Ролевик - Эльф

Бадей Сергей

Глава 3

 

Что может быть прекраснее утра в лесу? Только утро в родном доме, на мягком, родном диване!

Я выкарабкался из палатки, наступив по пути продвижения на какие-то руки и ноги, удостоившись за это нескольких эпитетов, произнесенных, может быть, и не очень внятно, но с прочувствованной экспрессией. Так. Я проснулся первый. Все остальные дрыхнут, что попахивает свинством по отношению ко мне.

Странно! Комаров не видно. Я перевел взгляд на берег болотца. Там расселись толстые и важные лягушки, вернее, жабы. Видимо, вчерашняя пламенная речь Сашки до них таки дошла, и эти земноводные всю ночь напролет прорежали местное поголовье комаров. Теперь они расслаблено возлежали, кто где, и даже не квакали, а сыто порыгивали.

Я разворошил угли костра. Безнадежно. Вчера, когда я залазил в палатку поспать, эльфятник был в самом разгаре. После парада за нами увязались дриады, и это обстоятельство, наше славное воинство восприняло с должным вдохновением и восторгом. Значит, надо по новой разводить костер. Где тут были маленькие сухие веточки?…Плеснуть немного жидкости для разведения огня…. Что-то она здорово попахивает водкой. А это и есть водка! Что же они вчера пили? Впрочем, неважно.

Человек проснулся и хочет погреться от утренней прохлады. Может быть и чайку выпить. Не то, чтобы я был полным трезвенником, но и пить все это я тоже не мог. Я могу выпить бокал хорошего, марочного вина, пивка с раками или рыбкой не премину, но водку, коньяк и т. д. из длинного перечня алкогольных напитков, я как-то не перевариваю.

Огонь весело потрескивал дровами, вода в котелке на треноге уже начинала побулькивать, когда первые просыпающиеся появились из недр палаток. Да! Видок у них — тот еще. Каждый выползающий осторожно нес свою голову, стараясь не делать резких движений. То есть, если вечером было хорошо, то можете продолжить эту, несомненно, популярную фразу.

Сашка, тьфу ты, Алендраэль, выполз, волоча за собой упаковку, завернутую в белую мешковину. А я то, вчера, никак не мог понять, что это такое. А это, оказывается, упаковка пива. Двадцать бутылок холодного светлого пива. Наверное, никогда еще авторитет эльфийского предводителя не поднимался на такую высоту. Хотя, кто его знает? Я в предыдущих играх не участвовал.

Лечение личного состава прошло успешно. Эльфы преисполнились бодрости в веры в светлое будущее. Тут же последовало предложение сниматься с лагеря и двигаться к Хелмовой Пади, на помощь, изнемогающим под оркским игом, роханцам. Довод, что, на данный момент, в Хелмовой Пади нет ни роханцев, ни орков, слегка остудил пыл, но не погасил. Могучий отряд эльфов решил, не медля, двигаться к месту сбора, и там, уже на месте, определиться.

Я заявил, что мне перед показательными выступлениями надо потренироваться, и был великодушно отпущен, с пожеланиями, как можно лучше подготовиться и, наконец-таки, надрать этим оркам задницу в стрельбе из лука.

Кто, кому и что будет драть — не вопрос. Я вчера, во время пребывания в оркском лагере, не преминул поинтересоваться вооружением. Наивные (читай пьяные) орки простодушно продемонстрировали мне образцы луков, из которых они будут пускать, с позволения сказать, стрелы. Если они с таким умудрялись выигрывать, то, что тогда можно сказать о моих собратьях эльфах? А я лучше промолчу!

Я шел, выискивая местечко для тренировки. Невысокий, но плотный соснячок по сторонам для этого не годился. Вон там, чуть правее, виднеется более крупный и старый лес. Вот туда и направим свои стопы. Да, лес оказался достаточно старым и смешанным. Мощные дубы и сосны производили впечатление надежности и вечности леса. Хорошенькая поляна, достаточно большая, в обрамлении маленьких сосенок и осинок, привлекла мое внимание. Так, вот тут, в ветвях, можно будет установить прихваченную мною из дома доску с, прикрепленной к ней, мишенью. Что и было мною сделано. Натягивая на руку щиток, я сделал шаг назад, критически рассматривая установленную мишень. Нога на что-то натолкнулась, я не удержал равновесия и опрокинулся на спину, больно ударившись головой обо что-то, точащее в самом неподходящем месте. Мир раскололся на множество ярких звездочек, которые разлетелись в разные стороны и…, погасли.

