Предсказанному - верить

Бадей Сергей

Глава 8

 

Я, не спеша, направился к селению. Надо изобразить из себя уставшего человека, который мотылял по лесу в поисках своего каравана. Так, а вот объект, на котором можно испробовать мою легенду.

Я дошел до крайней халупки и огорода. Все это несчастье было обнесено покосившимся забором, если, конечно, это можно было назвать забором. На огороде наблюдалось человеческое существо, наклонившееся над кустом какой-то растительности и увлеченно копавшееся там обеими руками.

— Эй, уважаемый! — окликнул я огородника.

«Уважаемый» подскочил от моего окрика так, как будто ему всадили заряд соли пониже спины. Увидел меня, поспешно поклонился и, выпучив глаза, с изумлением уставился на меня. Что такое? Я что, сказал что-то не то? Хотя, конечно, не то! Крестьяне находятся на самом низу пирамиды власти. Чтобы кто-то назвал крестьянина уважаемым, небо должно рухнуть на землю! Срочно исправляем ситуацию!

— Ну, чего глаза вылупил и рот раскрыл? Караван тут проходил два дня назад?

Крестьянин поспешно захлопнул рот, сглотнул и закивал головой. Что, неужели тут проходил караван?

— Нет, Вша млсть! Каравану тут, значицца не проходили! И ваще, тут караваны не проходють! И тут …. Селение Харица, тут.

Мда! И кто мне переведет, это изречение? Крестьянин тем временем продолжал:

— Я думал, Ваша млсть из тех господ наемников, что у старосты стоять.

А! Так тут есть и наемники? Очень кстати! Но какого дьявола они делают в этой глуши? Однозначно, здесь торговые караваны не ходят! Специально же так рассчитали маршрут! Надо тщательнее! Придется выяснять, что такое и в чем причина.

— Как тебя звать? — черт, все время тянет обращаться уважительно, но нельзя!

— А Хрымом усе кличуть!

— Хрым, давай-ка, проводи меня к старосте!

— Дык, он недалече живуть! Вона, ихняя изба!

— У тебя Хрым со слухом все в порядке? Я сказал: ПРОВОДИ МЕНЯ К СТАРОСТЕ!

Видимо, я слегка переусердствовал. Хрым, услышав мой грозный глас, подскочил еще раз, бросил какую-то сапку на землю и, опрометью, метнулся в свою хибару. Пока я оторопело пялился ему вслед, из хибарки доносились звуки торопливой деятельности. Что за черт? На крылечке снова появился Хрым. А, так он переодевался! Лучше бы он этого не делал! Его нынешний наряд, по чистоте, не очень отличался от предыдущего, а предыдущий был грязен до невозможности. Мода у них…. Зипун, нацепленный на тощие плечи Хрыма, достигал земли и полами волочился по ней. Хотя, будь он почище, какая-нибудь великосветская дама, на великосветской же тусовке, смотрелась бы в нем совершенно естественно. В прочем, эти дамы такого на себя цепляют, что хоть стой, хоть падай!

— Я готов, Ваша млсть!

— Ну, веди, Сусанин!

— А-а-а?

— Рот закрой, и иди!

То, что не все здесь в порядке, я начал подозревать еще на подходе к дому старосты. Во дворе слышен был шум, вскрики и звуки глухих ударов. Перед покосившейся калиткой лежало чье-то тело. Хрым затормозил и нерешительно оглянулся на меня. Я, не спеша, подошел к телу.

— Хрым, кто это?

Хрым, бочком, приблизился, готовый задать стрекача при любом обострении ситуации.

— Так ить, это староста!

Вид у старосты был непрезентабельный. Большой кровоподтек на левой стороне лица (это я увидел, когда он, с трудом оторвав голову от пыли, повернул ее ко мне), приличная шишка на лбу, разбитые губы.

— Гости? — нейтрально поинтересовался я.

Староста не стал отвечать, снова опустив голову в пыль. Понятно! Ну что ж, нанесем визит. Я, открыв калитку, оперся на столбик и обозрел внутренности двора. Так, классическая сцена мародерства в исполнении местного коллектива художественной самодеятельности. Кряжистый мужик сидел у стола на табурете, и что-то выпивал, чем-то закусывая. Рослый мордоворот, наблюдая сцену в глубине двора, громко ржал и давал похабные советы. Еще двое, заломив женщине руки за спину, сдирали с нее платье. Я громко прочистил горло. Кряжистый отреагировал. Остальные были слишком для этого увлечены.

— О! А этот, откуда взялся? — Мужик устроился поудобнее на табурете, — Эти чернозадые, что ли позвали? Ну, ты! Оставь здесь свои железки с кошельком, и можешь идти. Так и быть! Мы сегодня добрые! Живи!

— Ну, спасибо! — я двинулся по направлению к нему, уронив по пути мешок с пожитками, — Вот специально сюда заглянул, чтобы оставить вам эти мелочи.

Рослый, вроде бы полностью увлеченный событиями в глубине двора, вдруг, прыгнул в мою сторону, пытаясь на лету нанести сокрушительный удар кулаком. А вот это, я ожидал! Резко уйдя с линии атаки влево, я левой рукой подхватил руку нападавшего, придавая ему дополнительное ускорение, а правую резко выбросил навстречу его горлу. Рослый глухо рухнул на землю и захрипел. Изо рта показалась кровь. Разбитая гортань. А что же ты хотел? Не марципанами же я тебя потчевать пришел! Я продолжил движение к кряжистому. Тот с похвальной резвостью подхватился с табурета и цапнул что-то напоминающее саблю. Я, в ответ, обнажил свои парные клинки.

