сказать, что пытались...

Так, значит, он не был равнодушен к ее чарам, хотя никогда не показывал виду. Впрочем, Айрис была слишком близкой подругой его жены... А что касается попыток соблазнения, то даже если бы и встретился мужчина, способный избавить ее от безрассудной страсти к Дэвиду Стронгу, то и тогда она не испытала бы желания очертя голову броситься в его объятия. Серьезные отношения — а ни на что другое Айрис не согласилась бы — должны опираться на прочную основу. На примере распавшегося брака родителей она видела, насколько болезненными и разрушительными бывают последствия скоропалительных решений.

— Обычно невинность приносят в жертву любви, страсти или отдаются из простого любопытства. Что заставило тебя поступить по-другому? Почему самым сильным стимулом стали деньги?

Айрис поспешно отвела взгляд, как свидетель, что-то скрывающий от правосудия. Слишком больно было вспоминать осунувшееся лицо матери, ее затрудненное дыхание и застывшую в глазах отчаянную мольбу не думать о деньгах для операции.

Она нерешительно подняла глаза. В суде у Стронга была репутация жесткого и даже безжалостного человека. Тем не менее, Айрис знала, что он, мог бы понять владевшие ею чувства, расскажи она о смертельной опасности, нависшей над матерью. Но, во-первых, она решила никому не говорить ни о болезни, ни об операции, а во-вторых, Мейбл была ее подругой с самого детства, знала обоих родителей Айрис, и если бы до Элспет Милфорд когда-нибудь дошло, каким образом дочь добывает деньги на предстоящую операцию...

Она внутренне содрогнулась.

— Разве обязательно должна быть какая-то причина, достопочтенный сэр? — непринужденно отреагировала Айрис.

Стронг прищурился.

— Я не судья, — наконец медленно произнес он, почему-то, серьезно отнесся к ее шутливому обращению. — И уж, конечно, не мое дело выносить приговор. Ни тебе, ни кому-нибудь другому...

Но Айрис понимала, что именно этим он и занимается: блестящий адвокат Дэвид Стронг уже вынес свой вердикт.

Но тут ее чувствам начало грозить новое испытание. Дэвид сбросил халат, скользнул обратно в постель и игриво заявил:

— Допрос окончен.

* * *

Айрис Милфорд пребывала в необычном для нее взвинченном состоянии. Когда в маленькой конторе, напоминавшей времена Диккенса, зазвонил телефон, девушка вздрогнула.

— Привет. Это я. Думал приехать раньше, но моя машина решила по-другому.

Айрис улыбнулась, с облегчением услышав веселый голос своего непосредственного начальника. Недавний выпускник университета Родни Крайтон пришел в адвокатскую контору всего два года назад и обещал стать прекрасным присяжным поверенным — при условии, что сумеет обуздать свой беспокойный характер.

— Как твоя матушка? Ей лучше?

В прошлую пятницу Айрис сказала, что проведет выходные с матерью, которая неважно себя чувствует, однако ни словом не заикнулась о том, что поедет в загородную частную клинику, где несчастная женщина только что перенесла тяжелейшую операцию на сердце.

— Все в порядке, — внутренне сжавшись, ответила Айрис. Если бы она была уверена, что все действительно хорошо...

— В таком случае не могла бы ты, как можно скорее напечатать заключение для защитника, которое я диктовал? Кстати, сегодня утром я видел его в суде — ну, знаешь это дело Тольдберг против Вейсмана? Клянусь всеми святыми, не зря его фамилия Стронг — он и впрямь сильный мужик! Складывается впечатление, что истец все время врет. Если так оно и есть, то его спасет только чудо! Стронг из него фарш сделает!

Айрис зябко повела плечами. И из нее тоже будет фарш? Правда, в этом случае безжалостный ум, о котором ходили легенды, Стронгу не понадобился: он воздействовал на чувства Айрис и полностью сокрушил их. Потому что в тот злосчастный уик-энд они еще несколько раз занимались любовью, и партнер проделывал это молча, без всяких эмоций, а она сразу потеряла голову и уже не могла сдержать свои порывы...

Когда Стронг, наконец, отвез ее домой, он держался еще более отчужденно, чем обычно, в то время, как Айрис хотела... чего же она от него хотела? Любви? Нет, конечно же, нет, старалась уверить себя девушка, проклиная все на свете. Ведь он был чужим мужем. В таком случае, почему она, как последняя идиотка чувствует себя брошенной и одинокой?

— Алло! Ты слушаешь?

— Да... да, конечно.

Едва услышав фамилию Стронга, она совершенно растерялась. Конечно, с ее стороны это была непростительная глупость, и она не видела и не слышала его с того самого уик-энда. А ведь прошло уже почти четыре недели...

— Давай заканчивать. Я жду важного звонка, — несколько неуклюже закончила она разговор, не уточняя, что ожидает результата анализов, сданных на прошлой неделе. Едва она нажала на рычаг, как телефон зазвонил вновь. Услышав короткую фразу, Айрис едва не свалилась со стула. Хотя и ожидала, что может услышать именно такую новость.

Когда пять минут спустя она набирала номер домашнего телефона Мейбл, ее пальцы дрожали. Сердце бешено колотилось, мысли путались. Все это время Айрис молила Бога, чтобы беременность подтвердилась: во второй раз она не смогла бы выдержать насилия над своими чувствами, ведь была в состоянии экстаза, в то время, как партнер умудрялся оставаться бесстрастным. Но теперь...

— Мейбл, слушай... — Она тяжело вздохнула и сообщила ошеломляющую новость.

— Ого! Каков жеребец мой муженек! Видно, он недаром тратил на тебя время! — хохотнула та. Айрис подумала, что в данных обстоятельствах замечание Мейбл несколько бестактно. Впрочем, подруга, кажется, была довольна. — Так, значит, у тебя будет ребенок... Должна признаться, на твоем месте я бы беспокоилась, что раздуюсь, как мячик, и останусь такой навсегда! — Мейбл рассмеялась, и Айрис вспомнила о постоянной борьбе полноватой подруги с избыточным весом.

Судебному исполнителю, миссис Стронг, было двадцать семь лет, и до недавнего времени они работали в одной юридической фирме. Именно от нее Айрис узнала о вакантном месте секретаря. К тому времени, она была рада оказаться как можно дальше от мужчины, который занимал слишком много места в ее мыслях, но едва замечал ее существование...

И именно Мейбл возвратила этого человека в жизнь Айрис, встретив Стронга на какой-то вечеринке и безнадежно запутавшись в любовных сетях. Стронг стал заходить в контору или домой к Мейбл, когда Айрис была у той в гостях. Он по-прежнему не обращал на нее никакого внимания, но был более снисходителен, чем в прежние времена. Едва ли Дэвид догадывался о том, как действовала его неотразимая сексуальная привлекательность на девчонку, со временем превратившуюся в красивую юную даму.

Временами он улыбался ей, и тогда земля уходила у Айрис из-под ног. Девушку слишком тянуло к Дэвиду, поэтому она не могла смириться с его равнодушием. Но четыре года назад он неожиданно для всех женился на Мейбл, и та, продолжая работать в юридической фирме, невольно, но постоянно напоминала Айрис о ее потере. Лицо подруги лучилось счастьем и любовью к мужу. Слава Богу, что со временем она оставила службу по настоятельной рекомендации своего врача — как оказалось, совершенно бесполезной. Он надеялся, что уменьшение нагрузки поможет женщине забеременеть.

— Так я первая узнала об этом? Замечательно! — С трудом, вернувшись к реальности, Айрис физически ощутила чужую радость. Мейбл ликовала. — Разреши мне самой сказать об этом мужу — как будто это у меня будет ребенок!

Айрис грустно улыбнулась. Она могла понять состояние подруги, хотя сама ощущала внутри только странную пустоту.

— Ты честно заработала свои деньги, дорогая, так что можешь славно покутить! А вдобавок получила премию: теперь ты знаешь, что значит спать с Дэвидом Стронгом!

— Ну, о чем ты! — Щеки девушки залил горячий румянец. Она не хотела думать ни о чем, кроме матери. А Мейбл не знала об операции и дорогом послеоперационном уходе, на который были потрачены деньги.

— Да ладно, не скромничай. Я же знаю, тебе до смерти этого хотелось. Впрочем, как и всем моим подругам. Но теперь могу тебе сказать, что в этом есть и отрицательная сторона. Тебе будет трудно найти второго такого мужчину.

Айрис неловко засмеялась. Разве она не знала об этом заранее!

— До свидания, Мейбл, — торопливо сказала она и положила трубку, ни с того ни с сего подумав, что подруга должно быть потихоньку пьет.

* * *

Поздно вечером, когда Айрис досматривала по телевизору любовный фильм, раздался телефонный звонок. У девушки сжалось сердце: а вдруг это звонят из клиники, в которой лежит мать?

— Айрис? — Менее всего на свете она ожидала услышать низкий голос Дэвида Стронга. — Ты чем-то расстроена? С тобой все в порядке?

— Да, все нормально. — Усилием воли девушка взяла себя в руки. Дэвид, не должен был догадываться о ее тревоге.

— Полагаю, тебя надо поздравить. Мейбл только что все сказала мне. Есть какие-нибудь проблемы? Как ты себя чувствуешь?

Забавно, что именно он спросил ее о здоровье. Мейбл задать такой вопрос не удосужилась...

— Никаких проблем, — поспешно заверила Айрис, почувствовав, как у нее подкашиваются ноги. И со стыдом подумала, что боязнь плохих вестей о состоянии матери здесь ни при чем.

— Прекрасно. Можешь быть уверена: в течение ближайших восьми месяцев я буду заботиться о том, чтобы у тебя было все необходимое. Обеспечу и бесплатное медицинское обслуживание. Если возникнут какие-нибудь трудности, сразу звони мне... или Мейбл.

— Спасибо. — Ей почудилось, что голос Стронга действительно звучал как-то необычно? Дэвид разговаривал с ней так, будто она его клиентка. Но ведь так оно и есть. Состоялся деловой разговор людей, связанных контрактом. Айрис все понимала, но ощущение одиночества накатило на нее так стремительно, что из глаз брызнули слезы. Ничего удивительного. Она беспокоилась о матери.

* * *

Прошло две недели. За это время Айрис устроила мать в небольшую частную лечебницу в Кейп-Коде. Но беспокойство девушки не проходило: выздоровлению Элспет мешала неизвестно откуда взявшаяся простуда.

— Ты чем-то расстроена, — однажды утром заметил Родни, застав ее погруженной в тягостное раздумье.

Айрис поспешила сменить тему.

— Тебе никогда не удастся снискать расположение окружного судьи, — шутливо упрекнула она, увидев в ухе своего шефа серьгу, которой вчера не было.

— И, слава Богу! — Родни прижал руку к сердцу. — Он совсем не в моем вкусе. Кого я искренне уважаю, так это Стронга. Тебе будет интересно узнать, что сразу после дела Тольдберг — Вейсман он выиграл и наш процесс. Должно быть, оппонентам он снится в кошмарных снах. Нет, серьезно, если ты ни разу не видела его в суде, стоит сходить посмотреть!

Внезапно Айрис почувствовала тошноту; она вскочила и бросилась в туалет, сквозь звон в ушах слыша:

— Боже! Ты отвратительно выглядишь! С тобой все в порядке?

Естественно, все было в порядке, поэтому она отвергла совет отправиться домой.

Перехватив в буфете сандвич, она почувствовала себя лучше. Но существовала еще одна проблема, которую Айрис должна была решить для себя раз и навсегда.

В ранней юности она была безумно влюблена в Дэвида Стронга, но, когда он женился на Мейбл, ее самолюбию был нанесен жестокий удар. Она очень быстро повзрослела и глубоко спрятала свою любовь: теперь, Стронг принадлежал другой. Но после двух дней, проведенных с ним в загородной гостинице, все вернулось, стоило лишь услышать его имя. А при воспоминании об упоительных ласках Дэвида поднималась температура.

Все это было ужасно глупо и очень некстати. Придется приложить немало усилий, чтобы взять себя в руки и посмотреть на всю эту историю спокойно и беспристрастно. Так же, как смотрит на нее Дэвид Стронг.

Поэтому когда на следующее утро позвонил Родни и пригласил поплавать с ним в обеденный перерыв, Айрис с радостью согласилась и перед уходом на работу сунула в сумку купальник.

* * *

— Очень мило, — одобрил начальник, когда она вынырнула из голубой морской воды бассейна местного спортивного комплекса. Беременность еще не была заметна, но изменения, происходившие в организме, уже давали о себе знать. Грудь под изумрудным атласным купальником стала более полной и округлой, придавая женским формам сексапильность, не уступавшую сексапильности Мейбл. — Ты никогда не думала о том, чтобы влюбиться в многообещающего адвоката? — Родни непринужденно улыбался, продолжая смотреть на свою секретаршу с восхищением.

— Только если он разрешит мне носить серьги! — поддразнила Айрис и уплыла прочь. Она знала, что Родни шутит. По крайней мере, надеялась. Потому что, вне всяких сомнений, этот молодой человек не был героем ее романа.

Когда они шли к машине, Айрис заметила невдалеке новенький голубой "крайслер" с откидным верхом и узнала яркую блузку женщины, сидевшей за рулем.

— Это же Мейбл! — Девушка заколебалась и вопросительно посмотрела на спутника. — Ты не будешь сердиться, если я перекинусь с ней парой слов? Подожди меня в машине, ладно?

У нее не было особой причины встречаться с подругой. Просто не хотелось уехать, не поговорив с нею. Она подошла к автомобилю... и застыла на месте, чувствуя, что ноги приросли к земле. Да, это была Мейбл. Нельзя было не узнать ее темные, пышные, модно подстриженные волосы. Но пальцы, запутавшиеся в этих локонах, принадлежали кому угодно, только не Дэвиду Стронгу! Подруга полулежала в объятиях какого-то мужчины и страстно целовалась...

Несколько мгновений пораженная Айрис не могла сойти с места, а затем как слепая побрела обратно к автостоянке.

Что же происходит? Увиденное было более мучительно, чем тошнота начального периода беременности. Как она могла?! С другим мужчиной?

— Что-то ты слишком быстро, — удивился Родни, когда его спутница молча забралась в старенький, с урчащим мотором, "форд".

— Не о чем было говорить, — выдавила Айрис. Невероятно! Она не могла прийти в себя. Почему женщина, вышедшая замуж за Стронга... женщина, у которой есть все... почему она?..

— Ты хорошо себя чувствуешь? — спросил Родни, выезжая со стоянки.

— Да, — машинально ответила она. Но это было не так. Только теперь Айрис начинала понимать, что ситуация в корне меняется.

У нее должен родиться ребенок. Ребенок, которого хотела Мейбл, которого собирались растить в счастливой, благополучной семье, с любящими друг друга родителями. Но Стронг не мог знать о происходящем! Он не стал бы думать о ребенке, если бы не был совершенно уверен, что его брак прочен как скала, а жена верна, как Пенелопа. Вплоть до сегодняшнего дня она тоже не сомневалась в Мейбл. Но знала ли она свою лучшую подругу?

Айрис слабо улыбнулась, все еще, погруженная в пучину неясных подозрений. Мейбл и другой мужчина... Она всегда была взбалмошной, а в последнее время просто истеричной, но Айрис приписывала это отчаянию из-за невозможности иметь ребенка. Однако теперь...

Она рассеянно убрала со лба влажную прядь волос и устремила невидящий взгляд в лобовое стекло. Мейбл обманула и ее, и Дэвида. Как же можно отдавать собственного ребенка женщине, на которую нельзя положиться? Отправить его в семью, которая однажды может рассыпаться так же, как и семья родителей Айрис?

Весь этот день она плохо соображала. Решение, к которому, она, в конце концов пришла, требовало жестких и немедленных действий. Чувствуя, как к горлу подкатывает комок, Айрис набрала номер конторы Стронга.

Что она ему скажет? "Мне нужно тебя увидеть"? А если он согласится, то, что дальше?

Когда женский голос ответил, что мистер Стронг еще не вернулся из суда, Айрис охватило смешанное чувство облегчения и досады.

— Передать ему, чтобы перезвонил вам?

— Нет! — Девушку чуть не вывернуло наизнанку. Она не хотела, чтобы Стронг звонил ей на работу. Дело было слишком деликатным. А вдруг кто-нибудь услышит их разговор? Кроме того, было бы невыносимо сидеть и ждать его звонка. — Я позвоню позже, — поспешно сказала Айрис, чувствуя себя последней трусихой. Но стоило положить трубку, как ее охватило нетерпение.

Спросив у Родни, нельзя ли ей сегодня уйти пораньше, и услышав в ответ что-то про бледноватый вид, она с облегчением поняла, что дополнительных объяснений не потребуется. Через минуту Айрис шла к зданию суда. Войдя под его величественные своды, она накинула жакет, хотя в здании было невыносимо жарко. Сердце, казалось, вот-вот вырвется из груди.

— Не подскажете, где мне найти мистера Стронга? — волнуясь, обратилась она к служителю. Он начал что-то говорить, стараясь перекрыть гул голосов в огромном вестибюле, как вдруг за спиной раздался знакомый голос:

— Мисс Милфорд?

Она задохнулась. С папкой под мышкой, в строгом темном костюме и с уверенным, волевым лицом Дэвид Стронг выглядел именно тем, внушающим трепет защитником, о котором с уважением говорили даже старшие и куда более опытные коллеги. Привычная манера держаться вальяжно и чуть надменно добавляла этому человеку сексуальности, которой у него и без того хватало с избытком.

— В чем дело? — Он подходил к девушке, негромко постукивая каблуками по мозаичному полу. Вызывающий почтение вид Стронга казался точным повторением образов его прославленных коллег — служителей Фемиды, сурово смотревших с величественных портретов на стенах. — Что-нибудь случилось?

Айрис с трудом проглотила комок в горле. Как сказать ему все и в то же время не обвинить Мейбл в неверности? Как объяснить свое решение не отдавать ребенка, не раскрывая подлинной причины?

— Я... я не могу выполнить наше соглашение. — Высокий лоб Стронга нахмурился, как будто стоявший перед Айрис мужчина силился понять, о чем идет речь. — Я оставляю ребенка себе. — Из-за того, что она отчаянно старалась сохранить спокойствие, фраза прозвучала слишком резко. Глаза Дэвида блеснули, как темные сапфиры, и девушка внутренне сжалась.

— Ты что?

О Боже! Что она могла сказать? Я люблю своего ребенка и не могу отдать его женщине, которая изменяет мужу? Что останется после этих слов от семьи Стронгов?

— Я оставляю его себе, — повторила Айрис дрожащим голосом, хотя от гнева, исказившего лицо Дэвида, душа у нее ушла в пятки.

— И что же?..

— Мистер Стронг!

Он замолчал и обернулся. Окликнувший его человек, очевидно коллега, подошел и заговорил о необходимости увидеться им вдвоем с судьей. Воспользовавшись возможностью, Айрис, поспешно улизнула.

Ругая себя за глупость и нерешительность, она выбежала на залитую июльским солнцем улицу, тревожно оглянулась и с облегчением вздохнула — Стронг не преследовал ее. Наверно, встреча с судьей была очень важной.

Айрис со страхом сознавала, что если ее заявление привело Стронга в ярость, то бегство только усугубило положение. Да что ей оставалось делать?

Никакого другого разумного объяснения внезапному решению оставить ребенка у нее не было. Только, правда. А говорить ее она не собиралась. Если Мейбл вздумалось пуститься во все тяжкие, это ее дело. Раскрывать Стронгу глаза? Увольте! Ей следует подумать о том, как обеспечить своему чаду счастливую и спокойную жизнь в доме, полном любви и тепла. И если это означает для ребенка жизнь с одним, а не с двумя родителями, то так тому и быть.

Надо было срочно решать и финансовую проблему, возникшую в связи с предательством Мейбл. До тех пор, новая встреча с разъяренным Стронгом, в планы Айрис не входила. Поэтому она поспешила домой, собрала кое-какие вещи и отправилась на вокзал, чтобы ближайшим поездом уехать к матери и провести с ней уикэнд.

Когда поздно вечером в воскресенье она вернулась в Бостон, тревоги, связанные со здоровьем матери, отошли на второй план — мать чувствовала себя хорошо. Единственной причиной бессонницы, мучившей Айрис ночью, были мысли о Мейбл, обнимавшейся с мужчиной в автомобиле, и о том, что же сказать Стронгу. То, что он потребует немедленной встречи, сомнений не вызывало.

Под утро она все же задремала и проснулась от приступа жесточайшей тошноты. Пришлось позвонить на работу и предупредить, что она задержится.

Было уже довольно поздно, когда Айрис немного пришла в себя. Она готовилась уходить, когда в дверь позвонили. Сердце девушки похолодело.

— Куда-то собираешься? — Стронг холодным взглядом окинул ее белую блузку с короткими рукавами, бежевую юбку и такой же жакет, перекинутый через руку.

— Я... я, как раз собралась на работу... — Побледнев, она отступила в сторону, поскольку гость решительно шагнул через порог.

— Работа подождет. — Он с силой захлопнул дверь, и Айрис охватили страх, отчаяние и безнадежность. Если в пятницу он выглядел рассерженным, то теперь смотрел на нее почти с ненавистью. — Ты никуда не пойдешь, — сдерживая гнев, произнес Стронг.

Стоя в крошечной прихожей, он выглядел огромным и внушительным. Айрис непроизвольно отметила, как прекрасно сидит на нем отлично сшитый стального цвета костюм, и почему-то вспомнила, что Дэвид ни разу не был у нее дома.

Испуганная, она сделала шаг назад и уперлась спиной в стену, почувствовав ее холод сквозь тонкую ткань блузки. Так... значит, он уже позвонил в контору.

— Дэвид... Я понимаю, ты вправе сердиться...

— Сердиться? — хрипло рассмеялся он. — О, я совсем не сержусь! Я просто вне себя!

Стронг прошел вперед, уперся обеими руками в стену у плеч Айрис. Оказавшись в ловушке, она судорожно вздохнула.

— Ты заявила, что оставляешь ребенка себе, и, не соизволив объяснить причину, на два дня исчезаешь из города. Отправляешься веселиться... за мой счет?

— Это неправда! — Слова Стронга ранили ее как острые осколки, а его близость кружила голову, пробуждая воспоминания, от которых хотелось скорее избавиться.

— Вот как? — Его рот презрительно искривился. — Тогда где же ты была, черт возьми? Я все это время искал тебя. Звонил, заходил... Ты что, пряталась? Боялась со мной встретиться? Нарочно уехала, чтобы я не мог тебя найти, да? — Ледяные глаза смотрели на Айрис в упор. — Я хочу знать почему!

Раздраженный голос Стронга лишал ее присутствия духа. По телу девушки побежали мурашки. Он правильно понял, что она избегала его, хотя не знал причины.

— Разве женщина не имеет права на своего ребенка? — твердым голосом произнесла она, поражаясь собственной смелости и не сводя со Стронга зеленых глаз. — Это выше человеческого понимания? Материнский инстинкт...

— К черту материнский инстинкт! — вспыльчиво перебил он. — Тебе придется придумать что-нибудь другое! И почему ты ничего не сказала Мейбл? — Стронг уже не сдерживал гнева. — Я думал, вы подруги! Почему ты заявила о своем отказе отдать ребенка именно мне? Да потому, что такая расчетливая особа, как ты, поняла, что жена не перенесет этого...

Испуганная, до полусмерти, Айрис смотрела на своего обвинителя во все глаза. Господи, только бы не сорваться и не...

А Дэвид уже не мог остановиться:

— Не делай вид, что ты ничего не понимаешь! Тебе прекрасно известно, что Мейбл жила надеждой на этого ребенка. Разве ты можешь почувствовать всю глубину ее горя, отчаяния, которые толкнули жену на этот шаг, — просить другую женщину родить для нее ребенка, которого она не может зачать сама. И тут вдруг узнать, что этого ребенка у нее не будет! — Айрис чувствовала ненависть в тяжелом мужском дыхании. – Ты, разбила мою семью — ты, корыстная маленькая сучка! Но если ты думаешь, что лишишь меня моего ребенка так же, как лишила дома, то жестоко ошибаешься!

Айрис смотрела на него широко раскрытыми глазами. Как, Мейбл ушла? Да, конечно, она же, целовалась на стоянке с другим. Но оставить Дэвида?..

— Это не моя вина, — тихо промолвила она, ошеломленная услышанным. При мысли о том, что Стронг может попытаться отнять у нее ребенка, сердце наполнилось страхом.

— Разве? — Он опустил руки, сунул их в карманы брюк, и Айрис почувствовала себя в большей безопасности. Однако было ясно, что Стронг не примет никаких оправданий. — Думаешь, тебя не в чем винить?

— Да! Я хочу сказать... — О Господи! Что она собирается сказать? Как всякая мать, она хочет только одного: чтобы ее ребенку было хорошо. Но если Стронг считает жену святой — что ж, пусть считает. Не ее дело просвещать его. Да и вряд ли он скажет ей спасибо... — Мне очень жаль, — выдавила Айрис, сама, понимая, что это детский лепет.

— Жаль? — Всем своим видом он выражал презрение. — Хочешь сказать, что ты не задумала это с самого начала? Мейбл была права, уверяя меня, что ты мужененавистница...

— Она так сказала?

— Могла и не говорить. Это и так ясно. — Айрис была поражена его злыми словами, заведомой ложью подруги. — Ты ведь ни с кем не встречалась. Где же тебе было найти мужчину, чтобы зачать ребенка? Может быть, ты искала что-нибудь особенное? Похоже, закоренелой девственнице очень импонировала пятизначная цифра в чеке!

Звук пощечины прозвучал в маленькой прихожей, как удар хлыста. Ощущая боль в руке, Айрис во все глаза смотрела на вспыхнувшее лицо Стронга и испуганно вскрикнула, когда он схватил ее за плечи и прижал к стене.

— Не смей прикасаться ко мне, ты, хитрая ведьма, притворившаяся честной девушкой! — Он властно сжимал ее плечи, заставляя вспоминать унизительные подробности той ночи в загородной гостинице. Щеки Айрис залила краска стыда. — Ты попросту использовала меня!

— Неправда!

— Да неужели? — Пальцы Стронга больно впивались в ее запястья. — Хочешь получить ребенка без всяких обязательств, связанных с супружеством? Но позволь напомнить, кто отец ребенка. Я всеми силами буду бороться, чтобы установить над ним опеку!

Глаза Айрис наполнились ужасом.

— Ты не можешь заставить меня отказаться от моего ребенка! — в отчаянии пробормотала она.

— Законным путем — нет. — Естественно, он знал законы лучше, чем кто-нибудь другой. — Но если ты думаешь, что сумеешь оставить ребенка себе и прибрать к рукам мои деньги, то я найду способ заставить тебя отработать их другим путем!

— Нет! — Услышав угрозу, Айрис попыталась оттолкнуть Стронга, но тот был намного сильнее. Он прижал ее к стене, грубо, мстительно поцеловал и вдруг рванул воротник блузки так, что полетели пуговицы.

Более милосердный! Он обращался с ней, как с уличной девкой... Мысли беспорядочно метались, чувства были подавлены и смяты гневом мужчины. Айрис ощущала жар его тела и жесткие губы, жадно впивающиеся в ее шею...

И только безумные вскрики "Нет! Нет! Нет!" привели Стронга в чувство.

Отпустив Айрис так резко, что девушка чуть не упала, он разразился проклятиями, как будто был полон отвращения и к ней, и к себе за то, что потерял над собой контроль.

— Делай что хочешь! — прорычал Дэвид, презрительно кривя рот. — Беги хоть на край света, все равно я найду тебя!

Он повернулся к двери, собираясь уходить, и напуганная Айрис, к горлу которой вновь подступала тошнота, услышала зловещее предупреждение:

— Пока мой ребенок будет с тобой, ты никуда не скроешься от меня!

ГЛАВА ВТОРАЯ

Задыхаясь от жары, Айрис стояла в переполненном вагоне метро и мечтала, чтобы скорее закончилась эта пытка. На нее удушливой волной накатывала дурнота.

Правда, врачи говорят, что это длится всего три месяца. Всего? Ну, что ж, тогда терпеть осталось немного, с тоской думала она, чувствуя, как тошнота подступает к горлу в унисон с раскачиванием поезда. А когда она станет матерью, появится новая проблема.

Айрис поежилась, вспомнив угрозу Стронга. Неужели он действительно станет добиваться опеки над ребенком, даже если рядом не будет Мейбл?

При воспоминании о том, что придется возвращать деньги, Айрис охватывал страх. Поезд, наконец прибыл в центр города, и женщина вышла из метро, испытывая чувство облегчения.

Однако в конторе ее ждала новость, которая ко всем неприятностям добавила еще одну.

— Родни ушел! — огорошила ее Сюзанна, заведующая секретариатом. — Сегодня утром у него был разговор с шефом, после которого Крайтон хлопнул дверью. Я думаю, последней каплей была его серьга. — Женщина сочувственно улыбнулась. — Я подумала, что мне надо предупредить тебя, хотя... — Она замялась, подбирая нужные слова. — Я слышала, как старик говорил компаньонам, что не будет никого брать на место Родни. Так что не совсем ясно, как теперь будет с тобой...

Увольнение, безнадежно подумала Айрис. Ее худшие опасения подтвердились — к обеду она забрала из стола свои вещи и ушла из конторы.

Нет, никто ее не вынуждал, наоборот, ей давали возможность доработать до конца месяца, но по дороге в ближайшее агентство по найму секретарш она думала, что поступила совершенно правильно. Все равно в ближайшее время пришлось бы уйти, чтобы избежать нежелательных вопросов о ее беременности.

Айрис повезло: она получила временную работу в одной из страховых компаний на окраине города.

В конце недели, когда она вместе с другими девушками выходила из нового офиса, оживленные возгласы спутниц заставили ее обратить внимание на припаркованный у тротуара сверкающий черный "паккард".

— О, какой автомобиль! Какой мужчина! Это твой дружок, Айрис?

Окошко в машине опустилось.

— Хеллоу, мисс Милфорд, — сдержанно улыбнулся Дэвид. — Садитесь, я отвезу вас домой.

Айрис возмутила его самонадеянность. С какой стати Стронг решил, что она отправится прямо домой, да еще в его машине? Это после того, как он угрожал ей в последний раз? Но на нее во все глаза смотрели новые сослуживицы, а Айрис менее всего хотелось устраивать сцену в их присутствии. Она неохотно села в машину, сразу же почувствовав головокружение от легкого знакомого запаха туалетной воды, смешанного с запахом дорогой кожаной обивки.

— Почему ты ушла с работы? — Ее пронзил взгляд голубых глаз Дэвида. — Надеялась избежать нежелательных контактов с отцом твоего будущего ребенка? Переезд на новую квартиру тоже запланирован?

— Нет! — Айрис покраснела, почувствовав, какой едкой злостью наполнены его слова. Но сдаваться она не собиралась и быстро добавила: — А если бы и так? Тебя абсолютно не касается, где я живу и как часто меняю работу. Однако все гораздо проще: к несчастью, меня уволили.

Удивление смягчило суровые черты лица Стронга.

— Что произошло?

Когда, она рассказала в чем дело, тот сделал вывод:

— Крайтон со своей серьгой страдает из-за нежелания взрослеть. Он бунтует против всего на свете ради самого бунтарства. Родни придется многое понять, прежде чем он добьется успеха. Иначе будет регулярно оказываться там, где оказался сейчас.

— Вот как? — обернулась к нему, разгневанная Айрис. — Чтобы так судить о человеке, нужно его хорошо знать! — Негодование заставило ее слишком рьяно вступиться за приятеля.

Увидев ее упрямо сжатые губы, Стронг злорадно улыбнулся:

— Что с тобой, крошка? Кажется, ты сердишься? — почти ласково спросил он, перестраиваясь в правый ряд и готовясь повернуть. — Ваш босс просто применил власть. Тебе не нравится, когда кто-то желает пользоваться тем, что принадлежит ему по праву?

— Ты намекаешь на ребенка? Но он, прежде всего мой, — с отчаянием высказалась она.

— Конечно, — процедил Стронг сквозь зубы; казалось, он проклинает тот день, когда увидел ее. — Именно поэтому мы и разговариваем. Где ты собираешься жить, пока беременна? И где потом? Мне это небезразлично, нравится тебе или нет. Пока ты носишь моего ребенка, ты будешь делать все, как полагается и самым наилучшим образом!

