Резонер

Абдуллаев Чингиз Акифович

Глава двенадцатая

 

Перед ним сидел человек среднего или даже выше среднего роста. Но было понятно, почему его называли Карликом. У человека была непропорционально маленькая голова, очень длинные конечности и почти детское выражение лица, какое обычно бывает у лилипутов. Он вопросительно взглянул на Дронго.

– Кто вы такой? – спросил он тонким голосом.

– Это вы Карлик? – уточнил Дронго.

– Меня иногда так называют, – нахмурился незнакомец, опуская руку под стол. – Кто вам сказал обо мне? Зачем вы сюда пришли?

– Меня прислал Алик, – пояснил Дронго, – он сказал мне, что вы должны встретиться с Назаровым.

– Верно, – согласился Карлик, поднимая руку из-под стола и немного успокаиваясь.

Дронго сел перед ним и посмотрел ему в глаза. Если это тот самый человек… Если стрелял Карлик, тогда все ясно. Озлобленный насмешками, недоразвитый физически и духовно, имевший несколько судимостей, этот человек не пощадит ни детей, ни женщин. Ему просто недоступно чувство сострадания. «А судя по голосу, он еще и импотент, – с нарастающей злостью подумал Дронго. – У таких людей нет ничего святого. Однако нужно продолжать разговор, словно ничего не происходит».

– Зачем он тебя прислал? – поинтересовался Карлик. – Чего тебе нужно?

– Поговорить с тобой.

Дронго взглянул на часы. Десять минут восьмого. В любой момент сюда может войти Назаров, и тогда разговор не состоится.

– Что тебе нужно?

– Вчера вы неплохо поработали, – неожиданно сказал Дронго.

Карлик напрягся. Он заметно испугался. Затем отвел взгляд. Этот человек не мог скрыть своих чувств. Он был лишен многих обычных радостей и именно поэтому сидел в кабинете один.

– Я не понимаю, что ты говоришь, – пробормотал Карлик. – Я не хочу с тобой разговаривать. Позови Алика. Или Назарова.

– Вчера вы с партнером застрелили вице-президента.

Дронго блефовал, но видел, как реагирует Карлик, и понимал, что выбрал правильную тактику.

– Уходи, – процедил Карлик, – я ничего не знаю. И не буду с тобой разговаривать, пока не придет Алик.

– Сейчас он придет.

Дронго достал мобильный аппарат и, поглядывая на Карлика, набрал номер. Затем громко сказал:

– Эдгар, я в четвертом кабинете. Это по коридору направо. Возьми Алика и приходите сюда. Мы вас ждем.

Дронго убрал аппарат.

– Теперь веришь? – спросил он, обращаясь к собеседнику.

Тот кивнул.

– Но не нужно задавать мне глупые вопросы, – предупредил Карлик.

– Это ты стрелял вчера вечером?

Дронго был почти уверен в этом, но с удивлением заметил, что Карлик отрицательно покрутил головой.

– Я тебя не понимаю, – упрямо сказал он.

В этот момент кто-то, оказавшийся за спиной Дронго, негромко произнес:

– Что происходит? Почему ты не один, Карлик?

Дронго слегка обернулся. Этого движения было достаточно, чтобы Карлик выхватил пистолет и направил в его сторону. Дронго поднялся со стула и сделал шаг назад. Рядом с ним стоял мужчина лет пятидесяти с благородной сединой в темных волосах. Он был одет в строгий темно-синий костюм. Дронго понял, кто перед ним.

– Стоять! – крикнул Карлик.

– Вы господин Назаров? – спросил Дронго.

– Да, – кивнул Назаров. – Кто вы такой? Убери пистолет, Карлик, мне нужно с тобой поговорить.

– Не двигаться!

У Карлика горели от возбуждения глаза. Очевидно, с оружием в руках он чувствовал себя почти героем. «Такие вот психопаты и становятся убийцами», – отрешенно подумал Дронго.

