Россия. Еще не вечер

Зачем мы, люди, живем? Вопрос этот, конечно, скучный, но в данной книге на него дается очень нескучный ответ, поскольку автор ищет ответ сам для себя и не пытается поразить читателя наукообразной заумью.

Есть ли у нас Душа и из чего она состоит? На основании каких законов физики она формируется и живет? Умирает ли она с телом и счастлива ли после его смерти? Как нужно прожить жизнь, чтобы после смерти по результату естественного отбора жить счастливо? Какое нужно государство, чтобы пройти в нем естественный отбор для своей Души? Автор предлагает читателю задуматься над этими вопросами вместе с ним.

Предисловие

Кто сказал, что жизнь не интересна?

Я, глядя на людей, этого сказать не могу. Как много радости доставляет им поток звуков, несущийся от двигающихся на сцене талантов, с каким энтузиазмом они сами прыгают и трясутся, с каким напряжением следят, куда поехал Путин и что он делал, с каким трепетом окунаются в очередную любовь или, в крайнем случае, с каким волнением следят, что происходит на экранах телевизоров или на страницах романов, за любовью очередных педр и марий. А как интересно им съесть что-нибудь этакое, а как прекрасно пожариться на солнце где-нибудь под пальмой, а сколько приятных волнений доставляет известие о том, что своя команда забила гол, но это, разумеется, после того как дикторы новостей расскажут самое интересное — где еще разбился очередной самолет или случилось землетрясение. Мир так интересен! И чтобы познать все интересное, что человеку сегодня могут предложить, он порою месяцами торчит за прилавком, но зато, заработав «несколько тонн баксов», может слетать куда-нибудь и привезти оттуда свои фото на фоне Эйфелевой башни или океанского пляжа. Как много интересного в жизни таких людей! А можно купить спиртного и погрузиться в интереснейший кайф, и для такого кайфа сегодня ни ехать куда-нибудь, ни даже особо работать не надо. Интереснейшая жизнь у сегодняшних людей.

Не могу сказать, что мне лично это совсем уж до лампочки, но все-таки весь этот поток интереснейших вещей привел к тому, что я, страшно сказать, практически перестал включать телевизор. Более того, дошел до ужасных вещей: как-то прохожу мимо газетного киоска, а там с глянцевой обложки журнала (поленился прочесть название) в глаза бросается сенсация: «Были ли трусики на Джейн Фонде вдень свадьбы?» Признаюсь: не купил я этот журнал и теперь так и помру дураком, ничего не зная ни про трусики, ни про эту Фонду. И, надо сказать, что такие люди, как я, встречаются.

Как-то англичанина Б. Шоу спросили, почему он избегает аристократических тусовок, и тот ответил, что британская аристократия очень скучна. На своих встречах она бесконечно говорит о деньгах, о любви, о спорте, — а это такие нудные темы! Нет бы поговорить о чем-нибудь интересном, например о Боге. Б. Шоу считается одним из самых выдающихся острословов Великобритании, и, учитывая это, можно было бы считать, что в данном случае Шоу тонко пошутил. Действительно, что может быть скучнее, нежели разговор о Боге, для подавляющего числа нормальных людей? Вы удивитесь, но мне эта тема тоже неинтересна, хотя в книге придется говорить и о Боге. Но есть некоторые «но».

Зачем мы, люди, живем? Зачем появляемся на свет? Неужели для того, чтобы узнать, были ли трусики на Джейн Фонде, или для того, чтобы узнать, сколько самолетов разбилось? Может, нам прямо в детстве удалить головной мозг? Ведь кушать, какать и сношаться можно и без него.

Глава 1. Смысл жизни и религия

Стань тупым!

Если вы ищете смысл жизни, то рынок предложений его огромен, и любая церковь или секта готовы предоставить вам и разъяснение смысла вашей жизни, и способы его постижения и достижения. Если пренебречь фирменной упаковкой данной церкви или секты, то сам товар будет с небольшими изменениями выглядеть следующим образом: смысл жизни в том, чтобы хорошо жить вечной жизнью после смерти своего тела либо в раю и в чем-то его заменяющем, либо переселившись в другое живое тело.