— О, не беспокойся, именно так я и поступлю, — с жаром ответила Айрис, не показывая виду, что умирает от страха. Этого человека не проведешь, он будет стоять на своем до конца.

— Ах да, я совсем забыл! — Он ехидно усмехнулся. — Ведь я, преподнес тебе, небольшое золотое яичко, верно?

— Ты все получишь обратно! Все, до последнего цента! — Айрис охватила безнадежность. Она должна этому человеку целое состояние, а в ее теперешнем положении нечего и рассчитывать на приличный заработок. — А что касается заботы о ребенке, то для этого у меня все есть необходимое: квартира, работа...

— Надолго ли? — пренебрежительно покосился на нее Стронг. — Посмотри на себя, — продолжил он неприятным скрипучим голосом, видя, как побледнело и осунулось ее недавно привлекательное лицо из-за постоянных приступов тошноты. — А будет еще хуже. Ты думаешь только о себе. В твоем положении это безответственно. Как ты намерена жить после родов?

Он коснулся того, о чем Айрис пока предпочитала не думать. Она упрямо вздернула подбородок.

— Я справлюсь.

— Да, — со вздохом согласился Стронг. — Именно этого я и боюсь. — Скептическое выражение лица говорило о неверии в ее силы. — Жилье у тебя дрянь, машины нет... Положим, ты купишь квартиру... Но тогда у тебя даже на няню не останется. Ты что, собираешься растить ребенка на жалованье секретарши?

Раздавленная этими убийственными доводами, она лихорадочно искала убедительный ответ, но где там! Спасти положение можно только одним способом: сказав правду. А это выше ее сил, и поэтому Айрис продолжала молчать. Тем временем безжалостные обвинения продолжали сыпаться ей на голову.

— Я прокляну себя, если позволю своему ребенку влачить то же жалкое существование, которое влачил сам! Меня швыряли от одной тетки к другой, пока мать зарабатывала деньги черт знает где! Приходилось жить впроголодь, еле-еле сводя концы с концами, носить клеймо незаконнорожденного, терпеть лишения... — Стронг хрипло рассмеялся, глядя на ошеломленное лицо Айрис. — Разве ты этого не знала?

Нет, не знала. Она не верила собственным ушам. Как?! Непревзойденный Дэвид Стронг — незаконнорожденный, выросший в бедности? Более, сколько же душевных сил, настойчивости и упорства понадобилось этому человеку, чтобы, начав с нуля, добиться блестящих успехов и достичь того солидного положения, которое он занимает сейчас... Теперь Стронг вызывал в ней еще больший страх, чем прежде.

— А Мейбл ничего мне об этом не рассказывала, — тихо ответила она.

— Интересно, почему?

Ей показалось или нет? Неужели в его голосе слышались боль и тоска одинокого мужчины?

— Она не... Я хочу сказать, ты что-нибудь знаешь?.. — Айрис замолчала, сомневаясь, имеет ли она право задавать подобные вопросы, и вздрогнула, услышав резкий голос:

— Ты что, в самом деле, ни о чем не беспокоишься? — Лицо Стронга посуровело. То ли он сердился, то ли действительно погрузился в невеселые мысли... — Что ж, так или иначе, но тебе придется подумать о судьбе нашего будущего ребенка, — продолжал он тоном, не обещавшим никакого снисхождения: — А чтобы тебе не пришло в голову сбежать от меня за тридевять земель, ты немедленно бросишь свою работу, квартиру, переедешь в мой загородный коттедж, как было задумано с самого начала, и будешь жить там вплоть до самых родов!

Этого Айрис уже не выдержала и пришла в ярость. Ни за что! Проклятый зазнайка! Хотя Стронг все предугадал верно: она действительно хотела сбежать как можно дальше, куда-нибудь во Флориду или в Калифорнию, чтобы не дать ему возможности отобрать ребенка.

— Интересно, как это у тебя получится? Ты что, собираешься похитить меня и держать под замком? — вызывающе спросила она.

Губы Стронга крепко сжались. Слава Богу, он понял, что перегнул палку, с облегчением подумала Айрис. А тот и вправду предпочел сменить тему и почти скучающим тоном осведомился:

— Как здоровье твоей матери?

Айрис, глядевшая в окно, на толпы людей, ждавших автобуса, насторожилась.

— Хорошо, — коротко ответила она и не солгала, хотя сказала лишь малую толику правды.

— А как воспринята весть о твоей беременности?

Она быстро покосилась на Стронга. Какое ему до этого дело? Пальцы Айрис инстинктивно вцепились в лежавшую на коленях кожаную сумочку.

— А я еще ей ничего не говорила, — как можно беззаботнее бросила она.

— Вот как? — Удивленные глаза Стронга скользнули по ее высокой груди и пальцам, нервно сжимавшим сумку. — Но ведь рано или поздно это придется сделать. Не будешь же ты скрываться от нее до самых родов!

— Конечно... Скажу как-нибудь.

— Но не все, что надо бы сказать?

Видя, что Стронг продолжает смотреть на ее руки, Айрис попыталась успокоиться.

— Не все, — осторожно ответила она, несколько сбитая с толку его уверенностью.

— А как ты собираешься объяснить ей все, что произошло?

— Не знаю, — промямлила она и обрадовалась, когда Стронг наклонился, чтобы закрыть ветровое окошко: Айрис становилось дурно от выхлопов ехавшего впереди огромного трейлера.

Стронг завел непринужденный разговор о загрязненности воздуха в центре Бостона. Эта проблема была чрезвычайно близка Айрис, и она поддержала вполне дружелюбную беседу, пока "паккард" не свернул на тихую улочку, застроенную невысокими зданиями, и не остановился у подъезда дома Айрис.

— Вот мы и приехали, милая моя, — почти ласково сказал Стронг. На его губах играла улыбка. Он поставил машину на тормоз и, к удивлению спутницы, вынул ключ зажигания. — А теперь делай, что я скажу: иди и собирай вещи. Все, что может тебе понадобиться на полгода жизни за городом. Потому, что ты переедешь в мой коттедж в Гринвуде сегодня же!

Зеленые глаза Айрис испуганно заморгали.

— И как ты собираешься заставить меня сделать это? — спросила она, чувствуя, как в ней закипает гнев.

— Очень просто. Ты и сама согласишься поехать туда, если немного поразмыслишь... — Стронг повернулся и положил руку на спинку сиденья. — Ты ведь не захочешь, чтобы я отправил твоей матушке очень подробный и весьма пикантный отчет о поступках ее дочери?

— Ты не посмеешь!

Стронг даже не счел нужным ответить. Увидев его решительно сжатый рот, Айрис поняла смысл казавшихся невинными вопросов о матери. О да, этот человек был мастером своего дела. Он прощупал почву, точно оценил ситуацию и нанес решающий удар.

Впрочем, кое-что он мог знать заранее. Наверно, слышал, как она предупреждала Мейбл ничего не говорить Элспет об их соглашении, и понял, насколько для нее важно скрыть правду от матери. Конечно, он знал, что все делается втайне от больной женщины, и теперь воспользовался этим.

— Ах ты, расчетливый ублюдок!

— В самую точку, — холодно улыбнулся он, восприняв эти слова как намек на его происхождение. Щеки Айрис залила краска стыда. — А что касается эпитета, то тут мы друг друга стоим, не правда ли? — Наслаждаясь смущением спутницы, Стронг выбрался из машины, обошел кругом и с удивительной, для данных обстоятельств предупредительностью, открыл дверцу.

Как ни странно, на сборы у Айрис ушел всего час, хотя вещей набралось на целый большой чемодан и внушительных размеров сумку.

— И думать не смей! — остановил ее Стронг, когда она собралась нести багаж в машину. Подхватив и чемодан, и сумку, он без видимых усилий отнес их к машине. — А теперь давай договоримся об одной вещи, — угрюмо сказал он. — Мне все равно, как ты будешь относиться к себе, но я кровно заинтересован в здоровье моего ребенка. Поэтому, пока ты носишь его, будешь соблюдать все предосторожности, чтобы с ним ничего не случилось. Я ясно говорю?

Предельно ясно, подумала Айрис. Ей было больно слышать эти полные недоверия и пренебрежения слова. Она и так готова сделать для своего ребенка все на свете, но признаваться в этом не собиралась.

— А что ты сделаешь, если я не послушаюсь? Посадишь меня в карцер? — зло огрызнулась она и с гордым видом села в машину.

* * *

К коттеджу они подъехали уже в полной темноте. Стронг настоял на том, чтобы перекусить по дороге. Есть, Айрис не могла, что, конечно было приписано исключительно ее упрямству. Из-за остановки пришлось задержаться на целый час.

Когда "паккард" остановился у небольшого дома, поодаль от остальных, Айрис почувствовала приступ тошноты.

— Подожди минутку... Дай мне прийти в себя, — с трудом произнесла она, когда Стронг собрался выйти из машины. Против воли Айрис, голос звучал жалобно, и она презирала себя за это. Ей не хотелось обнаруживать свою слабость.

— Что с тобой?

— Меня тошнит... — Она согнулась и прикрыла рот обеими руками.

— Мне казалось, что это бывает только по утрам, — заметил он, когда Айрис вновь откинулась на спинку сиденья.

— Мне тоже. — Почувствовав себя лучше, она сыронизировала: — Но, похоже, что теперь мои внутренние часы постоянно показывают утро.

— Почему, черт возьми, ты мне ничего не сказала? — Как ни странно, он действительно был встревожен. Айрис молча пожала плечами. Сам же заявил, что ему на нее наплевать...

Дверца "паккарда" хлопнула, и высокая темная фигура, миновав калитку, двинулась по тропинке к дому. Затем послышалось звяканье ключей и звук открываемого замка. Тут же загорелась лампочка, осветив ступеньки крыльца и великолепные кусты гортензии под окнами.

— Выходи. — Поддерживая Айрис за локоть, он помог ей выбраться из машины. Прикосновение Дэвида было бережным, почти нежным, рука заставила вновь испытать непрошеные чувства.

— Мне уже лучше, — обронила она, пытаясь отстраниться.

— Какое, к черту лучше? — злобно пробормотал он. — А все потому, что ты неправильно питаешься. Тебе нужно немедленно что-нибудь съесть! — Голос Дэвида звучал непререкаемо.

Он вел Айрис по узкой дорожке, поддерживая под руку, и голова кружилась от его близости. Впрочем, от тошноты тоже.

— Я не смогу проглотить ни кусочка, — пролепетала она.

— Сможешь, если захочешь. Надо есть понемногу, но часто, и как можно больше пить — в твоем состоянии это помогает. Попробуй, и сама убедишься, — говорил он, изумляя Айрис своими познаниями.

* * *

По крайней мере, тут он оказался прав, подумала Айрис после того, как уселась на пестрый диванчик, съела тост и выпила чашку чаю, заваренного хозяином дома. В самом деле, тошнота стала проходить...

— Вы с... Мейбл приезжали сюда на выходные? — решилась она спросить, когда Дэвид принес из машины багаж. Просторная комната была обставлена несколько старомодно. Это придавало ей известное очарование, но совсем не соответствовало вкусам Мейбл, отдававшей предпочтение экстравагантному современному дизайну.

— Нет, — отрезал Дэвид, и гостья осеклась. Не стоило затрагивать эту тему. Видно, Стронг считает ее виноватой в уходе жены... Но тут он спокойно продолжил: — Мейбл никогда не приезжала сюда. Этот дом принадлежал одной из моих теток. В прошлом году она умерла, и все хозяйство перешло ко мне. Я бываю здесь не так часто, как хотелось бы, а жаль. Потому что, если надо уединиться и подумать, лучшего места не найти... В этих местах прошла большая часть моего детства.

Ну, конечно. Он ведь говорил, что жил у разных теток, вспомнила Айрис и вдруг, встретившись с ним взглядом, ощутила, как забилось сердце. Темно-сапфировые глаза напряженно вглядывались в нее, как будто настойчиво спрашивали о чем-то.

Что у него на уме? Айрис неодолимо влекло к нему, хотя она со страхом признавалась себе в этом. Белая рубашка с расстегнутым воротом делала его неотразимо привлекательным. В памяти тут же возник уик-энд, проведенный с Дэвидом в другом загородном доме, и она решительно прогнала эти непрошеные мысли.

Можно мечтать о нем сколько угодно. Стронг сейчас рядом только потому, что она носит его ребенка. Ребенка, которого он хотел растить вместе с Мейбл. Он все еще муж этой женщины. Сама Айрис ему безразлична, а посему все ее тайные чувства не имеют никакого значения...

— Ты выглядишь усталой. — В голосе Стронга уже не было ни капли тепла. — Думаю, тебе надо прилечь. Пойдем, покажу спальню.

Комната, в которую он привел ее, была полна того же странного очарования, что и гостиная: покрывало на широкой кровати такое же пестрое и цветастое, как балдахин и шторы; тяжелая мебель в старо-американском стиле...

— Ванная за стеной, — сказал Дэвид, ставя чемодан на стоявший у двери сундук. — Если что-нибудь понадобится, позовешь меня. Я буду в соседней комнате.

Айрис быстро подняла глаза.

— А... разве ты не собираешься возвращаться в Бостон? — Принимая во внимание поздний час, вопрос звучал глупее некуда.

Стронг насмешливо улыбнулся.

— Нет, не собираюсь. А ты рассчитывала, что я уеду? Тебе неприятно находиться рядом с отцом твоего ребенка, верно? — Айрис, слишком усталая для новой перепалки, промолчала, и он предупредил: — Я буду появляться здесь часто. При каждом удобном случае. А когда ребенок появится, он не будет лишен отца, нравится это его матери или нет. Так что тебе лучше заранее привыкнуть к этой мысли.

Стронг подошел к кровати и откинул край покрывала, под которым оказалось белоснежное накрахмаленное белье. Тут чувствуется женская рука, невольно отметила Айрис. Он сказал, что Мейбл здесь не появлялась. Значит, кто-то регулярно приходит сюда убирать дом.

— Не надо было срывать меня с работы. Еще рано, — не совсем искренне сказала Айрис, поскольку в данный момент не возражала против отдыха. — Что я буду здесь делать, в ближайшие несколько месяцев, вдали от всего, как заживо погребенная?

— Ничего, что-нибудь придумаешь, — протянул он, раздвигая ситцевые шторы и вглядываясь в окутанный темнотой сад. — Кроме того, я уже сказал, что постараюсь устроить свои дела так, чтобы приезжать почаще. Может, тебе это и не по нутру, но все будет так, как я сказал. Когда эти неприятные месяцы кончатся, и ты оправишься, сможешь вернуться в свою контору. Но я не вижу в этом смысла. Будет лучше, если ты станешь работать здесь для меня. И ребенку так полезнее.

Потрясенная тем, что этот человек, пытается решать все за нее, Айрис прислонилась к комоду — благо тот оказался у нее за спиной.

— С какой стати? — чуть не закричала она. — Хочешь сделать меня своей заложницей, пока я не верну деньги, которые, как ты считаешь, я у тебя выманила? — Эта фраза вырвалась у нее сама собой, потому что — да поможет ей Бог! — Айрис все еще надеялась каким-то чудом заработать нужную сумму. Неизвестно, как это сделать, но отдать деньги обязательно надо!

Она перестала дышать, почувствовав запах Дэвида, подошедшего вплотную. Нервы ее были на пределе. Он приподнял ее подбородок двумя пальцами и бархатно-мягким тоном сказал:

— О, ты мне заплатишь... Но совсем не так, как думаешь. Деньги не имеют к этому никакого отношения. О цене мы договоримся. А теперь будь хорошей девочкой и ложись спать. Если, конечно, мы не... — Он показал глазами на уютную, мягкую постель.

Айрис в панике ударила его кулаками в грудь. За хлопнувшей дверью раздался тихий издевательский смешок.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Когда Айрис проснулась, сквозь щель между цветастых штор пробивались солнечные лучи. Полная любопытства, гостья встала с постели. Куда это она попала?

Окно комнаты выходило на восток. Раздвинув шторы, она зажмурилась от яркого света. Впереди раскинулись поля, освещенные солнцем. Вдалеке виднелся лес и пологие холмы, а слева на лугу, прямо за дорогой, обсаженной каштанами, щипали траву две лошади с глянцевыми крупами. Все вместе представляло собой картину мирного сельского уголка. Неудивительно, что это место так притягивало Стронга!

Стук в дверь заставил ее резко обернуться. Вспомнив, что на ней, только коротенькая кружевная ночнушка, Айрис на мгновение заколебалась, но что-то заставило ее сказать "да". Правда, хозяин вошел, не дожидаясь ответа. Увидев ее, он застыл на месте.

— Я думал, ты еще в постели, — удивился Дэвид, переводя взгляд с длинных стройных ног, выглядывавших из-под кокетливой ночной рубашки, на копну растрепанных рыжих волос. — Я не принес тебе завтрак, потому что не знаю, что ты предпочитаешь по утрам. Если ешь что-нибудь кроме тостов, только скажи. Я все приготовлю.

Бог мой! Айрис не верила своим ушам. От его вчерашней враждебности не осталось и следа. Легкая трикотажная тенниска и отлично сшитые серые брюки подчеркивали стройную спортивную фигуру Стронга.

— Н... нет... только тосты, — заикаясь, пролепетала Айрис. Впрочем, тут же опомнилась — ведь она чувствует себя вполне прилично, и быстро добавила: — Не стоит беспокоиться. Я сойду вниз.

— Почему? Тебя что, смущает мое присутствие? — спросил он, саркастически скривив губы. Не в бровь, а в глаз, подумала Айрис. Прежде чем она успела придумать подходящий ответ, Дэвид повернулся и вышел.

Когда она спустилась в светлую столовую, там никого не было, хотя круглый дубовый стол был накрыт на двоих. Вкусно пахло поджаренным хлебом. Из тостера торчали три аппетитных хрустящих ломтика, на скатерти стоял чайник со свежей заваркой, хотя из кухни доносился легкий кофейный запах. Очевидно, Стронг варил кофе для себя. Значит, он запомнил ее вчерашние слова. Айрис призналась, что с тех пор, как забеременела, чувствует отвращение к кофе. Надо же, какая предупредительность... И на том спасибо.

Хозяин не появился и тогда, когда Айрис съела два тоста с медом и выпила почти весь чай. Выходя из-за стола, она заметила, что джинсы становятся, ей тесны в поясе, и недовольно поморщилась. Скоро придется сменить их на что-нибудь более свободное... Ладно, об этом потом. Сейчас, у нее есть дела поважнее. Скорее, скорее, пока не вернулся Дэвид!

Через узкий коридор она прошла в гостиную, где стоял телефон, и, чувствуя себя преступницей, набрала номер частной клиники.

— Здравствуйте... Это Айрис Милфорд. Медсестра жизнерадостно сообщила ей, что миссис Элспет отправилась на утренние процедуры, и быстро затараторила о том, как хорошо помогает их пациентке специально разработанный реабилитационный курс. У Айрис, словно гора с плеч свалилась.

— Спасибо. Вы не представляете, как это для меня важно, — расцвела она. Тут в коридоре послышались шаги, и Айрис, понизив голос, быстро шепнула: — Я съехала с квартиры и поменяла телефон. — Продиктовав сестре номер, она положила трубку, и увидела стоящего в дверях Стронга.

— Ну-ну... Кажется, я застал тебя врасплох. Ты звонила тому, о ком я не должен знать. Интересно, кому бы это?

Его улыбка была улыбкой тигра, наблюдающего за своей жертвой. Той же тигриной походкой он вошел в комнату.

Айрис проглотила слюну и приготовилась все рассказать. О том, что мать тяжело болела, и что только желание помочь ей заставило согласиться на предложение Мейбл. Но она испугалась, что Стронг использует эти сведения против нее, вовремя вспомнила о данном матери обещании и вместо признания набросилась на него с упреками:

— Тебе нет до этого никакого дела! Я имею право на личную жизнь!

— Пока ты находишься здесь, нет. До самых родов. По крайней мере, в том, что касается мужчин.

Так вот о чем он подумал!

— Я тебе не жена, Дэвид! — отрезала она; эти слова больно отдались в ее собственном сердце. — Если я захочу с кем-то встречаться, то буду это делать. Хотела бы я посмотреть, как ты мне это запретишь!

Бешеный гнев, вспыхнувший в глазах Стронга, без слов, говорил, что бросить ему такой вызов может только последняя дура. Мужчина медленно двинулся к Айрис.

— Ты действительно хочешь этого? — с убийственным спокойствием спросил он.

Айрис в страхе попятилась. Разумнее всего было промолчать, но черт дернул ее за язык:

— Ради Бога, Дэвид, мы заключили всего лишь договор.

— Который ты нарушила, — напомнил он тоном, от которого по спине побежали мурашки. — Так вот, этого не будет. — Он быстро поставил на стол пакет с молоком, за которым, очевидно, ходил, и притянул девушку к себе, пресекая ее попытки освободиться. — Хочешь получить от жизни все? Что ж, получишь!

Айрис в ужасе замолотила кулаками по его обтянутой тенниской груди, но эти удары для Стронга были, что слону дробина. Она чувствовала, как яростно бьется его сердце.

— Дэвид, пожалуйста...

Он засмеялся тихим, недобрым смехом и насмешливо посмотрел на ее покрасневшее от негодования лицо с полными страха зелеными глазами.

— Мы это уже проходили, не правда ли? — В его тихом голосе, звучала издевка; раздавленная унижением, Айрис поняла, что Дэвид намекает на ее нетерпеливый порыв в номере маленькой гостиницы, когда она, потеряв голову от безумной страсти, невольно вскрикнула: "Дэвид, пожалуйста..."

— Какой негодник! — Лицо Айрис побагровело. Больше всего на свете ей хотелось забыть тот уик-энд. Она вновь изо всех сил ударила его в грудь, но тщетно — слишком неравны были их весовые категории, а затем задохнулась, крепко прижатая к его мощному ненавистному телу.

— В чем дело, Айрис? Стыдишься признаться, что умоляла меня...

— Прекрати!

От его улыбки стыла кровь в жилах.

— Почему? Разве тебе неприятно вспомнить, как ты откликалась на мои ласки? — Презрительный взгляд Стронга остановился на ее влажных губах, а затем скользнул вниз — туда, где в вырезе блузки белела нежная кожа. — А если я снова прикоснусь к тебе, будет еще приятнее.

Айрис охватила паника. Возмущение боролось со жгучим и все нараставшим волнением, заставлявшим корчиться в железных объятиях.

— Хвастливый самец...

Безуспешные попытки Айрис освободиться рассмешили его.

— Возможно. Но мне больше нравится называть это взаимным влечением. — В подтверждение своих слов Дэвид запустил пальцы свободной руки в ее волосы и оттянул голову назад, обнажив белую шею.

— Нет, Дэвид, пожалуйста!

Она закрыла глаза, чтобы не видеть его жестокого, насмешливого взгляда. Под ладонями глухо билось сильное мужское сердце. Айрис ожидала оскорбительной атаки и была потрясена, когда горячие губы нежно коснулись голубой жилки, бешено пульсировавшей на шее, и не менее неясный голос прошептал:

— В прошлый раз ты говорила не так... Сгорая от стыда, Айрис стала вырываться, но только заставила Дэвида еще крепче прижать ее к себе. Темные волосы, пахнущие шампунем, касались ее щеки; близость его губ заставляла дрожать всем телом, не выдерживавшим этой сладостной пытки.

— Ты ведь ни о чем не молила другого мужчину, правда? — Голос его был хриплым не только от ожесточения, но и от другого, увы, слишком хорошо знакомого Айрис чувства, называвшегося неудержимой страстью. — Если бы ты это сделала, ни один не смог бы устоять перед твоим колдовством...

Рука крепко обхватила ее затылок, и с губ Айрис сорвался приглушенный стон, когда к ним жадно припали мужские губы; другой рукой Дэвид продолжал крепко прижимать ее к себе.

Он продолжал терзать ее поцелуями, требуя подчинения, подавляя остатки сопротивления, и в какой-то момент — она и сама не понимала, как это случилось, — руки ее обвили шею Дэвида. У нее не осталось ни воли, ни сил, ни желания противиться: все было сметено восхитительными воспоминаниями о том наслаждении, которое когда-то доставляли ей эти губы и руки, наслаждении, к которому она стремилась, которого желала...

— О Боже милостивый! — Дэвид резко отстранился, и у нее вырвался тихий возглас, полный разочарования. — Что ты со мной делаешь? — задыхаясь, прорычал он. Голос его срывался от возбуждения, грудь под тонким трикотажем тяжело вздымалась. Он потерял голову и ненавидел себя за это. — Пока ты живешь в моем доме, все будет происходить только на моих условиях, ясно?

Слишком потрясенная, не зная, что и ответить, Айрис отвернулась к окну и слепо уставилась в него. Разгневанный Дэвид вылетел из комнаты.

Айрис хотелось броситься следом, выложить всю правду о Мейбл и тем самым оправдать свое решение не отдавать им ребенка. Но деликатность победила. Может быть, у Стронгов еще есть шанс восстановить семью...

Стыдясь видеть Дэвида после того, как в очередной раз не смогла справиться с порывом страсти, Айрис поднялась в свою комнату и стала разбирать чемодан и сумку.

Он совершенно прав, в отчаянии думала молодая женщина: стоит ему только коснуться ее, и...

Вешая блузку в старинный шкаф красного дерева, она гнала от себя мысли о поцелуе Дэвида и своей реакции на него. Этот мужчина презирал ее. Если бы он не хотел наказать ее за мнимую вину, то не подошел бы к ней на пушечный выстрел...

Чуть позже Айрис собралась выйти на улицу и бросить в почтовый ящик письмо матери, в котором вскользь упоминала о перемене работы и места жительства. Выйдя из комнаты, она с удивлением увидела поднимавшегося навстречу Дэвида. Самым непринужденным тоном он предложил:

— Я собираюсь в Бронтон. Не хочешь составить мне компанию?

Надо было проявить силу воли и отказаться. Но ей и в самом деле требовалось кое-что купить, да и в Бронтоне она ни разу не была. Не утруждая себя долгими размышлениями, Айрис согласилась.

— Спасибо. С удовольствием...

Вот так и случилось, что после легкого ленча, который они приготовили вместе — как ни странно, не испытывая друг к другу неприязни, — Айрис оказалась в салоне "паккарда", предвкушая приятную прогулку. По дороге она кое-что вспомнила.

— Вчера ты говорил, что у тебя есть для меня какая-то работа... — нерешительно начала Айрис, испытывая неловкость при воспоминании об обстоятельствах, при которых было сделано это предложение. В то же время ее разбирало любопытство: что он мог предложить ей?

— Я подумал, может быть, ты несколько недель поработаешь за машинкой. Надо отпечатать много материалов. Может получиться целая книга.

— Книга? — Айрис моментально забыла о своих разногласиях с Дэвидом и посмотрела на него с интересом. — Ты написал книгу?

— О, ничего такого, что могло бы унести тебя в царство грез, а меня сделать автором бестселлера... — Мысль о том, что его можно принять за писателя-романиста, заставила Стронга развеселиться. — Это книга научная и, пожалуй, слишком специфическая. Размышления о необходимости пересмотра некоторых положений судопроизводства.

— Неужели? — Айрис была так заинтригована, что впервые за последнее время заговорила с ним непринужденно. — Ты считаешь, что судопроизводство нуждается в реформах? И какие же изменения, по-твоему, нужно в него внести?

— Такие, которые, напрочь закрывали бы, всякие лазейки, а их в судах полным-полно... — Стронг привел несколько примеров и продолжил: — Нужно предоставить больше полномочий судьям в вынесении приговоров, обеспечить более справедливый подход к низшим слоям населения.

Его интерес к обездоленным, сначала немного удивил Айрис, но затем она вспомнила его вчерашний рассказ. Естественно, он не мог оставаться равнодушным к среде, из которой вышел. Достаточно было вспомнить заботу Стронга о благополучии будущего ребенка...

— Наверно, часто бывает трудно определить, насколько виновен человек. Иногда за мелкие правонарушения карают очень строго, а крупным преступникам все сходит с рук. Временами задаешь себе вопрос, не вернулись ли мы к судебной системе средних веков! — покачала головой Айрис.

Стронг расхохотался, показывая прекрасные белые зубы.

— О чем ты говоришь? О суде под пытками? Или обычае, бросать подсудимых в реку? — От улыбки Дэвида у нее захватывало дух. — Если выплывут — значит, виноваты?

— А если утонут, то будут посмертно оправданы, — подхватила Айрис и подумала, что она сама оказалась именно в такой ситуации. Не было ни малейшего шанса доказать Дэвиду, что он напрасно подозревает ее в вымогательстве. Пытаясь доказать себе, что мнение Стронга ей безразлично, она мрачно спросила: — Разве это менее гуманно, чем зависеть от чьего-то стремления оказаться в центре внимания?

Стронг недовольно сжал губы, и некоторое время молча вел машину через небольшой городок с английским парком, заложенным еще двести лет назад переселенцами из Старого Света. Сильные загорелые руки Дэвида спокойно лежали на руле. Этому преуспевающему адвокату люди часто доверяли свою жизнь, подумала Айрис, чувствуя невольное восхищение сидящим рядом человеком. Если ей когда-нибудь придется доказывать свою невиновность... Что бы ни думал о ней Стронг, она не захочет, отдать свою судьбу, ни в какие другие руки, кроме этих...

— Вообще-то я всегда считал, что делаю полезное дело, а не просто красуюсь перед публикой, — наконец проворчал он, а потом, помня, что Айрис никогда не бывала здесь, торжественно провозгласил: — Вот как выглядят старые американские городки.

Через полчаса дорога вывела их к реке, над которой нависали арки железнодорожного моста с башенками наверху. Айрис понравился Бронтон, который, в отличие от Бостона, был малоэтажным и тихим.

Стронг оставил машину на стоянке около вокзала, и они отправились осматривать достопримечательности, которых в этом городе было немало. Их поход закончился в современном торговом центре с прекрасными магазинами. В книжной лавке Дэвид купил литературу, необходимую ему для работы.

— Если хочешь, я привезу тебе новую электрическую машину "Оливетти", — предложил Стронг, когда они вышли из магазина. — Сама знаешь, я почти не печатаю, и она лежит у меня мертвым грузом. Я все пишу от руки. А ты, должно быть, помнишь по прежним временам, когда имела несчастье работать со мной, — почерк у меня не самый разборчивый на свете!

Еще бы ей не помнить!

— Ничего. Я просто буду звонить тебе всякий раз, когда что-нибудь не пойму! — пригрозила Айрис, глядя на спутника с веселым блеском в глазах. Во время поездки натянутость отношений исчезла сама собой, и было приятно чувствовать себя свободно рядом с человеком, о котором она желала думать как об отце ее ребенка.

— Смотри, куда идешь! — добродушно проворчал Дэвид, придержав спутницу за плечо и не дав столкнуться с детской коляской. Прикосновение было непринужденным, мимолетным, но даже от него сердце готово было выскочить из груди. — Здесь, в Бронтоне, я получил степень, — заметил Стронг позже, когда они шли по аллее с черными чугунными светильниками на каменных шарах. — Мы, студенты, жили тогда очень скромно, подрабатывали по выходным, а в солнечные дни сидели вот в этом парке и зубрили как черти.

Стремясь узнать о Дэвиде как можно больше, Айрис с любопытством поглядывала вокруг. Парк был большой, пестрый от множества цветов. На эстраде играл духовой оркестр. Студентов в этот летний день не было видно: они уехали на каникулы, как когда-то уезжал отсюда и юный Дэвид Стронг. Теперь благодаря своему упорству и труду он мог забыть о годах бедности и наслаждаться тем, к чему стремится каждый, — жизнью в роскошном доме, положением в обществе и блестящей карьерой...

— О чем задумалась?

Айрис оторвалась от созерцания лебедей на пруду и увидела внимательные синие глаза спутника.

— О преимуществах образования, — ответила она с нервным смешком. В общем, так оно и было.

— Ты ведь не училась в университете?

Он прекрасно знал это, тем не менее, Айрис ответила:

— Нет. Мне, надо было закончить школу, и идти работать. — А сделать это пришлось потому, что отец бросил их, и у матери не хватало денег, чтобы свести концы с концами. Но этого она Дэвиду не сказала.

— Жаль, — ответил он, и разговор закончился.