– Нужно поговорить, – зло повторил Назаров. – Убери пистолет, идиот, ты еще случайно выстрелишь и убьешь кого-нибудь из нас.

– Убью! – крикнул, захлебываясь от радости, Карлик.

– Можете вы мне объяснить, что здесь происходит? – спросил Назаров, обращаясь к Дронго.

– Скорее, вы мне, – возразил тот. – Это вы хотели встретиться с этим типом. Мне он совсем не нужен.

– Кто вы такой? – повернулся к нему Назаров.

– Он из милиции! – закричал Карлик и неожиданно выстрелил.

Если бы Дронго обладал худшей реакцией, пуля попала бы ему в плечо. Звук выстрела разнесся по коридору. И в этот момент дверь приоткрылась.

– Не входи! – закричал Дронго, понимая, что за дверью может оказаться Вейдеманис.

Карлик вновь поднял оружие.

– Проклятье, – прошипел Дронго, доставая пистолет.

Более всего на свете он не любил пользоваться оружием, хотя прекрасно стрелял. Он поднял пистолет и, почти не целясь, выстрелил, рассчитав, чтобы пуля прошла в нескольких сантиметрах от головы Карлика. Такие вещи впечатляют. Карлик вздрогнул и упал на пол. Назаров, изумленный и бледный, оглядывался по сторонам, все еще не понимая, что происходит.

Дронго выстрелил еще раз. В этот момент в комнату ворвался Вейдеманис. Он также сделал несколько выстрелов в сторону Карлика, не давая ему подняться. В коридоре послышался топот. Дронго подошел к Карлику, который прятался за столом. Тот поднял голову, и злобная улыбка искривила его почти детское лицо.

– Брось пистолет, – строго сказал Дронго и ударил бандита по руке.

Карлик выпустил пистолет и жалобно заскулил. Очевидно, он не переносил физической боли. Как и все убийцы, он безумно боялся боли.

Дронго, отбросив его оружие, посмотрел на Назарова.

– Это ваш знакомый? – резко спросил он.

В этот момент в комнату вбежала женщина. Очень красивая молодая женщина в атласном темно-зеленом платье. Дронго успел заметить, что у нее было слегка вытянутое лицо, крупные глаза, курносый носик, пухлые губы. Женщина испуганно бросилась к Назарову:

– Кто здесь стрелял?

– Ничего, ничего, Маша, все в порядке.

Назаров пытался дрожащей рукой достать носовой платок, но никак не мог попасть в карман.

– Я принесла твою сумку, – сказала Маша, протягивая небольшую пухлую сумку Назарову.

Тот резко отодвинулся.

– Подожди! – крикнул он, явно нервничая. – Чего ты лезешь со своей сумкой.

Женщина обиженно отвернулась и промолчала.

Дронго наклонился к дрожавшему Карлику, поднял его пистолет.

– Вставай, – приказал он.

– Руки вверх! – услышал он. У дверей толпились охранники.

– Хватит ребята, – устало попросил Дронго. – Вызывайте лучше милицию. А еще лучше – позвоните старшему следователю Гордееву. Его телефон я дам.

– Кто вы такой? – спросил один из охранников.

– Хороший человек, в отличие от этого гада, – пояснил Дронго, толкая Карлика ногой, чтобы тот поднялся.

Бандит поднялся, и все увидели его дрожащие руки. Назаров мрачно смотрел на него. Вейдеманис убрал пистолет и, достав наручники, надел их на руки Карлика. Один из охранников поспешил выйти, чтобы вызвать милицию. Назаров сунул сумку в руки Маши и подтолкнул ее в сторону двери.

– Подождите, – остановил ее Дронго.

Он шагнул к женщине и почти силой вырвал из ее рук сумку. Затем открыл. В сумке плотными рядами лежали пачки долларов. Увидев деньги, Карлик всем корпусом подался вперед.