— Ты эти железки хотел? — задал я мягким голосом вопрос, фиксируя взглядом движения главаря, а в том, что он главарь этой шайки, я уже не сомневался.

Кряжистый зарычал и кинулся ко мне, размахивая своей саблей. Краем глаза я заметил, что двое в глубине двора бросили свою жертву и тоже шустро направились в мою сторону, вытаскивая на ходу что-то режуще-колющее. Медлить было нельзя. Я, приняв на правый клинок удар сабли, левым полоснул по открытому животу главаря. Пирует, отвод обеими клинками выпады приближающихся и «Крылья сокола». Я стоял посреди двора, глядя на три тела убитых мною бандитов и агонию четвертого. Очень захотелось пересмотреть съеденное мною на завтрак, но я подавил это желание.

Около забора, стояла толпа крестьян. И когда только успели собраться? Судя по наличию сельскохозяйственных инструментов, если бы я не занялся этим делом, то им бы занялись эти труженики полей. Правда, не уверен, что обошлось бы без жертв с их стороны.

— Вопросы, предложения, жалобы? — хриплым голосом спросил я.

— Благодарствуем Ваша млсть! — густым голосом произнес коренастый крестьянин с косой наперевес, — Коли б не Вы, так мы б ужо сами их порешили.

— И что, не испугались бы? — задал вопрос я, тщательно вытирая клинки об рубаху ближайшего поверженного бандита.

— Так ить, оне безобразничать почали! — убежденно произнес коренастый, — старосту вон как скалечили!

Я выпрямился, загоняя клинки в ножны. Двое крестьян бережно вели под руки старосту. Женщина в полуразорванном платье бросилась к нему с причитаниями. Староста морщился, и что-то успокаивающе ей втолковывал. Когда он поравнялся со мной, то вырвал руки у сопровождающих и низко мне поклонился.

— Благодарствую! — он выпрямился и взглянул мне в глаза, — за то, что вступились Ваша млсть! Обчество в обиду не дали, и над жинкой моей надругательству не допустили!

— Не за что, отец! — ответил я, — с этими выродками иначе нельзя!

Ой-ой-ой! Если это наемники, то дело пахнет керосином! Я, лично, не намерен был таскаться по селениям и грабить местных крестьян!

Вдруг, крестьяне зашевелились. В глубине села послышался топот копыт. Явно отряд на лошадях. Клинки сами собой прыгнули мне в руки. Если это подмога убиенным, то мне сейчас будет весело! Толпа раздалась, и по свободному проходу, к нам приблизился отряд в десяток всадников. Вперед выдвинулся крепкий воин, по более блестящим доспехам, прикрывающим его тело и по более роскошному плащу, я безошибочно определил командира этого отряда. Он обозрел обстановку двора, кивнул себе головой, отвечая на какие-то свои мысли, и перевел взгляд на меня. Левая бровь приподнялась.

— Кто такой? — вопрос был задан будничным голосом, но за этим слышалась лязгающая сталь.

— Серый — наемник из отряда Будая — отрапортовал я.

Был такой отряд. И командир отряда такой был. В отряде были только люди из северного края Красии. Отряд в полном составе сгинул в Серой Хаще, на севере Тарога. Сведенья были проверенными. Эльфийская разведка сработала чисто.

— Будай… — проговорил командир, наморщив лоб, вспоминая, — вроде слышал я, что сгинули они. Как же ты здесь очутился?

— Я перед самым походом, немного погрызся с командиром, — ответил я, изобразив раскаяние, — рассчитался и ушел. В сопровождение каравана купца Хелина.

— Ну! — поторопил меня командир.

— Ну, отстал, заблудился. Вот шел, думал к Тогару выйти.

— Э-э-э! Тогар южнее будет — командир насмешливо посмотрел на меня, — как же ты умудрился отстать, заблудиться, да еще и не туда выйти?

— Да я же из степи! — возмущенно заявил я, — в степи я с закрытыми глазами могу идти. А тут сплошные деревья. Куда идти? Не могу разобраться!

— Твоя работа? — командир кивнул на тела, разбросанные по двору.

— Моя — насторожился я, — а что? Пришлось! Они на меня напали, я защищался!

— Да мы, собственно, для этого за ними и гнались! — усмехнулся командир, — правда, мы бы, если бы поймали, просто их вздернули. Ну, можно считать, что ты выполнил нашу работу! Как дальше быть собираешься?

— Пойду в Мертан, — пожал плечами я, — может, там наймусь в какой-нибудь отряд.

— До столицы путь долог, — задумчиво проговорил командир, — считай, тебе повезло! У нас есть запасные лошади, и мы сами двигаемся туда. Присоединишься?

А то! На такое везение я не мог и рассчитывать! В ответ я кивнул головой.

— Тогда, на время я зачисляю тебя в отряд. Учти, дисциплина у меня железная! — командир кинул на меня строгий взгляд, — Понял, воин?

— Так точно т… господин офицер! — гаркнул я, встав по стойке «смирно».

Глядя на четкое построение его всадников, я не сомневался, что это не пустые слова.

— Спешиться! Ночуем здесь! — скомандовал командир, — Оправиться! Амин и Ширяй — кашеварить! Остальным отдыхать! Тебя это тоже касается, Серый!