Стронг задумчиво смотрел на старинные здания, примыкавшие к парку. Глядя на его чеканный профиль, Айрис гадала, о чем он думает. Что его дети не окажутся в тяжелой ситуации? Да, слова Дэвида о том, что он никогда не устранится от участия в судьбе своего ребенка, не пустая болтовня...

— Хочешь поесть? — спросил он, и Айрис, неожиданно почувствовала, что голодна. Стронг привел ее в очаровательную кондитерскую, расположенную в самом старом из домов Бронтона, где стены были обшиты деревом, а потолок поддерживали балки с индейской резьбой. Они выпили по две чашки чаю с фирменным тортом, который назывался "Альбионом".

— Как же я скоро растолстею! — со смехом сказала Айрис, смакуя нежный бисквит.

— Ты говоришь, прямо как Мейбл.

Айрис бросила на Дэвида быстрый взгляд и ничего не сказала. Если ему и больно говорить о жене, то он это умело скрывал: на его выразительном лице не дрогнул ни один мускул. Да и тон был почти небрежным. Что-то затаенное, глубоко личное внезапно мелькнуло в его глазах, и он резко спросил:

— Боишься, что беременность, роды и кормление испортят твою великолепную фигуру?

Придя в замешательство от его тона, она запальчиво ответила:

— Нет, не боюсь! Ребенок гораздо важнее, чем преходящая красота и высокая грудь! — Что, съел? Вот тебе! — подумала Айрис, втыкая вилку в последний кусочек торта с такой яростью, словно перед ней лежал сам Стронг.

— Хочешь еще? — только и спросил он в ответ на ее самоуверенное заявление. Предложение заставило Айрис улыбнуться.

— Ты шутишь! — Она погладила себя по животу.

— Ну, раз так... — снисходительно произнес он, давая понять, что понимает заботы беременной женщины.

Рука Стронга потянулась за счетом, оставленным официанткой; что-то в этой руке приковало внимание Айрис, Да ведь он без обручального кольца, которое, прежде носил не снимая. Странно! В голове потрясенной женщины сразу возник миллион вопросов.

Может быть, Дэвид просто забыл его надеть! Или снял сознательно, тем самым признавал конец своего брака? Страдал ли он? Хотел вернуть супругу, которую любил и с которой собирался прожить жизнь? Или примирился тем, что она никогда не вернется?

Айрис подняла глаза и увидела, что он тоже смотрит на нее. Наверняка догадался, о чем она думает. Всегда был догадлив... Она ожидала услышать резкие слова, а то и обвинения, но Дэвид просто спросил:

— Ты готова? — Когда Айрис кивнула, он скрипучим голосом сказал: — Тогда пошли. Исчезнувшая было напряженность вернулась. На обратном пути они разговаривали мало. К великому удивлению Айрис, ее попечитель и не думал возвращаться в Бостон.

* * *

Пока Стронг был занят какой-то работой в верхних комнатах коттеджа, Айрис сидела в саду в тени старой сливы и читала рукопись, изредка отрываясь от текста, чтобы отогнать назойливую муху или проследить за полетом яркой бабочки. Несомненно, Дэвид был прав: с годами его почерк не стал разборчивее. Это были записи человека, слишком погруженного в важные проблемы, чтобы заботиться о такой мелочи, каллиграфия. К счастью, для расшифровки у нее было время. Машинку Стронг обещал привезти на следующей неделе.

Желая выпить чашку чая, Айрис отложила папку с рукописью, и пошла в дом поставить чайник.

Дэвида не было ни в одной из комнат. Услышав шум над головой, Айрис поднялась на верхний этаж и наткнулась на стремянку, приставленную к чердачному люку.

— Что ты делаешь? — спросила она, просунув голову в люк и увидев хозяина, склонившегося над какими-то щитами. Он слегка удивился, но ответил охотно:

— Здесь проходит вентиляционная труба, поэтому надо сделать перегородку. Но сначала придется расчистить весь чердак... А вот что ты тут делаешь, черт побери? О чем ты думаешь? Лазишь по лестницам в твоем положении!

— Я пока не разваливаюсь на части! — упрямо ответила Айрис и забралась на чердак.

Там пахло пылью, но было необыкновенно интересно. Настоящая лавка древностей: старые картины, потускневшая от времени посуда с потрескавшейся глазурью, мебель, которой давно никто не пользовался... А в самом углу, где крыша смыкалась с полом, стояла лошадка-качалка с когда-то белыми гривой и хвостом; облупившаяся на боках краска говорила о долгой безупречной службе.

— Она была твоей?

Айрис направилась к лошадке, но в этот миг Дэвид громко закричал:

— Ради Бога, смотри, куда идешь!

Когда мужская рука поймала ее за талию, не пуская дальше, у Айрис перехватило дыхание.

— Здесь все старое! Эти доски очень непрочные; стоит ступить между балками, и окажешься прямиком в ванной! А потом бац и выкидыш!

Тон Дэвида ясно давал понять, что ее присутствие здесь нежелательно. Обиженная, Айрис необдуманно выпалила:

— Для тебя это было бы решением множества проблем!

В ту же секунду она почувствовала, как напрягся Дэвид.

— Раз и навсегда пообещай мне, что эта мысль больше не придет в твою пустую голову! — прошипел он.

— Конечно, обещаю, — быстро согласилась Айрис, только чтобы успокоить Дэвида. Гневная реакция напугала ее.

Почувствовав свою резкость, он неловко сказал:

— Не ходи дальше. А лошадка... она принадлежала моей бабушке, а потом тете.

— Ой, какая старая! — Айрис с умилением посмотрела на изумительную игрушку. Когда-то в детстве, она мечтала о такой, но из-за неспособности ее отца подолгу задерживаться на одном месте и его равнодушии к детям — ничего подобного у нее не было. — Но ведь твоя тетя позволяла тебе качаться на ней? — Она вдруг представила себе Дэвида маленьким мальчиком.

— Позволяла, позволяла... Слушай, зачем ты сюда залезла?

В его словах звучало раздражение. С чего бы это? — подумала Айрис. Он явно не желал ее присутствия. Так что забота о ребенке была всего лишь предлогом...

— Я захотела чаю и пришла спросить, не будешь ли... Ух, ты! Что это?

Дэвид открыл древний сундук и вытащил из него полуразвалившуюся коробку для обуви, из которой вдруг посыпались фотографии. Айрис бросилась их подбирать. Некоторые были очень старыми, выцветшими, с поврежденными краями... Попадались и более поздние, уже цветные снимки.

— Кто это? — спросила она, взяв изображение смеющейся молодой женщины. Ей было лет двадцать, не больше, и смеялась она так, словно ей все нипочем.

Дэвид бегло взглянул на фото и опять склонился над сундуком.

— Это моя мать, — буркнул он.

Айрис стала разглядывать снимок, угадывая в смеющемся лице знакомые черты.

— Красивая... — задумчиво проговорила она.

— Да, красивая, — сухо прозвучало в ответ.

— Сколько ей здесь лет? — не унималась Айрис, хотя видела неудовольствие Дэвида. Но стремление как можно больше узнать о человеке, к которому она была далеко неравнодушна, заставило ее забыть о деликатности.

— Девятнадцать. Этот снимок был сделан за год до моего рождения.

В голосе Дэвида была какая-то болезненная нотка, которая подсказывала, что он считал себя причиной всех несчастий, выпавших на долю его матери. Айрис глубоко вздохнула и бросилась головой в омут:

— Она что, тяготилась тобой?

— Что ты понимаешь? — вспылил Дэвид. — Она была молода, влюблена без памяти, и ничто остальное ее не интересовало! Я ее такой, — он кивнул на фотографию, — никогда не видел. Она запомнилась мне худой, осунувшейся, всегда одетой в обноски, изможденной работой и нуждой. Мать выбивалась из сил, чтобы прокормить себя и своего ребенка!

— А твой отец? — продолжала задавать бестактные вопросы, заинтригованная Айрис. — Ты знал, кто он? — Этот вопрос мучил ее с тех пор, когда Дэвид приоткрыл завесу, скрывавшую его прошлое.

Стронг швырнул в сундук все, что было у него в руках, и выпрямился.

— Это что, допрос? — сердито спросил он, подбоченившись и застыв в вызывающей позе. На его скулах играли желваки. Застегнутая на все пуговицы джинсовая рубашка туго обтягивала грудь. — Так и быть, скажу, если это заставит тебя замолчать. Я не видел его и ничего о нем не знал. — С мрачным выражением, которое заставило Айрис раскаяться в своем любопытстве, отрубил: — Ничего, кроме того, что он был женат.

— Женат? — шепотом переспросила потрясенная Айрис. Чувствуя себя так, словно ее только что поймали с поличным, она опустила глаза на зажатый в руке старый снимок. Выдерживать угрюмый взгляд Дэвида больше не было сил.

Теперь она хорошо понимала причину его странного поведения в последние дни. Сам, того не желая, он поставил своего ребенка в ситуацию, подобную его собственной. А виновницей всего считал ее, Айрис. И поскольку она не желает сказать правду, то может не рассчитывать, что когда-нибудь Дэвид станет относиться к ней по-другому. Почувствовав это, Айрис потерянно повернулась к нему спиной, пошла к лестнице и пробормотала:

— Пойду ставить чайник...

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

В понедельник Стронг уехал очень рано, когда Айрис еще спала. Сойдя вниз и поняв, что его нет, она ощутила облегчение. В его присутствии приходилось постоянно бороться с собой, с собственным греховным чувством к нему, с влечением, которое она усилием воли подавляла все годы, пока Дэвид жил с Мейбл. Но чувство это постоянно тлело внутри и ожило при первом его прикосновении. И сейчас, когда он уехал, Айрис все же было грустно и одиноко.

Она слегка перекусила, полистала газеты, купленные Дэвидом в Бронтоне, и вышла из дома на маленькую зеленую лужайку. Чей-то неожиданно прозвучавший голос заставил ее вздрогнуть.

— Доброе утро, милая!

Калитку открывала невысокая пухленькая женщина с корзиной в руке. Ее яркая клетчатая рубашка была заправлена в вельветовые брюки, прихваченные у щиколоток велосипедными зажимами.

— Меня зовут Клэрис Аллард, — представилась женщина и окинула дружелюбным взглядом Айрис с ее сверкающими рыжими волосами, небрежно собранными на затылке в "конский хвост", и все еще стройной хрупкой фигуркой. — Я живу недалеко от вас. Захожу сюда раз в неделю узнать, все ли в порядке, и убираюсь здесь, если кто-нибудь живет. Мистер Стронг сказал, что вы сняли у него этот домик на несколько месяцев, и просил приходить к вам чаще.

Айрис улыбнулась и представилась.

— Да, я сняла этот коттедж до весны, — подтвердила она, поняв, что именно так Стронг решил объяснить ее появление в своем доме. Значит, можно быть спокойной: никто не станет строить никаких домыслов. Мысль о том, что в жизни Стронга она всегда будет занимать унизительное место квартирантки, больно уколола ее, хотя ничего странного в этом не было. Если не считать ребенка, которого они зачали, на большее она, не могла рассчитывать. Видно, придется всю жизнь довольствоваться этим.

Теперь было ясно, что дом выглядит таким чистым и ухоженным благодаря миссис Аллард. Спустя какое-то время женщины болтали, как старые приятельницы.

— Мистер Стронг такой милый! — восторженно воскликнула разрумянившаяся Клэрис, когда они вдвоем пили чай в сверкающей светлой кухне. — Я не знала, что вы уже приехали. Думала, это случится позже — может, через недельку. Но соседка сказала, что "паккард" простоял здесь все выходные.

— Да, — подтвердила Айрис, вспомнив, что видела несколько человек, выгуливавших своих собак на дороге перед коттеджем. — Стронг разбирал чердак. — Избегая пытливого взгляда гостьи, Айрис чувствовала, как горячая кровь приливает к щекам, и прекрасно понимала, что могла подумать эта почтенная дама, заметив ее смущение.

— Да, пожалуй, это давно надо было сделать. Вряд ли кто-нибудь забирался туда с тех пор, как умерла его старая тетушка. — Невозмутимость Клэрис успокоила смутившуюся Айрис. Женщина как бы предупреждала: "Я не собираюсь лезть не в свое дело". — Тетушка Дэвида была под стать своему племяннику — сильная, решительная... Но, боюсь, немножко барахольщица. — Клэрис подмигнула собеседнице лукавым голубым глазом, и та, вспомнив о вещах, хранившихся наверху, согласилась с этим определением. — Мистер Стронг никогда не забывал навестить ее в праздники или на день рождения. Но всегда приезжал один...

Этот прозрачный намек удивил Айрис. Неужели Мейбл была до такой степени черствой, что ни разу не навестила старушку вместе с мужем? — думала она, все больше сомневаясь в том, что хорошо знает подругу. Вместе с тем было ясно, что, несмотря на некоторые осторожные намеки, которые позволила себе Клэрис, она относится к Стронгу с большим уважением и его личная жизнь для нее священна.

Когда женщина ушла, Айрис настолько воспрянула духом, что начала вязать крошечные пинетки из шерсти лимонного цвета, купленной на прошлой неделе, и даже подрезала несколько разросшихся кустов возле веранды.

На следующий день, когда наступили сумерки, и в воздухе разлился легкий аромат цветов, она устроилась перед телевизором. Неожиданно Айрис услышала шум мотора и, не досмотрев интересный документальный фильм, подошла к окну. Во двор въезжал "паккард". И хотя в течение этих двух дней она постоянно напоминала себе, что Стронг — чужой муж, ее сердце радостно забилось.

— Привет, Айрис, — спокойно поздоровался Дэвид, когда она открыла дверь. Судя по элегантному темному костюму, он приехал прямо с работы. — Я привез машинку, — сказал он и поставил на стол большую коробку. — Что, не скучала здесь одна? — Вопрос прозвучал непринужденно. Но, почему же тогда Дэвид смотрел так, словно хотел проникнуть ей в прямо в душу?

Взволнованная этим взглядом, чувствуя, как мурашки бегут по спине, она повернулась, чтобы выключить телевизор, и беззаботно ответила:

— Да нет, не очень. — Бог не допустит, чтобы Стронг узнал, как отчаянно она тосковала по нему с самого понедельника...

— Кто-нибудь заходил? — Конечно, он имел в виду мужчин. Айрис с укором посмотрела на Дэвида. Он снял пиджак и принялся распускать узел галстука. Под тонкой рубашкой волнующе перекатывались мышцы. Айрис опустила глаза.

— Мужчины не заходили! — ответила она таким тоном, что Дэвид насмешливо поднял брови. — Только миссис Аллард, — уже более спокойно прозвучал ее голос. — Она сказала, что придет завтра.

— Прекрасно. Ты уже обедала? — Лицо Дэвида вдруг утратило суровое выражение, и он хитро прищурился. — Что ты сегодня ела на завтрак? Ведь дом насквозь пропах рыбой!

— Нечего смеяться! — Я ведь не знала, что ты приедешь, не так ли? А мне ужасно захотелось копченой макрели, я просто с ума по ней сходила. Но я еще не обедала... — В зеленых глазах Айрис зажглись озорные искорки, она не смогла удержаться, чтобы не поддразнить Дэвида: — Я приготовила рис, но должна предупредить: я люблю, чтобы он был острым. Поэтому потушила к нему овощи с чесночным соусом...

— Забудь об этом! — с гримасой отвращения протянул он. — Сегодня мы обедаем не дома. Мой приятель содержит здесь неподалеку спортивный клуб, и мне нужно заехать к нему, чтобы дать консультацию. Когда ты сможешь быть готова?

— Полчаса — это нормально? — спросила Айрис, пытаясь скрыть буйную радость, которую вызвала у нее возможность вырваться из четырех стен.

На самом деле она собралась даже раньше. Сменив джинсы и блузку на слегка облегающее зеленое платье, Айрис вышла из комнаты и чуть не столкнулась с Дэвидом.

— Ты умеешь управляться с иголкой? — нетерпеливо спросил он, тыча, ей под нос рукав с оторванной пуговицей. Его пренебрежительный тон задел Айрис и ей захотелось дерзко ответить: "Смог бы и сам!"

Однако она придержала язык, спустилась за шкатулкой, которую обнаружила на стоявшем в гостиной старинном шкафу, и вскоре вернулась с иголкой и шелковыми нитками.

— Ты снимешь рубашку? — Голос ее дрогнул. Одного взгляда на Дэвида, стоявшего с обнаженной грудью, было достаточно, чтобы Айрис охватил легкий трепет.

— А что, это так необходимо?

Конечно, нет, подумала она, краснея под его насмешливым взглядом. В конце концов, пуговицы не хватало всего лишь на манжете. Так почему же ее не слушались пальцы? Боже, если она не возьмет себя в руки, кончится тем, что иголка вонзится ему в запястье... Склонив голову так низко, что волосы прикрыли раскрасневшееся лицо, она изо всех сил старалась не замечать резкого контраста темных волосков и белоснежной рубашки, не думать о том, как дурманит голову исходящий от мужчины слабый запах мускуса, не чувствовать его тепла, не вспоминать о том, как однажды это тяжелое тело вдавливало ее в кровать...

— Ох-х! — вздрогнул он, и Айрис пробормотала что-то нечленораздельное. — Ты что, анализ крови собираешься делать? — сердито спросил Дэвид. — Или в свободное время занимаешься иглоукалыванием?

— Извини... — Красная от смущения, она осмелилась поднять глаза на его чеканное лицо и едва не провалилась сквозь землю, увидев насмешливую улыбку; казалось, он догадывался о том, что стало причиной ее невнимательности. — Ну, вот и все. — Она обрадовалась, когда пуговица наконец, оказалась на месте, но тут же обнаружила, что забыла взять ножницы. А проклятая нитка ни за что не хотела отрываться...

— Вот как надо, — услышала Айрис и затаила дыхание, когда Дэвид неожиданно взял ее за руку, наклонил голову и зажал нитку зубами.

У женщины замерло сердце. Снаружи доносилось неумолчное воркование горлицы, нарушавшее тишину летнего вечера, но Айрис ничего не слышала и не видела, ощущая только свежий аромат мужских волос, еще влажных после душа, и силу прикоснувшейся к ней руки.

— А Мейбл была покорной женой? Она пришивала тебе пуговицы? — выпалила Айрис, стремясь положить конец своему мучению, и тут же пожалела об этом. Дэвид поднял голову, их глаза оказались на одном уровне, и она увидела, что больно задела мужчину. Лицо его потемнело.

— Так вот как ты расцениваешь замужество? — резко спросил он. — Служение и покорность?

— А разве не этого ты ждешь от меня? — робко заикнулась она, думая только о том, как вызволить свою руку. Разве ее мать не состарилась раньше времени, стараясь ублажать вечно недовольного мужа? А в итоге, тот бросил ее ради более молодой женщины...

— Поэтому ты и решила не обременять себя брачными узами? — Задетая его резким тоном, Айрис стала вырывать руку, но его пальцы еще крепче сжали ее запястье, посылавшее сигнал тревоги взбудораженным нервам. — Именно за это ты и не любишь мужчин?

— Неправда! — Вскинув голову с огненной копной волос, Айрис опять попыталась освободиться. Естественно, она не настолько глупа, чтобы думать, что все мужья такие, как ее отец. — Среди моих знакомых немало мужчин, которые мне нравятся...

— Но не настолько, чтобы завести от них ребенка! Так почему же ты выбрала именно меня, маленькая девственница? — Слова прозвучали как пощечина, напомнив Айрис то, что она не хотела вспоминать. — Наверное, во мне ты увидела того, с кем можно не только осуществить свои замыслы, но и удовлетворить глубоко спрятанное сексуальное влечение!

— Нет! — В яростном вскрике выразилось все ее отчаяние. Она крепко зажмурилась, как будто хотела спрятаться от обидных подозрений Дэвида. — Ради всего святого, ведь ты же был мужем Мейбл! — Ее ресницы взметнулись, и затуманенные зеленые глаза, встретились с гневными сапфировыми. — Никогда в жизни у меня не возникало подобных мыслей!

— Никогда? — Дэвид недоверчиво хмыкнул. Очевидно, почувствовав, как под его пальцами тревожно бьется пульс Айрис, он все понял и опустил взгляд на свою загорелую руку, сжимавшую хрупкое запястье. Уголки его губ искривились в горькой усмешке. — О чем ты думаешь, милая моя? Не кажется ли тебе, что мы два сапога пара? Потому что, нравится это тебе или нет, ты не случайно согласилась зачать от меня. И не случайно молила разбудить для наслаждения твое прекрасное тело. Так что можешь презирать меня сколько угодно, но в глубине души ты всегда хотела меня. И не возражай, тебе никогда не удастся убедить меня в обратном. Потому, что я и сам не смог убедить себя, — даже когда ты была сопливой девчонкой, — что мне нет до тебя никакого дела! — С этими словами он быстро вышел из комнаты.

Застыв от изумления, Айрис смотрела ему вслед. Он сказал... что обратил на нее внимание много лет назад? Замечал ее, хотя счастливо жил с Мейбл?

Ничего невозможного, неуверенно сказал ей внутренний голос. Может, и замечал. Без всяких далеко идущих намерений. Ложной скромностью Айрис не страдала и сознавала свою привлекательность. Природа наградила ее красивым лицом и безупречными формами, так что Стронг просто не был бы мужчиной, если бы не видел этого. Но это еще ничего не значило. Чувства его остались незатронутыми, безжалостно напомнила себе Айрис и с досадой ощутила, что настроение у нее безнадежно испортилось.

* * *

Загородный клуб, куда они приехали, оказался огромным старинным особняком, укрывшимся от цивилизации на берегу залива Кейп-Код.

— Эрвин тебе понравится. Мы с ним учились в университете, — пояснял Дэвид, пока они шли по аллее. — Не уверен, что Хэтти именно та женщина, которая ему нужна, но ты должна сама составить о ней мнение...

О да, что-что, а мнение о ней Айрис составила, с самого начала, попав в дурацкое положение. Не успел Дэвид представить свою спутницу, как жгучая брюнетка с пышным начесом бесцеремонно воскликнула:

— Ах, какая вы, должно быть, счастливица, миссис Стронг!

Позже женщина объяснила свою оплошность тем, что Эрвин не успел предупредить ее, но в первый момент Айрис показалось, что стоявший рядом с брюнеткой высокий мужчина с непритязательной внешностью затаил дыхание.

— Я... нет, я... — Она беспомощно взглянула на Дэвида, лихорадочно пытаясь найти тактичный ответ.

— Мисс Милфорд — моя помощница, — спокойно и сухо сказал Стронг, отбив у леди всякую охоту продолжать расспросы и одарив ее самой обаятельной из своих улыбок.

— О... — только и сказала слегка покрасневшая Хэтти. Но Айрис видела, что брюнетка обратила внимание на ее сексапильность, ощутимую, не только для мужчин. На лице женщины, пытливо всматривавшейся в спутницу красивого блестящего адвоката, был написан вопрос: а не завел ли Дэвид Стронг любовницу?

Нет! Я один раз переспала с ним, и теперь у меня будет от него ребенок. Но этот человек не любит меня, и у нас с ним нет ничего общего! — рвалось из сердца Айрис, когда они шли к зданию клуба. Но что толку! Даже если кто-нибудь узнает правду, все равно в нее не поверит. О Господи, зачем ей понадобилось это дурацкое соглашение? Она по глупости решила, что заключает его без всяких эмоций, будучи в здравом уме. Так почему же теперь в ее душе поселились неуверенность и тревога? Почему мучительная боль раздирает сердце? Неужели Дэвид прав, утверждая, что она так и не сумела преодолеть тяги к нему? И все уверения в равнодушии к этому мужчине, которыми она успокаивала себя, были лишь притворством, попыткой подавить чувства, неподвластные ей?

Вечер мог бы получиться очень приятным, но, начав копаться в своих ощущениях, Айрис никак не могла расслабиться, хотя и скрывала дискомфорт за лучезарной улыбкой.

Эрвин Уэйберн и его невеста были милейшими людьми, несмотря на то, что болтовня Хэтти временами раздражала. Как поняла Айрис, она была несколькими годами старше Эрвина, ближе к сорока, чем к тридцати. По некоторым намекам можно было догадаться, что ей предстоит стать второй женой мистера Уэйберна, поскольку первая сбежала с каким-то богатым типом пять лет назад.

Кроме того, Айрис поняла — хотя об этом не было сказано ни слова, — что обоих мужчин связывает не только давняя дружба, но и глубокое взаимное уважение. Несколько раз она перехватывала тревожный взгляд, который Эрвин бросал на своего друга, думая, что тот этого не замечает. Знал ли он, что от Дэвида ушла жена? Были ли друзья откровенны друг с другом? Вряд ли можно было представить себе человека, которому Стронг захотел бы излить Душу. Да и нуждался ли он в этом?

— Значит, ты советуешь не доводить дело до суда?

Они сидели в уютном ресторане клуба, наслаждаясь прекрасной кухней, и Эрвин с большим вниманием выслушивал мнение опытного адвоката по делу о границах его владений.

— Ах, мне бы хоть четверть его ума и таланта! — Восхищению Хэтти не было предела. Наклонившись к гостье, она без устали нахваливала достоинства Стронга, бросая на него томные взгляды. — Давно вы с ним работаете?

Вопрос застал Айрис врасплох. Она тряхнула головой, оторвавшись от еды, и уклончиво ответила:

— Не очень...

Но это только разожгло любопытство собеседницы, она понизила голос:

— Эрвин говорит, что вы делаете для босса какую-то работу и ради этого поселились у него в коттедже. Что-то важное?

— Да, это правда. — Айрис невольно посмотрела на Стронга, увидела его ответный пристальный взгляд и ощутила томительное посасывание под ложечкой. Он понимающе улыбнулся, Айрис смутилась и снова повернулась к Хэтти: — Он пишет книгу о реформах в законодательстве. Ну, а поскольку моя работа связана с юриспруденцией... — Она сделала неопределенный жест рукой.

— Великолепное сочетание! — многозначительно воскликнула женщина. — Но как можно сосредоточиться на работе, когда такой красавец, заглядывает к вам через... — Брюнетка выжидательно замолчала, надеясь, что Айрис сообщит, как часто Стронг посещает коттедж. Но поскольку гостья промолчала, Хэтти продолжила тираду: — Милая, не обижайтесь, но я не могу понять главного: как он сам может сосредоточиться на своей работе? Ведь в вас столько же прелести, сколько в Стронге... как бы, это определить поточнее... мужской неотразимости и обаяния! Не знаю, насколько ревнива его супруга, но если бы речь шла обо мне, я ни за что не позволила бы Эрвину взять в контору секретаршу с такой внешностью, как у вас.

Если бы только Хэтти все знала! — смущенно улыбнулась Айрис.

— Думаю, что Стронг — крепкий орешек и уж никак не дамский угодник, — высказала она предположение, для которого имела все основания. Разве этот человек не заставил ее переселиться к нему с помощью шантажа и чуть ли не насилия? Стал бы он возиться с ней, имея любовниц!

— Но именно это и делает его привлекательным для любой женщины. — М-да... Даже будучи невестой другого, Хэтти умудрилась подпасть под чары сексуального мужчины... — Надо полагать, его жена — очень красивая и уверенная в себе дама, если позволяет ему оставаться наедине с другой красавицей... — Хэтти протяжно вздохнула, и вдруг... ее голос донесся до Айрис откуда-то издалека: — Что с вами? — Лоб женщины под взбитыми черными кудрями прорезала тревожная морщина. — Дорогая, что такое? Вы не переносите сигарного дыма?

— Нет, нет, все нормально, — быстро ответила Айрис, не желая привлекать к себе внимания.

Но ничего нормального не было. Густой дым «Гаваны», которую курил Эрвин, в сочетании с усилиями для поддержания светского разговора с любопытной собеседницей подействовал на Айрис сильнее, чем она могла ожидать. Такого приступа тошноты ей не доводилось испытывать в худший из дней беременности. Она была рада, что Хэтти поверила ей на слово и отвернулась к гостю, продолжая болтать о великих адвокатах прошлого.

Боже праведный, дай мне силы выдержать это, молилась она. Но пурпурно-золотые стены ресторана вдруг поплыли перед глазами. Айрис прищурилась и посмотрела на пол, затянутый красным ковровым покрытием. Он сливался с падавшими красными стенами. Кроваво-красное пятно плыло и покачивалось, голова кружилась, красные морские волны готовы были сомкнуться над головой, но неожиданно рядом оказался Стронг. Айрис почувствовала на плече его сильную руку и услышала спокойный низкий голос:

— Едем домой. Можешь подняться?

Она молчала, потеряв способность соображать, но испытывала к Дэвиду огромную благодарность. Он все заметил и понял, как ей плохо. Каким-то непостижимым образом ей удалось встать, опираясь на его руку; она смутно слышала, как Дэвид обратился к хозяевам:

— Простите, нам надо ехать домой. Спасибо за обед. Я позвоню тебе, Эрвин.

Этим он и ограничился. Айрис позавидовала его холодной решимости, позволившей обойтись без долгих объяснений. Наверно, видел, как ей плохо. К счастью, при выходе из клуба она заметила туалет, и пошатываясь направилась туда.

Когда через некоторое время Айрис вышла, бледная и обессилевшая, Дэвид, выпятив губы, заметил:

— Еще минута, и я пошел бы за тобой. Поехали. Тебе надо в постель.

Слова эти звучали сладкой музыкой; тяжело опираясь на мужскую руку, Айрис дотащилась до "паккарда" и ужасно обрадовалась, когда они выехали на шоссе.

— Прости меня, Дэвид, — простонала она, чувствуя себя совершенно разбитой. О Боже, за что ей такое унижение? — Эрвин и Хэтти... Что они подумали?

— Никто ничего не подумал, — с ноткой раздражения в голосе успокоил он. — И вообще, какое это имеет значение?

Конечно, для тебя никакого, думала она. Ей хотелось бы хоть раз в жизни испытать чувство истинно мужского превосходства над другими... Мощные фары "паккарда" разрезали ночную тьму, накрывшую массачусетские равнины и холмы. В их свете мелькали рекламные щиты и редкие домики.

Айрис закрыла глаза. Тошнота уже не мучила, но ей на смену пришла страшная усталость.

— Не стоит использовать подголовник вместо подушки, — услышала она заботливый голос Дэвида. — Если хочешь поспать, лучше, положи голову мне на плечо.

Делать этого не следовало, но глаза слипались, и Айрис последовала разумному совету, остро ощутив, как сладко отозвалось внутри прикосновение щеки к теплому плечу Дэвида.

— Так-то лучше, — пробормотал он, и после этого измученная женщина уже ничего не слышала, проспав до самого дома. — Ну же, бедняга, просыпайся, — расслышала она голос Дэвида и настойчивое звяканье ключей. Он разбудил ее, легонько похлопав по щеке. — Мы уже дома.

Женщина застонала, в полудреме ощутила прикосновение мужских пальцев, слабо пахнущих одеколоном, и, еще не вполне понимая, что происходит, прижалась губами к сильной теплой ладони.

— Милая, будь умницей, вылезай.

Айрис пошевелилась и снова замерла — так не хотелось возвращаться в грубую действительность жизни, где ее презирали или снисходительно терпели. Хотелось остаться в машине, где так тихо, так спокойно...

— Дэвид... — Сжавшись в его объятиях, Айрис не понимала, что, его губы совсем рядом и что имя, произнесенное в полусне, пришло из подсознания, в котором не существовало никаких запретов. Это была мольба, рвавшаяся из глубины души.

Она почувствовала, как Дэвид набрал в легкие воздух и задержал дыхание, а потом ощутила на своих губах легкое дуновение. Сейчас он ее поцелует! Эта мысль разом заставила Айрис встрепенуться. И тем сильнее было разочарование, когда Дэвид, осторожно положил ее голову на спинку кресла и вылез из машины.

Освещенный серебряным лунным светом, он обошел машину и открыл дверцу.

— Ну же, выходи. — Дэвид протянул руку. Внезапно Айрис стало стыдно.

— Я не хотела...

— Знаю. Выходи.

Почему он разговаривает с ней таким повелительным тоном? Но было в его голосе что-то еще, похожее на сожаление.

— Я так устала... — Ослабевшая, сонная, она стояла рядом с Дэвидом и пошатывалась.

Он, было направился к дому, но вдруг подхватил ее на руки, чем привел в состояние, близкое к шоку. На сей раз, его тон смягчился.

— Давай-ка... Сейчас для тебя есть только одно место.

