Предсказанному - верить

Бадей Сергей

Глава 21

 

Сегодня великий день! Кердук ведет меня на экскурсию в академию. Наконец-то я увижу гнездо магов и магичек. Да-да! Магичек. Оказывается, в академии учатся и женщины. Почему-то мне до сих пор казалось, что магия — это приоритет исключительно мужской. Во всяком случае, тут, на Зегерии. Каюсь! Я не шовинист, хотя и не любитель женской эмансипации.

Отношения с Сильвией складываются пока не очень. Она начала как-то сторониться меня. Может это и к лучшему? Судя по всему, жизнь мне предстоит нескучная. Поэтому я не форсирую, держу паузу.

Утром, я принарядившийся и причесавшийся, торчал в холле дома графа Гардона и ожидал, когда же за мной зайдет магистр Кердук Кердан, руководитель Королевской академии магии.

О! А вот и наш орел прибыл. Кердук быстро вошел в залу, небрежно отмахнулся от слуги, который подскочил принять плащ (на улице шел дождь), и нашел взглядом меня.

— Сегодня вы выглядите отлично, мой юный друг! — одобрительно произнес Кердук.

— Магистр! — раздалось сверху. Граф, не спеша, спускался по ступеням, — почему бы нам не выпить утренний отвар с отлично прожаренными, хрустящими гренками?

— Граф! — поклонился Кердук, — замечательное предложение, но вынужден его отклонить. У меня сегодня коллоквиум. Неожиданно назначен, поэтому я хотел бы успеть провести познавательную прогулку с кавалером. Сторн, если вы готовы, то можно идти.

А куда же я денусь? Конечно, готов, как пионеры в те давние годы, на моей дальней родине. Слуга накинул мне на плечи тяжелый плащ. Вот уж нет! Зря я, что ли штудировал свиток с заклинанием воздушной сферы?

Да, наверное, это было то еще зрелище! Мокрый с головы до ног придурок, машет над головой рукой и бормочет какие-то непонятные слова, а на его темечко тонкой струйкой течет вода из конца тонкого шланга. Второй конец этого шланга был помещен в огромный кувшин с водой, который я, с немалым трудом, взгромоздил на верхнюю полку. Ничего сложного. Тот, кто хотя бы раз отсасывал бензин из бака, знает, что это такое. Больше всего добивало то, что подо мной натекла уже приличная лужа. А я стоял в ней босой.

Какое же счастье было, когда струйка, наконец-то, изогнулась и стала поливать стол, стоящий рядом, а не меня!

Сейчас я, небрежным движением откинул плащ назад, на руки слуги.

— Я воспользуюсь вашим уроком, магистр, — вежливо кинул я Кердуку.

Кердук насмешливо приподнял левую бровь, но промолчал.

— Ты же промокнешь, Строн! — озаботился Гардон, — на улице не так уж и жарко!

— Я все же рискну.

Мы вышли по раскисшее осеннее небо Мертана. Я изобразил этакий жест рукой и пробормотал, набившее мне вчера оскомину, заклинание. Вот! И мы, значит, могём что-то! Притягивание предметов не считаю. Тем более что они гадости такие, летят не в руки, а куда-то в другие места, и больно по этим самым местам лупят. Капли дождя скатывались по невидимому зонту и продолжали свой полет, не нанося вреда моей прическе. А вот про ноги, сказать то же самое не могу. Ноги в щегольских сапогах топали по мокрым камням мостовой.

Это же надо, уже осень пришла! Правда, из рассказов графа, я знал, что зима здесь необычайно мягкая. Так, холоднее чуть-чуть, дождливее чуть-чуть. Даже не все деревья листву сбрасывают.

Вот на севере — да! Там зима, так зима. Просто, севернее Мертана горы, и горы нехилые. Преграждают путь северным ветрам, вот и бушуют они там, за горами. И жизнь там, за горами, несладкая. Потому что эти горы и южным ветрам на пути встают. Зимой там холодно, летом сушь и жара. Почвы там, тоже не плодородны. И живут там люди плохо. И дело даже не в том, что еды нет. Еда дело такое! Подвозят караваны. Король помощь шлет немалую. А живут люди плохо потому, что соседи у них не ласковые. В горах тролли горные. В степях орки безжалостные. Так и норовят схарчить людей без горчицы. Уйти бы людям, так нет. Надо границы королевства держать, и этих самых орков с троллями в плодородные южные пределы не пускать.

