Ролевик - Эльф

Бадей Сергей

Глава 6

 

Жилища эльфов лепились на гигантских ветвях огромного мэллорна подобно наростам. Но наростам не безобразным, а изумительно красивым и органичным. Похожие на легкие паутинки, воздушные лестницы соединяли ветви между собой. Я увидел, как по одной из них скользила ловкая женская фигурка, быстро и без напряжения сил. Обалдеть! Я, вообще-то, не страдаю акрофобией, но мысль посыпаться вниз с такой высоты, как-то не вдохновляла. А если меня тут поселят на самой верхушке? Хорош будет видок — взрослый эльф, вцепившийся мертвой хваткой в ближайшую ветвь и орущий благим матом: «Мама, снимите меня отсюда!».

Конриэль внезапно указал рукой на ствол перед нами. Очень красиво! Корневище, по которому мы шли, упиралось в большие ворота. Они как бы выступали из ствола, образуя с ним одно целое. Украшенные какими-то зеленоватыми узорами, кажущимися тонкими и хрупкими. Но это, скорее всего, именно, что кажется. Не может быть вход в цитадель эльфов быть таким ненадежным. По бокам ворот выросли две аккуратные башенки. Я рассмотрел часовых, которые, в свою очередь, внимательно всматривались в нас.

— И что, это вся охрана? — тронул я за рукав Конриэля.

Конриэль остановился и изумленно уставился на меня. Потом его брови, ушедшие было под прическу, опустились, и лицо разгладилось.

— Ах да. Я вспомнил, что у вас там нет мэллорнов. Я бы очень не советовал врагам эльфов, даже близко походить к этим деревьям. Оно может очень эффективно защитить себя и тех, кто живет на нем. Охрана у входа — скорее символическая. О том, что мы подходим, скорее всего, уже сообщили тем, кому об этом надо знать.

А ведь действительно! Створки ворот поползли в разные стороны, и на пороге возникли две разряженные в красивые камзолы фигуры. Эльфы (а кто бы мог еще быть?), величественно и плавно двинулись нам навстречу.

— Ого! — пробормотал себе под нос Конриэль. — Что же такое должно было случиться, что сам Предводитель вышел нас встречать?

Мы тоже сбавили шаг, и перешли на степенную поступь, причем Конриэль выдвинулся вперед, сопровождающие пристроились за мной. Я, как бы, оказался лазутчиком, под надзором захвативших меня. Облегчение мне приносило только осознание того, что оружие мое осталось при мне.

На расстоянии пары шагов друг от друга мы остановились.

— Добро пожаловать домой, лорд Конриэль, — стоявший чуть впереди эльф в камзоле светло-зеленого сукна, сделал изящный жест рукой. — Мы знаем, что ты несешь нам важные сведения.

Конриэль поклонился.

— Ты представишь нам своего спутника? — эльф с любопытством смотрел на меня фиолетовыми глазами (интересно, а какого цвета глаза у меня в этом мире?).

— Он связан с теми сведениями, которые я и намеревался поведать тебе Светлый, — Конриэль еще раз склонил голову.

— В таком случае, пройдем в апартаменты, — гостеприимно предложил Предводитель, — если вы не хотите, конечно, передохнуть с дороги.

— Эти сведения столь важны, что я хотел бы сначала изложить их тебе и Совету, — Конриэль твердо взглянул в глаза Предводителю.

— Сорантаэль, Известите Совет, что необходимо их присутствие в малом зале, — Предводитель величественно провел рукой в сторону входа. — Прошу вас. Надеюсь, твое имя, незнакомец, не будет оставаться тайной.

— Я не делал тайны из своего имени! — возмутился я. — Меня зовут Демолас, и я прибыл из другого мира.

— Из другого мира? Как интересно! — обернулся тот, кого Предводитель назвал Сорантаэлем. — Светлый, я могу побеседовать с нашим гостем?

Я заметил нерешительный взгляд Конриэля, брошенный им на меня.

— Что-то не так? — поднял бровь Сорантаэль, тоже заметивший этот взгляд.

— Нет-нет, — быстро сказал Корниэль. — Я хотел бы попросить Совет дать Демоласу статус члена Высокого дома Явэ Мер, в благодарность за спасение моей жизни.

— Ну. Это можно будет сделать и без его личного присутствия, — отмахнулся Предводитель, — лишь бы было его согласие.

Все трое смотрели на меня в ожидании моего ответа. А я как-то не мог сразу этот ответ им предоставить. Что это означает для меня, стать членом этого Высокого дома? Нужна ли мне такая благодарность? Не помешает ли мне этот статус вернуться домой, когда будет предоставлена такая возможность?

— Демолас, это высокая честь, — негромко сказал Сорантаэль.

— Понимаю, — внезапно охрипшим голосом ответил я (странно, неужели и у эльфов могут хрипнуть голоса?). — Я просто не знаю, достоин ли такой чести.

— За спасение наследника Высокого дома, это самое меньшее, что мы можем тебе предложить, — мягко сказал Корниэль.

— Тогда я с благодарностью приму этот статус, — склонил голову я.

