Равновесие страха

Абдуллаев Чингиз Акифович

Глава третья

 

Они смотрели друг на друга. Прошло столько лет с тех пор, как они познакомились. Тогда, в начале девяностых, совсем еще молодой Оскар Ваганов был руководителем дерзкой банды вымогателей-рэкетиров, которые держали в страхе несколько кварталов в центре Москвы, а Роман Хаусман только начинал свою деятельность бизнесмена. И конечно, рано или поздно они должны были познакомиться. Практически все крупные состояния современной России могли быть нажиты только при наличии двух факторов, которые были непременным условием выживания любого бизнесмена и его успешного бизнеса. Нужно было иметь хорошие связи с чиновниками и уметь договариваться с криминальными структурами. Без этих условий никто не мог претендовать на часть государственной собственности (а другой тогда фактически не было), на возможность приватизации государственных объектов, на участие в залоговых аукционах. И конечно, нужно было уметь договариваться с преступными группами, которые контролировали не только бизнес, но и откровенно покупали правоохранительные органы и судей. Защитить от беспредела других бандитов бизнесменов могли только сами бандиты, которым приходилось платить и с которыми нужно было договариваться.

Именно тогда магазины Романа Хаусмана взяла под свою опеку преступная группа Оскара Ваганова. Под ее крылом Хаусман находился около двух лет, пока конкуренты не решили, что Ваганов и его люди получают слишком большие проценты от крышевания различных сфер бизнеса. Произошла встреча двух преступных групп, во время которой вспыхнула ссора и Ваганов лично убил своего конкурента. Все участвующие в этих разборках дали показания, что это была обычная драка, и двадцатичетырехлетний Ваганов получил восемь лет тюрьмы, из которых отсидел только три и вышел на свободу по амнистии. Потом были другие преступления и другие приговоры. Ваганов постепенно превращался в Бразильца и становился одним из самых известных и жестоких преступных авторитетов в стране, а Роман Хаусман основал свою страховую компанию, стал акционером ряда других известных компаний и превратился в мультимиллионера.

Они не забывали друг друга и позже, иногда читали сообщения о «подвигах» мультимиллионера и «вора в законе». И каждый подсознательно помнил о том, как они встретились и вместе работали двадцать лет назад. И вот теперь, спустя столько лет, они снова встретились. Хаусману было пятьдесят, его собеседник был моложе на несколько лет.

– Как живешь, Оскар? – спросил Хаусман, глядя на своего визави. И хотя тот был гораздо моложе, выглядел он значительно старше Романа, а волосы были уже изрядно седыми.

– Еще пытаюсь барахтаться, – усмехнулся Ваганов, – а ты у нас стал известным человеком. Твои портреты появляются в газетах. Недавно видел, как ты с одним министром был на открытии выставки. Кажется, французской.

– Ты у нас интеллектуал, – вспомнил Роман Эдуардович, – знаешь иностранные языки. Значит, ты читал французские газеты. Ты, наверно, единственный «вор в законе», который говорит на нескольких иностранных языках. Такой удивительный гибрид интеллектуала и криминального авторитета. Авторитетов такого масштаба, как ты, нет.

– Много ты знаешь про авторитетов, – сказал с явным презрением Ваганов, – ты уже забыл про Джабу Иоселиани, который был профессором и доктором филологических наук. А ведь его официально «короновали» еще до распада Союза. Это сейчас появились молодые «воры», которые покупают себе это звание. Раньше такого никогда не было, звания давали за конкретные дела.

– Тебе лучше знать, – усмехнулся Хаусман. – Зачем тебе понадобилась наша встреча? Что произошло? Мы ведь договаривались, что не должны никогда встречаться. У тебя свой бизнес, у меня свой. Раньше мы работали вместе, сейчас каждый за себя. У меня своих проблем хватает, и я не хочу, чтобы на меня вешали еще и твой «бизнес». Я думаю, ты догадываешься, как мне не хотелось бы, чтобы наша встреча стала кому-нибудь известна.

