Рандеву с Валтасаром

Абдуллаев Чингиз

МОСКВА. 14 ИЮНЯ

 

Еще утром Мирза Меликов понял, что его готовятся везти в Москву. За завтраком Голубев сел напротив него и молча, не мигая смотрел, как завтракает его визави. Меликов усмехнулся, но продолжал спокойно есть, глядя в глаза охраннику. Он не успел закончить, когда приехал полковник в сопровождении двух новых охранников.

— Готовы? — спросил Баширов, входя в комнату.

— Он завтракает, — сказал Голубев, не сводя глаз с Мирзы.

— Заканчивайте, — махнул рукой полковник, — машина нас уже ждет.

Через несколько минут они выехали в сторону города. Меликов сидел между Голубевым и одним из охранников. Еще один охранник, угрюмый парень лет тридцати с хорошо накаченными мускулами, сидел за рулем. Баширов уселся впереди.

Машина неслась в сторону города. Меликов выглядел внешне безучастным. Лишь когда автомобиль въехал в город, он начал оглядываться по сторонам. Баширов, словно уловивший движение его глаз, обернулся. Посмотрел на пленника.

— Давно не был в Москве? — спросил он без тени улыбки.

— Давно, — кивнул Меликов. — Говорят, что Москва сильно изменилась.

— Изменилась, — подтвердил полковник, поворачиваясь спиной.

Автомобиль проезжал через центр города. Мирза смотрел жадно, не отрываясь, даже не думая скрывать своего любопытства. Они подъехали к саду «Эрмитаж», когда Голубев больно толкнул его в бок:

— Приехали.

— Наденьте ему наручники, — приказал полковник, снова оборачиваясь к Меликову. — Учти, — сказал он, глядя в глаза своему пленнику, — если только попытаешься бежать, я достану тебя из-под земли. Поэтому лучше и не пытайся.

Голубев достал наручники. Это была система из гибких металлических звеньев из нержавеющей стали, обхватывающая запястья. Наручники запирались на два сложных замка. Голубев надел один конец наручников на свое левое запястье, а второй — на правую руку Меликова. После чего закрыл замок. Сложность системы заключалась в том, что замок открывался только со стороны Голубева. Баширов протянул второй ключ, и Голубев, закрыв второй замок, вернул оба ключа полковнику. Меликов усмехнулся, глядя на наручники. Он понимал, почему это было сделано в последний момент. Иначе бы он смог разглядеть наручники и попытался бы разгадать сложную систему ключей и замков.

Они вышли вместе с Голубевым и Башировым. Меликов невольно оглянулся. Оба охранника, приехавшие вместе с ними, остались рядом с машиной. Это несколько озадачило пленника, но он ничего не спросил. Они вошли в сад «Эрмитаж». В саду почти никого не было, за исключением редких прохожих, случайно оказавшихся здесь. Где-то в стороне целовались влюбленные, очевидно студенты. Накрапывал дождик.

— Идемте быстрее, — сказал полковник.

Втроем они прошли в глубь сада. Полковник шел рядом с ними, словно готовый к любой неожиданности со стороны Меликова. Голубев, нехорошо улыбаясь, несколько раз дергал левой рукой, напоминая пленнику о своем присутствии. Они прошли к ресторану, стоявшему в глубине сада, у стены.

— Вот здесь будут павильоны, — негромко сказал полковник, кивая вперед, — это будут обычные палатки. Вот здесь будет главная трибуна. Ничего особенного. Легкие металлические конструкции, деревянный настил.

— Может, разместить взрывчатку под трибуной? — спросил Меликов.

Баширов холодно взглянул на него:

— Не будь идиотом, под трибуной ничего размещать нельзя. Там будет охрана, которая сто раз все проверит. Я начинаю сомневаться, что ты именно тот человек, который нам нужен.

— Я тебе не навязывался, — угрюмо огрызнулся Меликов, — и не нужно меня укорять. Я могу задать вопрос, который меня интересует?

— Не нужно задавать дурацких вопросов, — посоветовал полковник, — думаю, ты и сам понимаешь, что под трибуной в любом случае ничего размещать нельзя. Что тебе еще нужно посмотреть?

— Стену. Чтобы рассчитать силу взрыва, нужно будет определить толщину стены и направление взрыва, поэтому я должен пройти в ресторан.

— Иди и смотри, — кивнул Баширов, — только не привлекай внимание посторонних. Старайся не поднимать правую руку.

— Если даже я забуду, ваш громила напомнит мне об этом, — сказал Меликов. — Кстати, посоветуй ему по утрам чистить зубы. От него несет, как из помойной ямы. Надеюсь, пытки не входят в ваши планы?

— Я чистил зубы, — несколько сконфуженно пробормотал Голубев.

— Сколько я тебя учу, — покачал головой полковник, — это ведь его типичный трюк. Хочет вывести тебя из состояния равновесия. Не обращай на него внимания, Голубев. Ни на одно его слово. Он сделает все, чтобы тебя разозлить.

Голубев шумно засопел, но сдержался. Он снова резко дернул рукой, и пленник, споткнувшись, едва не ткнулся носом в землю. Но Голубев, еще раз резко дернув рукой, буквально поднял и поволок за собой пленника, направляясь дальше к стене.