Правда, не всегда удается — не пускать. Прорываются, уроды! Вот тогда собирает король, милостью Единого, Маркус IV своих наемничков и регулярное войско, вытаскивает местных магов из теплых местечек и устраивает грандиозное гулянье с фейеверками. Да такое, что прибывшие, ошеломленные горячим гостеприимством, драпают со всех ног домой, ну те, кто в живых остался, конечно. А горы не обойти. Там леса дремучие и эльфами населенные. Если эльфы к людям особой любви не питают, так троллей и орков, вообще, на дух не переносят. Нет, через леса оркам ход заказан. А еще в горах какие-то загадочные айраниты водятся, их тролли, как огня боятся.

О! Вот мы и пришли. Высоченное здание, окруженное невысоким узорчатым кованым заборчиком. Свежескошенная трава создает впечатление пушистости. Кусты ярких цветов и пара деревьев, типа елки.

— А заборчик-то не высок, — заметил я Кердуку.

— А что, вы знаете ненормального вора, который решится забраться в академию магии? Сам, по своей воле? — ответил вопросом на вопрос Кердук.

Тут он уел меня. Следуем дальше. Высокие двери со стрельчатыми витражами распахнулись при нашем приближении. Ну, этим меня не удивишь. У нас электроника, у них магия. Ну и что? Принцип-то один и тот же.

Вот холл академии меня удивил. Такое ощущение, что потолка нет. Стены поднимаются и растворяются в изумительно голубом небе. Оттуда же, с неба, вниз льется солнечный свет. Холл, буквально, купается в потоках этого света. На полу дорожки и площадки, мощенные каменной плиткой. Есть площадки, на которых стоят удобные и уютные скамеечки. Но основное место занимает зелень травы и цветов. Поправка! Не только травы и цветов. Вон там, журчит ручеек и дальше сделан маленький водопадик, красочно выложенный камнями. Несколько молодых людей пребывали в это момент в холле. Парень с девушкой сидели на скамеечке и о чем-то оживленно спорили. Другие прохаживались, не спеша, по дорожкам или созерцали переливающиеся струи воды водопада.

— Это студиозы, отдыхают от лекции, — ответил на мой недоуменный взгляд Кердук.

— А другие где?

— На лекции, — невозмутимо сказал магистр.

— Но эти студиозы пропускают лекцию.

— Наверстают, — успокоил меня Кердук, — пошли, наша экскурсия только началась.

Мы проследовали по дорожке через эту живописную лужайку. Действительно припекает так, как будто солнышко светит.

— А как это получается? — не выдержал я.

— Что именно? — Кердук благосклонно кинул в ответ на поклон проходящего мимо студиоза.

— Ну, вот свет этот. Тепло, — я заторопился. — Нет, я понимаю, что магия и все такое. Но какого уровня должно быть, мастерство, чтобы создать то, что я тут вижу?

Кердук некоторое время шел молча.

— На самом деле, здесь почти нет мастерства, — наконец сказал он, и, увидев мое изумленное лицо, пояснил, — вот художественный вкус — пожалуй.

Очень полное пояснение. Если я и стал понимать, то еще меньше.

— Сама академия построена на месте пересечения сил, — начал пояснение магистр, — Овладение этим пересечением, дает поистине неисчерпаемые возможности. Жаль только, что тот великий маг Торахий, не посвятил своих первых учеников в тонкости овладения этими силами. Видимо счел, что знание этого, слишком опасно. Может быть он и прав. Научные диспуты по этому вопросу, ведутся по сей день. Но факт остается фактом. Именно Торахий создал нашу академию. Академия дает возможность перепланировать свою территорию. В специальной зале, маг, который занимается планировкой, может представить себе, как должно выглядеть то или иное помещение. Конечно, в эту залу допускаются только очень опытные маги, иначе можно такого нафантазировать, что потом всем ковеном не расхлебать.

Мы подошли к стене, увитой каким-то растением…, и вошли в эту стену. Передо мной оказался коридор, по которому мы и продолжили путь.

