Ролевик - Эльф

Бадей Сергей

Глава 2

 

Развеселая компания эльфов бодро топала на Гнилые болота. Унылый предводитель, хмуро поглядывая по сторонам, занимался пророчествами.

— Я всегда знал, что к нам относятся с пренебрежением, — бурчал Сашка. — Я им говорил, не надо нас отправлять туда. А они? Они говорят: — «Туда вам и дорога!». Это что, справедливо?

— Дан приказ ему на запад, нам в другую сторону…, - печально спел невысокий щуплый эльф, с тоской поглядывавший по сторонам.

— Это лобби! — убежденно вещал Сашка. — Орки подкупили мастеров! Дриады и друиды, так вообще, в любимчиках ходят. Нет в мире правды.

— Это потому, что мы в прошлый раз продули вчистую, — пояснил высокий брюнет, сплевывая на траву окурок.

— Ты куда плюешься? — не преминул выместить плохое настроение на брюнете Алендраэль. — Тебе что, лес — плювательница? А ну, подбери!

Брюнет отстал, разыскивая окурок, затерявшийся в густой траве.

Еще полчаса бодрого топота, и мы на месте.

Я обозрел предназначенную нам стоянку. Так. Небольшая поляна и лесное болотце. Громко квакают, потревоженные нами, лягушки, да весело звенят, потревоженные нами же, комары. Причем, если лягушки квакают возмущенно, то комары, как раз, наоборот — звенят радостно. Ну, тут их понять можно. Жратва пришла! Налетай! И налетели….

Доблестные эльфы начали активный массаж открытых частей тела, сдобренный отборным великим и могучим. Комарам на великий и могучий было наплевать. Комарам жрать хотелось.

Пламенная речь Сашки, обращенная к бессовестным лягушкам, сопровождаемая редкими аплодисментами и невнятными проклятиями, действия не возымела.

Меня комары почему-то игнорировали. Может у меня резус-фактор другой?

Когда испытанное первое средство, трехэтажный мат улучшенной планировки, не помогло. Решили применить второе, не менее мощное. Сашка извлек из своего сидора две подозрительно булькающие бутылки с прозрачной жидкостью. Прикинув на глаз количество эльфов, тоскливо вздохнул. Маловато будет.

Эльфы пришли к тому же выводу одновременно с предводителем. Снова раздались проклятия, но диапазон их касался уже не только комаров.

— Спокойно! — вдруг, просиял Сашка. — В лагере у орков этого добра немеряно! Это оприходуем и отправимся в гости. Кто «за»?

«За» были все. Даже я вяло поднял руку. Оставаться в компании лягушек и, тем более, комаров, мне категорически не хотелось. Кто их, этих комаров, знает. А как они, за не имением лучшего, за меня примутся?

В том же сидоре нашлась и закуска. Добрый кусок сала, лук, нарезанный большими кружками и буханка черного хлеба. Некоторое время раздавались бульканье, облегченные вздохи и звуки потребления закуски, сопровождаемые неизменными шлепками по физиономии и размахиванием руками.

— Да пошли уже к оркам! — не выдержал брюнет. — От этих комаров спасу нет!

— Думаешь, там их будет меньше? — мудро заметил кто-то.

— Там объектов для пожирания заживо будет больше! — рявкнул брюнет, вскакивая.

Ребятки предприняли скоростной забег по лесу. Они видимо надеялись, что комарам заданный темп будет не под силу, и они отстанут. Ага! Счас! Эти кровососы были настолько голодны, что устремились в погоню. Более того, местные комары, радостно завывая, присоединялись к ней. Когда я, на бегу, оглянулся, то погоня имела вид маленькой грозовой тучки, целеустремленно движущейся между деревьями, за нами. Передовые мессершмидты обгоняли меня и почти доставали впереди бегущих эльфов. Брюнет что-то достал из кармана…, и мне в лицо ударила струя спрея от комаров. Вот ведь — гад! Я тебе что, комар? Разозлившись, я поднажал. Догнав брюнета, я ему хорошо врезал вдоль хребта.

— За что? — не замедляя шаг, завопил этот невежа.

— За комаров! — свирепо прорычал я. — Ты все выпрыснул мне в лицо, а им ничего не досталось.

— На, сам попробуй! — брюнет перебросил мне баллончик.

Я резко остановился и, развернувшись, дал широкую полосу брызг, мысленно желая, чтобы они достались всем комарам.

Не знаю. То ли это, действительно, было сильнодействующее средство, то ли мой мысленный посыл овеществился, но гул комариной тучи стих, как по волшебству.

Треск шагов бегущих товарищей удалялся, но я уже услышал шум стоянки орков, куда, как раз, и направлялись эльфы.

Засунув баллончик в карман, я, уже не спеша, направился на звуки стоянки.

Елки-палки! Если вы уж изображаете из себя эльфов, которые решили напасть на стойбище орков, то будьте добры, соблюдайте правила!

Надо тихо подкрасться, убрать часовых, и засыпать ничего не подозревающего врага, тучами стрел.