На мой взгляд, заложенная религией в центр смысла жизни идея очень точная — да, вечная жизнь осмысливает жизнь в этом мире. Но сразу же возникает вопрос: а что я должен делать, чтобы добиться счастливой вечной жизни? И вот тут любознательный воцерковленец попадает в тупик веры: нужно слепо верить, что если будешь выполнять предписанные данной церковью правила и ритуалы, то достигнешь желанной цели. Попытки что-либо понять самому пресекаются в корне — верь и сам не думай!

А это, знаете ли, опасно. Все правила религий выдуманы людьми, даже если эти люди и объявлены потом святыми, то они все же люди, а людям свойственно ошибаться. Святые-то они святые, но правильно ли они поняли своих богов? А если нет? Ведь, если ты проживешь жизнь не так, как хочет Бог, попадешь вместо рая в ад, и на кого пенять будешь? На попов? Будешь просить чертей, чтобы они под их котел лишних дровишек подбросили? А что, тебе от этого прохладнее станет? То есть в какую бы веру ты ни обратился, а умному человеку требуется и понять, что ты делаешь, зачем и как это отзовется на твоей судьбе. Но, повторяю, любая вера требует от тебя, чтобы ты был тупым.

Газета «Дуэль» дискуссионная, любой человек может написать в нее, изложив свои мысли, и если они интересны и внятно изложены, то статья будет опубликована вне зависимости от того, согласен ли с ней редактор. (Который, впрочем, не замедлит с комментариями к особо не понравившимся ему выводам.) Заявленные темы начинают обсуждаться, и в конце концов часто меняется точка зрения и авторов, и читателей, да и главного редактора тоже. Дискуссии о вере, разумеется, тоже являются темой газеты, но чем больше в нее писали верующие, тем больше создавалось впечатление, что они являются тупым стадом. Какой бы вере они ни принадлежали, но они категорически отказываются обсуждать ее догмы, какими бы глупыми или двусмысленными они не выглядели.

Как-то я дал высказаться Владимиру Истархову, автору популярной книги «Удар русских богов» и пророку придури русского язычества. Как и полагается пророку новой-старой веры, он для начала тщательно потоптался на конкурентах — на христианстве. Сам он человек с юмором, поэтому досталось издевательств всем — и Иисусу, и Деве Марии, и самому Всевышнему, благо Библия предоставляв ет для этого бесконечные возможности, что заметил еще Л. Таксиль.

«Пусть ихний Синод разбирается»

Слышали ли Вы об известном тезисе 3. Бжезинского о том, что после распада СССР задача США — ликвидировать Русскую Православную Церковь?! Не газету «Дуэль» с тов. Мухиным во главе, а именно искоренить Православную Веру в России. Зачем же они ставят такие задачи и тратят огромные деньги на борьбу с РПЦ, если Православие (по Вашему и этого язычника хренова мнению) делает людей покорными, слабыми, трусливыми и глупыми? Они знают, зачем, как знали об этом ВСЕ их предшественники, в этом вопросе они Вас умнее.

Но, может быть, я ошибаюсь, и на самом деле Вы искусно боретесь с врагами Веры Христовой и радеете об ее чадах, ведь как еще объяснить исключительно глупый и бессодержательный, а то и нарочито клинический тон антихристианских статей в Вашем издании? Хитры же Вы, Юрий Игнатьевич, хитры. Вот в № 4 (157) выпустили хулить христиан такого… автора, что бабочкам стыдно. Писано для детского сада или для дебилов Бивиса с Батхэдом. И вы еще хотите, чтобы с этим кто-то спорил, что-то доказывал. Да тут и разозлиться не получается. Ну не может взрослый дядя, да еще писатель, язычник (т. е. книги по истории иногда в руки берет), не знать таких вещей, которые детям в воскресной школе объясняют, а для человека, хоть немного знакомого с Православной Традицией, и вовсе очевидных? Или он сам все знает, а других путает?

Поясню на одном примере (всю его ахинею разбирать — себя не уважать). Насчет «не суди». Я не должен «судить», т. е. осуждать в душе, презирать, считать дурным, хуже меня человеком Владимира Истархова за его богомерзкую писанину, не должен в душе озлобляться на него и желать ему зла, не должен думать: «Вот какие же олухи и болваны бывают». Словом, не должен осквернять свою и без того грешную душу злобой и ненавистью к нему лично. Но! Осудить его в суде или подать туда иск за оскорбление этим типом моих религиозных чувств или в глаз ему дать, как дали тому осквернителю икон в Манеже, — это мой прямой моральный долг, и никакого противоречия здесь нет. Никогда не учил Иисус Христос любить дьявола и творимое с его подачи зло и беззаконие, так что не надо ля-ля.

