Русские немцы

Мне очень хочется написать книги для молодых мужчин, поскольку, на мой взгляд, таких книг нет. И я уже написал одну о том, как хорошо быть инженером, («Три еврея или как хорошо быть инженером»), хотя по своей сути это книга о том, как хорошо быть творцом в реальной промышленности.

Но сначала о том, почему для мужчин? Потому, что мне их особенно жалко.

Мимо меня, как и мимо вас, проходят тысячи из них – тысячи мужчин видишь за прилавками, в конторах, дрыгающихся на сцене в качестве работников «шоу‑бизнеса» или мужчин, пялящихся на тех, кто дрыгается, и считающих, что это и есть счастье в жизни. На самом деле эти мужчины несчастны, хочешь им помочь, а бессилен – не слушают они то единственное, что только и следует слушать мужчине, не хотят понять, поскольку не могут понять, то главное, что только и стоит мужчине понимать.

И в первой книге я на примерах двух выдающихся инженеров СССР – М.И. Друинского И С.А. Донского попытался объяснить молодым мужчинам, насколько жизнь творца в реальной промышленности интереснее убогой жизни звезды «шоу‑бизнеса» или журналиста.

А в следующей книге, на примере выдающегося крестьянина СССР, я хочу показать, насколько интереснее всех остальных профессий, профессия творца в сельском хозяйстве.

Звали этого крестьянина Яков Германович Геринг. К сожалению, у Якова Германовича в Германии был очень известный однофамилец, а известность того немецкого Геринга в СССР была такова, что ее не каждому пожелаешь. Видимо поэтому советский Геринг, не смотря на множество самых высоких наград и звание Героя, был широко известен, как говориться, «в узких кругах» даже в Казахстане, и, разумеется, среди остальных специалистов и творцов сельского хозяйства СССР.

Итак, я хочу показать, насколько он был счастлив мужским счастьем, и если я сумею это сделать, то, не исключено, какая‑то часть молодых мужчин поймут, как может быть счастлив мужчина, если он не «устраивается» в жизни, а сам делает эту самую жизнь.

Почему я взялся за эту тему

Мне очень хочется написать книги для молодых мужчин, поскольку, на мой взгляд, таких книг нет. И я уже написал одну о том, как хорошо быть инженером, («Три еврея или как хорошо быть инженером»), хотя по своей сути это книга о том, как хорошо быть творцом в реальной промышленности.

Но сначала о том, почему для мужчин? Потому, что мне их особенно жалко.

Мимо меня, как и мимо вас, проходят тысячи из них – тысячи мужчин видишь за прилавками, в конторах, дрыгающихся на сцене в качестве работников «шоу‑бизнеса» или мужчин, пялящихся на тех, кто дрыгается, и считающих, что это и есть счастье в жизни. На самом деле эти мужчины несчастны, хочешь им помочь, а бессилен – не слушают они то единственное, что только и следует слушать мужчине, не хотят понять, поскольку не могут понять, то главное, что только и стоит мужчине понимать.

И в первой книге я на примерах двух выдающихся инженеров СССР – М.И. Друинского И С.А. Донского попытался объяснить молодым мужчинам, насколько жизнь творца в реальной промышленности интереснее убогой жизни звезды «шоу‑бизнеса» или журналиста.

А в следующей книге, на примере выдающегося крестьянина СССР, я хочу показать, насколько интереснее всех остальных профессий, профессия творца в сельском хозяйстве.

Немецкая элита

На мой взгляд, немцев в России следовало разделить на две категории: военно‑техническая элита и крестьяне‑колонисты.

Пользу России от немецкой элиты невозможно недооценить.

Сначала о гражданской части этой элиты. Низкая товарность сельского хозяйства не позволяла России быстро пройти обычный для Европы путь индустриализации, когда специально занимающиеся каким‑либо промыслом люди из поколения в поколение совершенствуют технику и технологию, а не помирают они с голоду потому, что сельское хозяйство данной страны имеет избытки своей продукции. Таких людей, которых мы сегодня назвали бы учеными и инженерами, в России нечем было кормить, поскольку тех излишков, которое давало при российском климате сельское хозяйство, едва хватало на армию, и то, не в лучшем ее качестве. Цари понимали отсталость России и всегда зазывали специалистов из‑за рубежа – и металлургов, отлить пушки, и архитекторов, построить храмы.

Особенно больно отсталость России сознавал император Петр Первый, и именно при нем иностранные специалисты хлынули в Россию, а в их числе преобладали специалисты из немецких княжеств. И именно со времен Петра в среде российского дворянства начинается постоянное нытье на засилье немцев при дворе, в государственных структурах и армии. Однако это засилье немцев не ограничивалось доступом к императорскому двору и интригами при нем.

Немецкие инженеры, приезжавшие и переселявшиеся в Россию, развивали производство стали и металлов, производство стекла и керамики, бумаги и тканей – они толчком выводили Россию на приличный мировой технологический уровень почти во всех сферах промышленной деятельности. А немецкие купцы и ремесленники не только заводили производство невиданных на Руси товаров, но и резко поднимали качество и разнообразие даже традиционной продукции. В тогдашней Росси немец – это пивовары и колбасники, часовщики и инструментальщики, сапожники и булочники. Петербург строили более трехсот немецких архитекторов и инженеров. Мебельщики Гамбсы, родом из Дурлах‑Бадена, на протяжении целого столетия задавали тон в мебельном деле, получив за свои изделия, отличавшиеся красотой и прочностью, право именоваться мебельщиками императорского двора. Немец Вестхоф еще в 1721 г. основал первый в Петербурге сахарный завод, немецкий ремесленник Шредер, основал фортепьянную фабрику и рояли фирмы «Шредер» были удостоены многих наград, включая золотые медали Парижской и Лондонской международных выставок.