Эти же горе — эльфы, топоча, как стадо слонов, абсолютно не скрываясь, вывалились прямо в гущу орков. А орки? А орки, вместо того, чтобы, громко и яростно рыча, опустить на головы этой бестолочи свои каменные топоры и дубинки, стали, громко и радостно рыча, обнимать свалившихся на их головы врагов.

Среди присутствующих, я узрел несколько девиц в зеленых накидках и мужиков с привязанными бородами в рясах, затянутых поясками. Из-за поясков, у некоторых, посверкивали странные изогнутые ножики. Наверное, это те самые дриады и друиды, о которых мне толковал Сашка. Ручаться не могу, но уж больно похожи.

Я осмотрелся. Огромный Донд, что-то радостно втолковывал Сашке, протягивая ему немалую емкость, заполненную какой-то жидкостью. Подозреваю, что там не «ситро». Народ, что называется, был уже подогретый.

Эльфы активно включились в «праздник лесорубов». Деревьев, правда, не рубили, зато захваченным и закупленным запасам не поздоровилось. С ними расправлялись безжалостно и быстро.

Все бы ничего, я даже раздобыл приличный кусок красной рыбы и запивал новообразованный бутерброд светлым пивом, но появилась очень сердитая женщина. Кого она должна была изображать в этой «ролевке» я не смог понять. Но изображала раздраженность она талантливо.

— Это что такое творится? Чем вы занимаетесь? Донд, Алендраэль! Где вы должны быть?… Нет! Не надо мне ваших объяснений! Вы мне ответьте на вопрос: Где вы должны быть? Парад вот-вот начнется, гондорцы и рохан уже на местах, а эти, понимаете ли, орки устраивают пьяные оргии. И с кем? Со своими непримиримыми врагами — эльфами! Мастера уже собрались! Арагорн Московский речь подготовил! А от вас, почтенный Бонивитус и Ивочка, я, вообще, такого не ожидала. Ну-ка, быстро на парад! Все вас ждут!

К моему удивлению, к этому выступлению все отнеслись очень серьезно. Поднялась суета. Каждый начал искать и собирать свои вещи.

— Орки! — рявкнул Огромный Донд. — На парад! Покажем всем, как умеют маршировать урук-хаи!

— Эльфы! — вторил ему Сашка, размахивая зажатой в руке кружкой. — Не посрамим гордое звание сынов леса!

Мне же запало в память слово «маршировать». Терпеть ненавижу строевые подготовки.

— Сашка! — пристроился я к пыхтящему другу.

— Алендраэль! — немедленно отозвался тот.

— Ладно, пусть будет Алендраэль, — покладисто согласился я. — А мне тоже надо участвовать в этом параде?

— Ты же эльф! — пропыхтел Сашка и ругнулся, зацепившись за какой-то корень.

— Но вне конкурса, — напомнил я.

— Ладно, встань где-нибудь в сторонке. Если спросят, скажешь, что нога побаливает.

Еще пять минут бега, и мы прибыли на место исторического парада. Ярко освещенная факелами, установленными на длинных шестах, поляна. Поблескивающие в отсветах пламени, элементы доспехов уже прибывших воинов. Группа людей, среди которых выделялся своим видом черноволосый мужчина, действительно чем-то похожий на Арагорна.

Прибежавшие орки и эльфы начали спешно строиться для торжественного прохождения. Друиды и дриады строиться не спешили. Они прибились к группе, принимающей парад. То есть стали рядком и, натянув на физиономии соответствующее выражение, воззрились на место проведения парада. Соответствующее выражение натягивалось с большим трудом, в виду не фокусирующихся глаз и нетвердого держания на ногах. Я, недолго думая, сделал лицо «веником» и пристроился рядом.

Арагорн Московский, дождавшись момента относительной тишины, вышел вперед и «толкнул» речь:

— Друзья мои! Мы собрались здесь, на этом историческом месте, что снова воспроизвести романтические события «Властелина колец»…

Я осмотрелся по сторонам, но ничего особо исторического как-то не заметил. Вот ведь! Врет и не краснеет!

— Я неоднократно участвовал в величайших битвах, — продолжал тем временем Арагорн. — Мне приходилось пять раз защищать Хельмову Падь! И один раз, даже ее брать, — Арагорн застенчиво улыбнулся и пояснил:

— В самом начале карьеры я был орком.

Вот этому верю.

— Я дважды защищал Министирит и шесть раз брал Изенгард. Я верю, что защита Хельмовой Пади, которая состоится завтра, оставит в моей памяти незабываемые впечатления и войдет в число лучших битв нашего движения!

— ГОНДОР! — рявкнули ряды гондорцев и роханцев.

— САУРОН! — ответили орки так, что эхо заметалось в кронах деревьев.

По той активности, с какой это вырвалось у Огромного Донда, я понял, что если Арагорн ему встретится в бою, то славному Арагорну Московскому будет что вспомнить. Если, конечно, останется чему вспоминать.

Как там пел Табаки в мультфильме? «А мы уйдем на север. И переждем!». А я уйду на тренировку и кости мои останутся целее.