– Это ваши деньги? – спросил Дронго, обращаясь к женщине.

Она испуганно охнула, отступая к стене, и отрицательно покачала головой.

Дронго взглянул на Назарова. Тот стоял смертельно бледный.

– Это деньги за убийство Вячеслава Лунько? – спросил Дронго.

– Что?! – изумился Назаров. – Какая глупость! О чем вы говорите?! Неужели вы думаете, что я мог дать этому кретину деньги? Он не способен потратить и десяти долларов! И зачем вообще мне нужно было убивать Славу Лунько?

Дронго нахмурился. Изумление Назарова выглядело весьма правдоподобно. «Нужно будет поподробнее его допросить», – подумал он.

– Что здесь происходит?

В комнату вошел невысокий лысоватый мужчина лет пятидесяти. Очевидно, это был директор клуба. Назаров, увидев его, облегченно вздохнул.

– У вас по клубу гуляют бандиты и сумасшедшие, – зло произнес Назаров. – Арестуйте этого человека! Он ненормальный, – и вице-президент показал на Дронго.

– Кто вы такой? – спросил лысоватый господин у Дронго.

– Я эксперт по вопросам преступности, – пояснил Дронго. – Этот человек, – указал он на Карлика, – обвиняется в убийстве.

Он хотел добавить, что заказчиком убийства был господин Назаров, но интуитивно воздержался.

– Какой он эксперт?! – гневно крикнул Назаров. – Они только что стреляли в этой комнате. У меня есть свидетели.

– Спокойно, – неожиданно сказал своим хриплым голосом Вейдеманис. – Мой напарник – действительно эксперт по вопросам преступности. В этом вы легко убедитесь, когда сюда приедут сотрудники милиции и прокуратуры.

– Не клуб, а бардак! – закричал Назаров. – Верните мою сумку, – потребовал он у Дронго.

– Я передам ее прокурору, – возразил тот.

– Верните сумку! – заорал Назаров.

– Нет, – сказал Дронго.

В этот момент пистолеты четверых охранников нацелились ему в лицо. Эдгар выхватил свой пистолет и встал рядом. Он готов был защищать друга. Карлик, стоя рядом с Дронго, не знал, куда ему спрятаться. Одно лишнее движение – и в комнате могла начаться стрельба.

– Уберите оружие, – оценил ситуацию директор клуба, – мы уже вызвали милицию. Давайте сядем и успокоимся. Отсюда никто не выйдет, пока не приедут следователи.

– Вы с ума сошли?! – вскипел Назаров. – Я не собираюсь сидеть и ждать, пока сюда приедут следователи.

– Опустите пистолеты, – еще раз приказал директор клуба охранникам, – и никого к нам не пускайте.

– Я ухожу, – сделал движение к двери Назаров.

– Господин Назаров, – возразил ему директор, – вы же разумный человек и понимаете, что я не смогу объяснить сотрудникам прокуратуры, почему вы не захотели с ними разговаривать и ушли отсюда.

– Просто не захотел, – огрызнулся Назаров. Он посмотрел на Машу, потом на Дронго. – Неужели вы не понимаете, что я не могу допустить, чтобы мое имя всплыло в связи со скандалом в этом клубе? Я приехал сюда, чтобы отдохнуть, а не оказаться на газетной полосе в качестве лягушки для препарирования. У меня жена и взрослые дети! – закричал он, теряя терпение.

Дронго посмотрел на Машу. Судя по выражению ее лица, она испытывала отвращение к Назарову. Но промолчала.

– А зачем вы принесли такую сумму в клуб? – поинтересовался Дронго. – Здесь нет азартных игр и никто не берет за услуги такие невероятные суммы. Зачем вам понадобились эти деньги?

– Не ваше дело! – заорал Назаров. – Закройте дверь! – крикнул он знакомой даме с пышными формами.