И это место — постель, в смятении сообразила Айрис, когда он понес ее по лестнице. Уткнувшись лицом в его плечо, она старалась не думать о нежности, которую Дэвид дарил жене. Не только в любви, но и в простом житейском общении.

Дэвид откинул покрывало и положил Айрис на кровать.

— Вовсе не нужно было нести меня... — Почему в ее голосе столько разочарования? Айрис сама заметила это. Неужели она надеялась?..

— Ты была не совсем... дееспособна. — Похоже, его забавляла эта ситуация.

— Я не пила ни капли! — запротестовала Айрис, вглядываясь в лицо Дэвида.

— Конечно. Ты просто переутомилась. — Его губы тронула снисходительная улыбка, от которой у Айрис чуть не остановилось сердце.

Но уже в следующее мгновение оно пустилось вскачь, потому что Дэвид осторожно повернул ее и стал расстегивать "молнию" на платье. Охваченная мучительным волнением, Айрис, задыхаясь прошептала:

— Зачем ты пользуешься моей беспомощностью?

Он еле слышно рассмеялся.

— Потому что в таком состоянии ты не можешь остановить меня.

О Боже! Неужели он говорит всерьез? Она старалась побороть вязкое оцепенение, напрягала все силы, но тело не слушалось. Когда его руки умело спустили с нее платье, желание острыми когтями стало раздирать Айрис. Те же теплые руки осторожно обхватили ее лодыжки и сняли туфли.

А затем он присел на край кровати, наклонился и начал расстегивать лифчик. Женщина выгнулась навстречу, чтобы облегчить ему эту задачу. Стоило Дэвиду освободить ее от этого прикрытия, как жаркая волна накрыла Айрис с головой. Даже в неярком свете, проникавшем из коридора, Дэвид должен был видеть, как женское тело реагирует на его близость.

Господи! Как она, едва пришедшая в себя после приступа тошноты, может с такой невероятной силой желать мужчину? Красивое точеное лицо и прикосновения ласковых рук, снимавших с нее последнее одеяние, заставило Айрис окончательно потерять голову. Шершавые ладони скользили по бедрам, прожигая их насквозь.

— Дэвид...

Он обвел взглядом ее тело, посмотрел в глаза и увидел в них желание. По телу Айрис струилось влажное тепло. Наверно, ей следовало испытывать смущение, но ничего подобного она не чувствовала. Дэвид Стронг был ее единственным мужчиной. Именно он сделал ее женщиной, оставил в ней свое семя, и она нуждалась в этом человеке так же, как земля нуждается в воздухе и солнечном свете.

— Дэвид, я хочу, чтобы ты знал... я хочу сказать... — Айрис пыталась найти слова, чтобы оправдаться, но он прижал палец к ее губам.

— Не говори того, о чем завтра утром пожалеешь, — наставительно произнес он, укрыл ее одеялом и вышел, оставив в полном отчаянии, о чем, конечно, догадывался. Она прислушивалась к его шагам и испытывала такой стыд, которого не ощущала ни разу в жизни.

Что на нее нашло? Разве можно забыть, что он все еще муж. Как же она посмела раскрыть ему свои чувства? Но то, что он женат, полбеды.

Настоящая беда в том, что она ему ни капельки не нравится!

От этой мысли по щекам поползли слезы. Естественно, она не первая женщина на свете, которая ждет ребенка от того, кто ее не любит, от мужчины, принадлежащего другой, хоть данный случай и не совсем типичен. Но в тот памятный уик-энд Дэвид пробудил в ней не только дремлющую чувственность, но и что-то еще, куда более сильное и сложное, чем та наивная страсть, которую она испытывала в ранней юности. И именно поэтому сейчас ей было невыносимо больно. О Боже, как больно!

* * *

Проснувшись на следующее утро, Айрис услышала голос Стронга, разговаривавшего по телефону.

— Нет, — говорил он невидимому собеседнику, — меня сегодня не будет. Если появится что-то важное, перезвоните.

Кто-то из его служащих, догадалась она, поморщилась и перевернулась на другой бок. Проснувшись окончательно, ощутила уже привычную тошноту, вспомнила, как плохо было ей вчера в клубе, в тот же момент поняла: Дэвид не уехал!

От этой мысли потеплело на душе. Казалось, что теперь она шутя, справится с недомоганием. Сойдя вниз, Айрис обнаружила Дэвида в гостиной: он устанавливал у розетки машинку "Оливетти".

— Доброе утро! — поздоровался он. — Как ты себя чувствуешь?

Засунув руки в задние карманы джинсов, Айрис состроила, кислую гримасу.

— Спроси меня об этом, когда пройдут первые три месяца, — ответила она с вымученной улыбкой, только подчеркивавшей ее бледность.

— Ну что ж, ждать осталось недолго, — бодро сказал Дэвид, возвращаясь к работе, но в его потемневших глазах проглядывало беспокойство.

Он включил машинку, вставил лист бумаги и сделал несколько пробных ударов. Айрис наблюдала с сосредоточенным лицом за его ловкими, красивыми руками. Внезапно у нее возник комок в горле. Она чуть не заплакала и с запинкой произнесла:

— Совсем не обязательно было оставаться! Дэвид метнул на нее быстрый взгляд и выключил машинку, довольный своей работой.

— Да, — бросил он и отвернулся.

Попробуй, пойми его, вздохнула Айрис, раздумывая о причине явного безразличия к ней Дэвида. Неужели во всем виноват вчерашний вечер, когда она готова была отдаться ему? Видно, нежность к ней объяснялась простой жалостью, а она клюнула на эту приманку, как последняя дура! Он отнесся бы так к любому человеку, оказавшемуся в беде. И все же, вопреки здравому смыслу, Айрис продолжала надеяться, что за его состраданием скрывалось нечто большее.

Судя по холодному отношению Дэвида, он тоже осознал всю нелепость и двусмысленность ситуации. Потому что одно дело угрожать ей насилием в порыве гнева и совсем другое — раздевать совершенно беспомощную и потому соблазнительную и кажущуюся доступной женщину. Женщину, которая дала понять, что хочет его. Но Дэвид сумел удержаться от неверного шага. Насколько же он порядочнее ее, переживала Айрис. Она без устали напоминала себе, что он женат и продолжает любить Мейбл, как бы ни сложились их отношения. Что с ней, Айрис, у него нет, и не может быть ничего общего. И — Бог свидетель — она не станет делать ничего такого, что может толкнуть Стронгов к окончательному разрыву! Как бы ни влекло ее к Дэвиду, она не имеет права искушать его. И на эротические мечтания, преследующие ее с того дня, когда он овладел ею, она тоже не имеет права, потому что это прямой путь в ад.

И все-таки, несмотря ни на что, день выдался спокойным и приятным. Около полудня, когда Айрис почувствовала себя лучше, Дэвид предложил ей прогуляться по окрестностям, показал некоторые места, памятные ему с детства: старый узловатый дуб, на который он любил забираться мальчишкой, пересохший ныне ручей, где ловил пескарей... А когда они подошли к ферме на холме, он сказал:

— А вот здесь я сломал свои первые ходули, поскользнувшись на куче свежего навоза!

— Пустяки! Ты сумел подняться, и теперь от тебя исходит только благоухание роз! — рассмеялась Айрис, которой было трудно представить Стронга оскандалившимся мальчишкой. — Тебя выгнали из дома или просто вымыли с головы до ног, прежде чем впустить?

Они свернули на проселочную дорогу, и пошли обратно. Легкий ветерок трепал волосы Дэвида, детские воспоминания смягчили суровое выражение его лица.

— Насколько я помню, меня лишили чая, — улыбнулся он. — Велели раздеться в саду и прогнали в постель, а мою одежду тетка приказала сжечь.

— Так тебе и надо! — снова рассмеялась Айрис. Ее лицо оживилось и порозовело. Но когда Дэвид взял ее за руку, в глазах молодой женщины засверкали искорки. Вторая рука тут же взяла ее за подбородок и приподняла его.

— То-то же... — Дэвид с удовлетворением смотрел на ее разрумянившиеся щеки и блестящие глаза, из которых, казалось, давно исчезло оживление. — Свежий воздух идет тебе на пользу. Утром ты выглядела отвратительно.

Неужели это была единственная причина для прогулки? Айрис выругала себя за то, что не может устоять перед чарами этого мужчины: все в ней трепетало от его прикосновения.

* * *

Вечером Дэвид уехал. Айрис и не представляла, что не увидит его около трех недель. На следующий день после отъезда он позвонил и холодным, официальным тоном осведомился о ее здоровье, однако не приехал ни в ближайший уик-энд, ни в следующий. И Айрис, опротивевшая самой себе, догадывалась почему. Во время последней встречи между ними возникла какая-то напряженность. Оба не могли скрывать, что их непреодолимо влечет друг к другу. А ее поведение вечером после возвращения из загородного клуба отнюдь не способствовало смягчению напряженности. Так что Стронг поступал совершенно правильно, не появляясь в Гринвуде. Умом Айрис понимала его настороженное поведение, однако никакой радости от этой мысли не испытывала.

Решив, что Дэвид не явится и на следующий уик-энд, она быстро собралась и уехала в Куинси, где мать, закончив, курс лечения, гостила у овдовевшей подруги.

Элспет Милфорд выглядела гораздо лучше и бодрее, чем в последний раз; Айрис с радостью наблюдала за тем, как мать уверенно справляется с несложной домашней работой, которая еще несколько месяцев назад была ей совершенно не под силу.

— Только не перетрудись! — обеспокоилась Айрис, отбирая у матери чайник: в отсутствие подруги, ушедшей в магазин, Элспет решила сама напоить дочь чаем. — Выглядишь ты гораздо лучше, но теперь самое главное не допустить осложнений, — увещевала она мать, пока та накрывала на стол.

Айрис смотрела на склоненную седую голову, боясь подумать, что если бы не операция, единственный близкий ей человек был бы прикован к постели. И все же пройдет еще какое-то время, прежде чем пожилая женщина оправится и сможет вести нормальный образ жизни. Понимая это, Айрис решила пока не говорить ей о своей беременности — сделает это позже, ближе к тому сроку, когда скрывать будет уже невозможно.

Она стала чаще задумываться о своем ребенке. Раньше думала только об ответственности, которая придет вместе с его рождением, и иногда о родах, до которых было еще далеко. Как ни странно, мысль о простых радостях материнства пришла ей в голову лишь недавно. Теперь она с нетерпением ждала дня, когда увидит первую улыбку своего дитя и его первые неуверенные шаги.

Кроме того, проклятая тошнота, наконец, отступила, и Айрис почувствовала, что находится в прекрасной форме, и что каждый день добавляет ей сил и бодрости. Даже миссис Аллард сделала комплимент, хотя Айрис появилась перед ней без макияжа и в свободном топе поверх старых застиранных джинсов! Такого цвета лица, как сейчас, у нее не было никогда, и никогда так не блестели волосы. Все эти счастливые перемены произошли с ней благодаря ребенку.

Но где же отец этого ребенка? — тоскливо спрашивала она себя, сидя за машинкой и продолжая печатать рукопись. И, как ни старалась заставить себя выбросить его из головы, ничто не помогало, а притворяться, что он ей безразличен, было совершенно бесполезно.

Оставалось предположить только одно: после той памятной ночи Дэвид решил оставить ее в покое. Возможно, встречаясь с ней, он не мог доверять самому себе. Но почему даже не звонит? — размышляла Айрис, уставившись невидящими глазами на клавиши. Может быть, с ним что-нибудь случилось? Или... вернулась Мейбл?

От этой мысли так заболело сердце, что Айрис задержала дыхание. А вместе с болью пришло ясное понимание того, насколько она привязалась к Дэвиду... О Господи, ведь с самого начала знала, что этого делать нельзя, что с того безумного уик-энда в загородной гостинице под Бостоном любое чувство к нему должно быть под строжайшим запретом... А если Дэвид и Мейбл сумеют наладить отношения, она будет только счастлива... да, счастлива за них обоих! Так она думала... вернее, хотела думать, и все же не могла превозмочь душевной муки, от которой корчилось тело. Ей все равно, ей все равно! Но... О Боже, почему он не звонит?

Поздно ночью она услышала шум машины и, выглянув в окно, увидела "паккард". Открыв Дэвиду дверь, сразу поняла, что стряслась беда.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Стронг коротко поздоровался. При виде его мрачного лица у Айрис сжалось сердце.

Если бы он помирился с Мейбл, выглядел бы иначе. Она оцепенела, как будто заглянула в бездонную пропасть одиночества. Почему Дэвид так странно смотрит на нее? Может быть, из-за ребенка? Наладил отношения с женой и решил отнять его?

Но настоящий страх Айрис испытала тогда, когда Дэвид медленно прошел в гостиную и рухнул в кресло. Только теперь она заметила на его лице смертельную усталость. Но даже в таком состоянии, одетый в простую рубашку и темные брюки, он был неотразим. Синие глаза с темными кругами впились в Айрис с непонятным выражением, как будто впервые ее видели. У женщины перехватило дыхание.

— Что такое? — хрипло спросила она. — Что случилось?

Он протянул свернутую трубочкой газету.

— Здесь все написано. — Голос Стронга звучал на удивление ровно и никак не вязался с его убитым видом. — На четвертой странице.

Айрис нахмурилась и развернула газету. Пришлось несколько раз пробежать глазами по столбцам, прежде чем она нашла нужную заметку. Заголовок "Жена бостонского адвоката погибла в Швейцарии" поверг ее в состояние шока.

— Мейбл? — прошептала она, не веря своим глазам. — Когда? Когда это произошло? — Кровь застыла в жилах. Айрис никак не могла сосредоточиться. Она поняла только, что ее ближайшая подруга попала в горах в автокатастрофу, разбила машину и погибла вместе с каким-то мужчиной...

— В прошлый уик-энд, — ничего не выражающим голосом сказал Дэвид. — Она превысила скорость. Оба погибли мгновенно.

— Почему ты не позвонил? — еле слышно пробормотала Айрис. Она все еще не могла прийти в себя.

Дэвид оторвал взгляд от ее трясущихся рук и заглянул в лицо, в котором не осталось ни кровинки.

— Я знал, что для тебя это будет потрясением, — спокойно произнес он, спрятав свои чувства под непроницаемой маской. — Ты ведь знала ее дольше, чем я. О таком не сообщают по телефону.

— Да, конечно, — машинально ответила Айрис. Она до сих пор, не могла поверить в случившееся. Мейбл мертва! Разбилась, превысив скорость...

— Я только что из Берна. — Дэвид устало потер лоб. — Опознание... Полицейские формальности...

Из рук Айрис с шелестом выпала газета. Ему тяжело, подумала женщина. Гораздо тяжелее, чем он пытается показать.

— Я понимаю, — тихо сказала она, зная, что последующие несколько дней будут для Дэвида невыносимо трудными.

Внезапно ее охватило мучительное чувство вины. Она готова была выслушать упрек в причастности к смерти Мейбл и ожидала приговора. Но в этот момент проснулся инстинкт самосохранения, и Айрис не своим голосом проговорила:

— Тут сказано, что она была в машине не одна...

— Да. — Глаза Дэвида смотрели так пронзительно, что ей захотелось отвернуться. Но на это уже не было сил. — Да! — тяжело дыша, повторил он и с такой силой ударил по ручке кресла, что Айрис вздрогнула. — Почему ты так смотришь на меня? — резко спросил Дэвид, словно в чем-то упрекая ее. Затем он поднялся и подошел к ней вплотную. Айрис судорожно проглотила слюну и ощутила такой лютый стыд за сокрытие истины, словно сама была неверной женой. — Ты ведь знала, не так ли? — с ледяным, спокойствием спросил он.

Потрясенная Айрис нагнулась, подняла газету и сжала так, словно надеялась спастись с ее помощью.

— Ч-то ты имеешь в виду? — заикаясь, промолвила она.

Дэвид засунул руки в карманы брюк и уставился в пустой камин, затем повернулся и бросил на Айрис сердитый взгляд.

— Чего ты добивалась? Хотела пощадить мои чувства? — В его невеселом смехе слышалась такая горькая насмешка над самим собой, что у Айрис защемило сердце. Молодая женщина тревожно облизала пересохшие губы. Как он узнал? — В номере Мейбл нашли письмо. В номере, который она снимала вместе с мужчиной, разбившимся с ней в машине. О, она много чего написала! — процедил Дэвид сквозь стиснутые зубы.

Айрис испуганно замерла. Что могла написать подруга? Что она, Айрис, была посвящена в ее тайну? Что они вместе смеялись над Стронгом, как школьницы? О Боже, не дай ему поверить в эту ложь! Теперь ей казалось, что Мейбл была способна на все.

— Должно быть, она собиралась отправить письмо в тот же день, потому что конверт был надписан и заклеен. В сущности, она просила меня о разводе. Мейбл предполагала, что я знаю о существовании ее любовника по имени Леон, и думала, что сообщила мне об этом именно ты, — несколько неуверенно продолжил он, словно рассуждая сам с собой. — Оказывается, как-то в обеденный перерыв Мейбл видела тебя на автостоянке спортивного комплекса, когда была там с Леоном. Правда, она не была уверена, что ты ее заметила. Но, как только я сказал, что ты приходила ко мне и заявила, что оставляешь ребенка себе, Мейбл сумела решить простейшую логическую задачку. В отличие от меня, который, не знал всей правды... — В голосе Дэвида слышались досада и гнев. — Она ушла не из-за того, что ты решила забрать ребенка. По правде говоря, из ее письма следует, что у нее просто не было другого выхода. Мейбл думала, что ты мне все рассказала или вот-вот расскажешь. — Вокруг рта Дэвида обозначились глубокие складки, подбородок упрямо выдвинулся вперед. — Жена была настроена очень решительно. Она вознамерилась навсегда покончить с нашим браком. Даже пригрозила, что если я не дам ей развод, то потребует его через суд... — Он странно покосился на Айрис, словно сомневался, стоит ли говорить ей правду, и та, почувствовав его колебания, недоуменно подняла глаза. — А в качестве причины иска она собиралась выдвинуть мой адюльтер с тобой.

Для Айрис эти слова прозвучали как взрыв бомбы.

— Нет, не может быть...

— Почему ты ничего не сказала? — Дэвид имел в виду тот случай, когда она видела Мейбл с любовником. Айрис никак не могла понять, что кроется в глубине блестящих глаз, уставившихся на нее, — признательность или упрек.

— Как же я могла это сделать? — принялась защищаться Айрис. Ноги не держали ее. Она упала в глубокое кресло, газета свалилась на пол. Хотелось заплакать, но разве слезы помогут. — Было бы нечестно с моей стороны... подталкивать вас к разводу...

— Так ты молчала ради сохранения нашего брака? — На лице Дэвида мелькнуло изумление.

Она кивнула и убитым голосом призналась:

— Да...

— Так вот почему ты решила оставить себе ребенка. — Это был не вопрос, а простая констатация факта. Теперь он все понял.

— А ты бы отдал своего ребенка в семью, где между супругами нет взаимной любви?

Он долго смотрел ей в лицо потемневшими от горя глазами, а потом тихо сказал:

— Речь идет о моем ребенке.

В этих словах не было ни упрека, ни намерения бороться за свои права. Он просто сказал правду. Дэвид отошел к окну, повернулся спиной и долго смотрел в темноту.

— Ты должна была сказать мне правду, — наконец произнес он.

Зачем? Если бы даже он знал об измене, это не помешало бы ему любить жену, горько подумала Айрис, глядя на широкие плечи Дэвида. Она чувствовала терзавшую его страшную боль и переживала ее как свою. Хотя и понимала, что боль обманутого мужчины неизмеримо сильнее. Хотелось подойти, утешить, обнять, прижаться к его спине и заплакать, и сказать ему: "Ты нужен мне, милый. Пожалуйста, не бросай меня". Но она не смела. Стронг оплакивал другую. Безутешно и потаенно. И разве имело значение, что их связывает общий ребенок? Он все еще любил Мейбл, и ничто не могло этого изменить, как бы сильно ни хотеть его, как бы ни нуждаться в нем...

* * *

Похороны состоялись в холодный тоскливый день, когда с утра лил не ослабевавший ни на минуту дождь.

Стронг хотел все устроить как можно более скромно, поэтому народу в маленькой церкви собралось совсем немного. Мать Мейбл и ее новый муж, прилетевшие из Чикаго (отец Мейбл умер пять лет назад), несколько дальних родственников и некая экстравагантная брюнетка примерно одних лет с Айрис, которая украдкой, но весьма внимательно ее разглядывала. Вот и все.

Дэвид казался спокойным. Во всяком случае, гораздо более спокойным, чем ожидала Айрис. Потому, что для нее самой, внешне сдержанной и не пролившей ни слезинки, было пыткой стоять у могилы молодой женщины, которую она совсем недавно считала своей лучшей подругой.

Она гадала, знает ли о разрыве мать Мейбл, и пришла к выводу, что едва ли. Если почтенная леди и обратила внимание на то, что ее зять поддерживает под руку бледное худенькое существо, то наверняка подумала, что он делает это из вежливости по отношению к ближайшей подруге умершей. И уж, конечно, — на это Айрис сильно надеялась, — женщине не пришло в голову, что эта самая подруга ждет от ее зятя ребенка. Сама же Айрис просто не знала, как бы она пережила этот день без Дэвида.

Когда все закончилось, он отвез Айрис к ней домой, видя, что та находится на грани обморока.

Несмотря на плохое самочувствие, она вымыла и вычистила свое жилище, подготовив его к сдаче другим арендаторам, которые должны были въехать на следующей неделе. Потом собрала и упаковала те немногие вещи, которые можно было забрать с собой. На следующий день приехал Дэвид и увез ее в тот же загородный дом.

По дороге они почти не разговаривали. Отрешенный от всего, Стронг казался таким же мрачным, как угрюмые серые облака, плотной пеленой затянувшие небо. Однако за городом Айрис немного ожила: здесь было не так уныло, как в Бостоне. Сквозь облака изредка проглядывало солнце, бросало лучи на зеленеющие поля, и они весело блестели, умытые летним дождем. Когда "паккард" подъезжал к дому, листья каштанов, росших вдоль дороги, сверкали мириадами капель, как кристаллы горного хрусталя.

Спустя несколько минут, Айрис наслаждалась горячим чаем, сидя в уютном кресле; за окном слышались отдаленные раскаты грома.

Позже, наблюдая за Дэвидом, собиравшим какие-то книги и бумаги, которые могли ему понадобиться в Бостоне, женщина почувствовала страх надвигавшегося одиночества. Боже, как пусто будет в этой тихой обители после его отъезда...

— Может быть, все-таки останешься пообедать? — Айрис старалась, чтобы в ее голосе не прозвучали молящие нотки.

— Нет, — решительно отказался он. И в самом деле, подумала женщина, зачем ему оставаться здесь? Чтобы утешить ее? Она с болью осознавала, что Дэвид прячет глубоко внутри свои собственные, куда более сильные, чем ее, переживания. Очевидно, почувствовав неловкость, он добавил: — Спасибо. Если захочу поесть, перехвачу что-нибудь по дороге.

Ничего объяснять не требовалось. Ему хотелось побыть наедине со своими воспоминаниями о Мейбл. Это было естественно. То, что Айрис носила под сердцем его ребенка, в данный момент не имело никакого значения.

— Как знаешь, — бросила расстроенная женщина.

Он натягивал видавшую виды спортивную куртку, потому что опять собирался дождь. Комнату то и дело озаряли вспышки молний, сопровождавшиеся гулким громом. Бессознательно стремясь удержать Дэвида, Айрис спросила:

— Может, переждешь бурю? Усмехнувшись уголком рта, Дэвид подошел и положил руки ей на плечи. Айрис ощутила их тепло, проникавшее сквозь тонкую ткань блузки.

— Моя дорогая, продолжай в том же духе, и я начну думать, что ты беспокоишься обо мне. — На лице Дэвида появилось слабое подобие улыбки, и Айрис перестала дышать, когда он нагнул голову и коснулся губами ее лба. — Я позвоню, — мягко сказал он и ушел, оставив после себя запах лосьона. За окном неумолчно шумел дождь. Открылась и снова закрылась входная дверь.

Как только рокот мотора затих, женщина ощутила, как она одинока. Теперь никто не мог ее видеть, и не было надобности скрывать свои чувства, которые рвались наружу уже несколько дней. Наступила разрядка, и неожиданно слезы хлынули, как вода из открытого шлюза.

Ничего, не видя перед собой, Айрис опустилась на пол возле дивана и уткнулась лицом в подушки: ее громкий плач заглушался раскатами грома прямо над домом. Горе ее было всепоглощающим; тело содрогалось от рыданий, в которых выплеснулось все, что пришлось ей пережить за последние месяцы: болезнь матери, предательство Мейбл, презрение и равнодушие Дэвида, и боль за свое искреннее, но ненужное ему чувство...

Вдруг ей показалось, что, кроме всхлипываний и шума ливня за окном, в доме слышится еще какой-то звук. Айрис подняла голову и обернулась. Глаза ее распухли от слез, разметавшиеся волосы падали на лицо. Плакать уже не было сил. Потрясенная женщина задохнулась, увидев стоявшего в дверях Дэвида.

Его волосы были растрепаны и мокры, на куртке не осталось ни одного сухого места. При виде женских слез лицо мужчины наполнилось состраданием. В следующую секунду, сама не понимая, как это случилось, Айрис оказалась в его объятиях и снова заплакала — на этот раз от радости, ощущения безопасности и покоя, охвативших ее, едва к ней прикоснулись руки любимого человека.

— О, моя храбрая, моя прекрасная девочка, не надо плакать... — Голос Дэвида был хриплым от переполнявших его чувств; руки нежно гладили ее мягкие шелковые волосы. — Тише, тише, — ласково успокаивал он, и каждая клеточка женского тела радостно отзывалась на легкие прикосновения ищущих губ к соленому от слез лицу и мокрым глазам.

Когда Дэвид внезапно запустил пальцы в ее волосы, запрокинул голову и жадными, горячими губами припал к ее рту, у женщины вырвался слабый, беспомощный стон. Обхватив голову Айрис обеими руками, он принялся неистово целовать ее. Его отчаянные, безумные поцелуи лишали воли.

— Ты нужна мне, милая! Боже, как ты мне нужна! — Голос его срывался, дыхание с шумом вырывалось из легких, желание бушевало с неистовой силой, и Айрис, наконец нашедшая выход своему долгому томлению, прильнула к Дэвиду всем телом и вцепилась в мокрую ткань, обтягивающую плечи. Каждый ее нерв жаждал близости, полного слияния, к которому она так долго стремилась.

Завтра она об этом пожалеет. Разум слал свои предупреждения, к которым Айрис пыталась прислушаться, но безуспешно; сейчас она слышала только то, что говорили ей сердце, душа и тело. А они говорили, что она создана для этого мужчины и что второго такого не будет. Он отец ее ребенка, и неважно, что случится завтра: сейчас любимый был здесь, рядом, и она хотела его!

Он начал вытаскивать блузку из-под пояса юбки, и женщина часто задышала от охватившего ее желания прикоснуться к нему. Руки Айрис скользнули под его расстегнутую куртку и нетерпеливо рванули рубашку, стремясь ощутить тепло обнаженного тела.

Сквозь шум и грохот бури, бушевавшей над их головами, она услышала хриплый голос: — Ради Бога, скорее!

Потерявшая, над собой контроль, Айрис не могла говорить и ничего не ответила. Но он и не ждал ответа. Просто подхватил на руки и понес по лестнице, как три недели назад. Только на этот раз, положив ее на кровать, не ушел, и Айрис наконец-то ощутила рядом его горячее тело. В яростном нетерпении он сорвал с нее одежду и разделся сам. Губы и руки Дэвида с неукротимой, хищной жадностью тянулись к ней, упивавшейся знакомыми прикосновениями, по которым она безумно истосковалась.

— Твое тело стало таким мягким, таким округлым... — Его пальцы властно и в то же время нежно дотронулись до небольшого холмика, уже обозначившегося внизу ее живота. — И все из-за меня...

Тихий голос Дэвида дрожал от переполнявших его чувств, и женщина судорожно вздохнула. Он наклонил голову и губами коснулся того места, на котором только что лежала его рука. Айрис едва не расплакалась. Неудержимо тянуло сказать, что она любит его до боли в сердце и не может без него жить. Но тут губы Дэвида коснулись ее груди; женщина выгнулась всем телом и всхлипнула от наслаждения.

До вечера было еще далеко, но из-за разыгравшейся непогоды в комнате почти стемнело. Она слышала, как барабанил по стеклу дождь, сквозь сомкнутые веки ощущала сверкание молний; вырывавшиеся у нее крики мучительного блаженства заглушались мощными ударами грома, от которых дрожало все вокруг.

Он вошел в ее плоть одним властным толчком, заставив забыть обо всем, кроме всепобеждающей радости слияния с ним в одно целое. Сила этого ощущения затмевала ярость бушевавшей на улице бури. Его тело было тяжелым и горячим. Она выгнулась навстречу этой всесокрушающей силе, постанывая от первобытного наслаждения. Желание обладать друг другом было таким сильным, таким неистовым, что сокрушило бы их, если бы не нашло выхода в бурном заключительном аккорде, умиротворившем обоих.

Всему приходит конец. Вот и Дэвид поднялся и начал молча одеваться. Стряхнув с себя блаженное забытье, Айрис приподнялась на локте.

— Ты уезжаешь?

— Да. — Он даже не взглянул в ее сторону. Тишину нарушало только слабое громыхание умчавшейся вдаль грозы. — Я вернулся только потому, что забыл часы. Прости меня. Нам не нужно было этого допускать. Ну, так уж получилось...

Его слова пронзили молодую женщину, как стальной клинок.

— Я знаю, — безжизненным тоном сказала она, не понимая, как жить дальше. Да, конечно, он винил себя, и сожалел о случившемся, потому что на самом деле хотел вовсе не ее. Дэвид оплакивал потерянную любимую. То, что Мейбл предала его, сейчас не играло роли. Он нашел средство облегчить боль. — Это не только твоя вина, — мягко сказала Айрис. Но кто облегчит ее собственную боль от сознания того, что она снова получила кусочек принадлежавшего Мейбл. — Не суди себя слишком строго. Нам обоим была нужна разрядка, — быстро произнесла она, собрала остатки воли и добавила: — Это ведь ничего не значит...

Дэвид перестал одеваться и метнул на нее пронизывающий взгляд.

— Так уж и ничего? — с издевкой, спросил он, насмешливо выгнул бровь и начал застегивать пуговицы.

Женщину охватило смятение. Не мог же он догадаться, что, самозабвенно отдавая ему тело, она в страстном упоении открывала перед ним и душу... Призвав на помощь всю свою выдержку, Айрис с нажимом ответила "да" и завернулась в одеяло с таким видом, будто оно могло ее защитить. От кого? От него или... от самой себя?

— Ну, конечно, — ухмыльнулся Дэвид, присаживаясь на кровать. — Я успел запамятовать, как ты щедра. Ты заставляешь мужчину забыть обо всем на свете. Твое тело создано для любви. Спасибо, милая, — тихо добавил он.

Айрис замерла, вдыхая его терпкий, возбуждающий запах, а Дэвид наклонился и, несмотря, на все свои сожаления о случившемся, нежно поцеловал ее в распухшие губы и медленно провел по ним кончиком большого пальца.

— Почему у женщин после слез губы становятся такими мягкими?

Уж кто-кто, а он должен был это знать.

— Знакомо по опыту? — горько усмехнулась Айрис. Сколько женщин было у него до Мейбл? И многие ли из них лили по нему слезы... как, несомненно, рано или поздно будет их лить она сама?

Дэвид взял ее за плечи, внимательно посмотрел в глаза, будто хотел заглянуть в душу, и глухо сказал:

— Я не такой уж бабник, Айрис.

Она почувствовала, как к глазам подступают слезы, но сдержалась и чуть слышно прошептала:

— Именно такой...

Лицо Дэвида было так близко, что его прерывистое дыхание шевелило ее волосы; ощущение тепла чуть пахнувшего мускусом тела было невыносимой пыткой для ее взбудораженных чувств. Айрис ощущала, как желание тонкими ручейками снова проникает в кровь, и знала: стоит этому человеку вновь прикоснуться к ней, и она утонет в могучем, безжалостном огненном потоке...

