Предсказанному - верить

Бадей Сергей

Глава 3

 

Аривиел поселил меня в домике, стоящем на земле. Для меня это было, после всех их птичьих гнезд, как-то в диковинку. Это же надо было уговорить лес, разродиться на такие хоромы! Две комнаты с верандой, увитой каким-то вьющимся растением. Огромные окна пропускают много света. Стекол, в привычном понимании, нет. Все состоит из небольших разноцветных кусочков, скрепленных непонятным образом. Причем, что интересно, эти кусочки составляют причудливую картину. В одной комнате — это облака, плывущие по небу, в другой — солнце, встающее над лесом, а может опускающееся туда. Кто этих эльфов знает? В комнате с облаками стол и два плетеных кресла. Стол, такое впечатление, вырос прямо из пола. Цельный, без единого шва. На полу — привычные уже циновки. Плетеные, с узорами. Несколько фонариков развешены по стенам на манер бра. Ясно, комната для бесед и сидения в креслах с целью медитации. А вот комната с солнцем — спальня. Оригинально! Спите люди, спите днем! Что-то типа топчанчика, застеленного куском ткани, играющим роль одеяла. Подушка, на мой взгляд, тощая. Тоже стол, но низкий, больше похожий на большую чашу. Один фонарь под потолком. А где, собственно, выключатель? Где там наш знаток стандарта?

— Аривиел! Светильники как включать?

И чего он скалится? Поднял руку. Щелкнул пальцами. Ага, включился! Еще один щелчок — светильник выключился. Понятно! Я выдал целую серию щелчков. Хоть бы раз мигнул, гад!

— Эльфы — да! Люди — нет! — подал голос Аривиел.

И смеётся! Юморист, блин!

— Мне что, тебя каждый раз звать, чтобы свет включить?

Задумался. То-то же! Подошел ко мне, взял за руку и начал что-то шептать. О чем шепчем, болезный? О, отшептался! Кивнул мне головой и показал на светильник. Попробуем! Хм, загорелся. А сразу нельзя было? Повыдергиваться захотелось?

— Я прийти завтра!

— Ладно. Завтра так завтра! Жду.

Аривиел кивнул головой и вышел. Так, буду устраиваться! Главное, вещи в порядке сложить! Рубашку и джинсы бросил на столик-чашу, кроссовки под топчан, часы сверху на комок одежды. Порядок! Рухнул на топчан и провалился в спокойный и здоровый сон. Какой спокойный? — спросите вы. А такой! Что-то можно сделать на данном этапе? Нет! Так какой смысл дергаться, рвать волосы и кричать: «Верните меня домой!»? Будет день — будет пища!

Продрых я до самого утра! Не смотря на то, что подушка тонковата, а я такого не люблю. Кажется, это я уже говорил? Ладно, повторение — его мать! Птицы верещат, как будто на митинге! Орут все хором и ничего не понятно! Но спать уже не могу. Выйти на крыльцо, что ли? Где моя одежда? О, вот она, сложена в полном порядке и даже не помялась! А чему мяться-то?

Вытаскивая на ходу сигарету из нагрудного кармана, направился на веранду. Свежий лесной воздух — это хорошо! Так, а куда здесь курить? А некуда! Пепельниц у этой отсталой нетехногенной цивилизации нет! Куда вы Колумба дели, ребята? Смотался бы он в Америку, быстренько с ними выкурил бы трубочку мира, глядишь, и приволок бы вредненькую привычку сюда. Ну, чего нет, того нет! Придется бросать! Опять же, может рак от курения приключиться! Интересно, а рак тут лечат? Или им только местный эль закусывают?

Ух, ты! Вот это кони! Я вообще-то коня вблизи видел только раз. Городской я человек. Приятель затащил меня один раз на конную прогулку. Сам он бааальшой любитель коней. Говорит, что кони гораздо лучше людей. Кому как не ему знать? Он ездит и на тех и на других. Начальник, однако! Так вот, тот конь на меня большого впечатления не произвел. Зад отбил, на ноги сразу встать не мог. А на утро впечатление было, что десять раз подряд полосу препятствий пробежал. Вот эти, что передо мной, действительно красавцы! Правда, субтильные какие-то, но красивые. В основном белые. У некоторых есть светло-серые пятнышки, но это впечатление не портит. Тонконогие. Гривы длинные, как и хвост….

— Что, нравятся? — раздался голос из-за спины.

