Предсказанному - верить

Бадей Сергей

Глава 13

 

Остановились на ночь мы в городке со странным названием — Излучина. Я бы даже сказал, что это не городок, а большое село. Все строения в нем не превышали двух этажей. Но как городок по статусу, он имел все необходимое. Ратушу, бургомистра и въездные ворота. То есть ворота, действительно, были, а вот стены — нет. Ну, как бы указатель: — «Въезжать, значицца — тут!». У ворот, на небольшом возвышении, восседал страж. Толстый мужик, в давно нестиранной хламиде, но зато в начищенном шлеме. Рядом с ним лежала алебарда, старая и ржавая. Перед этим мужиком находилась миска и воткнутый в землю колышек с прибитой дощечкой, на которой коряво было написано: «Въездная пошлина». В миске было пара монет, вся остальная пошлина вносилась в виде натуральном. В результате, страж был похож на дикого торговца, зажавшего деньги за место и расположившегося «где придется». Те, кто знает, что такое «Дикий базар», меня поймут. Сходство было бы разительным, если бы не блестящий на солнце шлем. Трантон, подъехав к стражу, бросил в миску несколько монет. Мужик, увидев форму Королевской стражи, расплылся в угодливой улыбке и кивнул головой Трантону:

— Проезжайте, Ваша млсть.

Мы торжественно въехали в распахнутые ворота.

— А на ночь ворота закрываются, — сказал сам себе я, — и жаждущие попасть в город ждут под ними всю ночь.

— А на ночь, существует ночной проезд, — хихикнул Ширяй.

— Да? — повернулся я к нему. — Где?

— А везде! — широко взмахнул рукой тот, — поэтому, бережливые торговцы приезжают сюда ночью. Но мы, как уважающие себя путники, приезжаем сюда днем и через ворота!

Я с интересом глазел по сторонам. Людей было много, и каждый занимался своими делами. Совсем как в наших селах. Вот две хозяйки стоят и болтают о чем-то своем, о женском, несомненно, важном для них обеих, судя по возбужденным голосам и взмахам рук. Вон стайка мальчишек, размахивая прутиками, которые, конечно же, для них настоящие сабли, играют в войнушку. Два мужичка, сидя верхом на коньке крыши, что-то там ладят. Гавкают собаки, кудахчут куры. Где-то похрюкивают свиньи. Лепота! Мы, вслед за Трантоном, свернули на постоялый двор. И то дело! Время близится к вечеру.

Проделав все необходимые процедуры по устройству коней, а это теперь, как «Отче наш», вещь необходимая, мы устало отправились приводить в порядок уже себя. Трантон, как командир отряда, взял на себя устройство нас и кормеж, нас же. Я отметил про себя, что, в общем-то, ничего такого уж очень экзотичного за последнее время не наблюдается. Ну да — эльфы, ну да — гоблины. Подумаешь! Вон, когда я был мальцом, для меня негры выглядели, как инопланетяне.

Печально взглянул на большой кувшин с элем, стоящий на столе, предназначенном для нас. Ностальгически вспоминаю пиво, нормальное светлое пиво, или, на худой конец, газировку. Признаться, я любил выпить «Ситро» или «Крюшон», которые производит наш завод «Росинка». Здесь, увы, этим и не пахнет. Зато, мясо, тут готовить умеют! И есть, тут любят. Помногу и по долгу! Я уже наелся, как паук, а остальные только вошли во вкус. Сыто откинувшись на спинку стула, я с умилением наблюдал, как обстоятельно набивают животы наши парни.