— Еще раз сделаешь так, я тебе голову оторву или руку, — прошептал бледный от ярости Меликов, но Голубев лишь добродушно усмехнулся.

Они прошли к стене. Меликов внимательно осмотрел стену, затем прошел к ресторану. В эти утренние часы ресторан еще не работал. Он посмотрел по сторонам, наклонился, рассматривая ступеньки, ведущие к деревянному помосту.

— Здесь тоже ничего нельзя будет спрятать. — прокомментировал следовавший за ним Баширов.

— Я знаю, — кивнул Меликов, поднимаясь, — мне интересно, куда полетят эти доски после взрыва.

— Это уже не так важно.

— Для тебя, может, и не так важно, а для меня важно. Я специалист, а не взрыватель. Иначе ты мог бы вызвать любого подрывника из геологической партии. Тебе нужен взрыватель или профессионал?

— Много болтаешь, — криво усмехнулся полковник, — смотри дальше. В двенадцать ресторан открывается, и здесь будет полно людей.

— Я успею до этого времени, — ответил Меликов. — А где будут находиться туалеты?

— Какие туалеты? — не понял полковник.

— Если поставят трибуну вот здесь. — кивнул Мирза, — а палатки будут стоять с той стороны, значит, где-то рядом должны быть туалеты. Иначе невозможно. Такое количество людей нельзя разместить в саду, не обеспечив их туалетами. Хотя бы биотуалетами.

— Этому тебя учили в горах? — спросил после некоторого молчания Баширов.

— Этому меня учили в Советском Союзе, — зло отрезал пленник. — У вас должны быть переносные биотуалеты, они есть даже в Пакистане.

— Возможно, — кивнул полковник, — но это не мое дело. Наверняка их где-нибудь установят.

— Нужно точно знать, где именно, — напомнил Меликов, — они могут нам помешать, если будут поставлены в ряд.

— Я понял, — кивнул Баширов, — но схему расстановки утвердят только в последний момент.

— Ты не можешь ее уточнить? — спросил Меликов.

— Нет, не могу. Но постараюсь узнать. В любом случае туалеты не будут блокирующим фактором.

— Я не об этом, — сказал Меликов. — Мы ведь можем спрятать взрывное устройство в таком туалете. Вряд ли в отхожем месте начнут копаться проверяющие. В биотуалетах есть специальные ящики для переработки…

— Так, — сказал полковник, — это даже лучше, чем я мог предположить. Ты хочешь, чтобы вместе со взрывом на людей выплеснулось бы и все дерьмо. У тебя бурная фантазия, Мирза.

— Просто я подумал, что это идеальное место для закладки взрывного устройства. Никто не проверит.

— Посмотрим, — уклонился от ответа Баширов, — я подумаю над твоим предложением. Но боюсь, что ничего не получится. Туалеты привозят сюда из другого места. И их сначала проверяют, а потом устанавливают. Значит, в любом случае лучше использовать наш вариант, заложив взрывчатку у стены, в тайнике, который можно замаскировать.

Они прошли дальше. Меликов задумчиво смотрел под ноги. Затем поднял голову.

— Здесь есть обычный туалет?

— На той стороне есть, — показал Голубев, — но до него далеко идти.

— Пойдем вместе, — предложил Мирза, — я ведь не собираюсь бегать в одиночку. Без тебя мне будет даже неинтересно.

Голубев зло дернул рукой, но терпеливо зашагал со своим пленником в глубь сада. Баширов еще раз посмотрел на стену и отправился следом за ними. В мужской туалет Голубев вошел вместе с Меликовым. Баширов остался у входа. Он достал сигареты, закурил. Повернулся в сторону от туалета и стал ждать, когда появится Голубев с Меликовым. Он докурил сигарету, прислушался. Но ничего не услышал. Смяв сигарету, он повернулся и вошел в туалет.

— Голубев! — громко позвал Баширов. — Куда ты пропал?

Ответа не было. Полковник снова прислушался. Где-то капала вода. Он достал пистолет. Сделал шаг, другой.

— Голубев! — еще раз позвал полковник и, уже не сдержавшись, громко выругался.

Еще один шаг. Он держал пистолет в руке. Резко толкнул первую дверцу. Там никого не было. Он толкнул вторую и едва успел отскочить. На него упало тело Голубева. У полковника окаменело лицо. Наручники невозможно было открыть, он знал это абсолютно точно. И тем не менее пленник исчез. Полковник взглянул на свалившееся тело Голубева, наклонился, чтобы прощупать его пульс. И недовольно поднялся. Пленник вогнал заточку несчастному прямо в сердце. Голубев был мертв. Он умер, очевидно, мгновенно. Но самое страшное заключалось в том, что у него не было кисти левой руки! Пленник ухитрился каким-то непонятным образом буквально обрубить кисть Голубева, но перед уходом сделал из носового платка своеобразный жгут. Платок уже набух и отпал, и еще не успевшая свернуться кровь тяжело и лениво расплывалась вокруг тела убитого. Полковник поднял голову. В какое-то мгновение у него дрогнула щека, но он быстро взял себя в руки. Затем отпихнул ногой мешавшее ему тело и выбежал из туалета. Пленник не мог далеко уйти, понимал полковник. Он должен быть где-то рядом.