Ох, не люблю я, когда кто-то за спину подкрадывается! Обернулся, собираясь высказать все, что я думаю о заспинных наблюдателях. Эльф. На вид молодой. Больше 20–22 не дашь. Что меня удивило, в зеленых глазах ни капли презрения, к которому я здесь уже как-то привык.

— Здороваться надо! И, желательно еще издали! — недовольно буркнул я. — Подкрадываться со спины — не очень хорошая привычка! Аривиел подкрался. Что из этого получилось, можешь спросить у него.

— Извини! — неожиданно легко согласился подошедший. — Меня зовут Тариэл.

— Сергей, — представился я, протягивая руку для пожатия.

Тариэл ухватил меня за предплечье и пожал. Наверное, это у них такое рукопожатие? Пришлось ответить тем же. Тариэл снова улыбнулся. Интересно, он очень отличается от всех виденных мною до сих пор эльфов. Улыбка не наиграна, искренняя.

— Ты необычный эльф, — невольно вырвалось у меня.

— Знаю! — откровенно расхохотался Тариэл. — Ты не первый, кто мне это говорит, и что интересно, большинство остальных — мои сородичи!

— Ага! Значит не только я. Это у вас считается отклонением от нормы? Двое крепких эльфов в белых халатах не тащат в «дурку»?

Тариэл оторопело смотрел на меня.

— Извини, Сергей! Я что-то не смог вникнуть в ход твоих мыслей. Почему двое эльфов должны быть в белых халатах, и в какую «дурку» они должны меня тащить?

Да. Забыл я, что тут не моя Родина. Там меня в ответ на это быстренько обложили бы матом, и направили бы по адресу, который, хотя и не значится в адресной книге, но известен всем без исключения, начиная с пятилетнего возраста.

— Ладно, Тариэл, просто ты так отличаешься от своих родичей. Они смотрят на меня с плохо скрываемым презрением, а то и вообще не скрываемым.

— А тебе это не нравится? — внезапно стал серьезным Тариэл.

— А тебе нравится, если на тебя смотрят как на дерьмо, внезапно заговорившее? — вопросом на вопрос ответил я.

Тариэл вздохнул и в замешательстве потер лоб.

— Знаешь, такие мысли приходят и ко мне, — тщательно подбирая слова, начал он. — Ты говоришь о том, что мы презираем людей. А ты пробовал поставить себя на наше место, и посмотреть на проблему с точки зрения эльфов?

Адвокат, блин!

— Не пробовал! Как-то не успел еще попробовать, — саркастически заметил я.

— А вот попробуем вместе, — загорелся Тариэл. — Людская жизнь для нас мгновенье! Люди очень мало живут! Но даже за столь короткую жизнь, люди умудряются приобрести столько пороков, что в пору за голову хвататься! Я хорошо отношусь к людям, но даже меня, это порой достает! А человеческие женщины! Боги! Это же не возможно! Решаться на такое унижение, ради нескольких минут пребывания в объятиях эльфа!

— И сколько их уже побывало там, в объятиях? — с искренним любопытством поинтересовался я.

— Ну, побывало … — запнулся Тариэл, — Впрочем, я не об этом….

— А я и об этом тоже, — перехватил инициативу я. — Наши женщины, конечно, те еще штучки. Но если говорить о тех, что здесь, то все очень просто! Они, как кошки. Любопытно все попробовать. А вы такие экзотичные! Вот их на экзотику и тянет!

— Вот только плоды этой экзотики горьки, — усмехнулся Тариэл, — наверное, я зря затеял этот разговор. Ты еще слишком молод для того, чтобы задумываться о подобных вещах.

Слишком молод? Кто? Я? И что себе возомнил этот безусый юнец?

— Молод? А сколько лет тебе? — я присел на лавочку, стоящую около входа в домик, и с интересом уставился на Тариэла.

— Я тоже еще очень молод! — вздохнул тот, примащиваясь рядом. — Мне всего пятьдесят оборотов. Мы меряем годы жизни оборотами. Но я уже двадцать оборотов хожу и познаю людей.

— С чего ты взял, что я очень молод? — спросил я. — Тебе всего пятьдесят, а мне уже пятьдесят.

Тариэл повернулся ко мне и начал внимательно меня разглядывать. Да смотри, мне не жалко! Что-то он выглядит удивленным.

— Что-то не так? — осведомился я.

