Рандеву с Валтасаром

Абдуллаев Чингиз

МОСКВА. 21 ИЮНЯ

 

Потапов сидел в своем кабинете, когда зазвонил городской телефон. Генерал взглянул на аппарат, удивленно посмотрел на часы. Было уже достаточно поздно. А его городской номер никто из знакомых не знал. Потапов поднял трубку.

— Слушаю вас.

— Добрый вечер, — узнал он характерный голос Дронго. — Кажется, я ошибся номером. Может, мне лучше перезвонить?

— Да, вы ошиблись, — сразу ответил Потапов и положил трубку.

Он поднялся и, выйдя из кабинета, прошел через приемную в коридор. На этаже пустовали многие кабинеты. Он прошел несколько кабинетов и вошел в один из них, где сидел молодой сотрудник. Увидев генерала, он вскочил.

— Мне нужно поговорить по городскому телефону, — сказал Потапов, — если можно, оставьте меня одного.

Сотрудник кивнул и, быстро забрав со стола листы бумаги, вышел из кабинета. Потапов подошел к аппарату и набрал номер мобильного телефона Дронго. Тот сразу ответил. Очевидно, он ждал этого звонка.

— В чем дело? — спросил генерал. — Что случилось?

— Почему вы не сообщили мне о свадьбе Сильвии Треудел? — услышал он голос Дронго.

— О какой свадьбе? — не понял Потапов.

— Представитель Австрии Сильвия Треудел собирается выйти замуж, — терпеливо объяснил Дронго, — а ее супруг уже получил визу и собирается прилететь в Москву. Как ваша служба могла пропустить подобный факт?

— Впервые слышу, — растерянно ответил генерал, — я обязательно проверю, но у нас не было никакой информации.

— И еще. Наш английский друг собирается путешествовать в одном поезде вместе со мной. Он оформляется как журналист.

— Только этого нам не хватало.

Потапов подумал, что Городцов, возможно, был прав, указывая, что Дронго не справится в одиночку и ему нужна помощь профессионала. Впрочем, Дронго много раз доказывал, что он умеет действовать и без посторонней помощи. «Городцов его плохо знает», — злорадно подумал Потапов.

— Вам нужна помощь? — спросил он.

— Нет, — ответил Дронго, — но мне уже сообщили, что должны приехать два журналиста.

— Да. Один из них представляет республиканскую газету, а другой радио.

— Я понимаю, — ответил Дронго, — но мне кажется, что нужно обратить внимание на прокол с этим женихом. Мне не нравятся такие факты. И еще случай с Мехмедом Селимовичем. Проверьте и его. Англичане заявили, что он был в первоначальных списках военных преступников по Боснии, но из окончательного списка его имя исчезло. Почему мне об этом не сообщили? Получается, что ваши сотрудники относятся к своей работе достаточно халатно. Или вы полагаете, что ничего страшного не случилось?

— Мы все проверим, — сказал Потапов, — может, нам поменять Вейдеманиса на другого человека?

— Нет. Он мне нужен. Другой человек не сможет меня понять. И потом — при чем тут Эдгар? Все гораздо серьезнее, генерал, неужели вы этого еще не поняли?

Потапов нахмурился. Потом спросил:

— Вы убеждены, что справитесь?

— В последнее время я вообще ни в чем не убежден, — признался Дронго.

— Что? — не понял Потапов. — Что вы сказали?

— Не беспокойтесь, генерал, я пошутил. Проверьте вашу службу еще раз. Больше всего на свете не люблю, когда стреляют в спину. И еще один факт. Наш английский друг полагает, что о его появлении в Португалии не мог знать никто. Он никому не сообщал своего маршрута и поехал туда, чтобы встретиться со мной. Получается, что там ждали именно меня. И ждали люди, хорошо осведомленные. Я думаю, что вам нужно проверить и этот факт.

— Да, — растерянно сказал Потапов, — я вас понимаю.

— До свидания, — Дронго отключил свой телефон.

Потапов осторожно положил трубку на рычаг. Затем почему-то обернулся, словно за ним могли подглядывать. И после этого поднял аппарат, как будто в нем мог находиться «жучок» для подслушивания. Генерал прекрасно шал, что все кабинеты и телефоны защищены от прослушивания специальной техникой, но впервые в жизни он колебался. Затем, поставив аппарат на столик, он быстро вышел из кабинета.

Молодой сотрудник стоял в коридоре. Увидев генерала, он вытянулся по стойке смирно.

— Спасибо, — кивнул ему Потапов, возвращаясь в свой кабинет.

Уже усевшись в кресло, он думал минут двадцать. Дронго полагал, что утечка информации о его появлении в Каишкаше произошла из Москвы. Затем это неожиданное похищение Вейдеманиса. Англичане никогда в жизни не пошли бы на такой шаг, если бы не были абсолютно уверены, что Вейдеманис не является официальным представителем ФСБ. И наконец, этот прокол с женихом Треудел. Ведь поездом занимается непосредственно Камил Баширов и его сотрудники. Как могли профессионалы такого класса не сообщить ему о столь важной детали? Или Дронго ошибается? Но ведь визу для поездки в Россию жених Треудел обязан был получать в российском посольстве, а вся информация по «Литературному экспрессу» сразу передавалась в ФСБ.

Он протянул руку к трубке и вдруг опустил ее. Затем снова протянул. Подобные сомнения нельзя оставлять без внимания. Потапов наконец решился. Он поднял трубку и набрал номер начальника управления собственной безопасности ФСБ.

— У меня к вам важное дело, — начал Потапов, — думаю, нам нужно встретиться.