Действительно. А что мне оставалось делать? Откажись я от этой «чести», так они могут и обидеться. И потом, наверное, этот статус дает какие-то привилегии и большие степени свободы. Хотя, это не факт. Может быть, что этот статус и накладывает какие-то обязанности типа: «Первыми идут коммунисты!». Кто их, этих эльфов, знает?

Конриэль, следом за Предводителем, двинулся по коридору. Меня же, Сорантаэль увлек в другую сторону. То есть мы тоже вошли в Дерево, но, повернув вправо, неожиданно оказались на какой-то террасе. Масса листвы над головой создавала приятную тень. Посреди террасы стоял плетеный столик и несколько таких же кресел. В одно из кресел и опустился Сорантаэль, жестом предложивший мне последовать его примеру. Он прикрыл глаза и сделал какой-то жест рукой. Я, выпучив глаза, увидел, что на столике сформировался приличных размеров кувшин и два бокала на тонких ножках. Рядом, через некоторое время, появилась широкая ваза с какими-то фруктами. Фрукты все были мне незнакомы. Экзотика, однако. Как бы мне после них копыта не отбросить.

Сорантаэль с нескрываемым интересом рассматривал меня. Я ответил ему вызывающим взглядом. Я уже говорил о том, что имею привычку наглеть, когда этого, в общем-то, делать не стоит? Говорил? Ага, вот меня снова начало заносить.

— Какое положение ты занимал в своем мире? — спросил Сорантаэль.

— Не самое высокое, — настороженно ответил я, — но и не самое низкое.

— У вас тоже есть деление на дома?

— Нет. Хотя, есть что-то подобное в верхах власти.

— Расскажи мне о своем мире.

Вот тут я замялся. Ну, что я могу рассказать? И стоит ли это делать?

— Не стесняйся, — посоветовал Сорантаэль, заметив мои колебания, — расположись поудобнее, угощайся фруктами и этим замечательным легким вином. Может так статься, что я знаю что-то о твоем мире, и нам легче будет найти решение на твое будущее.

Логично. И почему это эти ребята могут подвести под все убедительную базу? Может это потому, что длительная жизнь оттачивает мастерство полемики? Кстати, а на сколько эта их жизнь длительна?

— Можно предварительно вопрос задать? — осведомился я.

— Можно, — Сорантаэль, откинувшись на спинку плетеного кресла, полностью расслабился в предвкушении длительной и обстоятельной беседы.

— Какова продолжительность жизни вашего народа?

Эльф замер. Этот вопрос был для него неожидан.

— Почему ты об этом спрашиваешь?

— Это у вас тут такая манера отвечать вопросом на вопрос?

— Каждый сам выбирает время, когда захочет уйти, но тогда, и только тогда, когда выполнит свой Долг.

— Долг? — моя правая бровь поползла вверх.

Так у них тут еще и долги есть. Какие и перед кем?

— Почему ты задаешь такие странные для эльфа вопросы? — Сорантаэль напряженно выпрямился и впился в меня пытливым взглядом.

— Наверное, потому, что я не всегда был эльфом, — решился я на откровенность.

Сорантаэль несколько долгих мгновений сверлил меня взглядом. Было видно, что эта моя фраза для него — сродни шоку.

— Ты не лжешь, — вынес, наконец, он свой вердикт. — Объясни, как это получилось.

— Если бы я еще знал — как, — вздохнул я. — Зашел в один лес, в родном мире, а вышел в другом лесу, и даже не в родном мире, и даже не в родном обличье.

Повисло долгое молчанье. Сорантаэлю, видимо, надо было отойти от неожиданного удара пыльным мешком, предательски нанесенного из-за угла.

— И кем же ты был до этого? — посопев носом, спросил он.

— Человеком, — тихо ответил я.

Слабое икание донесшееся из кресла Сорантаэля, подтвердило, что он обладает хорошим слухом. Эльф нервно схватил кувшин, набулькал полный бокал и залпом выпил. Потом он, с каким-то остервенением схватил экзотический фрукт, и впился в него зубами.

— Мне всегда хочется кушать, когда я нервничаю, — пояснил Сорантаэль, в ответ на мой изумленный взгляд. — Расскажи мне о своем мире.

Вздохнув я начал рассказ. Конечно же, я рассказал не все. Мне очень не хотелось показывать все неприглядные стороны нашего мира. В конце-то концов, это тот сор, который из избы не выносят. Зная о способности эльфов определять правду ли им говорят, я, тщательно подбирая слова, постарался рассказать все то, что было в нашем мире хорошего, разумно дозируя негативные стороны. Некоторые вещи выходили за пределы понимания эльфа. Он просил пояснить то, или иное понятие. Я неожиданно понял, что разговариваю-то, на другом языке! Приходилось прилагать усилия, чтобы вспомнить, как произносятся те, или иные слова, не говоря уже об особо развитой части нашего великого и могучего. Я поведал Сорантаэлю и об этом своем открытии.

Ваза уже несколько раз пустела и вызывалась полной. Боюсь, что потом Сорантаэль будет страдать от переедания, хотя, кто его знает, как у нас эльфов с пищеварением.