— Тебе не может быть пятьдесят! В пятьдесят люди выглядят совсем иначе. Тебе от силы оборотов двадцать-двадцать два! — воскликнул «молоденький» эльф.

— Ты хочешь сказать, что я тебя обманываю? — мягенько так поинтересовался я.

— Эльфа нельзя обмануть, — проинформировало меня это чудо.

— И что из этого следует? — продолжил я.

— Что ты меня не обманываешь, — упавшим голосом сказал Тариэл.

— Вот! — поучительно подняв палец, подвел черту я. — Ты мне лучше расскажи про ваших лошадок.

— Это не лошадки, — саркастически поправил Тариэл, — а сайльфы!

— Я где-то читал, что их называют сильфы, — вспомнил я.

— Сильфы — это не правильно! Хотя бывает, что люди их в основной массе так и называют — разъяснил Тариэл, — на самом деле их правильно называть сайльфы!

— И чем они славятся? Летают, что ли?

— Нет. Они не летают. Но по поверхности воды могут бежать, и болота им не страшны!

Му-гу. По воде, аки посуху! Не хило! Наши суда на воздушной подушке так не смогут, да и шума от них значительно больше.

— Есть еще какие-нибудь достоинства?

— Им не нужны эти громоздкие сооружения, которые вы называете — седла, уздечки, шпоры, шенкеля и так далее.

— Одним словом это называется — сбруя (запиши себе где-нибудь!). И называем так не я, а те люди, что здесь живут. Так что, вы прыгаете на сайльфа и «Гей, славяне!»?

Вот эта моя тирада вогнала остроухого в ступор. Причем, вогнала конкретно!

— Сергей! — наконец заговорил он. — У меня возникло несколько вопросов. Разреши мне задать их!

— Валяй! — поощрил я Тариэла.

Вопросы задать разрешается, но это не гарантия, что они получат все ответы.

— Что значит: «Гей, славяне!»?

— О! Это просто! — люблю иногда просто потрепаться. Это как раз тот случай. — Была такая нация…. Впрочем, она и сейчас есть! Она называется — славяне! Вот эти славяне садились на коней и говорили «Гей!», типа «поехали!». Мысль уловил?

Круглые глаза эльфа мне подсказали, что мысль пока не уловлена. Я поводил ладонью перед лицом Тариэла.

— Что ты делаешь? — встрепенулся тот.

— Возвращаю твое сознание из заоблачных высот! — популярно объяснил я.

— Это магический жест? — с нездоровым интересом спросил Тариэл.

— Да! Но секрет этой магии давно утерян! — не моргнув глазом, ответил я (а может быть, действительно, там была какая-то магия).

— Хорошо! Теперь еще вопрос….

— Стоп, стоп, стоп! — прервал я распоясавшегося эльфа. — Ты не ответил на мой вопрос, а спешишь задать свой.

— На какой твой вопрос? — озадачился Тариэл.

— Как вы управляете своими сайльфами, если у вас нет сбруи? И как вы на них ездите, если у вас нет седел?

— Тут все просто! — пустился в объяснения Тариэл. — Сайльфы улавливают желания своих всадников, поэтому управление осуществляется мысленно. И сбросить своих всадников они не могут. Они изменяют свое тело под всадника, в результате, ездить на них очень удобно и просто.

Ух, ты! Вот это — да! Мне бы такого домой. Сел и кати, вернее, скачи, себе куда хочешь! Красота!

— И не мечтай! — уловил мой алчный взгляд Тариэл, — сайльфы — скакуны эльфов, и слушаются они только эльфов. Теперь моя очередь!

— Давай! — вздохнул я. Мысль о том, чтобы умыкнуть с собой домой одного из этих красавцев, увяла.

— Я знаю, что такое расы. Эльфы, вампиры, люди, орки, айраниты, гномы…, — начал перечислять Тариэл, — но я не знаю, что такое нации. Я не слышал о таком народе — славяне. Ты отделяешь себя от других людей потому, что ты из этой нации?

— Да, я из этой нации! Но я отделяю себя от других людей не поэтому!

— А почему?

— Ты мою одежду внимательно рассмотрел? Если нет, то посмотри еще раз! Такое ваши люди могут сделать?

Тариэл уставился на меня так, как будто только что увидел. Недоумение в его взгляде переросло в интерес, потом в восторг и плавно перешло в изумление.