Та испуганно прикрыла дверь.

– Не нужно так нервничать, – заметил Дронго, убирая оружие и усаживаясь на стул. Следом сели Вейдеманис, Карлик. Затем на стулья опустились Назаров, директор клуба и Маша. Четверо охранников оказались за дверью.

– А наш сутенер, кажется, сбежал, – осторожно сказал Вейдеманис, обращаясь к Дронго.

– Ничего, – усмехнулся Дронго, – все равно найдем.

– Я должен сидеть тут и выслушивать все это? – зло вмешался Назаров. – Ничего. Мы найдем на вас управу.

– Этот сутенер – ваш близкий знакомый, – сказал Дронго с отвращением, – и не нужно делать вид, что вы его не знаете. Сегодня днем вы просили Машу найти Алика, чтобы он предупредил Карлика, что вы приедете в клуб. Или этого тоже не было?

Назаров метнул страшный взгляд в сторону Маши.

– Это ты, сука, обо всем рассказала?! – зло спросил он.

Женщина испуганно отшатнулась.

– Нет, – оправдываясь, сказала она, – нет, нет! Я никому ничего не говорила.

– Врешь! – закричал Назаров. – Откуда же они узнали о нашей встрече? Кто проболтался? Ты или Алик?

– Я им ничего не говорила, клянусь тебе, – прижала руки к груди Маша. – Это не я. Это, наверное, Алик.

Назаров вспомнил, как она вошла в кабинет, и немного успокоился. Может, он напрасно так нервничает? Он имеет право носить с собой в сумочке любые суммы на личные расходы. Никаких других доказательств его вины не существует. И вообще никакой вины нет. А то, что Алик сбежал, даже хорошо. Не останется следов.

– Я больше никого ждать не намерен, – строго сказал Назаров. – Кто захочет со мной беседовать – милости прошу ко мне в офис. Я вам не мальчишка, чтобы ждать здесь целый час. У меня и без того дел хватает.

– Не нужно, – остановил его Дронго, – иначе мы начнем стрелять. Сидите и ждите вместе со всеми сотрудников прокуратуры. Я думаю, у них к вам будет много вопросов. И не нужно делать вид, что вы ничего не понимаете.

– А мне можно уйти? – неожиданно спросила Маша.

Ей никто не успел ответить. Дверь открылась, и в сопровождении нескольких сотрудников милиции в кабинет вошел Гордеев. Увидев сидевшего за столом Карлика, он удовлетворенно кивнул и посмотрел на Дронго.

– Вы еще не устали? – спросил старший следователь, – Вам не надоело ловить по всему городу бандитов? Хорошо еще, что на этот раз вы обнаружили живого бандита. Предыдущему повезло гораздо меньше.

– Сын Арзуманяна умер, – коротко сообщил Дронго.

Гордеев помрачнел, сел на стул, достал сигареты. Негромко выругался. Затем снова взглянул на Дронго:

– Что вы хотите мне сообщить?

– Карлик принимал участие в нападении на машину Арзуманяна, – пояснил Дронго, – и наверняка еще и во вчерашнем убийстве Лунько. Я могу ошибиться, но мне кажется, что, когда в руки этому типу попадает оружие, он испытывает почти сексуальное блаженство. Нужно проверить его психику.

– Проверим, – мрачно пообещал Гордеев.

– И еще, – сказал Дронго. – Вот этот господин – Назаров – приехал в клуб с сумкой, в которой находится несколько десятков тысяч долларов. Сегодня днем он заранее договаривался о встрече с Карликом через знакомого сутенера. Я думаю, что нужно выяснить, почему вице-президент нефтяной компании ходит с огромной суммой денег и «случайно» оказывается в кабинете с бандитом. Может, это плата за какой-то заказ?

– Вы сошли с ума, – твердо заявил Назаров. – Все это домыслы. Плод вашей бурной фантазии. С чего вы решили, что я отдам какому-то бандиту такую сумму?

