Предсказанному - верить

Бадей Сергей

Глава 17

 

Хочу воспеть хвалу фикусам. Да-да, тем самым фикусам, что стоят во многих музеях, учреждениях и т. д. Правда, тут их не водится, но есть аналог. Впрочем, по порядку.

Мы с Трантоном подъехали к особняку графа Гардона уже в сумерки. Мне очень понравилось то, как нас встретили. Сам особняк был не особо большим и помпезным. Два этажа. Я не силен в архитектурных стилях и не могу дать характеристику самого строения. К парадному крыльцу вела ровная посыпанная песочком дорожка. Она была освещена теплым оранжевым светом, льющимся из больших сфер на тонких высоких шпилях. Такие шпили были установлены на равном расстоянии друг от друга в шахматном порядке. Кустарники и небольшие деревца, отделяющие особняк графа от дороги, были аккуратно подстрижены. В темнеющем воздухе, на контрасте ярких шаров, этот небольшой парк производил сказочное впечатление, пробуждающее детские воспоминания, когда и солнце светило ярче, и грело оно лучше, вечера были теплыми, и каждый день начинался общением подарка. Перед парадным крыльцом была обширная площадка с клумбой, разбитой по середине.

Вы когда-нибудь видели, как прибывают на званые вечера сильные мира сего? Если нет, то мой вам совет, сходите и посмотрите какой-нибудь фильм на заданную тему. Полное сходство меня поразило. В фильмах, гости прибывают на лимузинах, здесь на лошадях. Дамы едут в боком, в специальных седлах. В фильмах, к такому лимузину подбегает человек и отгоняет машину на стоянку. Здесь к коню подбегает конюх и отводит коня в конюшню. Важный тип в ливрее и белых перчатках, кланяется прибывшим и открывает перед ними двери особняка. Окна особняка ярко освещены, кое-где распахнуты. Из них слышны веселые голоса и тихая музыка.

Мы с Трантоном, отдали своих коней слуге, и, не спеша, поднялись по ступенькам. Вошли в гостеприимно распахнутую дверь. К нам устремился пожилой человек в роскошном камзоле.

— Виконт! Какая честь и радость видеть Вас здесь! — еще издали начал ворковать этот человек. — Вы так редко оказываете нам радость своими визитами! Как прикажете доложить о вашем спутнике?

Тут это чудо взглянуло на меня, увидело мой «простой» парадный мундир стражника и лицо его поскучнело.

— Никак! — улыбнулся Трантон, — граф знает, кто прибудет вместе со мной. И он сам представит его гостям.

Как прикажете, как прикажете! — снова раскланялся этот тип.

Серый, пройдись пока, осмотрись, — посоветовал мне Трантон, — но никуда не исчезай! Скоро все гости соберутся.

Вот тут-то и пришла очередь фикуса! Вернее, того растения, которое его заменяло. Я очень ловко за ним пристроился и занялся наблюдением за гостями графа. Я анализировал поведение их. Подмечал манеры и прикидывал, какие надо брать на вооружение. То, что я буду среди них этот вечер, требовало, чтобы я, по крайней мере, не выделялся. Правда, боюсь, что мой мундир все-таки помешает этому. Кавалеры при встрече, вежливо раскланивались друг с другом, дамы целовались щечками. Ага! При встрече с дамой, надо правую руку прижать к груди, а левую завести за спину. Да, и поклон под углом, примерно тридцать градусов от вертикали! При встрече с господином, надо сделать полшага назад, поднести правую руку вверх, ладонью к встречному и склонить голову. Забавно!

— Да где же он, виконт? — я услышал громкий голос Гардона.

— Только что был здесь, граф, — Трантон недоуменно оглядывался по сторонам.

Пришлось вытаскивать свое тело в мундире из-за зарослей. Мое появление было встречено веселым блеском глаз графа и радостной фразой:

— А Вы весьма недурственно выглядите в мундире, друг мой!

Я по всем правилам выполнил ритуал приветствия, за что удостоился одобрительного кивка Трантона.

Я вдруг почувствовал, что краснею. Когда же это было со мной в последний раз? И с какой стати? А, понял! Вот она стоит передо мной, эта самая стать. Сильвия. Лукавый взгляд, легкая улыбка на губах. Такое впечатление, что она, как никто, понимает, что творится у меня в душе. Понимает и пользуется.

— Добрый вечер, Серый! Рада видеть Вас в добром здравии!

— Сильвия, перестань вгонять молодого человека в краску! — строгим тоном, сквозь который пробивался смех, распорядился граф. — Мы ждали только Вас! Ну, раз уж Вы здесь, то можно начинать. Прошу всех в залу!

