Пройти чистилище

Абдуллаев Чингиз

Глава 6

 

Он считал, что после аварии сможет навсегда забыть о Ронни Седлере и его друзьях, но уже через два дня прочитав в местных газетах сообщение о смерти троих разбившихся в аварии людей, понял как ошибался. Среди погибших не было Крайтона. А машину действительно вел бывший сотрудник полиции штата Колорадо, уволенный оттуда еще четыре года назад. И Кемаль понял, что он выиграл лишь первый раунд. Второй раунд ему предстояло отыгрывать.

Он оказался почти провидцем. Уже на следующий день после опубликования об аварии ему позвонил сам мистер Крайтон.

— С вами говорит Эрнст Крайтон, — представился этот негодяй. — я был близким другом покойного Ронни Седлера. Он никогда вам обо мне не рассказывал?

— Нет, — морщась ответил Кемаль.

— Странно а мне он о вас рассказывал. И о ваших необычных заказах на заводах нашей компании.

Это был намек. И Кемаль его понял.

— Что вы хотите? — сухо спросил он.

— Я не знаю, как именно погиб Ронни, — вместо ответа услышал Кемаль в телефонной трубке, — но подозреваю, что моим друзьям кто-то сильно помог. Это дело полиции вести расследование, но мне хотелось бы сообщить вам, что за Ронни был долг в двадцать пять тысяч долларов Он должен был получить эти деньги и передать мне.

— Деньги сгорели в машине, — напомнил Кемаль.

— Я читал в газетах, что там нашли какой-то портфель с обгоревшими деньгами. Но при чем тут мы? Он разбился и очень жаль, но наши ребята честно сделали свою работу и должны получить все деньги.

— Я не плачу дважды по одним счетам.

— Понимаю. Но поймите и наше положение, мистер Кемаль. Вдруг кто-нибудь случайно узнает о ваших нездоровых интересах. Вы понимаете, какой может быть скандал?

— Это шантаж?

— Что вы, — кажется, засмеялся Крайтон, — это просто напоминание.

— Что вы хотите? — повторил вопрос Кемаль.

— Вернуть честно заработанные деньги.

— И все?

— Конечно, мистер Кемаль. Мы люди деловые…

— Я знаю, с кем имею дело, — бесцеремонно перебил он Крайтона. — Когда и где мы должны встретиться?

— Вы знаете, где находятся портовые склады нашей компании?

— Знаю.

— Приезжайте туда. Только привезите наши деньги. И не нужно никого за собой приводить. Это в ваших интересах, мистер Кемаль.

— Когда?

— Сегодня в шесть часов вечера.

— Я не успею, — решительно сказал он, — только через два дня.

— Но мы говорили…

— Я уже сказал — завтра. Сегодня никак не получится. Мне нужно заказать в банке такую сумму. Вы меня понимаете?

Крайтон помолчал целых десять секунд. Потом рассудив, что его собеседник прав, наконец, выдавил:

— Но тогда точно послезавтра. Мы ждем денег. И без глупостей, мистер Кемаль. Вы меня понимаете?

— Слишком хорошо, — он положил трубку.

В сейфе лежит «беретта». Нужно будет рассказать обо всем Тому. Но, конечно, нельзя его подставлять под пули бандитов. На встречу с Крайтоном он пойдет один. Может быть, удастся закончить дело всего двадцатью пятью тысячами долларов. Хотя сам он совсем не верил в такую перспективу. Получив деньги, контрабандисты просто захотят его все время шантажировать. И из этого положения есть только один выход. Он вызвал секретаря.

— Соедините меня с мистером Лоренсбергом. И проследите, чтобы мне не мешали разговаривать.

Через полминуты Том взял трубку.

— Слушаю вас, мистер Кемаль.

— Мне только что звонил мистер Крайтон, — сказал Кемаль.

Том молчал. Он все конечно, понял и теперь обдумывал ситуацию.

— Он не погиб вместе с Ронни Седлером, я прочел об этом в газетах, — добавил Кемаль.

— Когда мне нужно приехать? — спросил уже вычисливший ситуацию Том.

— Прямо сейчас, — твердо сказал Кемаль.

— Буду через полтора часа, — пообещал Том.

Кемаль откинулся на спинку кресла и задумался. Даже если их разговор прослушивается, там ничего не должны понять. В конце концов, он может позвонить своему знакомому частному детективу для охраны от малознакомого типа, к тому же непонятно почему вымогающего двадцать пять тысяч долларов. Он встал и подошел к окну. Документы они получили, но теперь нужно думать, как избежать столкновения с этой мафией. Он снова посмотрел в угол на сейф, где нажала его «беретта». Кажется, другого выхода они ему просто не оставили.

