Рандеву с Валтасаром

Абдуллаев Чингиз

ВИЛЬНЮС — РИГА. 28 ИЮНЯ

 

На этот раз перестрелка в центре столицы оказалась в центре внимания журналистов и телеведущих. Труп террориста показывали по всем европейским каналам. Английское посольство настояло на том, чтобы исключить возможность трансляции любых кадров с изображением Джеймса Планнинга. Англичанин был отправлен на родину после того, как ему извлекли пулю и оказали необходимую помощь.

Дронго пришлось нелегко. Он давал показания всю ночь и весь следующий день. Участники «Экспресса» уже выехали в Ригу, когда он все еще сидел в прокуратуре, заполняя формуляры со своими объяснениями. Разрешение на оружие, выданное в России и на территории стран Шенгенской зоны, не было оформлено надлежащим образом в Литве. Спасало лишь то обстоятельство, что их груз официально не проходил таможню, и поезд как бы считался экстерриториальным образованием, не подлежащим юрисдикции литовских властей. Очевидно, сказалось и то, что он встречался с президентом. К тому же кто-то успел позаботиться и об адвокатах, которые успешно доказали в прокуратуре, что право на защиту еще никто не отменял. К концу дня Дронго наконец выпустили из прокуратуры, взяв подписку, что он покинет пределы страны в течение двадцати четырех часов.

Он вернулся в отель, чтобы собрать вещи, и обнаружил записку с номером телефона. Когда он набрал этот номер, ему ответил Вейдеманис. Он сообщил, что Дронго ждет машина, которая доставит его в Ригу. Эдгар не мог появиться в Латвии, но именно он организовал и адвокатов, и автомобиль для переезда в Ригу. Дронго собрал чемодан, взял сумку и, выйдя из отеля, уселся в машину. Пистолет у него конфисковали в прокуратуре, но водитель, которого нанял Вейдеманис, был сотрудником полиции и имел служебное оружие. Он должен был довезти Дронго до границы, где его ждал другой автомобиль.

Они уже подъезжали к границе, когда позвонил Эдгар.

— Я уже в Белоруссии, — сообщил Вейдеманис, поэтому могу спокойно говорить. Кто это был? Кто, по-твоему, мог организовать нападение?

— Ты еще спрашиваешь! — вздохнул Дронго. — Сначала они пытались убрать меня в Каишкаше, потом в Вильнюсе. Я обратил внимание, что Хоромин появился только к концу приема, после чего Асли Эрдоган упала в обморок. У меня есть конкретные доказательства. И боюсь, что Потапова просто водят за нос. Они скрыли от нас свадьбу Сильвии Треудел, не сообщили данных о Мехмеде Селимовиче, почему-то не смогли точно вычислить Альваро Бискарги. Мне все больше и больше кажется, что этот террорист был им нужен для прикрытия собственных планов. И я пока не знаю, каких. Сообщи Потапову, что в нас стреляли трое неизвестных. Одного убил Планнинг. Сам Хоромин куда-то исчез, его не было в поезде. Но самое важное: он мне все время врал. Я видел вчера его паспорт. Он въехал в Шенгенскую зону второго июня, прилетев в Португалию. А через несколько дней меня там едва не убили. Таких совпадений не бывает. Значит он вылетел в Португалию заранее, чтобы подготовить это убийство. Но в Каишкаше у них сорвалось. Они полагали, что я буду один и без оружия. А рядом со мной оказался Планнинг. Поэтому они решили повторить здесь свой план, убрав на этот раз нас обоих.

— Я все понял, — взволнованно сказал Вейдеманис, — прямо сегодня передам. Береги себя. Удачи тебе!

— И тебе, — Дронго выключил аппарат, представив себе, как нервничают люди, возможно, прослушивавшие их разговор.

Вечером он прибыл в столицу Латвии. Его, как и других гостей, поселили в «Мартам Парк Отеле». Дронго оставил там свой чемодан и, захватив сумку с нужными вещами, переехал в «Радисон», чтобы выспаться. Весь следующий день он спал, не выходя из номера, словно готовясь к решающему, последнему, раунду. А тем временем в Москве происходили не менее драматические события.