– А откуда у вас эти деньги? – спросил Дронго. – Или вы копили ее всю жизнь? Нужно полагать, что налоги с этой суммы вы аккуратно заплатили?

– Отцепитесь от меня! – взорвался Назаров. – Чего вы от меня хотите? Это мои сбережения.

– За двести лет честной жизни, – кивнул Дронго. – И вам не стыдно, Назаров! Вы же вице-президент компании, а ведете себя как обыкновенный вор. Неужели вам безразлична ваша репутация?

– А вам какое дело? – окончательно разозлился Назаров. – Это мое дело, как себя вести. И деньги мои. Я их принес, я их и унесу. Никому я не платил и ничье убийство не заказывал. Можете спросить хотя бы у него, – показал он на Карлика.

– Как только мы все проверим, так вас и отпустим, – сказал Гордеев. – Уведите задержанного, – обратился он к сотрудникам милиции.

– Подождите, – вмешался Дронго, – пусть он сначала скажет, кто был рядом с ним в момент нападения. Кто?

Карлик отвел глаза. Ему не хотелось разговаривать с этим непонятным человеком.

– С тобой был Шмель, – неожиданно сказал Дронго, – он сидел за рулем… А кто был третий? Назови имя третьего.

– Он… ты… он…

У Карлика сморщилось лицо. Было очевидно, что это человек с неуравновешенной психикой. Кажется, он готов был расплакаться. После того как у него отобрали оружие, он заметно сник.

– Уведите его, – нахмурился Гордеев.

Было понятно, что ничего путного добиться от бандита сейчас не удастся. Нужно подождать, пока он успокоится. Карлик, опустив голову, вышел в коридор в сопровождении двух офицеров.

– И вы думаете, что у меня могли быть общие интересы с таким типом? – возмущенно спросил Назаров.

– Не лгите, – устало сказал Дронго.

Он искал чудовище, а нашел растерявшегося чиновника и полубезумного идиота. Однако он понимал, что другой бандит, находившийся рядом с Карликом, и был истинным вдохновителем преступления.

– Я подам на вас в суд, – возмущенно произнес Назаров.

– Не нужно, – сказал Дронго.

Он взглянул на Вейдеманиса. Можно было бы предъявить пленку с записью голоса вице-президента. Но это означало, что они готовы отвечать за незаконное прослушивание и смириться с конфискацией собственной аппаратуры.

– Я слышал ваш разговор с Машей, – неожиданно вмешался Эдгар. – Утром я проверял телефонную линию вашей знакомой и случайно подслушал ваш разговор. Вы просили ее найти Алика, а она отказывалась, полагая, что вас интересуют его знакомые женщины. Вы еще разозлились и обругали ее. И приказали найти человека, который должен прийти в клуб.

Назаров возмущенно открыл рот. Но промолчал.

– Мой друг – телефонный оператор, – поддержал игру Вейдеманиса Дронго. – Мы утром случайно вышли на Машу. Он обслуживает район, где живет ваша знакомая.

Дронго заметил усмешку Гордеева. Однако тот не стал вмешиваться. Старший следователь явно не поверил в версию о «телефонном операторе» Эдгаре Вейдеманисе, который «случайно» подслушал Машу.

– Признавайтесь, Назаров, – строго потребовал Дронго. – Это вы были заказчиком нападения на Арзуманяна и Лунько?

– Нет, – выдохнул Назаров, – нет, не я. Честное слово, не я.

Он закрыл лицо руками. Потом посмотрел на Машу. Очевидно, ему было неприятно говорить в присутствии своей подруги.

– Выйди отсюда, – мрачно приказал он ей.

Она презрительно поджала губы и вышла. Гордеев выразительно посмотрел на директора клуба, и тот тоже вышел в коридор вместе с сотрудником милиции. В комнате остались четверо мужчин: Гордеев, Назаров, Дронго и Вейдеманис.