Резкий стук заставил обоих вздрогнуть. Сильный порыв ветра распахнул створки окна. Устремившись к нему, Дэвид задел туалетный столик, и фарфоровая вазочка с сухими цветами упала на пол.

По пояснице и животу Айрис разлилась тянущая сладкая боль, стоило ей взглянуть, как он, нагнувшись, поднимает с ковра вазу. Держа ее в руках, Дэвид вздохнул:

— Должно быть, сначала она ударилась о стул... Кусочек откололся. Попробую подклеить.

— Может, это к счастью, — заметила Айрис, вставая с постели. Каждая лишняя секунда, проведенная рядом с Дэвидом, была для нее мучением. Его уход принес бы ей облегчение. — Сунь ее в какой-нибудь ящик, — взглянув на вазу, бросила она.

Сейчас ей больше всего хотелось смыть с тела запахи Дэвида и обо всем забыть. Впрочем, она прекрасно понимала, что последнее невозможно. Направляясь в ванную, Айрис обернулась, услышав недоуменный возглас:

— Это еще что?

Раскрыв один из ящиков туалетного столика, и положив в него разбитую вазочку, он заметил лежавший там листок и быстро выудил его. Айрис вздрогнула. Это был последний счет из частной клиники, в которой лечилась мать! Счет пришел в тот день, когда она узнала о гибели Мейбл. Тогда было не до того, чтобы подкалывать листок к другим. Впопыхах пришлось сунуть его в ящик.

— Я же тысячу раз говорил, чтобы... — Дэвид хмуро разглядывал клочок бумаги, наверняка решив, что Айрис тайно посещала врача, хотя он настаивал на оплате всех ее счетов, связанных с беременностью. Но через секунду он изумленно воскликнул:

— Элспет Милфорд? Твоя мать?

Его темные брови поползли вверх. Поняв, что теперь скрывать от него правду бессмысленно, Айрис тяжело вздохнула и во всем призналась.

— Мама не хотела, чтобы, знали о ее тяжелой болезни, — закончила она свою исповедь.

— И поэтому ты все держала в секрете? — произнес он, снова глядя на счет. Было видно, что новость произвела на Дэвида ошеломляющее впечатление. — Но ведь это целое состояние... — Не закончив фразу, он поднял глаза и, заскрипев зубами, пробормотал себе под нос фразу, которую не каждая женщина осмелилась бы повторить. — Значит, ты согласилась переспать со мной... родить... только для того, чтобы... Проклятие! Ты обязана была сказать мне!

Айрис опустилась на кровать.

— И как бы я это сделала? "Пожалуйста, дорогой, дай мне некую приличную сумму, чтобы я могла оплатить счет за лечение матери... Конечно, мне не по силам будет вернуть тебе эти деньги, но ведь ты очень добрый, правда?" — Она скорчила язвительную гримасу. — К вам не так уж легко подъехать, мистер Стронг. Как-никак, я дружила с Мейбл, а не с ее мужем. У нее тоже не было таких денег. А если бы и были, я бы все равно не осмелилась попросить...

— Но ты могла сказать мне потом... после того, как мы... — Он выразительно посмотрел на ее невинное лицо, прошелся взглядом по атласному халату, который, распахнувшись, обнажил стройную белую ногу. — Хорошенькая история, нечего сказать! Если даже такая близость, как у нас с тобой, не предполагает откровенности.

— Да какая откровенность?! — едва не закричала Айрис, надменно вздернув подбородок. — Ведь это было всего лишь... — Она хотела сказать "соглашение", но побоялась, что голос дрогнет от боли, и быстро сменила тему: — Ты с самого начала шантажировал меня и непременно воспользовался бы своим профессиональным опытом... Но дело даже не в этом. Как бы себя чувствовала мама, если бы узнала, что своим пребыванием в больнице она обязана благотворительности совершенно чужого человека?

— Думаешь, ей было бы легче, знай она, каким образом ее дочь заработала эти деньги?

— Ты ведь не скажешь ей? — В глазах Айрис мелькнул панический ужас. Дэвид сунул счет обратно в ящик. — Не скажешь, правда? — умоляюще повторила она.

— Так она еще не знает о ребенке? — поразился Дэвид.

— Нет, — прошептала Айрис.

— И когда же ты собираешься ее просветить? — Лицо мужчины окаменело.

— Пока не знаю... — Она встала с кровати и принялась грызть ноготь.

Судя по участившемуся дыханию, Дэвид был очень недоволен.

— Ты у нас мастер по уверткам и недомолвкам, правда? — с досадой проворчал он.

— Вовсе нет, — устало возразила Айрис. — Скажу как-нибудь... — На самом деле, она боялась и думать о том, как во всем признаться матери.

— Вот-вот, скажи. И чем раньше, тем лучше!

Ах, не нужно, не нужно было ничего рассказывать ему. Боже, какая же она дура!

— Ну, что ж... — Лицо Стронга стало угрюмым. Видно, некая тайная мысль не давала ему покоя. — Нет ли у тебя в запасе еще какой-нибудь маленькой тайны?

Только та, что я люблю тебя. Ах, как хотелось бы сказать это вслух. Но уверенность в том, что застывшая в глазах дорогого ей человека боль не имеет к ней никакого отношения, заставила ее промолчать. Она покачала головой, смиряясь с неизбежным отъездом Дэвида, и неохотно поплелась в ванную.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Неделя, шля за неделей, и Айрис по-настоящему расцвела. Из привлекательной молодой особы она превратилась в красивую женщину, пышущую здоровьем. Скоро ее беременность, станет заметна всем. Она обнаружила это, когда однажды утром не сумела влезть в свои любимые брюки. Пришлось расставить пояс, иначе они просто не застегивались...

Настало время, и Элспет Милфорд сообщила в письме, что достаточно окрепла для возвращения домой. В тот день, когда мать должна была выехать из Куинси, Айрис первым же поездом отправилась в Бостон. Вечером она позвонила Стронгу.

— Вернулась мама, и я несколько дней побуду с ней... Так что позвони, если я тебе зачем-нибудь буду, нужна, — неуверенно проговорила она. Несмотря на интимную близость, связавшую их, Айрис знала, — и страдала от этого, — что не имеет права претендовать на какое-то особое отношение к себе. Хотя со дня похорон жены он приезжал довольно часто, Айрис постоянно ощущала его холодность и отчужденность.

Поэтому она очень удивилась, когда Дэвид слегка насмешливо ответил:

— Конечно, ты мне нужна, милая. — Ее сердце тут же учащенно забилось. Эти же слова он произнес во время бури, когда они отчаянно любили друг друга. — Как мама? Она достаточно хорошо себя чувствует, чтобы завтра недолго побыть одной?

— О да, конечно. Я остаюсь в Бостоне только для того, чтобы не дать ей с головой влезть в домашние дела, — ответила Айрис, слегка задыхаясь от возбуждения.

— Прекрасно. В таком случае встречаемся утром и завтракаем вместе, — непререкаемым тоном заявил он, как будто все было решено. — И... послушай, Айрис...

— Да?

— Попытайся немного расслабиться... Нет, не с матерью. Со мной. А то начинает казаться, что внутри у тебя натянута пружина. И разговариваешь ты, как будто находишься на скамье подсудимых. Помни, что ты носишь ребенка. Твое напряжение может сказаться на его психическом развитии.

Сам виноват, подумала Айрис, сморщив носик. И все же его родительская заботливость была очень трогательной. Пришлось сделать над собой усилие, чтобы побороть волнение и непринужденно ответить:

— Не волнуйся. Я уверена, что у ребенка есть запас прочности. Тем более, что он — Стронг. Это надежная гарантия, чтобы противостоять внешнему миру.

Последовала пауза. Переварив эту маленькую издевку, и делая вид, что он ничуть не задет, Дэвид совершенно спокойно сказал:

— Вот в этом я не сомневался. До свидания...

Сухой тон сразу поставил ее на место. Так тебе и надо, подумала Айрис, ощущая, что к глазам подступают слезы. Что бы она ни сказала, это не заставит его почувствовать к ней нечто большее, чем примитивное сексуальное влечение. Да и то "по соглашению"...

На следующий день Стронг ждал ее у подъезда своей конторы — стройный, элегантный, прекрасно знающий себе цену. И как всегда в отлично сшитом костюме.

Увидев Айрис, он улыбнулся.

— Ты опоздала. Я уже начал беспокоиться. Что, задержалась в дороге?

Женщина рассеянно пробормотала "да", задыхаясь не столько от спешки, сколько от исходивших от Дэвида флюидов, которые вызывали у нее сердцебиение. Думала она совсем не о дороге, а о том, как он красив и как чудесно отливают его темные волосы в косых лучах осеннего солнца.

— Это никуда не годится, — сказал вдруг Дэвид, взглянув на нее.

Она понимала, что речь идет не об опоздании, а, о ее одышке, но ничего не могла с собой поделать; когда сильная рука неожиданно обняла ее за плечи, чувства стали брать свое. Они медленно переходили площадь, направляясь к ресторану...

Завтрак занял четверть часа.

— У тебя сегодня свободна вторая половина дня? — спросил Дэвид, расплачиваясь с официантом. — Ты ничем не занята? — Айрис помотала головой. — Что ж, отлично. — Он положил бумажник в карман и вывел ее на улицу. — Я должен кое-что сделать, но это не займет много времени. Ты поедешь со мной, а потом отправишься к матери.

Она начала отнекиваться, не видя никакой необходимости ехать с Дэвидом, но тот уже ловил такси. Если уж он что-то решил, возражать бесполезно. Поэтому Айрис всю дорогу молчала и выразила слабое удивление лишь тогда, когда они вылезли из такси на просторной площадке у какого-то гаража.

— Что-нибудь случилось с твоей машиной? — поинтересовалась она.

— Не совсем так, — уклончиво ответил Дэвид и повел ее в глубь двора, мимо бензоколонки.

Ничего, не поняв, Айрис решила, что он попал в аварию, но не желает сознаваться. Тут Стронг обратился к шедшему мимо них мужчине в фирменном комбинезоне:

— Сегодня утром мне звонили насчет "форда". Он оплачен, вот мои документы.

Человек кивнул, исчез, и через несколько минут подъехал к ним в небольшом серебристом автомобиле. Выйдя из него, он передал Стронгу ключи и распрощался.

— Вот, держи. Это тебе. — К изумлению Айрис, Дэвид протянул ей ключи. — Только до тех пор, пока мы не переоформим машину на твое имя, не превышай скорость и не бросай ее, где попало. Иначе, я лишусь премии за грамотное вождение, и мне придется тебя оштрафовать.

Ошарашенная Айрис уставилась на него во все глаза.

— Но я... я не могу принять!.. — выдохнула она, едва не потеряв дар речи.

— Можешь и примешь, — твердо сказал он. — Чего ты боишься? Лишнего доказательства, что мы с тобой связаны одной веревочкой? Но ты сама пошла на это, и довольно давно. Бери! — Он вложил ключи ей в руку. — Садись в машину и проверь, все ли в порядке, пока я улажу формальности. Потом ты довезешь меня до дома матери, а там я возьму такси.

Зная упрямый характер Дэвида, она не стала спорить и без лишних слов скользнула за руль. Машина была подержанная, но тщательно отделенная и выглядела как новенькая. Вдыхая запах кожаной обивки и ковриков на полу, Айрис почувствовала радостное волнение, смешанное с беспокойством: она не садилась за руль со времен сдачи экзамена по вождению...

— Ну вот, можем ехать. Все в порядке?

Все, кроме нее самой. Включая зажигание, она состроила скорбную мину — огромному Дэвиду было тесно в кабине.

— Ты специально подстроил все это, чтобы я свалилась в кювет и погибла? — неловко пошутила Айрис и вдруг обомлела. Боже, что она мелет! — Прости, я не хотела... — Пока Дэвид пробовал рычаг переключения скоростей, она, не смела поднять глаза. Ляпнуть такое, могла только круглая идиотка...

— Я рассчитывал, что для начала ты немного попрактикуешься в Гринвуде, — не обратив внимания на ее неуклюжую шутку, ответил Дэвид. — А вышло так, что тебе сразу придется вступить в схватку с бостонским уличным движением. Что ж, может, это и есть наилучший способ объездки.

— Ты говоришь так, будто я лошадь... — Женщина благодарно, хотя и несколько натянуто улыбнулась, довольная тем, что Дэвид пропустил ее бестактность мимо ушей.

— А что, кое-какое сходство имеется! Увидев его улыбку, Айрис притворно обиделась:

— Это, какое же?

— Ну... например, ты не куришь и не пьешь вино, — рассмеялся Дэвид и смерил ее взглядом от макушки до самых пят, заставив зябко поежиться. — И у тебя потрясающие ноги.

— Благодарю за сравнение! — кокетливо отозвалась она. — Есть еще какие-нибудь замечания?

— Пока нет. Лучше следи за дорогой, — посерьезнев, посоветовал он, потому что как раз в этот момент она выезжала из ворот гаража на улицу с оживленным движением. Повторять дважды ему не пришлось.

Нужно было доказать и Дэвиду, и себе самой, что она умеет водить машину. Начала Айрис неплохо, легко вписавшись в правый ряд и без ложной скромности похвалив себя за это.

— Ну что, твоя мама уже знает о ребенке? Услыхав вопрос, от которого екнуло сердце, Айрис не заметила, как идущая впереди машина оказалась слишком близко; она резко нажала на тормоз и остановилась.

— Ради Бога, будь осторожна. Ведь нас трое! — Испуганное восклицание заставило Айрис подумать о том, как легко вывести ее из равновесия напоминанием об общем ребенке. Понадобилось несколько лишних секунд, чтобы тронуться с места, и эти секунды были отнюдь не лучшими в ее жизни. — Так что же? — настойчиво спросил Дэвид, дав ей время прийти в себя.

— Нет... — Айрис взглянула в зеркало и почувствовала себя еще более неуверенно, увидев, что из задней машины ей показали кулак.

— Черт возьми, что значит твое "нет"?

— Что мать еще не знает.

— Почему? — сердито спросил он и тоном, не допускавшим возражений, заявил: — Сейчас мы приедем и обо всем ей расскажем!

— Нет! — Глаза Айрис наполнились ужасом, и она так вцепилась в руль, что побелели костяшки. — Только не сегодня! — Начиная с того дня, когда Стронг впервые поднял эту тему, она тысячу раз откладывала разговор с матерью. Конечно, надо будет все рассказать — в подходящий момент... И, безусловно, без Дэвида.

— У тебя есть голова на плечах? — Он упрямо сжал губы. — Ты что, собираешься дотянуть до того дня, когда все будет заметно? Она же, не дура! И, между прочим, это произойдет очень скоро — судя по тому, как быстро увеличивается в объеме твоя талия!

— Ну, хорошо! — Айрис сцепила зубы, и выпрямилась на сиденье. — Но ты не станешь ей говорить, что ребенок твой!

— Это с какой же стати? — Она почувствовала, как сверкнули его глаза, хотя смотрела на бампер идущей впереди машины. — И что ты ей скажешь? У меня будет ребенок, но кто его отец, я не знаю? — Гнев Дэвида дошел до такой степени, что ощущался физически. — Я не позволю так пренебрежительно относиться к происхождению нашего ребенка, а тем более не собираюсь отказываться от отцовства!

— Но тебе придется это сделать! — Теперь в ее голосе звучали панические нотки.

— Черта с два!

Это на него похоже. Он будет настаивать на том, чтобы сказать правду... и возьмет на себя ответственность, что бы ни случилось.

— Я не заставляю тебя разглашать причины, которые привели к зачатию нашего ребенка, но не позволю заявлять, будто он не мой!

Айрис с трудом проглотила слюну и закусила нижнюю губу.

— Она подумает... все будут думать, что я — твоя любовница, — горько прошептала она.

— Да, конечно. Это неизбежно, — вяло согласился Дэвид. Видно, этот вопрос совсем не беспокоил его. Во-первых, никакими любовниками они не были; а во-вторых, он был из породы людей, которым безразлично чужое мнение. — Тебе нужно либо смириться с этим, либо рассказать правду. Третьего не дано. — Он говорил с удивительным спокойствием. — Согласись, первый вариант — меньшее из двух зол.

Конечно, он был прав. Стоит сказать кому-нибудь, что она зачала ребенка ради денег, и каждый будет считать ее продажной и расчетливой тварью... Как до сих пор считает Дэвид. Эта мысль заставила ее саркастически улыбнуться. А если об этом узнает мать, то умрет от стыда и горя.

— Хорошо, — наконец сдалась она. — Только мама еще не совсем окрепла. Я скажу ей сама. Ты прав, надо было сделать это раньше.

* * *

Ну вот, худшее позади, думала Айрис, сидя у постели матери.

Когда они приехали, Элспет отдыхала. Как ни странно, все прошло на удивление легко. Во-первых, сыграло свою роль присутствие Дэвида. А во-вторых, когда несколько недель назад Айрис писала матери о гибели подруги, по какому-то наитию свыше она упомянула, что это случилось после того, как Мейбл с мужем разошлись.

— Почему же ты мне ничего не сказала? — В первую минуту бедная женщина была просто убита и, конечно, заплакала. У Айрис разрывалось сердце. Не могла же она заявить, что не хотела беспокоить тяжело больную мать, которая с большой неохотой признавала свой опасный недуг. Поэтому Айрис ограничилась тем, что мягко сказала:

— Сама знаешь почему.

— Миссис Мелфорд, — вмешался вдруг Дэвид, — ваша дочь ничего мне не говорила о вашей болезни. — Он поймал вопрошающий взгляд пожилой женщины и поспешил успокоить ее. — Я узнал о вашем нездоровье совершенно случайно. Очевидно, Айрис дала вам слово молчать... Так вот, она его не нарушала. Мне очень жаль, что новость свалилась на вас как снег на голову. Я понимаю, как это выглядит в ваших глазах. Но могу вас уверить: к тому времени, когда все произошло, мой брак с Мейбл уже давно пошел ко дну, так что мои чувства к вашей дочери не имели к разрыву никакого отношения.

Как спокойно он говорил об этом! И как легко! Потому что это правда, с болью в сердце думала Айрис. Никаких чувств к ней Дэвид не испытывал. Слушая, как он увещевает впервые увиденную им женщину, пуская в ход все свое обаяние, Айрис видела, как мать на глазах успокаивается и приходит в умиротворительное состояние, не в силах противиться его мужским чарам.

— Кроме того, вам следует знать, миссис Милфорд, что я намерен жениться на матери моего ребенка еще до его рождения.

Потрясенная Айрис, вскинула глаза. Дэвид ответил ей твердым взглядом, а потом ласково улыбнулся пожилой женщине. Та взяла будущего зятя за руку и соединила ее с рукой дочери.

— И ты так много скрывала от меня! — ласково упрекнула мать, улыбаясь сквозь слезы. Айрис в оцепенении наблюдала за этой сценой.

Когда она с Дэвидом прошла в гостиную, где мать не могла их слышать, растерянность Айрис сменилась возмущением. На ее щеках горел гневный румянец, и она сразу набросилась на Стронга:

— Как ты посмел сказать маме, что мы собираемся пожениться? Неужели не представляешь, как она будет оскорблена и разочарована, когда поймет, что ее обманули? Зачем ты это сделал?

— Затем, что это правда.

Айрис, уставилась на него, открыв рот и, лишь немного оправившись от шока, дрожащим голосом заявила:

— Следовало бы знать, что я тоже имею право высказаться!

Дэвид был совершенно спокоен и вполне владел собой, но это только подливало масла в огонь.

— Если тебе дорого благополучие нашего ребенка, ты скажешь "да".

— Безусловно, мне оно дорого. Но в данном случае это не причина! — Как она могла выйти за него, зная, что Дэвид не любит ее и готов жениться только из чувства долга? Нет, это невозможно! — Я не хочу выходить за тебя замуж! Женское сердце разрывалось на части. — Назови мне хотя бы одну вескую причину, по которой я должна это сделать!

— Одну вескую?.. — Лицо Дэвида выражало и гнев и сомнение. — Я думал, что ребенок достаточно веская причина!

Конечно. Чего еще можно было от него ожидать? Он не знал ее страхов, его не терзали горькие воспоминания детства, которые, как острые занозы, до сих пор раздирали ей душу.

— Нет, я не хочу выходить за тебя! — решительно заявила побледневшая от волнения Айрис.

— Почему? — грозно навис над ней Дэвид. — Неужели ты так ненавидишь мужчин?

Он все еще верил в эту чушь!

— Я... я просто не могу, — пролепетала она, проглотила подступивший к горлу комок и добавила нечто более, на ее взгляд, убедительное: — Я... я не люблю тебя.

Айрис не смела поднять глаз, и не поняла, показалось ей или нет, но у Дэвида вырвался прерывистый вздох.

— И это все, что тебя беспокоит? — со злостью спросил он, поворачивая Айрис лицом к себе. — Что ж, мне совершенно наплевать, как ты ко мне относишься. Я беспокоюсь только о судьбе ребенка и не хочу, чтобы он был незаконнорожденным. Тем более, что этого так легко избежать...

Пальцы Дэвида впились женщине в плечо, заставив ее поморщиться от боли, но она бесстрашно посмотрела ему в лицо.

— Неужели ты не можешь понять, что в наши дни это не имеет никакого значения! Внебрачное рождение уже давно перестало быть клеймом. Множество детей прекрасно живут с одним родителем, и даже лучше, чем те, чьи папа с мамой постоянно ругаются. Кому это и знать, как не мне...

— Возможно, — согласился Дэвид, — но наш ребенок не станет одним из них. Если я побью тебя, можешь со мной развестись, но думаю, что до этого не дойдет. Наш брак может оказаться удачным и не попасть в те самые злополучные тридцать процентов, о которых твердит статистика, — убеждал он. Внезапно на его лицо набежала тень. — В конце концов, у нас с тобой есть преимущество: мы не будем страдать из-за неразделенной любви, не так ли?

Айрис уставилась на белоснежную рубашку Дэвида, чтобы он не увидел ее печальные глаза.

— Ты же знаешь, что хочешь меня. По крайней мере, в этом мы с тобой похожи... — Медоточивый голос проникал ей в душу, отнимал силы, а когда пальцы Дэвида легко коснулись ее подбородка, она уже не могла сопротивляться. Властный рот прижался к ее губам.

Поцелуй был невероятно эротичным. Язык Дэвида исследовал уголки ее рта, заставляя Айрис сладострастно изгибаться от желания еще большей близости. И все же недремлющий инстинкт самосохранения заставил ее восстать против этого безумия. Она начала вырываться из стальных объятий, и искуситель неохотно поднял голову.

— Подумай, как следует, — сказал он. Его темные ресницы опустились и скрыли все, что таилось в сапфировых глазах. Разжав объятия, Стронг направился к телефону и, вызвав такси, заявил: — Я уверен, что брак — наилучший выход из ситуации.

* * *

Через три недели Айрис вернулась в Гринвуд. К ее приезду миссис Аллард вымыла дом от подвала до крыши. В воздухе уже чувствовалось приближение первых холодов.

— Теперь вам нельзя перетруждаться, — сказала женщина, когда смущенная Айрис заметила, что не стоило так хлопотать. — Время бежит быстро, — лучезарно улыбнулась миссис Аллард. — У меня самой трое. Надо быть слепой, чтобы не понять что к чему. И вот что я вам скажу, милая: беременность — наилучший способ добиться от мужчины чего угодно. На вашем месте я бы непременно этим воспользовалась!

Айрис смущенно рассмеялась. Конечно, Аллард сделала правильный вывод. Никакой мужчина не будет проводить столько времени с молоденькой беременной женщиной, если этот ребенок не его. И еще Айрис была уверена, что после этого разговора не пойдут сплетни о ней с Дэвидом.

А тот приехал в ближайший уик-энд, чтобы помочь собрать осыпавшиеся яблоки: последние дни выдались ветреными.

— Знаешь, мы могли бы сделать это место нашим постоянным загородным домом и приезжать сюда на выходные и праздники, — сказал Дэвид, когда они пришли из сада в уютную кухню, где пахло свежим хлебом, испеченным Айрис утром. — К дому можно сделать пристройку. Только согласись выйти за меня замуж, и я сейчас же распоряжусь начать работы.

Айрис поставила на стол корзину яблок рядом с целой батареей банок с остывающим джемом. Она сварила его из слив, собранных в саду.

— Дэвид, я уже сказала тебе... О-о-ох! — Женщина прижала обе руки к животу.

— Что с тобой? — испугался Дэвид.

— Он пошевелился! — выдохнула Айрис, не сумев скрыть восхищения. — Малыш! Он шевелится! Весь день у меня урчало в животе, а теперь ребенок пошевелился!

Суровое выражение лица Дэвида смягчилось; он обошел стол, одной рукой обнял Айрис за плечи, а другую положил на ее живот. Сильные и в то же время нежные пальцы бережно поглаживали его, и она с наслаждением отдавалась этой ласке.

— Сейчас он успокоился... — Голос женщины был полон удивления, а когда Дэвид наклонился и поцеловал ее в губы, она замерла.

— Значит, будем стоять так, пока он снова не зашевелится? — поддразнил он и нежно опрокинул ее на сосновый стол. На пол со стуком скатилось огромное спелое яблоко. Вцепившись в плечи мужчины, Айрис потянула его на себя, блаженно ощущая тяжесть сильного тела и жар жадных губ.

Она лепетала что-то невнятное... Рот Дэвида коснулся впадинки у горла, руки скользнули под блузку, расстегнули кружевной лифчик, и женщина судорожно втянула в себя воздух, когда он начал ласкать ее полные округлые груди. Вскоре ищущие губы припали к напряженным соскам, и Айрис казалось, что она вот-вот умрет от наслаждения.

— О Боже! Ты слаще спелого яблока... О такой женщине мечтает каждый, — простонал Дэвид, скользя ладонями по пышному гладкому телу Айрис. Но когда она в страстном порыве выгнулась навстречу и прижалась бедрами к его паху, не в силах сдержать желания, он неожиданно выпрямился и твердо сказал: — Нет. Не хочу уподобляться какому-нибудь плантатору, который иногда наезжает в поместье и резвится с кухаркой. В следующий раз мы займемся любовью в собственной постели, как полагается добропорядочным супругам.

Айрис разочарованно застонала и закрыла глаза, стараясь отогнать заманчивые видения, вызванные его словами. Как чудесно это звучало! Но для истинного наслаждения нужна любовь, иначе все эти игры не имеют смысла. И если она была готова к этому и уверена в своем чувстве, то Дэвид ничего не мог дать ей взамен. — И все-таки я не собираюсь выходить за тебя замуж, — сказала она, отворачиваясь, чтобы не выдать свою скорбь. Она села и стала застегивать блузку. Рука Дэвида уверенным жестом прошла по ее груди, и судорожный вздох снова вырвался у Айрис.

Он засмеялся и взглянул на нее.

— Не собираешься?

— Нет, — упрямо повторила она, в глубине души испытывая сомнение. Женщина трезво оценивала слабость своей позиции и чувствовала, что все больше запутывается в сетях Стронга. Ей не удастся долго сопротивляться, его уговорам поступить разумно. Хотя разве разумно, чтобы ребенок рос в семье, где между родителями нет любви? Но долго ли будет, этот чадолюбивый упрямец настаивать на своем? Вряд ли, решила она, теша себя иллюзиями, что все образуется само собой.

Однако проблема оставалась и беспокоила ее тем сильнее, чем ближе подходило время родов.

Была и еще одна причина, которая вынуждала согласиться с его предложением. Невольной союзницей Дэвида стала мать. Весть о том, что у нее будет внук или внучка, чудесным образом ускорила ее выздоровление. У Элспет Милфорд появилось нечто новое, ради чего стоило жить, а Айрис знала, как матери хочется видеть ее замужней женщиной.

— Меньше всего на свете я ожидала, что скоро стану бабушкой! — с восторгом сказала Элспет, когда дочь в очередной раз приехала в Бостон. — Но для полного счастья мне не хватает только одного: зятя...

Айрис смущенно засмеялась, ругая в душе Дэвида, обнадежившего пожилую доверчивую женщину. Ну, как она могла заявить матери, что не собирается замуж за этого человека? Только попробуй заикнуться об этом, и придется объяснять, почему, она не согласна говорить о своих тайных опасениях, в общем, хлопот не оберешься.

— Отдыхай и как следует поправляйся, — сказала она матери, села в машину и улизнула в город.

Давление на нее нарастало. На браке настаивал Дэвид, этого хотела мать, а сама она стремилась сделать так, как будет лучше для ребенка. Мысли о нем не оставляли Айрис ни на минуту, что делало ее крайне раздражительной и беспокойной.

Побродив по магазинам, она решила перекусить в кафе и, свернув на тихую улочку, столкнулась с прохожим.

— Айрис!

— Родни?

Она с трудом узнала Крайтона, своего бывшего шефа. Его длинные волосы были собраны в хвост на затылке, а вытянутый свитер и потрепанные джинсы выдавали в нем человека, обрекшего себя на жизнь, полную лишений. Таким образом, он выражал протест против консервативного большинства. Как здорово было снова увидеться с этим милым бунтарем. Предвкушая возможность поболтать, Айрис с удовольствием согласилась выпить с ним чашку чаю.

В маленьком кафе неподалеку от шумной Мидл-стрит Родни поведал, чем он теперь занимается.

— Все это время я возился с красками. Но не подумай, что я заделался маляром! — рассмеялся он. — Я рисую. У нас есть старый сарай, и сейчас мы заново его отделываем. Может, хочешь присоединиться?

Жить в какой-то странной коммуне? Айрис пришла в ужас, но не показала виду — напротив, рассмеялась и прижала руку к сердцу.

— Да я бы с радостью, но у меня аллергия на краски!

— А я думал, что только на мою серьгу, — подмигнул Родни, и Айрис, как в былые времена, улыбнулась ему, испытав удовольствие, от понятной обоим шутки. — Наверно, ты, как и все вокруг, думаешь, что я погубил себя, — на сей раз, серьезно продолжил он. — Но я должен был выйти из игры. Эти крысиные бега в судах не по мне. Право, жаль, что я не успел попрощаться с тобой, но в тот момент мне не хотелось никого видеть... Ну, а ты? Что поделываешь? Как жила все это время? Не обижайся, но ты немного поправилась. А что, мне нравится! Тебе идет.

Айрис рассмеялась.

— Правда? — Милый Родни! Он так ничего и не понял... — Должно быть, я слишком увлекалась тортами "Альбион", — хихикнула она, вспомнив кондитерскую в Бронтоне.

— Что? — не понял Крайтон, и Айрис махнула рукой, дескать, это неважно. — Но зато в одном ты ничуть не изменилась... — Родни весело покосился на быстро опустевший фарфоровый чайник. — Никто на свете не пьет так много чая?

—Мама всегда говорила, что я водохлеб! — снова засмеялась Айрис. Она давно не чувствовала себя такой раскованной. Было приятно притвориться, что все по-прежнему хорошо, как до беременности, и хотя бы на время забыть о своих проблемах...

— Видишь кого-нибудь из старой фирмы? — поинтересовался Родни, когда она, помотав головой, туманно сообщила, что теперь живет не в Бостоне. — О, я и забыл, что ты не очень общительна. Никого к себе не подпускаешь. Включая меня, — с неодобрением подчеркнул Родни, снова заставив Айрис улыбнуться.

Да, правда, у нее в жизни было не так уж много привязанностей, если не считать нескольких случайных подруг. А вот близкой была только Мейбл. Мысль о том, какую роль в ее жизни она сыграла, больно уколола Айрис.

— Ну, мне пора! — Приближался час пик, а она договорилась встретиться с Дэвидом в его конторе. — Я, в самом деле, должна бежать, — сказала Айрис, когда они вышли на улицу.— Просто замечательно, что мы увиделись.

— Да, конечно, — рассеянно отозвался Родни, не замечая, что его невозможно расслышать в уличном шуме. Неожиданно он остановился и в недоумении стал разглядывать ее наряд — длинный толстый свитер поверх юбки. И вдруг решился: — Слушай, ради Бога, извини, можешь дать мне зуботычину за бестактность, но... ты беременна?

Айрис безудержно расхохоталась при виде его смущения и, повинуясь порыву, чмокнула Родни в щеку.

— Это все чай! Мой пустой желудок, наконец, им наполнился так, что дальше некуда! — пошутила она. — Но ты попал в точку, и... нет, пока больше ничего не скажу!