Настоящий православный знает, когда нужно простить лично своего обидчика (ну, толкнул там пьяный в автобусе или друг девушку отбил — убить, что ли, их надо?), а когда — встать за Правду и Справедливость и бороться до конца. Не быть злобным и мстительным, как те же чечи, а любить добро, людей и в первую очередь, конечно, Бога, который нам ближе самых ближних и больше чем отец; любить больше своего личного «я», амбиций, удовольствий, привязанностей и привычек — вот чему учит людей Православие. И все это подробно разобрано и описано, разъяснено и разжевано много лет назад. В истории Русского Государства тьма примеров того, как русские люди исполняли свой долг православного воина, не щадя себя и не будучи фанатиками и рабами, как кто-то там вякает. Но стоп! Спорить и доказывать очевидные вещи как раз я не собирался.

О другом хочу сказать. Ваши, Юрий Игнатьевич, теологические диспуты нелепы и никому не нужны. Кто верует, тот плюнет и больше газету Вашу не купит. Атеистам это опять же не надо, а кто сомневается и путается, тех Вы еще больше запутаете! Поймите Вы, Бог, Вера — это не полет американцев на Луну, который можно доказать либо опровергнуть Вашим аналитическим инструментом технократа-материалиста (а Вы таков!). Бог постигается человеком душой, духовным опытом, а вовсе не праздными рассуждениями и умозаключениями. Это та гармония, которую никак нельзя проверить алгеброй. Так что оставьте

От себя прячетесь?

Я не очень ценю умственные способности Бжезинского, и если он действительно сказал, что нужно ликвидировать РПЦ, то он, конечно, дважды идиот. Поскольку, во-первых, у режима в России, милого Бжезинскому, нет более надежного и беспринципного холуя, чем РПЦ. Во-вторых, РПЦ давно уже такая. (Впрочем, как и все христианские церкви.)

Это Вы, Алексей, про какого «православного воина» толкуете? Анику, что ли? Не было в природе никаких православных воинов, были русские воины, а попы их только благословляли издалека. Ну, так они всех благословляли — от монголов до Гитлера. И папы римские всех благословляют — от нехристя Муссолини до иудейского НАТО. Лишь бы паства денежки в храм несла. А каков поп, Алексей, таков, знаете ли, и приход… (Хотя и наоборот тоже бывает.) Давно бы вы, православные, Россию сгубили, если бы время от времени не появлялся то Дмитрий Донской, то царь Петр, то Екатерина, то большевики со Сталиным.

Что вам Россия и что вы России? Вам бы душу свою спасти. Вы, Алексей, прямо в евреи записались от страха. Те запрещают, а во многих странах уже и наказывают даже попытки обсуждать или исследовать «холокост» — боятся, что их афера всплывет. А Вы чего боитесь? Что в дискуссиях вывернется Ваша христианская душа так, что даже Вам суть ее станет видна? От себя прячетесь?

Но сначала я хочу взглянуть на христианство глазами атеиста.

В чем Истархов не прав, так это в том, что он христианство путает с учением нынешних христианских церквей. А с чего мы взяли, что учение Иисуса и учения христианских церквей — это одно и то же?

Учение Иисуса. Начало искажения

Надо думать, что учение Иисуса испытало несколько стадий искажения. Первая, самая безобидная и, наверное, самая незначительная, — это субъективные ошибки авторов Евангелий. Поскольку сам Иисус ничего не писал и его идеи изначально существовали только в устной форме, то они даже при заучивании не могли не подвергнуться искажению. Тем более что записывались они через десятки лет после смерти Иисуса.

Второе — надо понимать, кто записал его идеи. Это ученики Иисуса, его единомышленники и соратники. Они потерпели поражение, и Иисус был казнен, но они фанатично внедряли его идеи в умы людей. Для того чтобы эти идеи впечатлили людей, самому Иисусу стали придавать божественный облик, которого, я уверен, он при жизни не имел. Точнее, не настаивал на своем божественном происхождении, хотя и не мешал людям так думать. Но когда он погиб, этот вопрос для последователей Христа стал принципиальным, и они из благих побуждений в пропаганде и в Евангелиях превратили его в Бога.