Я стою в незнакомом месте. Пасмурное небо с красноватым отливом, низко нависает над черными изломанными деревьями. Я стою на небольшой поляне. Мои клинки в руках, светятся голубым огнем. Напротив меня находятся две фигуры. Одна, красного цвета, присела на четырех лапах, готовая броситься. Пасть приоткрыта. Посверкивает впечатляющий набор клыков, резцов и всякой другой стоматологической гадости. По рогам, небольшим и извернутым, как у антилопы гну, пробегают всполохи пламени. Вторая фигура, в красно-черной хламиде, в маске закрывающей лицо, поднимает руку и повелительно делает взмах, посылая тварь на меня. Рыкнув, та делает длинный прыжок. Спокойно, даже как-то отстраненно, ухожу с траектории прыжка. Левым клинком отсекаю когтистую лапу, которой эта тварь все-таки пытается меня достать. Тут же, правым клинком, снимаю ей голову. Один — ноль, в мою, естественно, пользу. Поворачиваюсь в сторону хламиды. А что? За удовольствие надо платить.

— Это был слабейший из моих слуг, — гулко разнеслось над поляной, — было бы странно, если бы он смог убить тебя.

— А еще, было бы странно, если бы я оставил твои приколы без внимания, — философски добавил я.

Высоко подпрыгнув, я делаю взмах крыльями (Откуда у меня взялись крылья? А, ладно. Хрен с ними! Потом разберемся.), и, набрав высоту, обрушиваюсь…с кровати на пол.

Сижу, хлопая в темноту глазами, пытаюсь отделить сон от реальности. На соседней кровати заворочался Амин. Оторвал голову от мягкого валика, который здесь заменяет подушку. Увидел меня на полу.

— Серый? Ты чего?

— Да вот, хочу выяснить, где мягче. На кровати или на полу, — небрежно отвечаю я.

— А? Ну да. Выясняй, — Амин зевнул, — только не так громко! А то ты так навернулся с кровати, что я уже подумал, будто шкаф упал.

Я, подобрав одеяло, снова взгромоздился на кровать. Сон, еще секунду назад казавшийся таким ярким, уже подернулся флером забытья. Странно! В последний раз я падал с кровати лет в пять! Это что? Старческий маразм подкатывает? Так не пора, ребятки, не пора!

Утром проснулся с головной болью. Тело ломило, а на плече, которым я грохнулся на пол, расплылась темная гематома. Мысленно пожелав гаду в хламиде много интересного в будущем, я, кряхтя, оделся. Наши уже все собрались внизу, Сидели за столом, потягивая из кружек горячий травяной отвар, который заменял здесь чай.

Цапнув свободную кружку, я рухнул на скамью рядом с Карвином. Тот поднял левую бровь, оценивающе глядя на меня.

— Амин говорит, что ты ночью пытался попасть сюда прямо с кровати? — ехидно спросил Карвин, — только пол оказался крепче, чем ты полагал.

— Угу! — подтвердил я, — а он не сказал, что я и его хотел прихватить? Только этот соня не захотел присоединиться к моим усилиям.

Парни, прислушивающиеся к нашей беседе, грохнули хохотом. К нам подошел, уже одетый по дорожному, Трантон.

— Дальше по пути, земли барона Кромштайна, — по-деловому сказал он, — барон — спесивый самодур. Помните, что по дороге сюда, мы с его наемничками немного поцапались?

Отряд загудел, в смысле того, что еще как помнят. Мне лично, вспоминать было нечего. Вступление было многозначительным, поэтому я ждал продолжения.

— У меня имеется подозрение, что на обратном пути, они захотят поблагодарить нас за доставленное удовольствие, — Трантон, задумчиво прошелся вдоль стола, — поэтому, всем надеть кольчуги и шлемы. Быть готовыми к различным сюрпризам. И не наедаться мне с утра!

Мы вышли во двор. Ворча по поводу гадского барона, из-за которого придется полдня, как минимум, быть голодным, мы начали седлать коней. Впрочем, ворчали парни. Я не привык с утра наедаться. Мне не улыбалось трясти свой полный желудок на пыточном станке по имени Тихоня.

Дорогу перегородил самодельный козел. Рядом, на пригорке, сидел расхристанный мордоворот, положив пику на колени. Когда мы подъехали к преграде, он, не спеша, встал, сплюнул под ноги и двинулся к нам.

— И что это значит? — холодно осведомился Трантон.

— Здесь начинается земля господина барона, — лениво ответил парень.