– Говорите, Назаров, – сурово произнес Дронго. – Нас интересует третий нападавший.

– Я не знаю, – выдохнул тот, – я действительно не знаю. Вы ошибаетесь, я не имею отношения к этим нападениям…

– Вы принесли деньги в клуб и хотели встретиться с бандитом сразу после вчерашнего нападения, – продолжал Дронго. – Объясните нам, почему.

Назаров посмотрел на него, потом на Гордеева.

– Алик знакомил нас с красивыми женщинами, – неохотно заговорил вице-президент. – Он уже давно обслуживал все руководство компании. Мы даже заказывали самолет – возили его знакомых на Мальдивы. В общем, он был нужным человеком. И все знали о круге его знакомых…

– Продолжайте, – предложил Гордеев, видя как Назаров запнулся.

– Мы знали, что у него есть знакомые среди бандитов, – продолжал тяжело дыша Назаров, – но я никогда не предполагал, что ему поручат… поручат такое дело. За две недели до нападения на машину мы с Арзуманяном серьезно поспорили. Его земляк Абрамов – наш третий вице-президент, и, очевидно, от него Арзуманян узнал о реальном положении дел компании. Он отказался страховать наше оборудование – оно было не до конца укомплектовано. В общем, разговор был очень неприятный. Очень. Мы с Лунько настаивали, он отказывался. Потом он ушел. Своим отказом он поставил нас в очень трудное положение. Ведь наши зарубежные партнеры знали, что мы работаем с компанией Арзуманяна.

– И тогда вы приняли решение о его физическом устранении? – спросил Дронго.

– Нет, – возразил Назаров, – нет, нет. Мы решили, что нужно искать другой выход. И вдруг произошло это нападение на Арзуманяна. Я сразу понял, что кто-то из наших решил «позаботиться». Но тогда я не думал об Алике. Через некоторое время я узнал, что Алик покупает себе квартиру на Профсоюзной. И тогда я заподозрил неладное. Ему всегда не хватало денег. А тут вдруг кто-то их ему дал. Но до вчерашнего дня я грешил на Лунько, считая, что это он нанял убийц…

Назаров замолчал.

– Продолжайте, – сказал Гордеев.

– Вот и все, – устало махнул рукой Назаров. – Я понял, что нужно найти Алика и поговорить с ним. Сутенер оказался человеком сообразительным. Когда я предложил ему деньги, он сразу сдал Карлика. Сказал, что он был одним из нападавших на Арзуманяна и Лунько. Подозреваю, что за хорошие деньги Алик продаст душу дьяволу. Тогда я предложил ему найти Карлика. Я приготовил деньги, чтобы заплатить Карлику и получить его письменное признание о настоящем заказчике убийства. Мы договорились встретиться. Но когда я пришел, то увидел здесь этого господина, – Назаров кивнул в сторону Дронго.

– Ничего не понимаю.

Гордеев посмотрел в сторону Дронго, словно ожидая, что тот объяснит ему сказанное Назаровым.

– Все понятно, – нахмурился Дронго. – Назаров понял, что кто-то другой принял решение об устранении Арзуманяна. Этот заказчик уплатит деньги через Алика, приказав устранить Арзуманяна. Но киллеры просчитались: Арзуманян оказался жив, а шум вокруг этого нападения не устроил заказчика. И тогда он принял решение убрать Лунько, который, очевидно, знал больше, чем Назаров. Таким образом, заказчик убивал сразу двух зайцев. Отводил подозрение от себя и подставлял Лунько под месть Арзуманяна. Но Назаров разгадал его игру и решил купить признания сутенера и Карлика, чтобы иметь возможность шантажировать истинного заказчика. А мы ему помешали. Все верно?

Назаров отвернулся. Он не хотел больше ничего комментировать.

– Кто заказчик? – спросил Гордеев. – Кто, по-вашему, мог выйти на бандитов?