— Да, здесь хорошо обучать и оттачивать полученные знания, — продолжал Кердук, — но с другой стороны, есть и отрицательные моменты. Многое из того, что получается здесь, не получается в любом другом месте. Не хватает энергии.

— А что мешает найти другое пересечение? — задал вопрос я,

Кердук даже остановился от неожиданности.

— Вы понимаете, о чем вы спрашиваете, молодой человек? — у магистра даже брови встали домиком от возмущения, — мы много лет искали такие места, но в доступном мире, их нет!

— А в недоступном? — задал провокационный вопрос я.

— А в недоступном, нет нас! — сварливо ответил Кердук. — Может быть, эти места существуют, но достичь их, нам не дано.

Кердук завел меня в одну из комнат. Как я понимаю, это его рабочий кабинет. Магистр отодвинул шторы, тяжелые на вид и очень плотные. Открылось высокое стрельчатое окно. Я с любопытством огляделся. По обе стороны от окна располагались, высокие под потолок, шкафы со свитками и книгами. Здоровенный стол с конторками по обе стороны. Даже не берусь угадывать, что в ящичках. Стакан с десятком перьев и большая медная на вид чернильница. На правой стене — огромная, практически во всю ширину, картина. Пейзаж. Опушка леса. День. Очень красиво и мастерски нарисовано. По левую сторону…, да, по левую сторону стеллаж, мерцающий, зеленоватым светом. На стеллаже лежат всякие штуковины, даже профану понятно, магические. Слишком уж навороченные.

Магистр прошел к столу, жестом предложил мне сесть и сам уселся в вычуренное кресло за столом.

— Сторн, я обратил внимание, что у тебя возникли вопросы, когда мы зашли в академию, — сказал Кердук, пытливо глядя на меня.

Действительно, нечто такое было, и я не замедлил озвучить:

— Магистр, у вас в академии учатся и светлые и темные?

— У нас в академии, темным делать нечего! — резко мотнул головой Кердук.

— То есть, только светлые, — уточнил я. — А где же, тогда, обучаются темные?

— Вот где учатся темные, меня меньше всего интересует, — пожал плечами Кердук, — больше, меня интересует качество.

Ясен день, что-то знает, но сказать, по каким-то причинам, не хочет.

— Но насколько я знаю, темных много и они не слабы.

Кердук сложил на столе руки, и некоторое время помолчал.

— В каждом человеке, при рождении, заложены частица Света и частица Тьмы, — подумав, начал он. — Постоянно идет борьба в человеке, только от самого него зависит, чью сторону в этой борьбе он займет. Темная часть, больше отвечает животным началам: эгоизму, жадности и похоти. Идти по темному пути, изначально легче, ибо, если дать волю этим чувствам, то предела им нет. Для того чтобы идти по светлому пути, постоянно человек должен бороться сам с собой. Это трудно, преодолевать себя, отказываться от той выгоды, которую сулит Тьма. Стоит только раз поддаться, и ты уже не имеешь права называть себя светлым.

— Но каждый из нас, все-таки, не ангел, — задумчиво сказал я, — бывают и в нашей жизни некрасивые поступки.

— Бывают, — согласился Кердук, — я имею в виду основополагающие принципы, в мелочах, между нами особой разницы нет. Но в конечном итоге, каждый шаг имеет целью, либо Свет, либо Тьму. Даже, если темный совершает благое дело, то в результате, я могу утверждать, мы получим очень неприятные последствия.

За моей спиной тихонько скрипнула дверь. Я рефлекторно ухватился за рукоять левого меча, разворачиваясь на звук.

— Сторн! Вам здесь ничего не грозит! — остановил мое движение Кердук.

— Просто не люблю, когда за моей спиной происходят несанкционированные действия, — ответил на это я, с любопытством разглядывая вошедшего.

Не высок ростом, но тучен телом. Пухленькие щечки, остро поблескивают глазки. Умные, кстати, глазки.

— Сторн, — мягко продолжил Кердук, — позволь представить тебе магистра Траурна. Магистр, это кавалер Сторн ад Хариц, посвященный Света. Поручаю его вашим заботам. Проведите для кавалера экскурсию по нашей академии. Покажите ему все, что достойно внимания. Да! Обязательно заведите его в зал артефактов!

Как ты смел прийти к нам? Человек!

Отведи нашего друга в нижнюю хижину!