– Не волнуйся. Ты сам понимаешь, что я не стал бы беспокоить тебя по пустякам.

– Не сомневаюсь. Так зачем позвал? Тебе нужны деньги?

– Почему все миллионеры такие жадные? Зачем ты меня оскорбляешь, Роман? Мне уже давно не нужны ничьи бабки. Я, конечно, не вхожу в список «Форбса», но деньги у меня есть. И надеюсь умереть, не попросив у тебя твоих денег.

– Ну да, понятно. Сейчас, наверно, у вас тоже есть свой список «Форбса». В порядке вашей иерархии.

– Какой ты стал ироничный. Ты изменился, Роман, почувствовал свою силу, думаешь, что за деньги можно все купить. Приехал сюда с шестью телохранителями. А вот я сидел в этой квартирке один. Мне телохранители ни к чему. Меня мой авторитет защищает. Каждый знает, что ему будет, если посмеет меня пальцем тронуть. Все знают, кроме откровенных беспредельщиков. А насчет «Форбса» ты тоже не прав. Это дураки-американцы списки публикуют, чтобы показать наших миллионеров. А настоящий список давно другой. Туда нужно вписывать наших чиновников. Всех, по списку правительства и руководства. Вот где сейчас настоящие миллионеры сидят. Только эти списки никто и никогда не опубликует.

– Ты позвал меня для того, чтобы дать интервью по поводу нового списка «Форбса»? – поинтересовался Хаусман, не скрывая своего сарказма.

– Смешно, – прохрипел Бразилец, – смешно говоришь, Роман. Все еще шутишь. Чувствуешь себя хозяином жизни.

– А ты в этой жизни чувствуешь себя изгоем?

– А я скромный человек. Мне много и не нужно, – ответил Бразилец. – Только давай оставим эту тему. Не для того я тебя позвал. Хочу тебя предупредить, что здесь работает специальная аппаратура и наш разговор записать невозможно.

– Хорошо, что предупредил, – кивнул Хаусман. – Эта аппаратура вредно действует на человека, особенно на мужчин.

– Ничего страшного за полчаса с тобой не произойдет, – успокоил его Ваганов, – все, что могло случиться, уже, похоже, случилось.

Роман Эдуардович насторожился. Что именно хочет сказать ему Бразилец?

– Ты, наверно, слышал о таком неприятном человеке, как Роберт Туманов? – неожиданно спросил Ваганов.

– Кое-что слышал. И даже видел, как он с тобой недавно схлестнулся в ресторане «Ностальжи», когда вы там встретились, – вспомнил Хаусман. – Я случайно там оказался с супругой и видел, как ваши телохранители чуть не убили друг друга. Хорошо еще, что не устроили стрельбу в центре города.

– Никто не мог знать, что он туда заявится. – Лицо Ваганова перекосилось от ненависти. – Если бы знали заранее, встретили его по-другому.

– Значит, хорошо, что не знали, – рассудительно сказал Роман Эдуардович. – Иначе бы перестреляли всех клиентов в ресторане. А ты еще говорил, что тебя охраняет твой авторитет.

– Охраняет от всех, но только не от таких отморозков, как Роберт Туманов, – пояснил Ваганов. – В каждом бизнесе есть свои беспредельщики. С этим ничего нельзя сделать. Так, значит, ты лично знаком с Тумановым?

– Нет, лично не знаком, но много о нем слышал.

– И с женой не знаком?

– Нет, не знаком. А почему это тебя так интересует?

Вместо ответа Бразилец достал из кармана фотографии и протянул их своему гостю. На снимках была супруга Хаусмана Ирина и Роберт Туманов, которые улыбаясь разговаривали друг с другом. Роман Эдуардович посмотрел и, поморщившись, отбросил фотографии.

– Ну и что? – спросил он с явным раздражением. – Из-за этого нужно было так срочно со мной встречи искать? Они случайно встретились в холле отеля. Я вижу, что это отель. По-моему, «Ритц-Карлтон». И они разговаривают. Что из этого?

– Она тебе рассказывала об этой встрече?