Назаров молчал.

– По-моему ясно, – вмешался Дронго, – нужно только представить себе, кого может шантажировать наш гость. Он ведь первый вице-президент компании. Человек, на которого он собирал компромат, должен занимать более высокое положение, чем Назаров. У него должны быть деньги и влияние, которому завидует Назаров. Этим человеком может быть только президент компании Флейшер. Я прав или ошибаюсь?

Гордеев ошеломленно поднялся. Назаров опустил голову.

– Не может быть… – растерянно прошептал старший следователь. – Этого не может быть…

– Очевидно, подлинным вдохновителем этой истории с Арзуманяном был сам Флейшер, – продолжал Дронго. – Арзуманян и не догадывался, что за всеми финансовыми потоками стоял президент компании. И подозревал обоих вице-президентов. С ними у него был неприятный разговор. Но оказалось, что они тоже были подставкой. Вот, собственно, и все.

– Это правда? – Гордеев смотрел на Назарова, но тот молчал. Весь его вид говорил о том, что возразить ему нечего.

– Где сейчас может быть Флейшер? – спросил старший следователь.

– Наверное, в офисе, – предположил Назаров, – он обычно там до десяти-одиннадцати вечера.

– Поехали в офис немедленно, – сказал Гордеев. – Вы, Назаров, поедете с нами.

Он пошел к выходу. Дронго и Вейдеманис поспешили за ним. На улице их ждал Леонид Кружков.

– Алик не выходил? – поинтересовался Дронго.

– Нет, – удивился Кружков. – Разве он не с вами?

– Сбежал, – покачал головой Дронго. – Ничего страшного, мы его все равно найдем. Такой человек не может надолго исчезнуть. Он постоянно крутится около женщин.

Уже в автомобиле Гордеев взглянул на Дронго и, усмехнувшись, произнес:

– Значит, ваш друг работает телефонным техником?

– Подрабатывает в свободное от работы время, – с серьезным видом подтвердил Дронго.

Гордеев улыбнулся, но больше ничего не спросил. Машины буквально летели в направлении офиса нефтяной компании.

– Я всегда знал, что большие деньги так или иначе связаны с преступлениями, – задумчиво сказал Дронго. – Сейчас не любят вспоминать Маркса, но он был прав. Обеспечьте капиталу пятьсот процентов прибыли – и нет преступления, перед которым он бы остановился.

– У нас было время таких хищников… – мрачно заметил Гордеев. – Но оно уже проходит. Их время заканчивается.

Они подъехали к зданию. Машины замерли у входа в офис. Первым поспешил Назаров. Он объяснил охранникам, что с ним приехали сотрудники прокуратуры и милиции. Заодно он получил подтверждение о том, что президент компании находится в офисе. Они поднялись на четвертый этаж, где располагались кабинеты руководителей. В коридоре горел свет. В приемной сидела секретарша – миловидная женщина лет тридцати пяти. Увидев Назарова, она поднялась из-за стола.

– Семен Яковлечич просил никого не пускать, – предупредила она.

– Это сотрудники прокуратуры, – хмуро объяснил Назаров, – им нужно с ним поговорить.

Секретарша взглянула на него, потом на остальных и подняла трубку внутреннего телефона. Но на гудки никто не ответил. Она нахмурилась.

– Он занят, – сказала она, – не берет трубку.

Гордеев и Дронго подошли к двери. Между приемной и кабинетом было две двери.

– Нельзя!

Секретарша попыталась их остановить, но Дронго решительно открыл первую дверь, затем вторую. И отошел в сторону, уступая место остальным. И вдруг секретарша закричала. Флейшер сидел в кабинете с простреленной головой. Он застрелился из небольшого пистолета. Оружие валялось на полу. Дронго подошел ближе. На столе была записка.

«Я не хотел», – написал Флейшер перед тем как застрелиться.