Поскольку после казни Иисуса они разошлись, чтобы нести его идеи в народ, то согласовывать свои легенды им, надо думать, было трудно. Каким-то образом Матфей и Лука согласовали непорочное зачатие Девы Марии, но историю детства Иисуса согласовать не смогли. Характерен в этом Иоанн. Он пишет, что был любимым учеником Иисуса и настолько доверенным, что только ему Иисус сообщил имя того, кто его предаст. Он присутствовал при кончине Иисуса на кресте, и Иисус именно ему поручил свою мать, которую Иоанн взял к себе жить. Казалось бы, что никто, кроме Иоанна, не мог столько знать о рождении и детстве Иисуса. Но Иоанн об этом молчит, не говорит ни слова! Ведь наверняка обо всем расспросил Марию, но молчит!

Надо понять, что и Иисус, и его ученики были истинными верующими, иудеями. Заявить, что Бог лично или через Святого Духа оплодотворил Марию — это немалый грех. И Иоанн смолчал. Но зато в компенсацию этого малодушия он развернулся в другом — наиболее цветисто описал и чудеса Иисуса, и суд над ним, и казнь. Скажем, описал воскрешение Иисусом умершего Лазаря. (Сенсация, о которой остальные три автора даже не вспомнили, упирая на менее значительные чудеса — лечение Иисусом припадочных, к примеру.) Это у Иоанна Иисус превращает воду в вино и совершает другие чудеса, на которые у остальных авторов Евангелий не хватило фантазии.

Но и эта корректировка Евангелий учениками вряд ли сильно исказила идеи Иисуса, поскольку его последователи «улучшали» его личный имидж в народе и вряд ли покусились бы на коренное искажение его идей. Исказили их позже, но сначала все же остановимся на том, кем был Иисус до своего распятия.

Учение Иисуса. Царство Божие

Моя гипотеза также не нова. Вероятнее всего, Иисус был тем, кого мы сегодня назвали бы коммунистом-идеа-листом: коммунистом, верящим в божественные истоки коммунизма. Это был не столько духовный революционер, сколько гражданский. Он, к примеру, в Евангелии неоднократно заявляет, что в духовной сфере руководствуется только законами Моисея и не собирается их менять, а лишь будет добиваться их исполнения. Следовательно, главные его идеи касались гражданской сферы.

Если с этой точки зрения посмотреть на текст Евангелия, то можно найти массу цитат, из которых следует, что Иисус свой коммунизм (Царство Божие, Волю Божию) собирался установить в Иудее уже при своей жизни. Сейчас это трактуется так, что Царство Божие на земле Иисус собирался установить во второе свое пришествие, но дело в том, что о втором пришествии он заговорил (если заговорил) всего за несколько дней до смерти (за два дня до Пасхи), когда понял, что его предприятие заканчивается неудачей, и когда он решил во славу своего дела не избегать смерти.

Во все предшествующее время он говорит о Царстве Божием именно на земле и в настоящем времени, причем дело это в его понимании имело преимущество даже перед загробной жизнью. Вдумайтесь в единственную молитву, которую Иисус оставил людям:…

«Молитесь же так: Отче наш, сущий на небесах! Да святится имя Твое, да придет Царствие Твое, да будет воля Твоя и на земле, как на небе…»

— и только после просьбы установить Царство Божие на земле

идут просьбы о хлебе, о прощении, о защите от дьявола. Ни на какое будущее время строительство Царства Божьего Иисус не относил:

…«Истинно говорю вам: есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Сына Человеческого, грядущего в Царствии Своем»

(Матфей, 16:28).

Отсюда, между прочим, проистекает и жизненная задача каждого христианина (о которой они сегодня наглухо забыли и делают вид непонимающих), поскольку текст «Отче наш» хотя и меняется Церковью, но все же содержит подлинные слова Христа. Задача христианина не душу спасти, а построить Царство Божие на земле и

Тем не менее Евангелие так искажено, что сам факт того, что Иисус лично хотел построить коммунизм (или социализм) при своей жизни, сегодня требует доказательств.