По глазам молодого человека было видно, что он умирает от любопытства. Но Родни слишком уважал чужие тайны, чтобы задавать лишние вопросы. Вместо этого он совершенно огорошил Айрис тем, что в восторге сгреб ее в охапку и поцеловал в губы.

Она все еще весело смеялась, когда Родни исчез в толпе. Продолжая улыбаться, женщина обернулась... и нос к носу столкнулась с Дэвидом.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

— Ну-ну... Так вот, что ты имела в виду, когда сказала, что поедешь навестить маму... — Тон был ледяным, с такой же ледяной враждебностью Стронг рассматривал Айрис. — Неудивительно, что ты не нашла времени позавтракать со мной. Тебе было интереснее встретиться с этим неудачником Крайтоном!

— Неправда!

— Да неужели?

— Да! Я виделась с мамой! — завопила Айрис, стараясь перекричать оглушительный грохот отбойного молотка, который вдруг начал работать невдалеке. Как только шум затих, она продолжила более спокойно: — Просто мне не хотелось так быстро уходить от нее.

Рот Дэвида искривился в скептической усмешке.

— Ты исполнила свою обязанность и со спокойной совестью отправилась на свидание с этим типом.

— Никакого свидания не было! И, пожалуйста, не говори, что я навещаю маму по обязанности! — выкрикнула она под грохот возобновившего работу молотка. Правда, по лицу Дэвида было видно, что он уже пожалел о своих словах.

— Ты что же, влюблена в него? — требовательно спросил он, схватил ее за плечи и притянул к себе. — Поэтому ты его целовала?

— Я его не целовала! Это он целовал меня! — выкрикнула Айрис, мечтая лишь об одном: очутиться как можно дальше от бостонских центральных улиц в часы пик.

— Какая разница? — резко спросил он. — Как ни крути, тебе это нравилось!

— Еще бы! Я просто в восторге: беременная, а все равно путаюсь с другими мужчинами!

— Именно так это и выглядит! — тоже прокричал Дэвид, и женщине стало не по себе. Она слишком его любила, чтобы скандалить, да еще на улице.

— Это только ты так думаешь! — Она охрипла от попыток переорать адский уличный шум. — Если бы я не знала, что ты бесчувственный чурбан, то могла бы подумать, что ты ревнуешь!

Айрис не хотела его обижать, слова вылетели сами собой. Она тотчас замолчала и растерянно уставилась на Дэвида. Неужели он и впрямь неравнодушен к ней? Или просто его мужское самолюбие задето до такой степени, что этот ревнивец готов убить ее?

— Лучше помолчи, — угрожающе процедил он сквозь зубы и, не выпуская ее плеча из цепких пальцев, замахал приближавшемуся такси. — Мы решим это в более спокойной обстановке, без того, чтобы весь Бостон был в курсе наших дел!

"Более спокойная обстановка" означала роскошный дом в тихом городском районе, где он жил с Мейбл. Ехали молча. Такси остановилось у подъезда, обвитого плющом.

Пропустив Айрис вперед, хозяин с грохотом захлопнул за собой дверь. Звук его шагов по мраморному полу зловещим эхом отдавался в просторном холле.

— Ну, а теперь, — выдохнул Дэвид, — тебе придется объяснить, как называется то, что ты путаешься с этим... безмозглым бунтарем!

— Я с ним не путаюсь! И он, вовсе не безмозглый! — бросилась женщина на защиту бывшего начальника.

— Об этом можно поспорить! — Стронг едва не кричал; над краем белоснежного воротничка пульсировала голубая жилка. — Что-то слишком горячо ты его защищаешь! Может, объяснишь почему? — Он все же заставил себя успокоиться. — Не потому ли, что ваши отношения выходили далеко за рамки профессиональных? Разве не поэтому ты целовала его?

— Я же сказала тебе! Не я целовала. Это он целовал меня!

— Какая разница? — невесело хмыкнул Дэвид. — Я тоже уже сказал тебе: главное, что тебе это нравилось.

— Да, так и есть! Очень нравилось! — запальчиво выкрикнула Айрис, видя, что он не желает слушать никаких доводов. — А почему бы и нет? Я не твоя собственность! — Они вошли в элегантно обставленную гостиную. — Я имею право целовать любого, кто мне нравится! Кого захочу, когда захочу и где захочу!

— Нет! Пока ты носишь моего ребенка, у тебя нет такого права! — раздраженно произнес Дэвид. — Вот если бы ты не была беременна, тогда другое дело!

Значит, только это его и беспокоило... На какое-то мгновение Айрис показалось, что он действительно приревновал ее, и у женщины появилась надежда, что Дэвид испытывает к ней хотя бы каплю доброго чувства. Но ничего этого не было. Его лицо выглядело таким же холодным, как гостиная дома. Обведя комнату рассеянным взглядом, Айрис машинально отметила, что в ней не осталось и следа пребывания Мейбл. Разве что современная мебель и обои. Впечатление было такое, что Стронг намеренно убрал все, что могло напоминать о жене. Пальцы Айрис впились в мраморную каминную полку. Она никогда не сможет выйти за Дэвида, несмотря на всю его настойчивость. Потому что не хочет быть бледной копией Мейбл.

— Так, значит, ты думаешь только о ребенке? — Их взгляды встретились, и Айрис с трудом сдержала слезы. Она боялась не выдержать борьбы с самой собой и согласиться на его предложение. И вдруг обнаружила, что выход есть. Его только что подсказал сам Дэвид. Конечно, с ее стороны это будет жестоко, но что же делать!

— Итак, тебя интересует только ребенок. Но какого черта ты решил, что он именно твой?

На секунду высокий смуглый лоб Дэвида прорезала морщина, но уже в следующее мгновение он коротко и хрипло рассмеялся.

— Перестань, Айрис! Мы оба знаем, что я был у тебя первым. Так что можешь обойтись без этих женских штучек. Меня не проведешь. И этот непотребный тон... — Он не выносил, когда женщины выражались вульгарно. — Ты была невинной. — Казалось, это воспоминание доставляло ему особое удовольствие.

— Да... — Безнадежная любовь подстегивала ее. — Но на следующее утро уже не была! — заявила Айрис дрожащим от волнения голосом и наткнулась на жесткий вопрошающий взгляд.

— К чему ты клонишь? — почему-то шепотом спросил Дэвид. Его лицо окаменело и стало пепельно-серым.

Женщина проглотила комок. Она ненавидела себя, но отступать не собиралась. Теперь надо было держаться своего и не только ради собственной гордыни. Так будет лучше для всех.

— Ты медленно соображаешь, Дэвид. К чему было сдерживаться после такого чудесного начала? Вы с Мейбл хотели ребенка, а мне были позарез нужны деньги. Но два шанса забеременеть — это гораздо больше, чем один. — Она почувствовала, что заходит слишком далеко, но ведь он сам обвинял ее в неразборчивости...

Дэвид сжал кулаки, и Айрис испуганно вскрикнула. В глазах его горела бешеная ярость.

— Маленькая шлюха! — Хлесткие как удар пощечины слова дали понять, что она перешла всякие границы.

— Я, не шлюха! — в отчаянии закричала оскорбленная женщина, хотя сама создала эту ситуацию. Глаза Дэвида были полны ненависти и презрения, и она не могла этого вынести; ей стало страшно, как никогда в жизни. — Неправда! Все, что я сказала, неправда! Пожалуйста, Дэвид, ты делаешь мне больно... Клянусь, я тебе солгала?

— Правда? — Он со злой усмешкой разглядывал ее измученное и в то же время вызывающее лицо. — А ведь это было бы грандиозно: переспать с одним за большие деньги, чтобы дать дорогу другому, который не рвался быть первопроходцем... Что скажешь?

О Боже, неужели он действительно о ней такого мнения? Она, попыталась было, возмутиться, но Дэвид не дал ей рта раскрыть.

— Глупенькая! Я уже достаточно хорошо тебя знаю. Даже ты не способна так низко пасть. А правда заключается в том, что ты готова сказать и сделать что угодно, лишь бы соскочить с крючка и устранить меня из твоей жизни. Разве это не так, моя милая? Разве, твое вранье — не еще одна, неумная попытка убежать от неизбежного и самого правильного решения?

Способность Стронга читать ее мысли, всегда изумляла Айрис и спорить с ним было трудно. Тем не менее, глядя ему в глаза, она спокойно произнесла:

— Выйти за тебя замуж никогда не будет правильным решением.

Какое-то глубоко личное переживание заставило его задуматься. Может быть, обстановка дома, в котором он жил с Мейбл, подсказывала ему, что, настаивая на супружестве, он пытается заглушить любовь к покойной жене?

— Мне не хотелось принуждать тебя силой, Айрис, — услышала она безжалостный голос, — но ты не оставляешь мне выбора. Если ты не думаешь в первую очередь о ребенке, и не хочешь для него обеспеченного и прочного будущего, предупреждаю, я буду зубами и ногтями драться с тобой за то, чтобы он получил свой шанс в жизни. И сколько бы мне ни пришлось бороться за это, я добьюсь права на опеку, и отберу своего наследника!

— Ты никогда не выиграешь дело! — Ее охватила паника, от страха побледнело лицо. — Ты сам сказал это несколько месяцев назад! По закону матери не обязаны отдавать внебрачных детей, если они решили этого не делать!

— Да, обычно это так, — невозмутимо согласился он, и его спокойствие напугало Айрис. — Но даже из этого правила есть исключения. А наш с тобой случай особый, моя дорогая. Но вне зависимости от того, выиграю я или проиграю, мне кажется нечестным подвергать риску здоровье твоей матери. Наша борьба за ребенка неизбежно потрясет ее... Даже не говоря о том, что она узнает тайну его зачатия. Потому что, несмотря на твое желание скрыть эти факты, они неизбежно вылезут наружу. Я не смогу этому помешать.

— И ты действительно начнешь процесс? Зная, как это может на ней отразиться? — У Айрис сел голос. Дэвид молчал, упрямо сжав рот. — Какая же ты бессовестная тварь! — По лицу женщины текли слезы, в эту минуту, она ненавидела человека... которого любила. — О да, ты знаешь, как пользоваться человеческими слабостями... Что заставляет тебя думать, будто в деле об опеке ты будешь иметь преимущество? Ведь и ты отец-одиночка!

— Если только не решу жениться ради благополучия моего ребенка.

Он имел в виду не ее, а кого-то другого? От этой мысли больно закололо в груди. Ее ребенок в руках другой женщины... И уж несомненно, что такой влиятельный адвокат сможет оказать давление на суд.

— Похоже, у тебя на все готов ответ. — Айрис тяжело и прерывисто дышала. — Эти несчастные, которые вынуждены бороться с тобой в суде... у них действительно нет ни малейшего шанса?

Дэвид пожал плечами, в его глазах мелькнуло какое-то странное выражение, которому трудно было найти название.

— Есть, только в том случае, если их позиция достаточно сильна, чтобы противостоять моим доводам.

— Выходит моя, недостаточно сильна?

— Ты же сама понимаешь, что недостаточно.

— Я тебя презираю! — выкрикнула Айрис, безвольно опустив руки.

На миг его губы тронула торжествующая улыбка: он правильно понял, что ненависть — первый признак бессилия, поражения... Но затем торжество сменилось смятением, которое выдавали глаза. По ним было заметно, что он борется с каким-то глубоко спрятанным чувством. Оскорбленным чувством достоинства, уязвленной гордостью отвергнутого мужчины? Сейчас он был похож на загнанного хищного зверя. И все же Стронг умел владеть собой.

— Иногда ненависть возбуждает так же сильно, как и любовь... — В следующее мгновение он уже целовал Айрис — так властно, так яростно, что она не могла дышать, не могла чувствовать ничего, кроме пьянящей близости и сокрушительной мощи его тела. — По крайней мере, в этом мы едины, — заключил Дэвид, когда ее молчаливое сопротивление было побеждено могучим инстинктом, с которым невозможно бороться. — Так почему бы нам не извлечь из этого радость? Ведь мы можем превратить нашу связь из мучения во вполне нормальный брак, где хорошо будет обоим!

Высвобождаясь из его объятий, Айрис горько спросила:

— И тем самым позволить тебе во всем взять верх?

— Что ты имеешь в виду? — Дэвид, поморщившись, вздохнул — дескать, опять она за свое и терпеливо ждал ответа.

Я имею в виду лишь одно — что люблю тебя, а ты никогда меня не любил и уже не полюбишь! — кричала ее душа, но Айрис не могла сказать этого и потому напряженно молчала. И Дэвид с видом победителя произнес:

— Ну что ж, молчание — знак согласия!

* * *

Они поженились три недели спустя. Их брак был зарегистрирован только в присутствии Эрвина Уэйберна с невестой и Элспет Милфорд.

В кремовом трикотажном платье и длинном свободном жакете, делавшем ее беременность почти незаметной, Айрис, бледная, с элегантной прической, стояла рядом с Дэвидом и позировала перед фотокамерой. Веселый маленький фотограф удовлетворенно воскликнул в заключение съемки:

— Превосходно! Не стыдно будет показать внукам!

Айрис тотчас же подумала, что их брак вряд ли намного переживет рождение ребенка, а о внуках и говорить не стоит. Потому что Дэвид ее не любит.

Поразительно, но он, как это и случалось всегда, тут же прочитал ее мысли и спросил:

— Что такое, дорогая? Не можешь представить, что проживешь со мной до старости? — И уже не шутливо, а жестко добавил: — Или ты жалеешь, что приговорена к пожизненному заключению в одной камере со мной?

Холодная нотка, прозвучавшая в его голосе, заставила Айрис вздрогнуть. А Дэвид вдруг обнял ее за плечи жестом собственника, поцеловал в губы долгим поцелуем и отпустил лишь тогда, когда кто-то тихо кашлянул у него над ухом. Придя в себя, Айрис увидела красивую брюнетку, которая выразительно воскликнула:

— Полегче, Дэйв! — Это была та самая молодая женщина, которую она видела на похоронах Мейбл. Сейчас она со снисходительной усмешкой смотрела на новобрачную, словно знала, что от этого поцелуя у нее дрожат поджилки.

Очевидно, эта женщина сама не раз испытывала подобное полуобморочное состояние... в том числе и с Дэвидом, сделала вывод Айрис. Оглянувшись, она с облегчением убедилась, что никто на них не смотрит. Фотограф уже положил свою аппаратуру в багажник машины и собирался уезжать. Мать, прекрасно выглядевшая в классическом зеленом костюме и разве что слегка осунувшаяся, внимала разглагольствованиям Хэтти. Рядом стоял Эрвин и снисходительно поглядывал на свою избранницу.

— Грейс! — Стронг с подчеркнутой вежливостью приветствовал гостью, представив ее, как Грейс Лоусон, дальнюю родственницу Мейбл.

— Должна сделать вам комплимент, Айрис, вы прекрасно выглядите! — воскликнула дама; бросалось в глаза, как выгодно ее стройная фигура в отлично сшитом красном платье отличалась от располневшей фигуры будущей матери. И весь облик красавицы с роскошными черными волосами, разделенными прямым пробором и достойными рекламировать какой-нибудь дорогой шампунь, вызывал у Айрис отнюдь не восхищение. На шестом месяце беременности ей очень недоставало былой стройности.

— Не ожидал увидеть тебя здесь, Грейс. — Хотя Стронг улыбался, в нем чувствовалось внутреннее напряжение.

— Знаю, ты меня не звал, Дэйв, — улыбаясь, ответила дама, — но я подумала, что в такой важный день тебе наверняка потребуется поддержка семьи. Может быть, ты решил, что я буду огорчена? Или не пойму, что так скоро после...

Айрис не поняла, что помешало Грейс закончить фразу — жесткое выражение лица Дэвида или ее собственная тактичность. Она увидела лишь то, что гостья взяла себя в руки и уже другим тоном продолжила:

— Я рада за тебя, поздравляю! — Она смерила взглядом расплывшуюся фигуру новобрачной. — При таких обстоятельствах...

— Это никого не касается. — Ответ Стронга прозвучал резко, как выстрел из ружья. Но почему? — недоумевала Айрис. Не из-за того ли, что необходимость выполнить долг заставила его так быстро забыть Мейбл?

— Конечно, нет.

Грейс рассмеялась низким, грудным смехом, и Айрис уловила опасность, исходившую от этой женщины. Брюнетка обладала особой притягательностью, устоять перед которой не смог бы ни один мужчина. И когда она, поднявшись на цыпочки, слегка коснулась губами щеки Дэвида, Айрис ощутила острый укол ревности.

— Ведь вы, не против, правда? — Карие глаза красавицы смотрели на Айрис вызывающе, но в их прозрачной глубине скрывались одиночество и пустота.

— Конечно, нет.

Так почему же внутри у нее все кипело? Из-за того, что эта Грейс Лоусон была поразительно красива... и стройна, в отличие от нее самой? Айрис гадала, что именно мог сказать ей Дэвид о столь быстром бракосочетании и ребенке, и была рада отвлечься от невеселых мыслей, когда к ним подошел Эрвин и церемонно спросил, можно ли ему поцеловать новобрачную.

Вопрос был обращен к Дэвиду, и его шутливое "этого достаточно, Эрвин", после того, как друг поцеловал Айрис в щечку, прозвучало слишком по-хозяйски. У нее сжалось сердце при мысли о том, как легко он играл роль одуревшего от счастья супруга.

Придержав ее за плечи, Эрвин тихо сказал:

— Сделайте его счастливым, Айрис. Пожалуйста...

Она нахмурилась, уловив в голосе мужчины неподдельно глубокое чувство. Но, тут подошли Элспет и Хэтти с последними поздравлениями и напутствиями, и у нее все вылетело из головы. Все, кроме Дэвида, который о чем-то доверительно беседовал с Грейс до тех пор, пока машина, украшенная цветами, не увезла молодоженов домой.

* * *

Медовый месяц — блаженные, праздные и солнечные дни — они провели на Багамских островах, далеко от унылого и холодного бостонского ноября. Айрис едва не забыла, что их брак был вынужденным. Потому, что Дэвид оказался не только пылким любовником, но и большим шутником.

— Мы же вчера натанцевались до упаду! — взмолилась женщина однажды утром, когда он стал тащить ее на пляж. — Лучше поваляемся в постели.

— Не жадничай. Я отложил самое интересное на то время, когда ты разрешишься от бремени. Во всяком случае, у нас впереди столько дней и ночей!

Его слова пробудили в Айрис яркие воспоминания о часах, наполненных страстью, когда она умирала и вновь воскресала в его объятиях, как это было в самом начале.

— Ну что, ты собираешься вставать? Или мне придется...

— Хорошо, хорошо! — Распознав намерение Дэвида подвергнуть ее пятки немилосердной щекотке, Айрис с визгом вскочила с постели. — Ты ни на минуту не оставляешь меня в покое! — пожаловалась она, не в силах удержаться от смеха.

Дэвид подошел к ней, едва успевшей накинуть на себя халат, и одним движением сгреб в охапку.

— И не оставлю. — Угроза звучала очень эротично, и в тот же момент супруг завладел ртом Айрис. Ее захлестнула горячая волна желания. Этот порыв сдерживало только одно: уверенность в том, что его страсть подогревалась лишь обычной потребностью здорового мужчины, в то время как ее — любовью. — А теперь иди и надень купальник, иначе мы снова окажемся в постели. Я не возражаю, но вам, миссис Стронг, необходимы и другие физические упражнения!

Они купались, ужинали при свечах, рука об руку бродили по залитому лунным светом песчаному пляжу и, кажется, были счастливы, хотя жили вместе лишь по воле случая. Каждый их поступок был прелюдией только к одному любовному действию, которое не требовало от них ни притворства, ни показных эмоций. Так считала Айрис, чувствовавшая, как желание будоражит ей кровь при одной мысли об их потрясающей совместимости в постели.

Молодожены вернулись в декабре, и не успела Айрис опомниться, как наступило Рождество. На праздники, которые, к ее огромной радости, они проводили в Гринвуде, приехала мать. По настоянию мужа Айрис отказалась от своей бостонской квартиры, и то, что они жили в доме, который раньше принадлежал Мейбл, не способствовало счастью молодых. Впрочем, Айрис никогда об этом не говорила. А в загородном коттедже ничто не напоминало ей о тех, наверно, счастливых временах, когда Дэвид жил с Мейбл, и можно было не думать, что она вторглась во владения другой женщины. Поэтому Рождество получилось очень веселым — тем более, что Элспет гостила у них почти до Нового года.

— Не дожидайся меня и ложись, в доме ничего не делай, — строго наказал Дэвид в тот вечер, когда собрался отвозить тещу в Бостон. Как только он пошел прогревать двигатель, мать состроила уморительную гримасу.

— Он ведь командует тобой, правда? — Этот комментарий следовало расценивать как свидетельство громадного уважения к свежеиспеченному зятю.

— Пытается, — сморщила носик Айрис. — Но у него не всегда выходит.

— Вот что, ты должна его слушаться... — Мать шутливо погрозила пальцем. — Особенно в том, что касается твоего здоровья. Прежде всего, он старше тебя и намного опытней. Я очень довольна, что ты остановила свой выбор на нем, а не вышла замуж за парня твоих лет. Сразу видно, что ты ему очень дорога: ведь он так внимателен к тебе, заботлив...

Только потому, что беспокоится о ребенке, молча вздохнула Айрис. Она вовсе не хотела, чтобы мать догадалась, что их брак вовсе не таков, каким кажется со стороны. Кроме того, Элспет Милфорд была женщиной другой эпохи и свято верила, что слово мужчины — закон. По всей вероятности, именно эта вера и привела к тому, что отец так помыкал ею, думала Айрис, укрепляясь в своей решимости ни в коем случае не заискивать перед мужчинами.

Тем не менее, когда мать с Дэвидом уехали, ей стало недоставать мужа. Она включила дополнительное отопление, так как ночи становились все холоднее, и уселась перед телевизором.

Игнорируя наказ мужа, Айрис решила дождаться его возвращения. Наполовину из упрямства, как призналась она себе. Из-за того, что сказала мать. Хотя, конечно, были и другие более глубокие причины сидеть и ждать, когда он, целый и невредимый, появится дома. Но позже, пришивая тесемки к пинеткам, связанным матерью во время праздников, Айрис почувствовала, что засыпает. Только тогда она и последовала наставлению Дэвида, отправившись спать.

Однако, оказавшись в постели, она обнаружила, что не может уснуть. Казалось, ребенок внутри нее готовился к карьере футболиста и без устали колотил ножками. Впрочем, так бывало почти всегда, стоило ей улечься.

Она лежала, глядя в темноту и положив руку на живот. Мысли о Дэвиде не помогали ей заснуть; напротив, она горела как в лихорадке. Перевалило за полночь, а его все не было, и Айрис начало охватывать беспокойство.

Где же он? Почему до сих пор не вернулся? Не случилось ли с ним что-нибудь?

Тревожные мысли роились в мозгу женщины до тех пор, пока она каким-то чудом не провалилась в глубокий сон.

Проснувшись, Айрис в ту же секунду поняла, что половина постели рядом нетронута. В доме было необычно тихо. Взволнованная, она быстро поднялась и, раздвинув шторы, с удивлением обнаружила, что за ночь выпало много снега. Давно такого не было в этих краях! Ее охватила тревога — машины Дэвида во дворе не было. К двери коттеджа вела цепочка следов. Должно быть, почтальон, подумала она, подивившись, как он сумел пробраться к входу по такому глубокому снегу. Но где же супруг? Почему он не позвонил?

Уже всерьез обеспокоенная, Айрис подняла трубку стоявшего на ночном столике телефона, чтобы позвонить, матери, но линия была отключена. Наверно, провода оборвались под тяжестью снега... Что же теперь делать?

И тут до нее донесся необычный звук. Где-то снаружи жесть скрежетала о камень.

Осененная догадкой, она мигом натянула брюки и толстый свитер, бросилась вниз по лестнице, открыла дверь кухни и, выбежав наружу, облегченно вздохнула.

Дэвид, одетый по погоде, расчищал снег на заднем дворе. Он был так увлечен этим занятием, что не сразу заметил Айрис, а та, наконец, успокоилась.

— Доброе утро, — игриво усмехнулся он. — Добро пожаловать на Северный полюс!

— А ты, значит, Дед Мороз, — насмешливо отозвалась Айрис, пытаясь скрыть, что отчаянно беспокоилась о нем. — Я не увидела машины и решила, что тебя еще нет.

— А меня и не было. — Он сгребал снег в огромный сугроб. — По крайней мере, ночью. Когда я добрался до Куинси, начался такой буран, что пришлось остановиться в гостинице. Пытался дозвониться, но линия была повреждена. Федеральные магистрали расчистили, а вот до окружных шоссе руки не дошли. По нашему, например, совсем не проехать. Пришлось бросить машину на бензоколонке и идти пешком.

— Я беспокоилась о тебе. — О, черт! Кто ее дернул за язык? Теперь Дэвид догадается, что она переживала, выбранила себя Айрис.

— Не бойся. Так быстро ты от меня не избавишься, — сухо заверил он. — Но если мое отсутствие заставляет тебя скучать, придется приезжать реже. Что бы ты стала делать, если бы я не вернулся? Снарядила бы поисковую экспедицию? Или возблагодарила небеса за желанное избавление?

Конечно, это была шутка. Но глаза Дэвида не смеялись: наоборот, в их глубине застыла такая печаль, что Айрис захотелось немедленно прогнать ее. Нет, она не желает избавления... Ее сердце обливалось слезами. Думай, как хочешь, но если бы ты умер, я бы умерла тоже!

Стараясь не выдать волнения, она ответила:

— Ты бы все равно этого не узнал, так какая разница? — Не выдержав напряжения, женщина бросилась в дом заваривать чай.

Часов в двенадцать, когда выглянуло солнце и небо превратилось из серого в голубое, супруги решили погулять, надели теплые куртки с капюшонами, перчатки, сапоги и по нетронутому снегу пошли в парк. Кругом было пустынно и тихо. Торжественное безмолвие морозного зимнего дня нарушали лишь крики вспугнутых дроздов и скрип снега под ногами.

— Осторожно! — вскрикнул Дэвид, когда жена поскользнулась. — Дай мне руку. — Он внимательно всмотрелся в ее лицо. — У тебя усталый вид. Ты что же, все-таки ждала меня?

— Нет, — решительно ответила Айрис, подумав, что сейчас нарвется на выговор. — Но я долго не могла уснуть.

— Скучала по мне?

Румянец на ее щеках стал ярче. Несомненно, он все понял, подумала женщина и сухо сказала:

— Нет, просто мне было холодно. Кроме того, малыш никак не успокаивался.

Он засмеялся.

— Это значит, что мой ребенок здоров и в хорошей форме! А разве беременные женщины не встают посреди ночи и не начинают заниматься домашними делами? Ты могла бы посчитать слонов. Говорят, это помогает уснуть. А заодно посчитала бы все имена, которые ты придумала для нашего малыша, но так ничего и не выбрала. Кстати, ты могла бы думать в два раза меньше, если бы сразу откинула женские имена. Потому что у нас непременно будет мальчик.

— Да что ты говоришь! — На ярком зимнем солнце глаза Айрис сверкали, как два озера в погожий летний день; в их зеленой глубине таился вызов. Каждая клеточка трепетала от близости любимого человека, даже от запаха мягкой колеи его новеньких перчаток, подаренных Элспет на Рождество. — Почему ты так уверен? А что ты будешь делать, если родится девочка?

— Отошлю обратно и потребую возмещения убытков и морального ущерба. Сначала ты подаришь мне мальчика, девочки пойдут позже. Мужчине, прежде всего, нужен наследник и продолжатель рода.

— Да как ты смеешь!.. — Она отпрянула, но добродушный смех Дэвида тут же превратил его слова в шутку. Все же Айрис слепила снежок и бросила в мужа. Хотя он пытался уклониться, снежок угодил ему в висок, и по волосам и воротнику куртки рассыпались серебряные кусочки.

— Ах, так? Ну что ж, поиграем! — В его смехе, вторившем радостному смеху Айрис, слышались задор и веселье.

— Не надо! — Но ответный комок уже угодил именно туда, куда целился Дэвид. Она стала отряхивать снег с куртки. — Это нечестно! Ты бросаешь сильнее, чем я! — Новый снежок угодил супругу в грудь.

— Будешь продолжать? — отрывисто спросил он, уклоняясь от следующего удара.

— А почему бы и нет? — Айрис сияла от удовольствия.

— Я тебе скажу почему, — услыхала она, успев отбежать. — Я не только бросаю сильнее, но и бегаю быстрее!

Когда Дэвид бросился к ней, Айрис громко взвизгнула. Бежать по глубокому снегу было невозможно, и она оказалась в объятиях супруга. Он резко повернул ее лицо к себе, и тут женщина исполнила свой коварный замысел, сунув снежок за высокий ворот мужского свитера.

— Ну, берегись! — Она бешено извивалась в руках мужа, пока тот расстегивал молнию ее куртки.

— Нет, Дэвид, не делай этого! Нет, пожалуйста, не надо! Нет! — на весь парк закричала Айрис, когда он расстегнул куртку и, подхватив горсть снега, потянулся к ее свитеру. — Нет, Дэвид! Я же беременная!

— Да неужели, миссис Стронг? Вот уж никогда бы не подумал! — Он смеялся, а Айрис продолжала вырываться. — Ладно, уж... А что я за это буду иметь? — Лицо супруга было совсем близко. Она оказалась в его власти. По телу пробежала дрожь.

— Мое хорошее отношение подойдет? — принялась торговаться Айрис, надеясь, что он разжалобится и отменит заслуженное наказание.

— Гмм... звучит заманчиво. Готов воспользоваться твоим расположением ко мне.

— Сам знаешь, я совсем не то имела в виду! — задыхаясь, пробормотала она.

— Посмотрим, сможешь ли ты мне помешать, — произнес он и наклонил голову.

Айрис хотела воспротивиться хотя бы из гордости, но как только рот супруга прижался к ее губам, страстное томление и тоска, пережитые ночью, обрушились на женщину лавиной. Руки сами обвились вокруг шеи Дэвида. Ее реакция на поцелуй была бесстыдно откровенной; тело обмякло, поддаваясь мужской страсти.

Когда Дэвид на мгновение оторвался от нее, Айрис застонала от неутоленного желания. Повинуясь ее зову, он снова прижал жену к себе и принялся покрывать ее лицо жадными, требовательными, все более настойчивыми поцелуями.

Айрис, которой не терпелось ощутить жар мужского тела, отделенного от нее плотным слоем одежды, сунула руки под куртку супруга.

— О Боже, что ты со мной делаешь! — простонал он. — Бог свидетель, я пытался сдержаться, но больше не могу!

Он пытался? Когда это? До их женитьбы? После? Айрис хотела сосредоточиться, но ничего не выходило.

Его рука в перчатке скользнула под свитер, обожгла ее холодом сквозь тонкий нейлон бюстгальтера, и Айрис вскрикнула. Однако даже мимолетное ледяное прикосновение доставило невероятное наслаждение, требовавшее еще более острых ощущений. Первобытный, ничем не сдерживаемый инстинкт порождал ненасытную жажду обладать телом любимого.

И тут он прошептал:

— Давай вернемся домой!

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Телефон зазвонил в самый разгар перестановки мебели.

— Привет! Это Грейс Лоусон. Мы виделись на вашей свадьбе. Надеюсь, я не оторвала вас от чего-нибудь важного?

Айрис, стоявшая на коленях посреди гостиной в бостонском доме, ощутила необъяснимое желание бросить трубку, но переборола себя и вежливо ответила:

— Нет. Просто я передвигаю кое-какую мебель. Дело не срочное.

— Обустраиваете гнездышко? — Тон у женщины был насмешливо-снисходительный. — Кажется, так и полагается на последних месяцах беременности? Инстинкт...

— Вот как? Не знала, — ответила Айрис уже резко. В Грейс было нечто такое, что неизменно вызывало чувство неприязни.

— Вы, конечно, не поднимаете ничего тяжелого? — звучал в трубке развязный голос. — Не навлеките на себя гнев Дэвида. Он ужасно рассердится, если узнает, что вы таскали тяжести.

Странно, подумала Айрис, почему так неприятна манера разговора этой дамы? Надо дать ей понять, что беседовать им не о чем.

— Вы хотели поговорить с моим супругом? — сухо спросила она. — Если так, то его сейчас нет. Он уже вышел на работу.

— Господи, ну конечно! Какая же я глупая! Мне почему-то казалось, что он еще в отпуске. Я даже пыталась дозвониться в Гринвуд. Вы знаете, что там телефон не работает?