— Это отлично сделано! Так шить могут только эльфы! Ты что, у нас одежду приобрел? Хотя, нет. Покрой уж очень необычный.

— Неверная попытка, — промурлыкал я. — Попробуй еще раз!

— Ну, не мог же ты сам все это пошить? — удивился Тариэл.

Нет. Это меня поражает! Ведь очевидно, что я из другого мира. Лежит, понимаешь, на поверхности и ручкой машет. У нас уже давно бы инопланетянином обозвали, и, предварительно выяснив, что с меня ничего не поимеешь, отволокли бы к ученым на предмет анализов всяких. Тупишь, а еще эльф!

— Тариэл, а мысль об ином мире, тебя не вдохновляет? — вздохнув, спросил я.

— Так ты из другого мира! — задохнулся Тариэл. — Это же здорово! Так там эльфы так шьют?

Тьфу ты! Опять за рыбу гроши!

— Да не эльфы там так шьют! Нет там эльфов! И не было, отродясь! Люди там так шьют! Потому, что там только люди и живут! — это же надо было так меня из себя вывести!

— Как это нет эльфов? — оторопел Тариэл. — Не может такого быть! Эльфы везде есть! Мы лучше всех приспособлены к жизни! Мы можем выжить даже там, где никто другой выжить не может!

Ага! Хотел бы я посмотреть, каково вам на Земле пришлось бы! Уж наши ученые вами бы занялись! Сначала военные подсуетились бы! Кто сопротивляться будет — того в расход! Остальных бы засекретили, и начали бы думать, каким образом их можно использовать против вероятных противников. А шпиёнам всяким начали бы впаривать, что это мутанты!

— Верю, что вы можете выжить везде! — примиряюще поднял руку я. — Будем считать, что просто вам наш мир не понравился, и вы ушли из него.

Тариэл, сосредоточенно сопя, начал обдумывать мое предположение. Видимо мысль о том, что какой-то мир, где эльфы могут выжить, им (эльфам) мог не понравиться, не укладывалась в голове.

— А гномы, вампиры, там есть? — наконец задал еще один вопрос Тариэл.

— Нету! — исчерпывающе ответил я.

— Что, кроме людей, никого из разумных нет? — ужаснулся Тариэл.

— Представь себе!

— Как же вы выжили?

— Молча. — отрезал я. — Выжили вот! Может и на свою голову.

— Ладно-ладно! — успокоил меня Тариэл. — Хотя, конечно, это и странно!

— Слушай, Тариэл, — начал я, улаживая шкурный интерес. — Можно я тут, на время конечно, оставлю свое транспортное средство?

— У тебя есть конь? — заинтересовался Тариэл.

— Ну, можно сказать и так, хотя это не совсем так!

Ну, как я мог объяснить, что такое мое средство?

— Конечно, можешь! — беззаботно ответил Тариэл. — А что там «не совсем так»?

— Ну, этот конь не живой — тщательно подбирая слова, сказал я.

— У тебя конь сдох? — огорчился Эльф. — Сочувствую! Если он сдох недавно, то наши могут его растворить на удобрения для деревьев. Все-таки хоть какая-то польза от него будет. Зачем его тащить сюда?

Вот ведь наивный!

— Да не конь это! И не сдох он! — рявкнул я. — Это авто. Я на нем езжу там, где я живу. Он сюда вместе со мной попал.

— Кто? — ошарашено спросил Тариэл. — Конь или авто? И кто не сдох?

Нет, у меня точно с ним крыша поедет! Я глубоко вздохнул и попробовал объяснить сначала:

— У вас здесь кони и эти…, сайльфы! У нас там автомобили. Они не живые! Они сделаны из неживых деталей. Мы на автомобилях ездим.

— Покажи, а! — загорелся Тариэл. — Никогда не видел, как можно ездить на неживом. Он, этот,… автомоблиль,… он что, скачет, или ползет?

— Автомобиль, — поправил я, — он не скачет и не ползет. Он едет, как телега. Ты телегу видел?

— Но телеги сами не едут! — недоверчиво сказал Тариэл, и блеснул познаниями. — Их лошади тащат.

Эх ты! Знал бы ты, сколько лошадок спрятано под капотом моего автомобиля, то точно, твой котелок бы закипел!

— Моя телега едет! — высокомерно сказал я. — Ну, что, идешь?

— Иду, иду! — подхватился Тариэл.