Самоцветы

Мамин-Сибиряк Дмитрий Наркисович

X

 

Наш очерк о самоцветах мы заключим главой о собирателях минералогических коллекций, которые в ряду других «любителей», вероятно, займут не последнее место. Прежде всего, коллекторство — страсть, доходящая до слабости, как всякая страсть. Иногда два-три камня, подаренных совершенно невинному человеку каким-нибудь знакомым, служат началом "каменной болезни". Замечу кстати, что специалисты-минералоги подвержены этой болезни сравнительно менее, чем просто люди из публики, не причастные минералогии ни которым боком. Эта странность объясняется, может быть, численным перевесом вообще публики, а, может быть, и просто, по пословице, сапожник остаётся без сапог. В числе таких минералогов-добровольцев я знаю лиц всевозможных профессий: кассир, железнодорожный служащий, священник, доктор, техник, «лицо» прокурорского надзора, маленький чиновник, прасол и т. д. Потом ещё особенность: у нас на Урале большинство таких коллекторов не местные жители, а приезжие люди.

Собиратели таких коллекций распадаются на несколько групп: коллектор-специалист, преследующий научные интересы, коллектор-промышленник, который наживает при случае лишнюю копеечку, и просто коллектор-любитель, который собирает по пути каждую попавшую под руки "куриозную натуралию". Иногда эта страсть к собиранию доводит до смешного, вызывая соперничество, погоню за редкостями и, наконец, просто жадность. Камни для такого любителя нечто живое, и он говорит о них, как о живых существах. У меня есть именно такой знакомый старичок, который сам превратился в живую коллекцию, — стоит заговорить с ним о камнях, как сейчас же на сцену появляются разные редкости, и каждый раз выбор этих редкостей новый.

— Ведь у каждого камня своя физиономия, — с каким-то восторгом начинает он рассказывать. — Право… Это смешно, может быть, слушать со стороны, но кто серьёзно вглядится в разные камни, тот сам увидит то же самое. У меня есть один рубин, сколько лет он так валялся в коллекции и не мог я подобрать ему пары. И нынче весной вдруг приносят мне рубин, посмотрел: родной брат моему… Рядом положить, так не отличите. Сам даже иногда перемешиваю их.

У этого старичка коллекция стоит тысяч десять рублей, и все минералоги, которые бывают на Урале, знают её.

— От Николая Иваныча штуфик имею, — с гордостью рассказывает старик про знаменитого русского минералога Кокшарова. — Сами мне подарили… Гельмерсен прежде бывал у меня, когда путешествовал по Уралу, Норденшельд, да мало ли их приезжало! И нынче ездят, только это другое совсем… Главное, сейчас видно, что человек не любит камень. Ему показываешь, а он только швыряет… Это уж не охотник, как настоящие минералоги. Да, бывало, покажешь такому минералогу какую-нибудь редкость, так он даже в лице изменится и ничего не пожалеет, чтобы оттянуть камень себе. Бывали такие, что даже прямо воровали, если камень не отдают добром…

Конечно, обидно, что истинные знатоки камней переводятся, но можно помириться и на нынешних легкомысленных учёных. Есть вещи похуже, как, например, поддельные драгоценные камни, — с этим, последним мой старичок примириться никак не может и просто выходит из себя.

— Помилуйте, читал-с, всё читал-с, — с огорчением в голосе говорит он каждый раз. — Опыты Дэпрэ и Фреми прекрасно доказывают, что можно сделать некоторое подражание.

— Не подражание, а настоящий драгоценный камень, как рубин, например.

— Нет, уж извините: этого никогда не было и не будет. Это одно воображение-с!… Если подделывают вина, чай, цвет волос, а в Америке даже картофель, куриные яйца и устрицы, то этим занимаются, извините за выражение, просто жулики. Так-с? А тут вдруг кому-то помешал природный драгоценный камень, и настоящие учёные принялись придумывать искусственный… Позвольте узнать: для чего-с? Во-первых, искусственный камень всегда останется искусственным, как и что вы ни придумывайте, а, во-вторых, когда рубины и бриллианты будут приготовлять в плавильных печах, то они потеряют всякую цену. Спрашивается, для чего хлопочут гг. учёные?.. Извините меня, но мне кажется, что тут дело совсем в другом: надо всё фальшивое… да! И люди фальшивые, и камни будут фальшивые… А лично для меня это и интересно, что вот прямо в земле встречается такой камень, а не придуман он и не подделан!