Гости неспешно начали втягиваться в гостеприимно распахнутые двери парадной залы.

— Серый, следуйте за мной! — граф повернулся и решительно двинулся вперед.

Ну, следую. А что остается делать? Опять события руководят мною! Как я этого не люблю! Граф вышел на середину залы и повернулся лицом ко мне. Гости затихли. Я стоял перед графом, пытаясь понять, что собственно происходит. Лицо графа приняло торжественное выражение. Вау! Сейчас толкнет речь!

— Господа! Прошу внимания! — оправдал мои ожидания Гардон. — Мы собрались здесь отметить не только наше благополучное возвращение, но и спасение моей дочери!

Благосклонный кивок в сторону Сильвии. Скромно потупленные глазки в ответ.

— А также, я хочу представить вам ее спасителя!

Благосклонный кивок в мою сторону. Ничего непонимающий взгляд в ответ.

— По старинной традиции, человек неблагородного происхождения, спасший потомственного дворянина или члена его семьи, может быть произведен в дворянское достоинство.

Граф поднял правую руку. Зал наполнила тишина. За плечом графа возникла фигура слуги с мечом на вытянутых руках. Гардон повернулся и взял меч.

— Я, потомственный дворянин, граф Гардон ад Сэрэста заявляю, что стражник Серый спас жизнь моей дочери графини Сильвии ад Сэрэста, и призываю в свидетели виконта Трантона ад Поэрто.

— Подтверждаю! — прозвучало за моей спиной.

— В силу данного мне права, — продолжил граф, — я произвожу стражника Серого в дворянское достоинство и присваиваю ему титул — кавалер.

Граф торжественно поднял меч острием вверх.

— Преклоните колено, Серый!

Ох, ты ж, елки зеленые! Во что это я снова влипаю? И слинять некуда! И не откажешься! Я медленно опустился на левое колено и положил обе руки на правое.

— Носите свое звание и титул достойно! Поклянитесь, что будете верным вассалом королю нашему в радости и беде, в мирное время и во время смуты!

— Клянусь! — Как в горле пересохло! Хоть бы не закашляться!

Кончик меча лег на правое плечо, потом, на левое.

— Встаньте, кавалер!

Я поднялся, взглянул в глаза графа и внезапно понял, что это не сон и не игра, не глупый ритуал. Глаза графа были необычайно серьезны. Слабое светлое сияние исходило от графской короны, одетой на голову Гардона. Он переложил меч в левую руку. Правую руку он прижал к моей груди. Вдруг, его рука засветилась белым светом! Меня, как будто ударило током. Жаркая волна прокатилась от места, куда была прижата рука по всему телу. По-моему белым светом полыхнуло даже из моих глаз.

— Какое имя Вы берете себе кавалер?

Как я еще должен взять себе имя? Откуда я знаю, какое имя мне взять? Внезапно на память пришло воспоминание о сне, виденном мною на привале перед нападением. Почему нет?

— Сторн, — хриплым голосом назвал я имя.

Глаза графа изумленно расширились, потом, в них появилось узнавание. Несколько бесконечно долгих мгновений он молчал.

— Да будет так! — наконец сказал Гардон, — Отныне Вы зоветесь — кавалер Сторн ад Хариц! Это Ваше имя и Ваши потомки будут носить его!

Гости облегченно вздохнули, послышался шум голосов, шорох платьев, началось движение. Граф внезапно шагнул ко мне.

Я, наконец, вспомнил, где тебя видел! — тихо сказал он. — Трантон проводит Тебя в мой кабинет.

Дальнейшее прошло для меня, как в тумане. Я стоял посреди толпы, ко мне подходили, поздравляли. Я автоматически отвечал, благодарил. Наконец Трантон сжалился надо мной, взял за локоток и ловко вывел из залы.

Мы поднялись на второй этаж, прошли по коридору и зашли в комнату, которая, как я понял, и была кабинетом Гардона. Сам граф уже находился там. Посреди кабинета стоял столик, накрытый на троих. Слуги, быстро выполнив желания графа, покинули помещение. Я окинул взглядом обстановку. Вдоль одной стены тянулись полки со свитками, наподобие эльфийских. Да что это у них, до книг не додумались? У окна стоял монументальный стол со стопкой бумаг, или пергаментов, или, как это у них называется? Стояло что-то наподобие стакана, из которого торчала кучка перьев. Там же стоял канделябр со свечами. У второй стены стоял массивный шкаф, вернее сейф, так как дверцы были явно металлическими.

