Предсказанному - верить

Бадей Сергей

Глава 9

 

Я специально вызвался помочь Амину и Ширяю готовить. Это дало мне возможность узнать о командире отряда побольше. Зовут его Трантон. Офицер столичной стражи. Что же его погнало в такую глушь? Ширяй молодой, веселый и словоохотливый парень, поведал мне, что три месяца назад в столице Тарога Мертане объявилась банда. Грабили людей. Грабили дерзко и жестоко. За три дня — семь трупов. Естественно, что городская стража была поставлена на уши. У нас бы это тоже наделало бы шума. Банда состояла из дезертиров наемников. Оказывается, и в этих войсках бывают дезертиры. Когда городская стража стала активно искать грабителей, те поняли, что начинает пахнуть жареным, и бросились в бега. Отряд под предводительством Трантона начал преследование. След банды был обозначен грабежами и убийствами. Два месяца отряд Трантона шел по следам банды, то, теряя след, то вновь его находя. Несколько раз казалось, что вот-вот настигнут, но банде удавалось скрыться до прихода отряда. Каким образом банде удавалось все время опережать отряд на шаг, Ширяй, и сам не мог понять. Преследователи сидели в Тогаре, когда до них дошли сведения, что похожих на разыскиваемых людей видели по дороге в Харицу. Отряд срочно выехал…, и опять не успел! Я оказался в этом деле раньше.

Утром следующего дня, едва я встал и успел умыться, Трантон позвал меня к себе. Мы, а я уже считал себя членом отряда Трантона, расположились лагерем у старосты Харицы. Трантон зашел в дом, а я последовал за ним. Командир уселся на деревянный стул и стал внимательно меня разглядывать. Я стоял перед ним, ожидая продолжения действий, и тоже с интересом рассматривал своего, пусть и временного, командира. Крепкий, мускулистый мужчина лет сорока — сорока двух. Лицо обветренное, лучики морщин в концах глаз, серых, спокойных. Прямые с проседью темные волосы, схваченные кожаным ремешком.

— Ты двурукий, — скорее утверждающе, чем вопросительно сказал Трантон.

Я промолчал. А что говорить, если рукояти мечей за плечами, которые я нацепил на себя сразу после умывания, говорят сами за себя.

— А «мельницу» можешь?

Я кивнул. Что-что, а «мельницу» я запомнил хорошо. После нее кисти рук болят, ну очень сильно! Внезапно Трантон схватил глиняный кувшин, стоявший на столе и метнул в меня. Тело среагировало независимо от меня. Град мельчайших осколков обоженной глины сыпанул в разные стороны. Трантон едва успел пригнуться, чтобы они не сыпанули ему в лицо. Я замер перед ним в позиции «крест», вытянув клинки перед собой, скрещенные, режущими кромками наружу. Это позиция ожидания, наиболее удобная для отражения любой атаки.

— Впечатляет! — спокойно сказал Трантон, стряхивая осколки с головы.

Еще бы! Меня тоже впечатлило! Вот уж не ожидал от себя такой прыти! Да, я знал приемы боя и умел их использовать. Меня удивило то, насколько быстро я освоил бой на мечах, еще тогда. Но та реакция, которую мое тело продемонстрировало сейчас, удивила меня еще больше.

— Чем еще владеешь? — последовал следующий вопрос Трантона.

Ну, все я тебе показывать не буду! У американцев есть поговорка: — «умеешь считать до десяти? Остановись на восьми!». Достаточно еще лука, об остальном, пока, умолчим.

— Еще я достаточно неплохо стреляю из лука, — тоном пай-мальчика, наябедничал я.

— Да? — левая бровь Трантона весело приподнялась вверх.

Трантон резко поднялся со стула, и, махнув мне рукой, чтобы я следовал за ним, направился к выходу из дома.

— Карвин! — гаркнул командир, остановившись посреди двора, — Возьми лук, стрелы и мухой ко мне!

Один из бойцов, вскочил с места, и, подхватив названное, быстро подбежал к нам. Скуластое, смуглое и узкое лицо, карие близко посаженные глаза под кустистыми черными бровями, большой нос с горбинкой придавали его лицу хищное выражение. Но в то же время, оно располагало к себе, придавало спокойствия. Такое выражение было у людей, прошедших самое тяжелое, но сохранивших спокойствие души. Оно было сходно с выражением лица нашего командира роты разведки, капитана Кузнецова, имеющего боевые награды, но не имеющего больших звезд на погонах, так как не научился лизать зад у начальства. Он мог наказывать своих бойцов, и наказывал за дело, но никому не позволял это делать кроме него.

— Ну-ка Карвин, покажи, на что ты способен! — Трантон махнул рукой в сторону сарая, стоящего в отдалении.

Карвин кивнул и порысачил к этому сараю. Я прикинул, что до сарая было метров сорок. Добежав до сарая Карвин, что-то достал из мешочка у пояса. Да это же уголек! Ну, понятно, надо же чем-то рисовать, а до мела они может, и не додумались еще. На стене сарая появилось изображение мишени — Черный, небольшой кружок и две окружности вокруг него. Слегка неровно, но за третий сорт сойдет. Карвин припылил обратно и встал рядом со мной. Поднял лук, плавным и быстрым движением потянул стрелу из колчана, наложил на тетиву, и, оттянув ее, выпустил стрелу в цель. Стрелял он быстро, пусть и не с такой скоростью, как Тариэл. Я заметил, что он использовал трехпальцевый захват. Выпустив пять стрел, Карвин посмотрел на Трантона. Тот довольно кивнул головой. Все пять попали точно в черный кружок центра мишени.

— Отлично, Карвин! — Трантон перевел взгляд на меня, — теперь ты, Серый. Покажи, как ты «неплохо стреляешь».

Карвин протянул мне свой лук, наручный щиток и колчан со стрелами. Я пожал плечами и рассмотрел лук. Конечно не Рио-де-Жанейро! То есть, лук не плох, но до эльфийских, как до Китая медному котелку! Ну, надо работать с тем материалом, какой имеем! Я натянул щиток, взял лук, колчан перекинул на спину и оглянулся на Трантона. Он кивнул головой, разрешая стрельбу. Я быстро выпустил пять стрел в мишень.

— У тебя эльфийский захват? — удивленно спросил Карвин.

— Какому обучили, — откликнулся я, — а что?

— Но он очень сложен — продолжил Карвин, — считается, что люди не могут им овладеть! Только эльфы.

Трантон молча вглядывался в мишень. Все пять моих стрел тоже попали в центр. Трантон некоторое время помолчал, потом внимательно посмотрел на меня.

— Эльфийские клинки, эльфийская техника боя, эльфийский захват, эльфийская меткость. Откуда это все у тебя? Может, ты полукровка? Хотя нет. Не похож!

На этот случай у меня была приготовлена легенда. Мы ее разработали с Крэниелом.

— Я сирота. Когда я был совсем маленьким, меня подобрал на лесной дороге эльф, я не буду называть его имени. Он и вырастил меня. Он и обучил меня бою на мечах и стрельбе из лука. Обучил грамоте, обучил языкам. Потом я ушел, он остался в лесу.

Трантон внимательно слушал мою короткую исповедь. Как пояснил мне Крэниел, такие истории бывали и раньше. Одна слабая деталь все-таки была в ней. Эльфы не обучали приемных детей искусству боя. Впрочем, чудачества бывали разные, почему бы, не быть и такому?

— Ну что ж, добро пожаловать в отряд! — подвел черту командир.