— Да, но сейчас уже все в порядке. — По крайней мере, так было вчера, когда они уехали и по слякоти добрались до Бостона. Поездка, была не из приятных... Но зачем Грейс понадобился Дэвид?

— Я только хотела удостовериться, что он добрался благополучно, потому что позавчера творилось что-то жуткое с погодой. По крайней мере, в тот час, когда он уезжал от меня. Но, возможно, у вас с Гринвуде было по-другому.

Пальцы Айрис крепко, до боли в суставах, сжали трубку.

— Да, действительно... Но он доехал нормально, — ответила она, стараясь не показать виду, что ядовитая стрела собеседницы попала в цель.

— Вот и хорошо. Я очень рада, что с ним все в порядке. Только это мне и нужно было узнать. А вы не волнуйтесь и берегите себя. — С этими словами она повесила трубку.

Айрис застыла у телефона. Она была поражена, сбита с толку, в голове роились тысячи вопросов. Неужели Дэвид в тот вечер действительно был у Грейс? Но зачем? И почему ничего не сказал ей? Может быть, он специально велел не ждать его, потому что собирался встретиться с другой женщиной? Провел ли он ночь в гостинице, как сказал ей, или это была просто отговорка, а на самом деле, он был с этой вызывающей красоткой?

Нет, она не даст воли оскорбительным мыслям. Это не просто недоверие к супругу, а чистой воды паранойя! Так что нечего ломать голову над подобными вопросами, а лучше спросить его самого...

* * *

Не желая начинать неприятный разговор сразу после возвращения Дэвида с работы, Айрис дождалась момента, когда, закончив обедать, они расположились в гостиной у камина. Муж как обычно просматривал газеты.

— Чем занимается кузина Мейбл, эта... как ее... Лоусон? Кто она по профессии? — Айрис, сидевшая на диване напротив супруга, постаралась, чтобы вопросы прозвучали небрежно, хотя внутри у нее все напряглось.

— Грейс? — с удивлением переспросил Дэвид и оторвался от газеты, остановив на жене взгляд немигающих синих глаз. Она же старательно делала вид, что увлечена страничкой кулинарных рецептов в женском журнале. — Эта дама — коммивояжер, а что?

Айрис уставилась на изображение малинового пудинга с лимонным кремом и затаила дыхание.

— Очень хорошенькая, — непринужденно сказала она.

— Да... — рассеянно откликнулся Дэвид. — Думаю, половина мужчин в Бостоне согласится с тобой.

— А ты?

— К чему этот разговор? — Он положил газету на колени и прищурился. — Она что, звонила тебе?

— Да, звонила.

Айрис показалось, что упрямый подбородок супруга внезапно дрогнул.

— Зачем?

Она с деланным равнодушием пожала плечами и перевернула страницу.

— Хотела узнать, благополучно ли ты добрался до дома.

Зашелестела отброшенная в сторону газета.

— И что ты ей сказала?

— Что все в порядке, — ответила Айрис, небрежно махнув рукой. — А чего ты хотел? Чтобы я заявила, будто и понятия не имела, что ты был с ней? Почему ты мне ничего не сказал? — Она закрыла журнал и сбросила маску невозмутимости. — Может, я не должна была этого знать?

Тяжелый взгляд супруга заставил ее замолчать. Глаза Дэвида проникали в тайные уголки ее сердца, которое сжималось от мучительной боли. Потом он спокойно сказал:

— Я не думал, что этот визит стоит упоминания. У меня было к ней дело...

— Вот как? На всю ночь? — Айрис не собиралась говорить с ним натянутым тоном, но ее грыз червь сомнения.

— Это она тебе сказала? — с каменным лицом спросил Дэвид.

Нет, Грейс так прямо и не заявляла, но Айрис уже не могла сдержаться:

— Она бы и не стала ничего говорить, разве не так? О, ты не должен обращать на меня внимания! Ты волен делать все, что тебе угодно. Я никогда не претендовала на какие-то обязательства с твоей стороны. И даже не хотела этого брака — на нем настоял ты! Только прошу впредь ставить меня в известность о твоих ночных походах, чтобы я не выглядела полной идиоткой, когда позвонит какая-нибудь из твоих любовниц! — выпалила она, отбросила журнал и вскочила с дивана.

— Пойди сюда! — раздался громкий голос супруга.

Айрис вовсе не собиралась подчиняться, но когда она проходила мимо Дэвида, он схватил ее за руку и усадил к себе на колени.

— Значит, ты решила, что Грейс — моя любовница? — Он тихо и злобно выругался. — Я только что потерял одну жену и тут же заставил тебя вступить со мною в брак. — Гримаса боли исказила его лицо. — Так скажи же мне ради Бога, неужели ты считаешь меня дураком, способным искать на свою голову приключения?!

Черт его знает, чего он искал. Но вот заключить ее в объятия ему удалось без всяких усилий. И Айрис чувствовала, что его тепло и мужская притягательность не оставляют равнодушным ее женское естество.

— Все, что ты сказал, просто красивые слова и ничего не меняет, — заявила она, но голос ее звучал слабо и неуверенно.

— Может быть, но вот это меняет все, — беззлобно прорычал супруг и жадно впился в ее губы. Потом схватил за локти и опрокинул ее на диванные подушки, где она и осталась лежать, — покорная, задыхающаяся и изнемогающая от желания. — Зачем, мне нужна Грейс? — не унимался он.

Айрис не смогла выдержать его вопрошающего взгляда и закрыла глаза. Ведь именно этот вопрос и мучил ее... Сейчас она готова была поверить Дэвиду. Его тепло, его голос, запах, прикосновения ласковых рук, невыразимо возбуждая ее, не позволяли думать об измене.

Она его жена — пусть нелюбимая, дело не в этом. Главное то, что Дэвид хочет только ее, и никого другого, уговаривала себя Айрис. Сердце неслось вскачь, подчиняясь нараставшему возбуждению, потому что горячие губы супруга творили дьявольское колдовство над ее лицом и шеей, а нежные руки, расстегнув блузку, ласкали полные, крепкие груди.

Боже милостивый! Если это все, что она может получить от него, пусть будет так. Айрис глухо пробормотала что-то и судорожно прижалась к мужу, зная, что этим еще сильнее разожжет обоюдную страсть. Презирая себя, она в то же время упивалась своим рабским подчинением, готовая следовать за Дэвидом без оглядки, — как наложница, безоговорочно приносящая себя в жертву сладострастным желаниям повелителя.

Прошло еще несколько недель, и холодный январь плавно перешел в пасмурный февраль, который в одно прекрасное утро стал теплее и светлее от приятной новости: книга, которую Айрис перепечатывала еще с осени, была принята для издания.

— Ну, теперь твоя голова окончательно закружится от успеха! — закатила она глаза, когда за завтраком Дэвид прочитал ей письмо от издателя. Но в глубине души Айрис гордилась и восхищалась своим удачливым мужем, а потому позволила себе кокетливо промурлыкать: — Не хочешь ли пригласить меня куда-нибудь сегодня вечером, чтобы отпраздновать это событие?

— Полагаю, ты заслуживаешь небольшого вознаграждения, поскольку тоже приложила руку к этой работе, — поддразнил он. — Сейчас я должен заняться делами, а вечером обязательно отпразднуем. — Дэвид поднялся, забирая с собой непрочитанную почту. Когда он взглянул на один из конвертов, его улыбка тут же увяла. — Оно адресовано Мейбл, — последовало объяснение в ответ на вопросительный взгляд Айрис, и она поняла: что-то всегда будет напоминать ему о погибшей жене... особенно здесь, в доме, где та когда-то жила. Дэвид никогда не заговаривал о переезде, и осталось только догадываться о причинах этого молчания. Айрис быстро отвела взгляд от лица мужа, не желая прочитать на нем что-нибудь сугубо личное.

Днем она позвонила ему в контору, чтобы условиться о встрече. Служащий вежливо сказал, что мистера Стронга нет на месте, но он оставил номер телефона, по которому его можно застать. Наверное, муж был занят с важным клиентом. Не желая отрывать Дэвида, она решила позвонить позднее и, снова не застав его, набрала номер, оставленный клерком.

Ей ответил женский голос, который нельзя было спутать ни с каким другим... Грейс Лоусон!

Даже не сообразив, что к чему, Айрис быстро положила трубку и в ту же секунду выругала себя: ну почему она все драматизирует? Почему бы Дэвиду не быть у родственницы первой жены? Из этого отнюдь не следует, что у него с ней интимная связь. Разве он стал бы оставлять в офисе телефон любовницы? Взяв себя в руки, она снова набрала номер Грейс.

— Айрис! Это не вы только что звонили? — В голосе женщины звучало торжество. Она была очень довольна собой, дав понять Айрис, что догадалась о причине, заставившей ту бросить трубку.

— Да, я случайно нажала на рычаг, — солгала Айрис. — Мой муж случайно, не у вас? Я бы хотела сказать ему несколько слов.

— Ваш муж? — Ударение было сделано на последнем слове. — Боже, как официально! — Легкий смешок Грейс вызвал в Айрис острое желание задушить мерзавку. А та тем временем крикнула: — Дэйв, дорогой, это тебя! Твоя жена!

Айрис услышала глухо прозвучавший голос супруга, еще не взявшего трубку, и, хотя слов не разобрала, все же догадалась, что он недоволен.

— Ты слышишь меня? — Тон его был резким и холодным. — Я скоро буду дома. Уже собирался уходить.

Даже не потрудился объяснить, что он там делает! — в гневе подумала Айрис и не удержалась, чтобы не съязвить:

— Ты уверен, что сможешь оторваться от важных дел?

На другом конце провода послышался свистящий выдох:

— Я думал, мы уже покончили с этой темой... Я выезжаю.

И с этим тоже придется примириться, подумала Айрис. Когда супруг вернется домой, она не будет проявлять враждебности, что бы ни случилось.

И все же вечер они провели на редкость приятно, поужинав с шампанским в дорогом ресторане. Супруг был само обаяние и предупредительность. Там Айрис и вручила ему подарок, который сумела выбрать днем.

— "Паркер" с золотым пером? — Удивленная улыбка тронула губы Дэвида, доставшего ручку из маленькой изящной коробки.

— Я подумала, что это поможет тебе исправить почерк, — поспешила Айрис оправдать свой порыв: ей давно хотелось сделать мужу дорогой подарок.

Дэвид кивнул, показывая, что принимает этот довод.

— Спасибо, — тихо сказал он, накрыв ладонью руку жены. Это прикосновение и благодарная улыбка заставили ее немедленно выбросить из головы все мысли о Грейс Лоусон и прочитать про себя молитву: "Милостивый Боже, пожалуйста, заставь его полюбить меня!"

Ну, как жить с Дэвидом дальше? Даже сгорая в огне неудержимой страсти, он ни разу не сказал, что любит ее. Попытался хотя бы притвориться... В эту ночь, как и во все другие, супруга уснула в его объятиях, мучимая беспокойными, горькими снами.

Она снова была маленькой девочкой и стояла у ворот пустынного парка, одинокая и брошенная; потом увидела себя сегодняшней — беременной женщиной, сидевшей в переполненном зале суда напротив неумолимого истца Стронга. Он с ней не разговаривал, был воинственно настроенным незнакомцем, а она — его врагом. По другую сторону от него сидела Грейс Лоусон и самодовольно улыбалась. Затем начался допрос, и допрашивал Дэвид, почему-то облаченный в черную мантию. Он же вынес приговор и выхватил у нее из рук младенца. Рыдая, она выбежала из суда, но попала не на улицу, а в тот самый заброшенный, пустынный парк. И опять была маленькой девочкой, одинокой, напуганной и несчастной.

— Нет! — Айрис проснулась, как от толчка и лежала, глядя в темноту невидящими глазами и прислушиваясь к глубокому, ровному дыханию супруга. Удостоверившись, что ее судорожный вздох не потревожил его, она тихонько выскользнула из постели.

Бледный свет луны заливал стены маленькой детской, смежной со спальней. Пахло свежей краской и цветущей на подоконнике геранью. Свет от уличного фонаря падал в угол, где стояла пока пустая кроватка, а у окна четко обозначался силуэт уже отреставрированной лошадки-качалки, которую Дэвид привез из Гринвуда. Айрис задумчиво погладила мягкую шелковистую гриву.

— Почему ты не в постели?

Полуночница вздрогнула и обернулась, не подозревая, что является символом материнства, классическим образом женщины с округлым животом будущей матери. Она стояла в залитой лунным светом детской; одна рука касалась игрушечной лошадки, другая лежала на выпуклости под белой ночной рубашкой...

— Малыш брыкался. — Этот предлог можно было использовать всегда, когда не спалось. Во всяком случае, сейчас он был лучше, чем упрек: "Мне приснилось, что ты отнимал у меня ребенка..." — Прости, я разбудила тебя. Мне казалось, что я выбралась из постели достаточно осторожно.

— Так и было, — сказал он, медленно приближаясь к жене, как будто боялся разрушить что-то очень хрупкое и нежное. Руки его были засунуты в карманы наспех наброшенного короткого халата. — Просто я почувствовал во сне, что тебя нет, и проснулся.

Эти слова заставили Айрис скептически усмехнуться:

— Еще немного, и ты скажешь, что жить без меня не можешь. — Она зевнула и смущенно добавила: — Или хотя бы спать...

— Так оно и есть, — кивнул он в ответ.

Очень высокий — гораздо выше жены — Дэвид встал рядом и положил ладонь ей на плечо. Ее осторожное, полное сомнений замечание только подтвердило то, что она знала всегда: он был в такой же физической зависимости от нее, как и она от него, но ничего большего за этим не стояло.

— Ну же, пойдем спать, — тихо произнес супруг, обнял ее за плечи и повернул в сторону спальни. А когда они легли, прижал к себе без признаков страсти или желания. Айрис почти мгновенно провалилась в сон, чувствуя безмерный покой и защищенность. Но даже во сне она знала, что это ненадолго...

В середине марта выдались два солнечных дня, и тут же повеяло весной; в бостонских парках появились пестрые клумбы золотистых, белых и пурпурных крокусов.

Айрис вдруг ощутила, что невероятно расплылась, подошла к зеркалу и скорчила унылую гримасу: оказалось, что это правда. Теперь она с волнением и опаской ждала дня, когда должен был родиться ребенок.

— Но ведь роды — самый естественный процесс, — сказала Элспет Милфорд в один из визитов, стараясь успокоить дочь. Мать выглядела намного бодрее и активнее, что стало возможно только благодаря операции. — А что Дэвид? Когда придет время, он будет рядом?

— Не знаю, — спокойно ответила Айрис. — Он ничего не говорил. — Но правда заключалась в том, что она сама стеснялась заговорить об этом, потому что, хотя и жила в доме мужа, делила с ним постель, он казался холодным и чужим, как незнакомец из ее снов.

— Может быть, он не хочет? — не унималась мать. — Я не стала бы осуждать его. Не понимаю этой новой моды, когда отец присутствует при родах. Он сделал свое дело несколько месяцев назад. Ей Богу, лучше, когда мужчина видит жену и ребенка уже чистенькими и прибранными... — Такие рассуждения матери вызывали у Айрис легкое удивление и казались ей безнадежно устаревшими.

Но даже самая современная из жен была бы недовольна, если бы, подходя к телефону, неизменно слышала в ответ частые гудки. Грейс! — инстинктивно угадывала она. Однажды вечером после очередного такого звонка, когда муж вернулся с работы, Айрис высказала ему, свое недовольство:

— Попроси свою подругу не звонить сюда, если она не хочет, чтобы, я знала о ее звонках.

К ее удивлению, Дэвид, выходивший в эту минуту из ванной, только рассмеялся.

— Хорошо. Я ей скажу, чтобы звонила в офис.

Айрис задело за живое его бесчувствие.

— Не вижу в этом ничего смешного!

— Ох, ради Бога, дорогая... Она кузина Мейбл. Хочешь, не хочешь, а в данный момент обстоятельства складываются так, что мне приходится с ней общаться, — небрежно сказал он, вытирая голову.

— Она мне не нравится, — раздраженно бросила Айрис.

— Я и не прошу тебя любить ее.

— Но зачем она звонит тебе? У тебя с ней что, связь? — дрожащим голосом спросила она.

— Отчего это вдруг такое пристальное внимание к моим отношениям с Грейс? — Лицо Дэвида выражало удивление. — Ты что, решила наконец влюбиться в меня?

Айрис вскинула голову и с вызовом посмотрела на супруга. Пусть думает что угодно, только бы не заметил запрятанной глубоко в душе готовности умереть за него...

Не дождавшись ответа, Дэвид с каменным выражением на лице произнес:

— Да нет, куда там... Для этого тебе надо поверить, что я влюблен в тебя.

Его равнодушная физиономия говорила всю правду, вызывая у Айрис душевную боль. Но ее чувства подверглись еще более тяжелому испытанию, когда на следующее утро, неожиданно заявилась, сама Грейс.

— Супруга нет дома! — с порога заявила Айрис незваной гостье.

— Я знаю, — как ни в чем не бывало, ответила та. — Я хотела увидеть вас. Проезжала тут неподалеку, так что... — Она сделала неопределенный жест рукой, распространив вокруг запах дорогих духов.

— В таком случае проходите, хотя, признаюсь, ваш визит для меня полная неожиданность. — Нужды притворяться не было. Ясно, что эта бесцеремонная дама претендует на сердце Дэвида.

— Почему же? — Глаза гостьи смотрели бесхитростно, простодушно. — В каком-то смысле мы родня.

— Разве? — Айрис провела женщину в гостиную, где вязала детский чепчик. — Мне казалось, что вы родственница Мейбл.

— Да, конечно... — Она пожала плечами и, следуя молчаливому приглашению хозяйки, присела на диван. Заметив брошенное на кресло вязание, Грейс пробормотала: — Вяжете шапочку? Как мило! — Прозвучало это так, словно более бесполезного занятия не было на свете. — А что, Дэвид не скоро придет?

— Нет, не скоро. — Айрис тяжело опустилась на диван, ощущая себя слонихой рядом с газелью. Облегающее светло-вишневое платье гостьи было явно рассчитано на то, чтобы подчеркнуть изящество ее форм. Неожиданно для себя самой Айрис спокойно сказала: — Почему бы вам не оставить его в покое?

В невинных глазах Грейс тотчас же появилось настороженное выражение.

— Он что же, сам сказал, что хочет этого? Конечно! — хотелось бросить гостье в лицо.

Да только Дэвид не говорил ничего подобного. И умненькая дамочка, сидевшая напротив, знала это. В этом не осталось никаких сомнений, когда она с чувством собственного превосходства заявила:

— Понимаете, он очень несчастен в семейной жизни.

Эта ошеломляющая наглость на мгновение лишила Айрис дара речи. Придя в себя и стараясь сохранить чувство собственного достоинства, она ответила в тон бесцеремонной визитерше:

— Вот как? И несчастный сам признался вам в этом?

Грейс — красивая, уверенная в себе, с самым непринужденным видом откинулась на подушки.

— В этом нет нужды. Стоит только взглянуть на него, и сразу становится понятно, что он просто играет роль счастливца.

Терпение Айрис иссякло, она поднялась с дивана.

— Думаю, вам лучше уйти.

— Почему же? — Ничуть не смутившись, гостья положила одну стройную ногу на другую и всем своим видом дала понять, что уходить не собирается. — Потому что я сказала правду? О, я знаю, у него было с вами небольшое приключение; он, мягко выражаясь, неосторожно увлекся вами несколько больше, чем следовало... Мейбл назвала это по-другому. Должна признаться, это меня изрядно удивило, потому что уж я-то знаю, как он сходил по ней с ума...

Айрис было невыносимо больно, но она скорее умерла бы, чем позволила выдать свои чувства. Одно утешало: эта дрянь не знала всей правды, о ее беременности. То, что тайной владели теперь только они с Дэвидом, помогло Айрис сохранить видимость спокойствия.

— К чему вы все это говорите, Грейс?

Улыбка дамы была ленивой и откровенно вызывающей.

— Да просто мне до смерти хочется узнать, как вам удалось его заарканить! Что вы сделали? Пригрозили взыскать с него солидные алименты? Или он сам решил, что должен жениться на вас?

— Ну, пожалуй, хватит! — Хотя эта нахалка в чем-то была права, Айрис не могла позволить ей и дальше высказываться в том же духе и поэтому твердо сказала: — Я больше не желаю выслушивать вашу болтовню. Вы просто ослеплены бессильной ревностью.

— Ревностью? — Она натянуто рассмеялась. — Ну, это вряд ли. Просто я беспокоюсь о нем по старой памяти. Ведь он был моим, прежде чем женился на Мейбл. О, я вижу, вы этого не знали, — завелась гостья. — Я их и познакомила, вот дура! Мне в голову не приходило, что Мейбл понадобится все сразу: и престижное положение жены известного адвоката, и возможность развлекаться на стороне. Бедный Дэйв. Ему пришлось пережить двойной удар: сразу узнать и об измене, и о гибели супруги. Но именно ко мне он пришел за утешением, как только вернулся из Швейцарии. И приходит до сих пор. Наверно, потому что я как-то связываю его с прошлым. Со всем тем, что он потерял. Догадываюсь, что именно поэтому он продолжает жить с вами в этом доме. Вам не приходило в голову подумать над этим?

Думать над этим Айрис не желала. В самом начале их брака она слишком часто мечтала поселиться где-нибудь подальше отсюда — там, где ничто не напоминало бы, при каких обстоятельствах Дэвид женился на ней.

— И он вернулся бы ко мне, оправившись после своей потери, если бы вы не залетели от него, — развязным тоном продолжала Грейс, не давая собеседнице и рта открыть. — Зная Дэйва, можно было предположить, что он поступит порядочно и ради ребенка женится на вас. Однако я не допущу, чтобы ради вас он пожертвовал своим счастьем! Ведь он прямо сказал Мейбл, что в его планы не входит жениться на вас, а кузина никогда мне не лгала.

И все же солгала, сказав, что она, Айрис, была любовницей Дэвида, подумала несчастная женщина, утешаясь лишь тем, что ее тайна осталась нераскрытой. Наверно, Мейбл не хотела, чтобы даже ее родственница знала, что она договорилась с кем-то о ребенке, в то время как сама путалась с другим мужчиной,

— Однажды Мейбл стала подшучивать, будто он хочет сбежать с вами. Знаете, что он ей ответил? Что вы отлично выполнили свое назначение. Спрашиваете, какое? Да помочь ему выпустить пар. Слегка остудить горячую кровь. И если вы не верите мне, спросите его самого. Спросите, спросите! Он ответит. Вы же знаете, как блестящий адвокат Дэвид Стронг верен девизу: "Правда, только, правда и ничего, кроме правды". Спросите, — ехидно предложила Грейс, поднимаясь с дивана. — Если вы так уверены в нем, то вам и терять нечего, верно?

К несчастью, Айрис вовсе не была в нем уверена.

Весь этот день слова соперницы не выходили у нее из головы. Она продолжала думать о них даже на обеде у одного из коллег Стронга. Айрис точно знала только одно: он не любит ее, хотя и настоял на их браке.

— Ты сегодня такая молчаливая, — огорченно заметил Дэвид, когда они возвращались домой. — За весь вечер почти ничего не сказала. Чем-то расстроена?

— Нет. — Закусив губу, Айрис смотрела в окошко машины. Почему она не могла сказать ему правду? Неужели боялась, что он подтвердит слова Грейс? — Извини, я не знала, что порчу тебе вечер.

— Разве я это сказал? Напротив, я сам заставил тебя скучать: ведь мы весь вечер говорили только о делах... Спасибо, что поддержала меня как автора книги. Ты ясно дала понять, что согласна с каждой моей строчкой.

— А почему нет? — спросила Айрис, тронутая, оценкой ее мнения. — С ней согласится любой — что дилетант, что профессионал, если у него есть хоть капля здравого смысла и стремление к справедливости.

— Вот это отзыв! — Его голос звучал с гордостью. Когда Дэвид, не доехав до гаража, вдруг выключил двигатель и погасил фары, супруга настороженно посмотрела на него.

— Ты не собираешься идти домой?

Его тихий смех поверг Айрис в трепет.

— Конечно, собираюсь. Но это потом, а пока восхваление моих скромных трудов заслуживает вознаграждения.

Он прижал Айрис к спинке сиденья, страстно впился в губы жены, потом расстегнул платье и принялся ласкать ее полные груди.

— Нет! Не надо...

Не обращая внимания на слабый протест, он потянулся губами к набухшим соскам.

— А почему бы и нет?

Действительно, почему бы и нет? Айрис глубоко вздохнула и закрыла глаза, отдавшись непередаваемому наслаждению от прикосновения его губ, чувствуя, как с каждым мгновением ее захватывает нарастающее вожделение. Уже уступая его натиску, она застонала, открыла глаза и увидела черноволосую голову Дэвида у своей груди.

Почему нет? Неожиданно вспомнив слова завистливой соперницы, Айрис ощутила невыносимое отвращение к себе. Она отлично выполняла свое назначение подстилки для Дэвида. Что ж, так оно и есть. А как иначе это назвать? Она не в силах противостоять власти этого мужчины над ее телом, и позволяет ему все, что он захочет. Позволяет потому, что любит его! А вот у него к ней нет ни капли любви; единственное, что его волнует, это удовлетворение физических потребностей. И ради этого он превратил ее в свою рабыню?!

— Нет! — Айрис резко оттолкнула супруга и трясущимися пальцами стала застегивать платье. — Почему, ты всегда должен настоять на своем? Я устала и хочу спать!

Прежде чем Дэвид успел остановить ее, она выскочила из машины и бросилась к заднему крыльцу. Вставляя ключ в замочную скважину, она надеялась, что успеет подняться наверх, пока муж ставит машину в гараж. Однако он догнал ее у лестницы.

— В чем дело? — гневно спросил Дэвид, щелкая выключателем. Холл залил яркий свет. — Кажется, раньше ты ничего не имела против, когда я настаивал на своем.

Стоя на нижней ступеньке, Айрис щурилась от света.

— Не понимаю, с чего ты взбеленился, — как можно беззаботнее сказала она. — Тебе не понравилось мое "нет"?

Повернувшись, чтобы идти наверх, женщина негромко вскрикнула, когда Дэвид схватил ее за руку и повернул лицом к себе.

— Мы говорим не только о твоем "нет", так ведь?

На его лице застыло непреклонное выражение, говорившее, что на сей раз он не допустит никаких уверток, и Айрис нехотя призналась:

— Ну, хорошо. Если уж ты так желаешь знать, сегодня утром твоя слишком настойчивая подружка нанесла мне визит, и мы очень мило поболтали. Должна признаться, я узнала, массу интересного!

— Могу себе представить, — угрюмо проворчал Дэвид. — И что же?

Айрис вздернула подбородок и ринулась в бой.

— Так ли хорошо я выполняю свое назначение, как вы рассчитывали, сэр?

— Черт возьми, что ты хочешь этим сказать? — Дэвид с удивлением взглянул на жену, и у нее вспыхнула надежда, что он действительно не понимает, о чем идет речь.

— Неужели не помнишь? Вот забавно. А Грейс очень хорошо помнит. — Скажи, что это ложь! — мысленно кричала Айрис и, чтобы заставить его отвергнуть все разом, с вызовом продолжила: — Кажется, ты говорил Мейбл, что я "выполнила свое назначение". И что еще там было? Ах да! — Что в твои планы вовсе не входила женитьба на мне!

Дэвид вцепился в перила, и на его лице появилось столь злобное выражение, что Айрис невольно попятилась. Выло ясно, что ничего подобного ему и в голову не приходило. Он едва сдерживал гнев.

— Эта дура, не имела права обсуждать с тобой то, о чем я мог говорить только с женой!

— Так это правда? — Айрис тоже вцепилась в перила, но лишь для того, чтобы не упасть: ее не держали ноги.

— Можешь, что угодно думать обо мне, но у меня были на то свои причины...

— Не сомневаюсь! — Айрис едва не зарыдала. — О Боже, какую же страшную жертву в угоду своим принципам ты принес, женившись на мне? А ведь я не хотела этого...

Она закрыла глаза и стиснула зубы, стараясь справиться с обидой и унижением. Мало того, что Дэвид не любил ее. Теперь оказалось, что он ее и в грош не ставил!

— А почему тебя так задевает то, что я могу сказать или сделать, если ты нисколько не дорожишь нашим браком? — Он схватил жену за руки и резко спросил: — Черт побери, как ты думаешь, почему я женился на тебе?

— Только по необходимости! — бросила она ему в лицо. Измученная, вынужденная скрывать не только боль, но и слезы, она с горечью проговорила: — Потому что так тебе будет легче предъявить права на ребенка!

Несколько мгновений они молча смотрели в глаза друг другу. Айрис не могла понять, что скрывается за холодной враждебностью мужа — гнев или боль. Наконец он спросил:

— Ты, в самом деле так меня презираешь?

Больше всего на свете ей хотелось закричать: "Дурак, я не презираю тебя, а люблю!" Но гордость не позволила женщине поступиться достоинством. Не услышав в ответ ни слова, Дэвид устало сказал:

— Иди спать...

Айрис молча направилась в спальню.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Элспет возилась в маленьком огороде, высаживая семена. Айрис наблюдала за матерью, и ее бледное, печальное лицо освещала слабая улыбка.

Чтобы ни пришлось ей пережить за последнее время — презрение Дэвида, обидные откровения Грейс, муки безответной любви, — все окупалось той радостью, которую она испытывала при мысли, что мама вернулась к прежнему образу жизни. А вот собственная жизнь Айрис никак не складывалась. Правда, Дэвид понял наконец, свою ошибку. Да, детям нужны оба родителя и крепкая семья. Но брак без любви невозможен, а ею, и не пахло. По крайней мере, это чувство не было взаимным.

Очевидно, супруг примирился с мыслью, что счастья им не видать, и не возражал, когда Айрис сказала, что хочет провести последние недели перед родами в загородном коттедже. И хотя Дэвид регулярно приезжал на уик-энды и иногда оставался ночевать среди недели, их отношения оставались холодными и натянутыми. Казалось, ему было легче и приятнее находиться в обществе Элспет. Даже ложась с женой в постель, он не прикасался к ней. Просто отворачивался, гасил свет и тут же засыпал, а с утра пораньше уезжал.

— Мне надо кое-что купить, — обратилась к матери Айрис, стараясь, чтобы ее взгляд казался веселым. — Я уеду ненадолго за вещами, которые потребуются в клинике.

— Что? В твоем положении? — пришла в ужас Элспет.

— Не волнуйся. Я возьму такси — туда и обратно, — пообещала дочь. Она помнила строгий наказ Дэвида — не садиться за руль в последние недели беременности. Мать непременно нажалуется ему, если она возьмет свою машину. Как ни прискорбно, но Элспет стала самым надежным союзником зятя. Предложение матери отправиться вместе, дочь отклонила: она боялась, что та устанет, таскаясь по магазинам.

* * *

Айрис не учла того, что может устать сама. Когда с покупками было покончено, она испытала... нет, не усталость, а скорее некоторое утомление. К тому же начала побаливать поясница. Однако день был чудесный, а поскольку наступило время ленча, она купила несколько сандвичей и устроилась с ними на скамейке в парке.

— Айрис! — Знакомый голос оторвал женщину от грустных раздумий, которым она предалась, покончив с трапезой. Рядом стоял высокий блондин и лучезарно улыбался. — Какая приятная неожиданность! Можно присесть рядом с вами? — Получив согласие, подкрепленное улыбкой, Эрвин Уэйберн тотчас же им воспользовался. — Вы почему-то грустная, — мягко сказал он. — А ведь такой прекрасный день... Устали от ожидания? — Мужчина покосился на ее живот под простым зеленым платьем свободного покроя, на которое, был накинут светлый жакет. — Долго еще?

Искренне обрадованная, этой встречей, Айрис состроила капризную гримасу:

— Две недели. Считаю каждый день!

— Готов держать пари, Дэвид считает тоже, — добавил Эрвин. — Как он?

— Хорошо. — Айрис заставила себя говорить веселым тоном, чтобы Эрвин ни о чем не догадался, и непринужденно продолжила: — Он сейчас очень занят. На этой неделе у него появилось еще одно сложное дело. Сегодня после судебного заседания он едет в Нью-Йорк на встречу с клиентом... — И она не увидит его в ближайшее время, потому что супруг будет отсутствовать несколько дней. Возможно, он даже рад этой деловой поездке, которая станет для него передышкой, коротким антрактом в трагикомедии их брака.

