Пришел, увидел, соблазнил

Поделиться с друзьями:

Узнав о том, что бывший отчим собирается оставить ему наследство, Вадим Буранов бросился к смертному ложу старика. А там ждет уже целая гвардия таких же претендентов во главе с потенциальным покойником, который, оказывается, и не думает умирать. Затейник попросту надул всех. Финита ля комедия? Не тут-то было! Тем более что в игру уже вступила любовь.

Глава 1

Слет двоюродных детей

У него на груди сидела какая-то уж очень породистая кошка с холеной белой шерстью и мотала ему по лицу хвостом. Он морщился, уворачивался, даже пытался поймать ее, но противное животное никак не давалось.

– Брысь, говорю! – рявкнул Вадим и услышал обиженный голос.

– Это не брысь, это твоя родная мамочка!

– Тьфу ты! – сквозь сон пробормотал он. – А мне... мне снилось, что кошка... хвостом...

– Нет, это я перышком тебя в нос тыкала, – охотно пояснила матушка. – На полу нашла и давай тыкать, ты ж по-другому никак не хотел просыпаться.

Глава 2

Сам не «ам»...

Угомонились все только после трех. Но уже в семь часов Буранов открыл глаза. Обычно дома в это время его будила матушка. И ее не смущало, что этот день, быть может, выходной и что сыну можно спать до полудня, нет! Ровно в семь она его настойчиво будила, потом он с закрытыми глазами выпивал кружку горячего чаю, который просто ненавидел, и уже после, с чистой совестью, мог поспать еще несколько часов.

Сейчас его никто не будил, но глаза сами собой открылись. И вообще... не спалось. Вовсе не из-за того, что грызли какие-то раздумья, ерунда. Просто Буранов привык спать на широкой кровати, чтобы можно было раскинуть руки, а здесь руки все время утыкались в спинку дивана. К тому же уши рвал дикий храп дядюшки Жоры. И потом, даже спросонья Вадим прекрасно понимал, что еще час... другой, и вокруг него хороводом заснуют домочадцы, будут на цыпочках толкаться возле дивана, у них появятся какие-то дела, начнут шептаться, грохать кастрюлями, и тогда уже – прощай, спокойный сон. Не станешь же ты свободно храпеть, когда на тебя пялятся несколько пар глаз восторженных воздыхательниц. Не только в женщине, но и в мужчине должна быть какая-то загадка, даже самая банальная – чтобы тебя не разглядывали сонного, в нательном белье.

Буранов тихонько поднялся, натянул джинсы, пуловер и бесшумно выскользнул за двери.

– А мы пойдем другим путем, – заявил он себе, выезжая на главную дорогу. – Спрячемся в норку, в гостиницу, и уж отоспимся вволю. А вы, милые дамочки, пока можете поволноваться – куда это слинял ваш братик ни свет ни заря? А не смотался ли он домой? А может, вы его чем-нибудь обидели? Ах, какая жалость, какой кошмар!

В гостинице он выпил кружку ненавистного горячего чая, полез в душ и уже свежий, с влажными волосами, набрал номер телефона.