Граф приглашающе повел рукой. Мы присели к столику. Честно говоря, я был в замешательстве. Только было наметилось ясное решение. Я какое-то время перекантовываюсь стражником, потом, эльфы находят решение моего вопроса. Я незаметно испаряюсь из города и отправляюсь в свой мир и свое время. В идеале, в тот самый момент, когда оттуда исчез. Думаю, что и изменения организма исчезнут. А дальше уже мои проблемы, которые, даст Бог, я уж как-нибудь решу. Но вот это принятие в дворяне, вносило дополнительные вводные. И я не уверен, что эти вводные будут благоприятны для меня.

Граф взял кувшинчик и разлил по бокалам вино. Хм, а вина я до сих пор тут не видел! Мы взяли по бокалу.

— Что ж, — Гардон поднял свой бокал, — Хочу поздравить Тебя Серый, вернее уже Сторн, с дворянством! За Твое здоровье!

— Спасибо! — я тоже отпил из бокала. — Вот только не знаю, что мне с этим дворянством делать. И вообще, не знаю, что мне делать дальше. Как я понимаю, стражником мне быть далее нельзя?

— Да! — кивнул Трантон, — дворянин — стражник, это будет ново! Не поймут.

— Но, Сторн, — граф поднял палец, — у Тебя открываются новые пути и возможности! Как дворянину, у тебя нет запретов на то, что запрещено простолюдину!

— Да? — я иронично поднял правую бровь, — кстати, чем это Вы меня шарахнули там, в зале, когда приложили ладонь к груди?

— Ну, это же понятно! — граф откинулся на стуле, — при посвящении в дворянское достоинство, происходит и посвящение Светлой или Темной силе. Это зависит от того, адепт какой силы, производит посвящение. Производить посвящение Светлой силы, может только потомственный дворянин, адепт Светлой силы.

— А Темной? — мне стало интересно.

— А с Темной, все гораздо проще, — печально улыбнулся граф, — тут может быть инициатором любой, у кого Тьма уже поселилась в сердце.

— Хм, — буркнул я, — хотелось бы знать, под чем это Вы меня подписали?

— Нет-нет! — заторопился я, в ответ на удивленные взгляды моих собеседников. — Я по натуре человек светлый и даже добрый, местами, где-то в глубине души. Но хотелось бы знать, какие обязанности накладывает на меня это посвящение? И к какой силе относится король, в вассалы которого Вы, граф, меня записали?

— Ну, это же ясно, что к Светлой! — граф, прищурясь смотрел на меня. — Мы все вассалы светлого короля Маркуса IV. И клялись в верности ему. А обязанности Твои ясны — служить делу Света!

Легко сказать — служить! — покачал я головой. — Будь я стражником, имел бы и крышу над головой, и хлеб, и что на хлеб, да и деньги какие-никакие имелись бы. А так, что? Дворянин без дома, денег. Даже одежда, и та с чужого плеча.

— Мы об этом подумали! — Граф блаженно смаковал вино, — ты останешься в моем доме, Строн. Прежде, чем начать свою жизнь в новом качестве, тебе надо очень многое узнать и изучить. Посвящение возрождает в человеке способность к магии….

— А Вы ведь рисковали граф, посвящая меня! — прервал я.

— Да? Чем? — Гардон с интересом взглянул на меня.

— Ну, если бы я был, например, больше склонен к Тьме, — я даже передернулся от такой мысли. Скорее всего, рисковали мы оба.

Мои собеседники искренне расхохотались, настолько нереальным показалось им мое предположение.

— Мы можем определить предрасположенность человека к той или иной силе, — счел нужным пояснить Трантон, увидев выражение обиды на моем лице, — так же как и адепты Тьмы. К сожалению, большинство людей предрасположены, есть, пить и совокупляться. Это животные, мой друг, толпа! Потребители, ставшие на сторону тех, кто побеждает.

— Да, а что это было сказано о магии? — поторопился я перевести разговор в другое русло.

— Посвящение вызывает у человека магические способности, — продолжил свою лекцию граф, — не очень большие, но достаточные для простых заклинаний.

— У меня они тоже появились? — заинтересовался я.

Ого! Это уже действительно интересно! Быть магом в местной реальности — вещь нелишняя! Да и на земле это пригодится. «Если ты попадешь на эту Землю!» — ехидно напомнил внутренний голос.

— Это еще предстоит выяснить, — напомнил граф.

— Все-таки, мне не очень нравится жить у Вас на иждивении, — вздохнул я.

— Посвящая тебя в дворяне, я взял на себя определенные обязанности! — высокомерно сказал граф, — я отвечаю за твое обучение и за твои дальнейшие действия. Так что, ни о каком иждивении и речи быть не может!

Грохот внизу и звон разбитых окон прервал нашу увлекательную беседу.