Счастье напоказ

Она была последней женщиной на свете, на которой он бы женился. А он — самым нежеланным мужчиной из всех живущих на земле. Но волею судеб им пришлось не только сочетаться браком, но и оказаться в одном доме, разыгрывая из себя счастливую супружескую пару под бдительным оком ненавистного родственника, жаждущего разоблачить обман. Но что, если от обоюдной ненависти до любви тоже один шаг? Да и была ли эта ненависть?

Ну почему судьба ко мне так жестока! — горько вздыхала Имоджен. Почему люди, которых я люблю и которые любят меня, уходят туда, откуда нет возврата?

Нет, до пятнадцати лет она не могла пожаловаться на свою жизнь. В уютном семейном доме ее окружали энергичный и волевой дедушка Роджер, заботливые родители и преданная экономка миссис Кейрос.

Дед был признанным главой семейства, и его слово являлось законом для всех домочадцев. Правда, он никогда не злоупотреблял своей властью. Приехав полвека назад в Пасадину; где ему предложили должность в местном отделении лос-анджелесского банка, он вскоре обзавелся женой — пикантной блондинкой, француженкой по происхождению. Мари прекрасно готовила и могла практически из ничего сделать салат или потрясающий десерт. Роджер решил использовать таланты жены вне семейно го круга и, оставив скучную работу в банке, открыл свой первый ресторанчик французской кухни.

Неожиданно дело заладилось, и он готов был уже открыть второй, как вдруг Мари безумно увлеклась импозантным господином, с весьма галантными манерами и к тому же жителем Парижа. В результате Роджер остался с покаянной запиской, в которой ему предлагался развод, и десятилетним сыном.

Убедив себя, что жизнь на этом не кончается, он лишь решил быть осмотрительнее в вы боре спутницы жизни. И второй его женой стала вдова — женщина, хоть и лишенная брызжущей через край энергии и жизнерадостности. Мари, зато добропорядочная и от всей души стремящаяся заменить маленькому Нику мать. А посему в свою очередь Роджер усыновил ее сына Фила, который был на пару лет моложе его собственного.

1

В свои двадцать три года Имоджен оказалась один на один с весьма грозным противником, претендующим на наследство. И виновником сложившейся ситуации, как ни странно, стал дед, не успевший переписать завещание.

Итак, как утверждал мистер Мартин, выход у нее был только один…

«Даг, ты жениться на мне?..»

Имоджен нервно прошлась по спальне — лицо напряжено, руки сжаты в кулаки, а обычно ясные глаза затуманены. Снова и снова она мысленно повторяла одни и те же слова, но по-прежнему не была уверена, что сможет произнести их вслух.

— Ты женишься на мне? Ты женишься на мне? Ты женишься на мне? Ты женишься на мне?