Кемаль вернулся за стол. Хорошо, что Ронни Седлер был не только подлым и глупым, но и жадным. Он обманул своих товарищей, рассказав им о гораздо меньшей сумме, чем получал лично сам. Седлер, конечно, был мерзавец, но в данном случае его жадность сыграла на пользу. Теперь нужно до завтра срочно найти двадцать пять тысяч долларов. Снять такую сумму с банковского счета нельзя — сразу вызовет подозрение. Предыдущие пятьдесят тысяч он набирал несколько недель, а теперь сразу, за один день такая сумма. Нужно как-то объяснить необходимость ее получения. Он нахмурился. Конечно, это его деньги и он может снять их полностью. Но сразу за этим приедет налоговый инспектор выяснять, куда и зачем была взята такая сумма.

Том, вдруг вспомнил он. Конечно, Том Лоренсберг. Это же частный детектив. А ему могут понадобиться наличные деньги. Кажется, это идеальный выход в данной ситуации. Но завтра все равно придется идти на встречу с Крайтоном, отлично сознавая, что эти сукины дети просто так не отвяжутся. Им нужен шанс для шантажа и этот шанс Кемаль дает им своими руками, вручив двадцать пять тысяч долларов за документы, добытые для него Эрнстом Крайтоном и покойным Ронни Седлером.

Теперь нужно подождать Тома. Объяснить ситуацию и просчитать варианты. Эрнст Крайтон бывший полицейский. Ему обязательно станет известно, как именно погибли его друзья. У Кемаля и так были долгие разговоры с полицией, не понимавшей, отчего столь известный бизнесмен вдруг решил принять участие в смертельных гонках.

Крайтон безусловно блефует. Он возьмет деньги и сразу начнет шантажировать, если, конечно, вообще позволит Кемалю уйти живым после встречи. Но Крайтон позвонил сам и невольно подставился. Теперь и Кемаль будет точно знать, кто именно помог Седлеру получить документы. Крайтон не должен был звонить лично. Он подставился. А это значит, что он уже ничего не боится. Тогда может быть два варианта развития событий. Либо он не принимает Кемаля Аслана всерьез, вычеркнув его из списка живых. Либо собирается затем лично шантажировать своего влиятельного клиента. В обоих случаях конец непредсказуем. Есть, правда, и третий вариант, при котором Крайтон просто связан с ФБР. Но об этом думать не хотелось. Во-первых, документы были подлинные, а при сложившейся бюрократической системе никто из американских чиновников просто не возьмет на себя такую смелость — выдать документы агенту иностранной державы. А во-вторых, гибель троих людей просто обязывала бы ФБР приступить к более активным действиям. Нет, это конечно, не ФБР.

Как и обещал Том, он приехал ровно через полтора часа. Кемаль всегда поражался этому умению своего напарника быть точным при всех обстоятельствах. Не принимая в расчет американские «трафики», многокилометровые заторы, при которых можно простоять несколько часов.

Они работали с Лоренсбергом уже четыре года. После того, как Кемаль, наконец, закрепился в Хьюстоне и восстановил американское гражданство, получив необходимые документы, в маленьком городке Бейтауне открылось бюро частного детектива Тома Лоренсберга, который в действительности был советским офицером разведки. В отличие от Кемаля, у него не было никаких отдельных поручений. Его задача была прикрывать своего напарника при любых обстоятельствах. И заодно быть его связным. Проанализировав неудачи последних лет, руководство советской разведки обратило внимание на то обстоятельство, что лучшие агенты проваливались из-за своих связных, пароль которых, как правило, подбирались не всегда наиболее опытные и надежные сотрудники. Операция по закреплению Кемаля Аслана была слишком важна для Первого Главного Управления, чтобы рисковать исключительно ценным агентом. Поэтому в Москве было решено направить в помощь Кемалю одного из лучших офицеров разведки, долгие годы проработавшего в Сингапуре и Австралии.

Кемаль Аслан не знал настоящего имени и звания Тома, как и Лоренсберг никогда не спрашивал имени и звания своего ведомого. Оба сознавали, что лишние вопросы не имеют значения для их работы и сознательно старались их избегать. В отличии от Кемаля, Лоренсберг не был на виду. Никому и в голову не могло придти, что в небольшом сонном Бейтауне может осесть советский разведчик-нелегал, офицер разведки. В Бейтауне самым большим секретным объектом была детская площадка, где они прятались во время своих игр. Сюда никогда не заглядывали сотрудники ФБР, да и полицейские в городе сидели почти без работы, если не считать случавшихся иногда потасовок среди молодых ребят и два случая ножевых ранений, когда просто повздорили две группы юнцов.

Лоренсбергу сознательно выбрали такой городок и подобное место работы для прикрытия его многочисленных разъездов, в ходе которых он свободно мог встречаться с представителями советской резидентуры, передавая им необходимые сведения и получая новые задания. Тому было около сорока пяти лет. Это был довольно высокий мужчина с резкими чертами лица, и удивительно красивыми руками пианиста или скрипача.