— Он слишком много работает, — заметил Эрвин. — Хотел бы я иметь хотя бы половину его энергии и способности восстанавливать физические и душевные силы. После того, что вытворяла Мейбл... — он говорил осторожно, словно боялся кого-то обидеть, — я просто удивляюсь, что он согласился разбираться в деле, связанном с фиаско ее кузины.

Айрис нахмурилась. Она понятия не имела, о каком "фиаско" идет речь, но зато догадывалась, почему Дэвид связался с Грейс.

— Она очень красивая.

— Да уж... Мне кажется, что она очень навязчивая. Стронгу пришлось не только разбираться в махинациях того типа, который обманул сестер, но еще и удерживать дружка Грейс от опрометчивых поступков. Ведь он боксер, так и рвется в бой. Только вместо меча правосудия хочет воспользоваться своими кулачищами.

— Ее дружка?.. — Айрис убрала со лба непослушную прядь волос и постаралась не выглядеть изумленной дурой.

— Здоровенный малый, который никого к ней не подпускает. Во всяком случае, так говорят.

Значит, Дэвид вовсе не искал утешения в объятиях Грейс. Этого просто не могло быть при таком "дружке". С ее губ сорвался короткий смешок, в глазах заплясали искорки, чего не было уже давным-давно, щеки порозовели, а ярко-рыжие волосы засияли.

— Да, ему многое пришлось пережить в последнее время, — продолжал между тем Эрвин. — Эта история с Мейбл, а потом сразу же катастрофа... Более слабый человек на его месте сломался бы. И я рад, что он смог расстаться с прошлым, и создал новую семью. Дэвид очень замкнутый и ни с кем — даже со мной — не делится своими переживаниями. Но в прошлом году... Я никогда не видел, чтобы он так замыкался, уходил в себя.

Внезапно Эрвин остановился на полуслове, словно поняв, что говорит слишком много, и Айрис почувствовала, как острая боль снова пронзила ее сердце. Разве она не знала, как сильно Дэвид любил жену? Однако сейчас, послушав его друга, она стала по-другому смотреть на вещи.

— Думаю, мне пора. — Женщина бросила крошки сандвичей на траву — пусть склюют птицы, сунула пустой целлофановый пакет в сумку и поднялась.

— Прямо домой? — Эрвин вскочил следом и, когда Айрис кивнула, поинтересовался: — Вы на машине?

— Нет. — Она рассмеялась. — Мама и муж объединились против меня и следят, чтобы я не садилась за руль. Пришлось приехать на такси.

— Очень разумно, — улыбнулся Эрвин. — Тогда я могу поймать вам такси.

— Да нет, не стоит... — Она хотела отклонить предложение, не обидев человека. Ей нужно было побыть одной и подумать, но он не мог бросить ее. Совсем, как Дэвид. Возможно, чувство ответственности и сделало их близкими друзьями. Галантный Уэйберн, поднял руку перед проезжавшей мимо машиной и усадил в нее даму.

— Привет супругу!

Итак, у Грейс был друг, и муж об этом знал, размышляла Айрис. А она-то хороша: обвинила его в связи с этой чертовкой, мучимая сомнениями и подозрениями, которые та ловко подогревала. Но зачем? Было лишь одно объяснение: красотку, грызла безумная ревность.

Но если она ей не соперница, то остается лишь победить призрак Мейбл. Ну, с этим можно справиться. И если извиниться за свою дурацкую ревность, забрать назад ужасные слова о том, что Дэвид женился на ней только ради опеки над ребенком, и укротить свою гордыню, то вполне вероятно, что когда-нибудь...

Мысли неслись одна за другой, и взволнованная Айрис не обращала внимания на все усиливавшиеся неприятные ощущения в пояснице. Она была поглощена только одним: желанием завоевать любовь мужа. Отчаянно хотелось увидеть его, но ведь сегодня он не приедет. Вечером отправится в Нью-Йорк, а там решит, что же ему будет лучше. Господи, да она же потеряет его навеки!

Охваченная паникой, женщина порылась в сумочке. Наличных денег осталось мало, но у нее с собой чековая книжка...

— У меня изменились планы, — торопливо обратилась она к шоферу. — Вы сможете отвезти меня к зданию суда в центре Бостона?

— Вы шутите? — Шофер удивленно посмотрел на нее в зеркало, и, когда она, не слишком уверенная в правильности своего поступка, промолчала, с сомнением спросил: — Вы представляете себе, сколько это будет стоить?

Не дороже моей судьбы, подумала Айрис. Это же мизерная цена за возможность спасти брак.

После того, как она заверила шофера, что сможет расплатиться и не родит в пути, тот согласился отвезти ее. Они остановились только однажды — у кафе, чтобы она могла позвонить матери и выслушать все, что та о ней думает. Когда такси прибыло к зданию суда, было уже далеко за полдень.

Спросив в секретариате, где можно увидеть мистера Стронга, она получила ответ и поднялась на второй этаж. В одном из залов судебных заседаний рассматривалось дело. Адвокатом истца выступал Дэвид. Он бросил на Айрис короткий взгляд и тут же равнодушно отвернулся, будто увидел незнакомку. Ей показалось, что он вонзил кинжал в ее сердце.

Неужели она бессильна тронуть его чувства? Неужели ей больше не на что рассчитывать? Видит Бог, она не ждала, что Стронг помашет ей рукой или поприветствует как-то по-другому. Но ведь мог подать знак хотя бы проблеском узнавания в глазах!

И тут она почувствовала на себе чей-то взгляд и оцепенела от неожиданности. На заднем ряду сидела Грейс, державшая руку, на дорожной сумке. Лицо соперницы не скрывало выражения надменного торжества. У Айрис возникло странное чувство, что все это уже было. Ну, конечно, похолодела она и вспомнила: ее сон! Так что же? Мрачные предчувствия сбывались? Вот адвокат Стронг — чужой, холодный и равнодушный человек. Вот его самодовольная любовница. Айрис охватила паника. Эрвин жестоко заблуждался. Да, Дэвид тяжело переживал свое горе, но чтобы забыть его, ему была нужна именно Грейс. Она с сумкой — значит, собралась в дорогу, а Дэвид тоже должен ехать сегодня в Нью-Йорк, якобы по делам этой дамы.

Айрис опять пронзила сильная боль, проникшая в каждую клеточку тела. Но эта боль была чисто физической... Женщина невольно обхватила обеими руками свой большой живот и громко вскрикнула:

— Мой ребенок!..

Застигнутая очередной схваткой, она слышала, как сидевший рядом мужчина тревожно поинтересовался, чем он может помочь, а судья строго потребовал прекратить в зале шум. Айрис была слишком погружена в собственную боль, чтобы реагировать на происходящее, пока над ней не склонился Дэвид.

— Прости меня, — всхлипнула она, ухватившись за его руку и радуясь спасительному спокойствию, пришедшему вместе с ним. — Прости, я не хотела...

— Все в порядке.

Но это было далеко не так. Публика пришла в волнение, пытаясь понять, что происходит, а разгневанный судья стучал молотком, требуя тишины. Дэвид пытался объяснить ему ситуацию и настаивал на немедленном перерыве.

— Джентльмены! Кто-нибудь, вызовите "скорую"! — Его голос выдавал волнение. — Что с тобой, дорогая? Это связано с ребенком?

Боль немного отпустила, и Айрис кивнула.

— Началось, — пролепетала она в страхе и изумлении. Ведь врачи говорили ей, что первые роды обычно несколько задерживаются...

— Почему ты здесь? — тревожно спрашивал Дэвид, ведя жену к выходу. — Что-нибудь с матерью?

Айрис покачала головой.

— Это не имеет значения.

Сейчас она ничего не могла ему сказать. Подозрение, что он собирается, ехать с Грейс подтвердилось. Дамочка была тут как тут, выказывая преувеличенное беспокойство. Дэвид тихо сказал ей:

— Тебе уже пора ехать. Позвони, когда вернешься...

* * *

Уже, через несколько минут Айрис оказалась клинике и испытывала такую ужасную боль, о которой раньше не имела представления. Но ей было плохо по другой причине: почему-то рядом не видно Дэвида, хотя он и провожал ее к "скорой". А он ей так нужен!

Она закрыла глаза, стиснула зубы и вонзила ногти в чью-то руку, оказавшуюся в ее ладони. Подняв глаза, Айрис увидела, что это Дэвид.

Оказывается, он все время был рядом. Ей хотелось позвать его по имени, но не было сил. А потом, когда уже казалось, что она больше не выдержит, все внезапно кончилось. Боль отпустила ее, и женщина растаяла от неописуемой радости, услышав крик ребенка.

Она лежала, откинувшись на подушки, и выглядела уже спокойной, когда вернулся Дэвид, ходивший звонить теще. Интересно, что сказала мама, когда узнала, что он все же присутствовал при родах? — с усмешкой подумала Айрис.

Дэвид расстегнул воротник белой рубашки и ослабил узел галстука. Темные круги под глазами придавали супругу усталый вид, и Айрис вспомнила, что говорил о нем Эрвин. Но несмотря ни на что, ее сердце сжималось от любви к Дэвиду. Он присел на край кровати, и она тихо пробормотала:

— Спасибо, что был со мной.

Ей было невдомек, что слова прозвучали, как благодарность за одолжение. Дэвид даже поразился:

— Боже, ведь это мой ребенок!

— Но девочка... — Айрис слегка повела плечами и грустно пошутила: — Ну что, отправим ее назад?

Муж усмехнулся.

— Она была заранее уведомлена?

— Нет. У меня не хватило на это времени, — уже немного успокоившись, ответила Айрис.

— В таком случае нам придется ее оставить, — с серьезным видом заявил новоиспеченный отец.

Айрис отвела глаза. "Нам". Какой смысл он вкладывал в это слово? Может быть, имел в виду себя и...

Она взглянула на часы над дверью и неловко спросила:

— Разве ты не должен ехать в Нью-Йорк?

— Нет.

Но ты был бы сейчас там, с горечью подумала она, если бы тебя не остановил наш ребенок. В Нью-Йорке... с Грейс.

— Разве странно, что мне хочется побыть с новорожденной? — негромко спросил Дэвид.

— Я решила назвать ее Хоуп. — Хотя перед глазами поплыли красные круги, Айрис решительно вздернула подбородок, готовая, услышать возражения. — Потому что она действительно моя надежда.

Дэвид бросил на супругу внимательный взгляд, взял за подбородок и заставил смотреть ему в лицо.

— В твоих словах слышится горечь, — мягко заговорил он, увидев, как блестят ее глаза. — У меня с ребенком тоже были связаны большие надежды... Но, говоря по правде... — Он отошел от кровати, и Айрис замерла, ожидая продолжения. — Ладно... — Он нервно прочистил горло, словно перед защитительной речью в суде. — Да, я не собирался жениться на тебе, но пойми, ведь я уже был женат и не хотел сидеть сложа руки и смотреть, как наш брак катится под откос. Но после той встречи в загородной гостинице один Бог знает, как я удержался и не позвонил тебе. Если бы ты знала, как я этого хотел! Один раз даже набрал твой номер, но положил трубку, прежде чем ты ответила. Я думал, что схожу с ума. Ведь я был на грани того, чтобы бросить все, что я пытался сохранить, ради...

Он внезапно умолк и Айрис подсказала:

— Сексуального влечения?

— Да... — уронил он с тяжелым вздохом, — но я должен был сдерживать себя.

— Да, конечно, — покорно согласилась Айрис. — Это было бы нечестно. Ведь у тебя была жена, которую ты любил.

И тут она услышала нечто такое, что повергло ее в шок.

— Я никогда не любил Мейбл! — почти выкрикнул он. — Теперь я это знаю. Но если быть честным до конца... я знал это всегда.

— Но ты... — Сбитая с толку, Айрис недоверчиво смотрела на Дэвида, не вполне уверенная, что правильно поняла его. — Но ведь ты женился на ней...

Его рот искривился в злой усмешке над самим собой.

— Мне казалось, что у нас много общего, — спокойно и холодно продолжил он. — К тому же Мейбл была остроумной, веселой, неглупой. Но я все равно не женился бы на ней, если бы она не заявила, что беременна от меня. Она знала, как я отношусь к детям, и была уверена, что я не брошу ее. Женившись на ней, я надеялся создать прочный семейный очаг, которого никогда не имел. Но я не понимал, что меня обводят вокруг пальца. Когда все открылось, она плакала и клялась, что пошла на обман только из-за любви ко мне. Я постарался все понять и простить, но потом, когда ей стало ясно, что она не может иметь детей, пустилась во все тяжкие. Наш брак уже готов был распасться, когда ты согласилась...

Дальше можно было не продолжать, но, видимо, у Дэвида накопилось слишком много боли, чтобы не выплеснуть ее.

— Я знал, что ей нравились другие мужчины, но искренне верил, что ребенок укрепит наш брак и спасет Мейбл от самой себя. — Полный отчаяния жест показал тщетность его надежд.

— Мне очень жаль, — прошептала Айрис. Ей были понятны его переживания, но перед глазами неотступно маячил образ Грейс, ждущей своего часа.

— Дэвид... мы должны поговорить... о будущем, — с трудом вымолвила Айрис, подняв большие измученные глаза. Лицо супруга было угрюмо и замкнуто, можно было подумать, что он тоскует по своей красавице. Та ждет его в Нью-Йорке, а он застрял в Бостоне.

— Да, — согласился Дэвид и порывисто вздохнул, словно примирился с мыслью о том, что общего ребенка недостаточно, чтобы жить вместе. — Но не сейчас. Пока что ты не в том состоянии, чтобы всерьез думать об этом. Подождем твоего возвращения домой.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Айрис только что закончила кормить Хоуп и собиралась отнести ее наверх, чтобы уложить спать, когда в гостиную неожиданно вошел Дэвид. В это время он обычно был в суде или у себя в конторе, а сейчас по-утреннему энергичный, одетый в светлый костюм, подчеркивавший смуглость лица, неторопливо собирался куда-то идти. Ленивая снисходительная улыбка и неотразимое мужское обаяние, как всегда, моментально подействовали на Айрис.

Муж не особенно искал ее общества, но звонков Грейс тоже не было. А когда они изредка оставались наедине — с тех пор, как в доме появился ребенок, Элспет жила с ними постоянно, — Айрис неосознанно старалась найти себе какое-нибудь занятие, которое бы позволило не общаться с мужем. Они избегали друг друга, как будто хотели оттянуть неизбежный разговор, боясь его последствий.

— Что случилось? — спросила Айрис, посмотрев на часы. — Ты должен уже быть на работе.

— Да, но сегодня я решил выкроить личное время. Мы едем завтракать. Иди, одевайся.

— А как же малышка? Вдруг она проснется?

— Полагаю, у твоей мамы есть некоторый опыт ухода за детьми, — сухо заметил он. — Нам необходимо побыть вместе. — Он серьезно и даже сурово глянул на жену и добавил: — Это очень важно.

По спине Айрис побежали мурашки. Она со страхом посмотрела на супруга, силясь понять, что может означать его убийственная серьезность. Предстоит объяснение? Ну что ж, рано или поздно этот момент должен был наступить.

Они выехали из Гринвуда и помчались по шоссе среди ярко зеленевших под весенним солнцем полей. Пестрели цветы, нарядной бело-розовой пеной покрылись деревья в садах. Нарядной выглядела и Айрис, одетая, в кремовый трикотажный костюм. Но набежали облака, и все тут же стало серым и тусклым.

Мелькнул яхт-клуб на берегу залива Массачусетс. Они миновали рощицу за живой изгородью, пестревшей желтыми звездочками первоцветов, и взору открылось какое-то знакомое строение. На фоне темных облаков и синей водной глади оно выглядело белоснежным пароходом.

"Паккард" свернул с шоссе на боковую дорогу, и у Айрис защемило сердце. Она вопросительно посмотрела на Дэвида, парковавшего машину у загородной гостиницы.

— Зачем ты привез меня сюда? — Голос ее дрожал от волнения. Она разглядывала знакомый зеленый дворик и дом, в котором они провели тот первый уик-энд...

Дэвид равнодушно пожал плечами.

— Это место подходит для завтрака не хуже любого другого. — Он бросил на Айрис ничего не выражающий взгляд. — Ты, что, против?

Женщина покачала головой, и рыжие волосы упали на ее бледное лицо. Разве легко признаться, что даже напоминание об этом месте надрывает ей душу?

— Нет, — прошептала она, не желая уступать Дэвиду в хладнокровии. — Почему, я должна быть против?

Он ничего не ответил, вышел из машины и повел супругу к входу. Но когда они оказались внутри и пошли по знакомому холлу, устланному ковром, Дэвид сказал так, будто, догадывался о ее состоянии:

— Есть только один надежный способ избавиться от призраков: прогнать их.

— Ах, вот оно что! Мы избавляемся от призраков, — усмехнулась Айрис.

Проходя через вращающуюся дверь ресторана, она, как и в прошлый раз, уловила дурманящий аромат мужского лосьона.

Откуда-то вынырнул метрдотель и провел их к столику у окна, изысканно накрытому на двоих. В вазочке пламенел букет гвоздик, подчеркивавший белизну скатерти и блеск столового серебра.

Она благодарно кивнула официанту, отодвинувшему для нее кресло, села и, ничего не видя, уставилась в предупредительно поданное меню. Есть почему-то не хотелось. Они сидели за тем же столиком, что и в прошлый раз. Тогда у нее не было аппетита по понятной причине: ей предстояло лечь в постель с сидевшим напротив обаятельным темноволосым мужчиной.

Она подняла глаза, увидела, как губы Дэвида искривились в насмешливой улыбке, и дрогнувшим голосом спросила:

— Это ты нарочно, да?

Он развел руками.

— Ты имеешь в виду гостиницу или столик? Если хочешь, пересядем, но не вижу в этом смысла. Наше непреодолимое физическое влечение друг к другу не предполагает никаких особенных переживаний, поэтому какая разница? Что один столик, что другой...

Айрис стало трудно дышать. Значит, их отношения — это всего лишь физическое влечение?

Ей хотелось сказать все, что она думает о его бесчувственности, закричать, что для нее все гораздо серьезнее и глубже. Но, не желая выдавать своих чувств, она нарочито небрежно сказала:

— Ты прав, не стоит из-за мелочей пересаживаться!

Холодные настороженные глаза Дэвида внимательно смотрели на нее. Айрис не выдержала его взгляда.

— Ты привез меня сюда, чтобы поговорить о чем-то важном? — Как будто она не знала! Сердце щемило все сильнее.

— Давай сначала поедим, — сухо проговорил Дэвид: в его голосе появилась неприятная дребезжащая нотка.

Но есть Айрис так и не смогла. Омлет с ветчиной остался почти нетронутым, а фруктовый салат она лишь слегка поковыряла.

— Нет аппетита? — спросил супруг, переводя взгляд с ее тарелки на замкнутое, напряженное лицо.

— Я не голодна.

— Ты должна поесть. Я знаю, ты хочешь обрести прежнюю фигуру, но таким способом это сделать не удастся.

Господи, о чем он говорит? — тоскливо думала Айрис, глядя в окно. Ветер пригнул траву на лужайке, под его порывами поникли отцветающие тюльпаны.

— Дэвид...

— Я знаю.

Женщина подняла удивленные глаза. Откуда ему известно, что именно она хочет сказать?

— Продолжать жить так, как мы живем в последнее время, невозможно. Ты это хотела сказать?

— Да. — Удивительно, она так легко соглашалась с ним, а сердце разрывалось на кусочки.

— Я должен признать, что ошибся. Ребенку лучше жить с одним родителем, чем с двумя чужими друг другу людьми.

Айрис проглотила комок в горле и спросила:

— К чему ты клонишь? — Ответ был ясен заранее.

После короткого молчания он спокойно сказал:

— Ты не должна была выходить за меня замуж.

— Как?! — Горькая усмешка исказила лицо женщины. Если бы Дэвид не принудил ее к этому, она не успела бы к нему привязаться. Конечно, расстаться с ним было бы тяжело, но ничего — справилась бы. А сейчас... — Ты же грозил отобрать у меня ребенка. Говорил, что не сможешь скрыть правду о том, почему дитя появилось на свет!

Дэвид неуверенно произнес:

— Ты бы все равно отдала ребенка, если бы Мейбл...

Он не закончил фразу, да этого и не требовалось. Чувствуя, как ее грудь сжимают невидимые тиски, Айрис судорожно вздохнула.

— Я бы не пережила этого...

— Так ты хочешь получить свободу и вместе с тем быть уверенной, что у тебя не отнимут девочку?

Вопрос прозвучал, как удар хлыста. О какой свободе Дэвид говорит? Речь могла идти только о его свободе — он хотел быть с Грейс.

— Никто не отнимет у меня дочь. Запомни это! — дрожащим голосом заявила Айрис. Да, за Хоуп она будет бороться, но вот брак!.. Он превращается в груду обломков, как ни сопротивляйся. Тогда, в самом начале, она всеми силами противилась этому союзу, но теперь, когда ему приходит конец, весь свет не мил.

— Думаю, нам пора, — с какой-то мрачной решимостью произнес Дэвид. Возможно, он заметил ее состояние и хотел избежать сцены на людях. Конечно, ему тоже было из-за чего переживать: и второй его брак заканчивался крахом...

К тому времени, когда они оказались в машине, к Айрис вернулось самообладание. Оно еще понадобится ей, еще много душевных сил придется потратить, пока все не утрясется, пока Стронг не оформит развода, размышляла она на обратном пути. Интересно, как скоро ей придется уйти из его дома?

Она была все еще погружена в свои невеселые мысли, когда "паккард" остановился на обочине. Очевидно, они уже давно свернули в сторону от федерального шоссе и ехали какой-то неизвестной дорогой в Гринвуд. Но заметила это Айрис только сейчас, когда голос Дэвида вывел ее из оцепенения.

— Давай пройдемся. Прогулка пойдет тебе на пользу.

Взяв Айрис за руку, он повел ее по тропинке, идущей вдоль высокой живой изгороди. Неожиданно впереди показались кованые ворота, за которыми в большом ухоженном парке стоял дом необычной архитектуры.

— Тебе надо будет где-то жить, — услышала она голос Дэвида. К ее изумлению, он открыл ворота и жестом пригласил войти. — Пожалуй, это самое лучшее жилье, которое я могу предложить вам с Хоуп. Я подумал, что тебе лучше жить не слишком далеко от мамы; с другой стороны, мне не хотелось, чтобы наша дочь росла в городе.

А это что за сюрприз?! Как-то раз она в шутку сказала мужу, что дом ее мечты должен стоять в уединенном месте, быть спрятанным от чужих глаз и в то же время находиться недалеко от Бостона. Это же воплощенная мечта, думала Айрис, обводя восхищенным взглядом дом и старый сад. Сколько же надо платить за аренду такого поместья?

— Дом очень большой, — единственное, что она могла сказать, не выдав своих чувств.

Дэвид нахмурился.

— Но ведь я не собираюсь полностью отказываться от права владения.

— Ты хочешь сказать?.. — Кровь бросилась ей в голову. — Ты не можешь...

— Не могу? — угрюмо переспросил он. — У меня же будет право навещать дочь. Пусть лучше она видит меня у себя дома. Тогда ей не придется каждый уик-энд уезжать от друзей, оставлять привычную обстановку. Как это происходит в большинстве распавшихся семей.

Невероятно! Неожиданно Айрис разозлилась. Как он может развестись, а потом приезжать когда вздумается, нисколько не беспокоясь о ее чувствах?!

— И как часто ты предполагаешь приезжать к дочери? — спросила Айрис, стараясь не выдать голосом, насколько она уязвлена.

— А почему только к дочери? Наша с тобой одержимость друг другом никуда не исчезла, она жива, и даже если между нами больше не осталось ничего другого, этого у нас никто не отнимет. Готов доказать прямо сейчас.

— Ты имеешь в виду, что... — Пораженная и оскорбленная до глубины души, она взглянула на Дэвида: его лицо не скрывало совершенно определенного намерения. — Нет! — отпрянула она.

— Да! — свирепо прорычал он и схватил Айрис в объятия.

Отступать было некуда — она упиралась спиной в кованые ворота. А он уже жадно целовал жену, упиваясь ароматом ее волос, забытым вкусом кожи. Губы Дэвида нежно касались ее шеи, губ, закрытых глаз, руки сжимали тело, вопреки воле и разуму пробуждая в женщине жгучее желание. Она трепетала и таяла в объятиях мужа, рабски подчинялась силе любви к нему, которая иссушала и опустошала ее душу.

— Мейбл! Грейс! — воскликнул неожиданно он. — Хоть ты и ревнуешь меня к ним, все равно умираешь от желания, когда я обнимаю тебя! Как в первый раз, так и сейчас! Мы накрепко связаны друг с другом, как бы ты ни относилась ко мне, все равно будешь хотеть меня, верно?

— Да, — признала женщина свое поражение.

Она не могла, отрицать очевидное, когда каждая клеточка ее тела рвалась навстречу любимому. Повинуясь древнему как мир инстинкту, Айрис прижалась к нему и, едва не плача, еще раз выдохнула:

— Да!

— Тогда почему тебя так задевает мысль о моей несуществующей связи с Грейс, если ты знаешь, что я одержим тобой так же, как и ты мной? И все, чего ты ждешь от меня, всегда было и останется твоим!

— Дэвид, не надо... — Она попыталась освободиться и очень удивилась, когда он легко выпустил ее.

— Почему не надо? Потому, что твоя проклятая гордость мешает признаться, что ты любишь меня? Думаешь, что признание сделает тебя слишком уязвимой? Боишься, что я сбегу с другой женщиной и заберу у тебя Хоуп? Ведь именно этим всегда грозил Элспет твой отец, когда ты была маленькой...

Айрис судорожно вздохнула. Да, она была заложницей в руках отца; тот использовал ее, чтобы держать мать в страхе и повиновении, и та, молча сносила все его измены. Он никогда не задумывался над тем, как травмирует дочь, не догадывался о мучивших ее ночных кошмарах, из-за которых она просыпалась в слезах. Мучительно вспоминая детство, Айрис недоумевала, как Дэвид узнал обо всем. Уж не мать ли рассказала ему? Или он сам понял?

— Но именно тем же самым угрожал мне и ты, — напомнила она.

— И ты поверила? — В словах Дэвида сквозило удивление; впрочем, кажется, он чувствовал свою вину. — Ты что же, действительно думала, что я настолько бессердечен? — Чуть ли не со злостью он схватил ее за плечи и тряхнул. — Неужели ты так и не можешь понять, что я люблю тебя? Мне так отчаянно хотелось, чтобы ты стала моей, что мог пригрозить чем угодно. Вот как ты на меня действуешь...

— Но ведь ты... — Она замолчала на полуслове и покраснела, не в силах поверить в чудо.

— О да, — перебил он ее. — Даже, сопливой девчонкой, ты уже волновала меня, но я изо всех сил старался не показывать виду. Поэтому и вел себя так по-свински, когда ты работала у меня в конторе. Я не мог понять, что со мной происходит. Ты была такая застенчивая, молчаливая... и слишком молоденькая для меня. И тогда, когда ты уволилась, и мы стали, время от времени встречаться у Мейбл, я был к тебе неравнодушен.

Айрис была поражена. Неужели он мог поддаться своему необъяснимому чувству к ней, если бы Мейбл обманом не завлекла его в свои сети?

— Прикоснувшись к тебе впервые, я понял, что других женщин для меня больше не существует, — продолжал свою исповедь Дэвид. — Мейбл смеялась надо мной, заставляя признаться, что я влюбился. А я и себя и тебя ненавидел за то, что ты проникла в мое сердце. Но после смерти Мейбл, когда я узнал правду... — Голос Дэвида дрогнул. — Я знал только одно: ты должна стать моей. Я, не мог: есть, спать и разумно мыслить, так хотел тебя. Подозреваю, что Эрвин начал опасаться за мой рассудок.

Айрис вспомнила, что говорил друг Дэвида во время их последней встречи. Так, значит, это из-за нее сильный и красивый мужчина "ушел в себя"? Она была потрясена, не могла поверить своему счастью. Но оставался еще один болезненный вопрос.

— А как же Грейс? Вы же хотели уехать вместе, — удрученно напомнила она. — Ты не можешь этого отрицать. Я сама слышала в суде ваш разговор.

Дэвид посмотрел на нее так, словно не понимал, о чем идет речь, а потом неожиданно расхохотался.

— Ты что, с ума сошла? Какая поездка? Я просто сказал, что ей придется обойтись без моей помощи! Дело в том, что Грейс вместе с сестрой вложили солидную сумму в некое предприятие во Флориде, а организатор этой аферы обманул их. Я помог ей разобраться в правовой стороне вопроса, и в тот день она должна была лететь туда, чтобы завершить бумажную волокиту. Мы договорились, что перед отлетом она зайдет в суд и возьмет у меня кое-какие документы. А на слушание дела осталась только потому, что до отлета оставалось еще несколько часов. Так что оставь разговоры о Грейс. У нее есть приятель — известный всей Америке боксер, — закончил Дэвид, подтвердив слова своего друга Эрвина.

Кажется, теперь нет места для сомнений и подозрений. Но женская ревность — чувство навязчивое. Айрис надула губки:

— Все равно это не мешает ей охотиться за тобой...

— Возможно, ты права. Тут она ничем не отличается от своей кузины, — сокрушенно признал Дэвид. — Но тебе нечего опасаться, дорогая. Она никогда не пользовалась моей взаимностью.

— Но она говорила, что ты ухаживал за ней до того, как познакомился с Мейбл, и что она вас познакомила, — вспомнила Айрис.

— Да, это так. — Он улыбнулся жене и погладил ее по щеке. — Но я встречался с ней всего несколько раз. Между нами никогда не было ничего серьезного. Чисто приятельские отношения...

— А почему ты сначала пошел к ней, а не ко мне, когда вернулся из Швейцарии? — никак не могла успокоиться Айрис.

— Потому что она ближайшая родственница Мейбл и должна была сообщить ее матери о гибели дочери. Об этой трагедии я в первую очередь поставил в известность Грейс. Но больше всего на свете меня тянуло к тебе. К тому времени я понял, почему ты решила не отдавать ребенка, но не знал, насколько ты благородна и добра, и как любишь мать. Подумать только, ты принесла такую жертву, чтобы помочь ей, и никому ничего не сказала. Когда я случайно обнаружил этот счет... — Он прерывисто вздохнул и крепче прижал к себе Айрис. — Я люблю тебя. Лучше тебя нет никого на свете!

— Почему же ты раньше молчал? Если бы ты открылся сразу, мы не мучили бы друг друга так долго!

— Да потому же, что и ты! — Он горько усмехнулся. — Ведь ты до сих пор не сказала, что любишь меня. Из-за гордости, боязни быть отвергнутой? Я повез тебя в эту гостиницу, чтобы силой вырвать твое признание. Терять мне было нечего. Но ты вела себя так высокомерно, что у меня все поплыло перед глазами. Я решил, что ошибся и что ты, всю жизнь ненавидела меня.

— О нет, любимый, ты не ошибся! — Ощутив его отчаяние, Айрис, положила голову ему на плечо. — Прости меня, — прошептала она.

— Тебе не за что просить прощения. Теперь надо смотреть вперед, а не назад. — Губы Дэвида нежно коснулись ее щеки. — А если говорить о будущем... Я не хотел хлопот с переездом до рождения Хоуп. Ну, как, могла бы ты жить здесь вместе со мной?

— Я бы согласилась жить с тобой даже в сугробе! — засмеялась она, сияя глазами, полными любви. — Так что это место мне вполне подойдет. — Айрис обвела восхищенным взглядом красный кирпичный дом и цветущие магнолии у входа и все вдруг поняла. — Ты хочешь купить его? — Она чуть не запрыгала от радости. — Ой, милый, неужели этот дом будет нашим?

Дэвид засмеялся, увидев лицо жены, полное восторга и недоверия:

— Еще осенью я приобрел его на аукционе, хотя и не был уверен, что сумею уговорить тебя выйти за меня замуж!

— Но все-таки уговорил! — рассмеялась Айрис. – И когда же ты вступишь во владение этим сокровищем?

Она взглянула на мужа и услышала долгожданные слова:

— Мое сокровище — ты!

КОНЕЦ.