Первой пришла мысль о сильной головной боли в затылке. Облака, желтые с белым, медленно и величаво проплывали надо мною в голубизне неба. Разбойничий посвист ветерка, запутавшегося в начинающей желтеть листве. Стрекот кузнечика, не подозревающего, что лето закончилось, и скоро стрекотать будет уже некому.

Я, морщась, приподнялся на локтях и попытался оценить обстановку. Хреново! Во-первых: судя по положению солнца, я тут провалялся порядочно. Во-вторых: кто-то спер мою доску с мишенью. Причем, что интересно, лук, лежащий у моей левой руки и колчан со стрелами, не тронули. Я потянулся поправить тесьму, которую затягивал на голове, чтобы волосы, во время стрельбы, не лезли в глаза. И тут меня ожидал первый сюрприз.

Тесьмы не было! Вернее, то, что было назвать тесьмой — язык не поворачивался. Широкая лента, почти невесомо, сидела на моей бедной, ударенной голове. Я нетерпеливо ее сдернул и поднес к глазам.

Да. Темно-зеленая лента, с какими-то узорами более светлого цвета. Я перевел взгляд на себя. Вернее, на одежду, которую я считал своей. Лихо! Где мои мокасины? А джинсы вельветовые где? Кто натянул на меня зеленые лосины и сапоги, тоже зеленого цвета? А этот, застегнутый на все пуговицы камзол с пояском, на котором, как, оказалось, болтается какой-то нож в ножнах? Где моя одежда? И какой шутник так меня принарядил?

Я даже забыл про свою головную боль. Видимо, клин клином вышибают. Новая головная боль затмила предыдущую. Ну, дайте мне только добраться до этого шутника! Или шутников? А если там, во время переодевания, была девушка? Я почувствовал, как мои щеки начинают гореть. Нет. Не то, чтобы мне было чего стыдиться. Фигура у меня спортивная, но…. Я этого так не оставлю!

Пыхтя от возмущения, я перевернулся, собираясь встать. И вот уже новый стресс! Мне на лицо упали мои волосы. Они что, и волосы мне перекрасили? Я тупо уставился на белокурые пряди, уныло висящие у меня перед глазами.

Я, вдруг, осознал, что глухо рычу от злости. Кому-то сильно не поздоровится. Осталось лишь узнать, кто этот счастливчик (или счастливчики)! Подхватив лук и колчан со стрелами, я решительно зашагал в сторону стоянки эльфов. Может быть, они еще не пришли со своей войнушки. Ничего, будем разборки устраивать, когда вернутся. В том, что это сделали не они, я был уверен. Осталось только их подключить к поискам. Группа разъяренных эльфов — это вам не хухры-мухры! Один Сашка…, тьфу ты!.. Алендраэль, всех следователей за пояс заткнет.

Идти было удобно. Ишь ты, а сапоги, в общем-то, неплохи. Если не эта болотная расцветка, так вообще было бы супер. Было такое ощущение, что лес кто-то расчистил. Ноги за корни не цеплялись, травой не захлестывались. Я сам себе удивился. Моя ходьба была совершенно бесшумной! Тело, как-то, само собой уклонялось от встречных ветвей. Я проходил мимо кустарников, не задевая ни единой веточки, или листика. Ладно, этими приколами мы займемся потом. Сейчас душа требовала воздаяния смертничку.

За сладострастными представлениями того, каким пыткам я подвергну шутника, я прошел достаточно много. В какой-то момент я понял, что пора бы уже и посадке молодых сосенок быть. А ее, как раз, и не было. Да и просеки, которая так удачно разделяла лес на квадраты, тоже что-то не видать.

Я озаботился. Не было случая, чтобы я в лесу блуждал. Всегда и везде чувствовал направление, всегда знал, куда идти. Что за ерунда? А мне, между прочим, уже и кушать хочется. Вот ведь, все с собой взял, а пару бутербродов соорудить, как-то не удосужился. Я сбросил свои шмотки на землю и выбрал дерево, которое, на мой взгляд, было повыше остальных. Подпрыгнув, ухватился за нижнюю ветку и, на удивление, легко подтянувшись, быстро вскарабкался, почти, на самую верхушку.

Да! Вид — захватывающий! Зеленое море леса во все стороны. Стоп! Это как, во все стороны? А где же край этого зеленого моря? Так, край, по всей видимости, там. Там, где лес упирается в горы. Горы…. ГОРЫ? Какие горы в нашей лесостепи? Откуда они здесь взялись?

От изумления, я чуть не свалился с верхушки дерева. Из головы, как-то разом выскочили все мысли. Вот так, без мыслей, я и таращился на, неведомо откуда, взявшиеся здесь горы.