– Может, и рассказывала, я точно не помню. Но я помню, что я ей советовал больше никогда даже не разговаривать с этим типом. Всему городу хорошо известны его «подвиги».

– Но они встретились, – с нажимом произнес Ваганов.

– Эти фотографии ничего не доказывают. Они поздоровались, перекинулись парой фраз и все. Я разговариваю ежедневно с несколькими десятками женщин. Это не значит, что я со всеми сплю.

– Ты сказал, что вы увидели меня и Туманова в «Ностальжи». Это была твоя идея пойти туда или твоей супруги?

– Не моя и не супруги. Нас туда пригласили наши друзья, и мы там оказались абсолютно случайно. Поэтому можешь успокоиться и не так сильно за меня волноваться.

– Я волнуюсь, – упрямо произнес Бразилец. – Дело в том, что этот тип уже сегодня переходит нам дорогу везде, где только можно. И если он посмел замахнуться даже на твое семейное счастье, то значит, перешел все дозволенные границы и чувствует себя неуязвимым.

– Оставим мое семейное счастье в покое, – предложил Роман Эдуардович, – это не та тема, которую мне приятно обсуждать.

– Посмотри еще на эти фотографии, – достал другую пачку фотографий Ваганов. – Твоя супруга уже несколько раз посещала фитнес-центр на Покровке.

– Я не буду даже смотреть, – не тронул лежавшую на столике пачку фотографий Хаусман. – Я прекрасно знаю, куда и зачем ездит моя жена и где она бывает. С точностью до минуты. Ее постоянно сопровождают водитель и телохранитель. А с недавнего времени еще один автомобиль с дополнительными охранниками. Она одна никуда не ездит и не ходит.

– Верно, – согласился Бразилец, – она ездит в этот фитнес-центр со своими людьми. Но потом она туда входит, и что там происходит, никто точно не знает. Мы выяснили, что этот центр на паях принадлежит Туманову. И вот еще фотографии. Он дважды приезжал туда за несколько минут до появления твоей супруги.

Оскар достал третью пачку фотографий. Положил перед гостем. Хаусман с задумчивым видом перебрал снимки. На них был Туманов, входивший в тот же фитнес-центр.

– С разницей в несколько минут, – пояснил Ваганов. – Мне показалось, что это странное совпадение.

– На сколько людей рассчитан этот центр? – поинтересовался Роман Эдуардович.

– На сорок-пятьдесят человек, – ответил Бразилец, – но учти, что это исключительно женский клуб. Что там делает мужчина, не совсем понятно.

– Ты же сказал, что этот клуб принадлежит Туманову. Поэтому он туда и ездит, – все еще не хотел сдаваться Хаусман.

– Два совпадения подряд, – напомнил Ваганов, – и еще другие встречи в ресторане и гостинице. Тоже совпадения?

– Ресторан вообще следует исключить, а в отеле наверняка случилось обычное совпадение. Повторяю, не нужно быть больше католиком, чем папа римский. Если я доверяю своей супруге, почему ты ей не должен доверять? И вообще, почему ты лезешь в мою семью? Только для этого ты решил со мной встретиться?

– Я хотел тебя предупредить на правах старой дружбы, – пояснил Бразилец. – Мне очень неприятно, что этот тип не уважает никаких правил, не признает ничьих авторитетов. Он готов уничтожить меня и опозорить тебя. Неужели тебе это может понравиться?

– Так, теперь я понял, – разозлился Роман Эдуардович, – ты решил расправиться со своим основным конкурентом моими руками. Придумали историю про Ирину, чтобы я нанял киллеров для устранения Туманова? Красивый ход. Ревнивый муж убирает опасного конкурента.

– Я сам его уберу, когда он мне окончательно надоест, – спокойно возразил Ваганов, – только я хотел тебя предупредить. Этот Туманов не так прост, как кажется. Он ведь сидел еще во французской тюрьме. Поэтому с ним нужно быть осторожнее. Могут проявиться связи этого отморозка с другими спецслужбами, например с французской разведкой.