Наши споры заканчиваются тем, что если всё на свете будет поддельное, то и жить не стоит… В данном случае, для любителей-минералогов большим утешением остаётся то, что подделка коснётся только драгоценных камней в собственном смысле слова, но зато останутся тысячи камней, которые не стоит и подделывать, потому что они имеют значение только для одних минералогов, как пириты, родициты и т. п. Самоцвет в собственном смысле, как мы его видим в витрине ювелира, конечно, должен будет уступить место своему фальшивому сопернику, это только вопрос времени.

Каждое лето на Урале перелётньми птицами появляется разная учёная братия, которая довольно бесцеремонно обыскивает местных коллекторов и забирает от них самое лучшее. Знатные учёные иностранцы ещё в недавнее время отличались в этом случае большою бесцеремонностью, — я говорю не о корифеях науки, а о тех заграничных профессорах, имя которым «легион». Вся беда в том, что такой профессор едет к совершенно диким людям, с которыми и обращается, как подобает обращаться с дикарями. Приведу несколько примеров. Живёт старичок горный инженер и время от времени любуется собранною в течение жизни коллекцией минералов, окаменелостей и разных «антиквитетов». К нему время от времени завёртывают разные «любопытные» умы, и старичку доставляет удовольствие показывать свои сокровища. В одно прекрасное утро к нему пожаловали трое иностранцев, очень милых, любезных и учёных иностранцев. Осмотрели коллекцию, поблагодарили хозяина и удалились с миром. Когда старец начал приводить в порядок взбудораженную коллекцию, то недосчитался до десятка редких штуфов.

— Лучшие окаменелости выкрали гг. иностранцы, — жаловался старичок своим знакомым. — Один со мной разговаривает, а двое рассматривают камни… Вероятно, они и рассовали по карманам мои камни, пока этот третий занимал меня.

Это может показаться басней или выдумкой растерявшегося старичка, но вот другой пример, и тоже с иностранцем. Один мой хороший знакомый получил этого господина по рекомендательному письму и повёз показать коллекции частных лиц. В одном месте г. иностранцу очень понравился какой-то штуф.

— Уступите его мне, — предлагает хозяину иностранный гость.

— К сожалению, не могу, — отвечает хозяин. — Если бы я стал продавать, то всю коллекцию разом…

— Но мне совсем не нужно всю вашу коллекцию, а только этот один штуф. Для чего он вам?

Одним словом, соглашение не состоялось, и когда гости возвращались домой, то дорогой иностранный профессор достаёт из кармана тот именно штуф, о котором шла речь, и показывает моему знакомому. Картина… В объяснение своего поступка профессор сказал:

— Как хотите назовите меня: вором, похитителем, обманщиком… Но я не мог купить у этого упрямого человека всей коллекции, и, вместе с тем, не мог оставить этой редкости, которая имеет важный научный интерес. Всё равно, она для него не имела никакого значения, и я её взял не как имеющую денежную ценность, а как научный факт. Лично я здесь ничем не воспользуюсь…

Одним словом, цель оправдывает средства, и, пожалуй, даже можно понять этого фанатика науки, становясь, конечно, на его точку зрения.

Пример третий. Один уральский врач имеет несколько оригинальных штуфов, всё это подарки благодарных уральских пациентов. Приезжает хороший знакомый минералог и обращает внимание на штуф с кристаллами уваровита.

— Продай.

— Не могу: подарок…

— Ну, так подари…

— Не могу: подарок.

Через некоторое время доктор с приятелем едут куда-то вместе. Минералог достает украденный им штуф уваровита и объясняет:

— Это уваровит… вернее: уворовит. Самое название камня говорит за то, что его можно приобрести только путем воровства…

Мы могли бы привести десятки таких примеров, и всякий коллектор знает их по своему личному опыту. Камни в этом случае воруют на таком же основании, как зачитывают чужие книги, увозят чужих жён, берут из альбомов фотографические карточки "на память" и сманивают охотничьих собак. Всё это факты крайне нежелательные, но, тем не менее, существующие…