Приехав в офис Кемаля, он обменялся с хозяином кабинета традиционными словами о делах компании и, лишь когда они спустились в машину Лоренсберга, Кемаль рассказал своему напарнику о внезапном телефонном звонке Крайтона. Теперь, сидя за рулем и слушая Кемаля, Том понимал, какой опасности подвергается его подопечный. Он, заранее планировавший всю операцию по изъятию документов с Ронни Седлером, четко сознавал, с какого рода мерзавцами они имеют дело. И не сомневался, что эти мерзавцы дадут о себе знать. Теперь, слушая рассказ Кемаля о звонке Эрнста Крайтона, он мысленно просчитывал и варианты наиболее быстрого решения сложной проблемы.

— Что думаешь делать? — спросил Лоренсберг.

— Пойду на встречу, — вздохнул Кемаль, — Крайтон знает слишком много, в любом случае с ним нужно будет встретиться и попытаться нейтрализовать.

— Ты понимаешь, как это опасно?

— Конечно, понимаю, но другого выхода у меня просто нет. Нельзя позволить Крайтону болтать, что угодно. Он хочет получить свои деньги.

— Думаешь, он на этом успокоится?

— Убежден, что нет. Более того — попытается меня шантажировать. Или запугать. Поэтому, мне нужно быть готовым к любым непредсказуемым действиям бывшего «копа».

— Мне придется поехать на эти склады уже сегодня, — озабоченно сказал Том. — Он указал точное место, где состоится встреча?

— Указал, на их складах в порту.

— Там можно спрятать батальон пехотинцев, — вздохнул Том, — ладно, не впервые. И дернул нас черт связаться с мафией. Поеду завтра утром и посмотрю, что можно сделать. Только давай договоримся, что завтра ты никуда не будешь выходить, даже на работу. Тебе лучше поехать за город, отдохнуть. Или к своему тестю на его ранчо.

— Марта поехала туда вчера, — вспомнил Кемаль, — лучше мне там не появляться.

— Опять проблемы? — понял Том.

— Еще какие. Я думаю разводиться, — вздохнул Камаль.

— Это сообщение для Центра или ты говоришь сейчас просто как муж-неудачник?

— Конечно, как муж-неудачник. Я ведь понимаю как они отреагируют в Москве на мой развод. Чертова профессия, — улыбнулся вдруг Кемаль, — даже развестись не можешь по своему желанию. На все нужно спрашивать согласие начальства.

— Это серьезно, Кемаль, — возразил Том. — Завтра я поеду на склады попытаюсь, там что-нибудь выяснить. Они вряд ли начнут сразу в тебя стрелять сначала захотят получить деньги и с тобой оговорить. Им захочется выудить из тебя еще денег и поэтому, по логике, они должны тебя беречь Но все равно нужно быть готовым к любым неприятностям. Я все просмотрю там, а ты уезжай пока завтра куда-нибудь за город. Они должны почувствовать, что ты испугался.

— Я поеду в Батон-Руж, — вдруг вспомнил Кемаль.

— Что тебе там делать? — удивился Том.

— Поеду завтра на один день. Просто так.

— Как хочешь, только учти, кроме аэропорта никуда не заезжай. Они могут следить за тобой и завтра я поеду тебя провожать в аэропорт. Договорились?

— Хорошо, — согласился Кемаль, — но в порту будь поосторожнее. Они могут тебя засечь, выяснить, что мы знакомы.

— Понимаю, — Том посмотрел в зеркало заднего обзора, — нет, показалось. Мне иногда кажется что за мной идет хвост. А потом оказывается, что это вообще разные машины.

— Нервы?

— Усталость. Я не думал, Кемаль, что пробуду здесь четыре года. Целых четыре года. Согласись, это достаточно много. Про тебя я не говорю. Ты вообще человек без нервов. Продержаться столько лет на нелегальной работе, это, я тебе скажу, достижение. На пенсию уходить не думаешь? — полушутя-полусерьезно спросил Том.

— Это официальный запрос Центра или вопрос к мужу-неудачнику? — передразнивая своего напарника, шутливо спросил Кемаль. И они оба рассмеялись.

Через час Кемаль вернулся в свой офис, а Том Лоренсберг поехал в порт.

Вечером Том позвонил Кемалю уже домой.

— Добрый вечер, мистер Кемаль, — они всегда учитывали возможность прослушивания их телефонов.

— Это вы, мистер Лоренсберг? — спросил он, уже узнавший голос напарника.

— Я был по вашему заданию на этом объекте. Конечно, сложный объект, но работать можно. Все будет в порядке, мистер Кемаль. Во всяком случае, я так полагаю.