– А ты решил Родину защищать, – все больше распалялся Хаусман. – Защищать свой бизнес и свою страну от человека, который сидел во французской тюрьме и может быть шпионом французов. Какое редкое благородство. Только если этот мерзавец настоящий шпион, то он не стал бы лезть так открыто на рожон. Неужели и этого ты тоже не понимаешь?

– Значит, ты мне не веришь?

– Я верю своей жене, – крикнул Роман Эдуардович. – Она вышла за меня не глупой девочкой, а уже взрослой, самостоятельной женщиной, у которой был немаленький сын. И она уже была замужем. Неужели ты можешь себе представить, что она станет изменять мне ради встреч с каким-то приблатненным уголовником? Не будь таким наивным, Оскар, не нужно переоценивать собственные возможности или возможности людей из твоего круга. Он стоит очень далеко от нашего мира. Мы сейчас в разных галактиках. И моя жена никогда даже не подумает о том, чтобы променять меня и свою обеспеченную жизнь на сомнительную связь с этим придурком. Извини, но я был о тебе лучшего мнения.

– Я обязан тебя предупредить, – сказал Ваганов, – а ты уж должен быть бдительным. Постарайся не забывать о нашем разговоре. И не пускай ее больше в этот фитнес-центр.

– Постараюсь, – Роман Эдуардович поднялся. – Надеюсь, что у тебя больше нет никаких фотографий?

Ваганов молчал.

– Значит, нет, – удовлетворенно сказал Хаусман. – А теперь я дам тебе совет. Постарайся не забывать, что мы теперь вращаемся в разных сферах. Я тебя всегда уважал, ты сильный и умный человек. Но только на таких дешевых номерах меня уже давно нельзя купить. Прощай.

Он кивнул и, не протягивая руки, вышел из комнаты. Хлопнула дверь. Послышались шаги Хаусмана и его телохранителей на лестнице. Через несколько минут обе машины отъехали. Еще через минуту в квартиру вошел высокий мужчина. Он прошел в комнату, где сидел Ваганов.

– Поговорили? – спросил он у Бразильца.

Тот кивнул.

– Что он сказал? – поинтересовался вошедший.

– Не поверил, – криво усмехнулся Ваганов. – Он превратился в самодовольного индюка. Деньги действительно портят человека. Сильно портят. Он не хочет никого слушать.

– Ты все ему показал?

– Нет. Не все. Только первые три пачки. Последнюю я не стал ему показывать, иначе он сразу начнет психовать, устроит разборки и сорвет нам наш план. А он, дурачок, подумал, что я позвал его, чтобы натравить на Туманова. Какой самовлюбленный болван. Раньше он таким не был.

– Ты считаешь, что мы поступили правильно?

– Конечно. Это чистая психология. Теперь он невольно начнет подозревать свою жену и не разрешит ей быть, как прежде, самостоятельной. И самое главное, он больше не позволит супруге появляться в этом фитнес-центре, который принадлежит Туманову и где мы не можем его вычислить. Значит, Туманову придется придумывать какой-то хитроумный план, чтобы встречаться с супругой Хаусмана. Забыв обо всем, он попытается снова с ней встретиться, даже рискуя своей безопасностью. И вот здесь мы его и подловим. Влюбленный мужчина – безумный мужчина, – улыбнулся Бразилец, доставая очередную пачку фотографий из кармана.

Эти фотографии не оставляли никаких сомнений в измене жены Романа Эдуардовича. На них были засняты Роберт Туманов и Ирина Хаусман в позах, которые обычно публикуются в мужских журналах. Это была одна из их первых встреч в отеле, в номере которого была установлена специальная аппаратура. Отель контролировался правоохранительными органами, среди которых оказался оперативник, иногда поставлявший информацию самому Бразильцу. Он и перепродал эти компрометирующие фотографии помощнику Бразильца – Феликсу Викулову, который сейчас стоял перед своим шефом. Ваганов взглянул на фотографии и довольно улыбнулся.

– В разных галактиках, – вспомнил он. – Действительно самовлюбленный индюк.