Вроде бы ничего странного, но сказано это было таким тоном, что у меня свело скулы от желания вколотить ухмылку, играющую на губах этого воина, в его желудок, желательно вместе с зубами.

— За проезд по этим землям надо заплатить, — продолжал меду тем парень, — всякую рвань пускать не велено.

Я оценил обстановку. Этот кадр, явно, нарывался на комплимент. В метрах тридцати, разложен костер, у которого, наблюдая за нами, расположилось человек двадцать-двадцать пять. Вид у них был такой же живописный, как и у разговаривающего с нами. При нашем появлении они подобрались, подтягивая к себе что-то похожее на палаши и короткие пики.

Королевская стража имеет право беспрепятственного передвижения по королевским землям, — так же холодно проинформировал Трантон, стоящего перед ним.

— А нам все одно, что Королевская стража, что сам король, — расплылся в ухмылке часовой, — нам сказано — не пущать, мы и не пущаем. Гы!

— Я доложу об этом возмутительном факте начальству — мрачно пообещал Трантон.

— Ага! — согласился мордоворот, — если успеешь.

Он вдруг метнул пику в грудь Трантона. Трантон еле успел отклониться чуть вправо, и пика, черканув по пластине лат, отлетела в сторону. Зарычав, напавший отскочил назад, вытаскивая из ножен свой клинок. Толпа около костра вскочила на ноги, ощетинившись разнокалиберным вооружением.

— Серый, займись этим уродом! — скомандовал Трантон. — Остальные, к бою! Копья на изготовку! Марш!

Отряд, разом сорвавшись в карьер, загрохотал копытами к толпе у костра. Я спрыгнул с Тихони и направился к своему противнику. С шелестом, клинки покинули ножны и удобно легли мне в руки.

Ух, ты! Двурукий! И без кольчужки! — хищно оскалился мордоворот, выставив перед собой свой меч, который скорее напоминал мачете. — Люблю таким самоуверенным кишки пускать.

Я, разминаясь, крутанул мечи. Нормально. Противник сделал выпад, скорее пробный, чем всерьез. Мечи, свистнув, отбили его меч с коротким лязгом. Парень отскочил. Кончик его меча описывал неширокие восьмерки в воздухе. Судя по всему, противник мне достался опытный. Вот он сделал обманный финт и нанес удар снизу, пытаясь достать мой живот. Я в последний момент успел поставить блок обеими клинками. Сила столкновения была настолько велика, что и мои мечи, и его мечете, вырвались из рук и отлетели в сторону. Теперь мы стояли друг против друга безоружные. Я, припомнив уроки старшины Кваши, принял расслабленную стойку, готовый ответить адекватно на любое действие. Детина особыми изысками не страдал. Он просто ломанулся ко мне, пытаясь задавить своим, безусловно превосходящим мой, весом. Я ушел с траектории его движения, придав ему левой рукой еще большее ускорение, одновременно нанося удар коленом ноги под названием «Попробуй, вдохни!» в солнечное сплетение. Этот обормот, на подгибающихся ногах, пробежал еще метра три и врезался носом в землю. Пока он пытался разогнуться и вдохнуть хотя бы глоток воздуха, я быстро подскочил к нему и нанес жесткий удар в основание шеи ребром ладони. Издав «Хук…» остатками воздуха в легких, мой визави еще раз ткнулся лицом в землю и, повалившись на бок, замер. Я обернулся в сторону схватки, пытаясь оценить ситуацию.

Удар нашего отряда «с ходу», видимо, был успешен, судя по нескольким телам с торчащими копьями, лежащими у костра. Лишившись копий, ребята извлекли свои клинки и приготовились работать ими. Наемники начали отступать под деревья. Ну да! Там маневр конями ограничен. Их тактика была бы успешной, но…. Ага! Карвин отстегнул свой лук! Я метнулся к Тихоне, подобрав и бросив на ходу клинки в ножны. Вот и мой лук у меня в руках! Карвин, тем временем успел выпустить несколько стрел. Судя по разъяренным крикам — не зря! Натянув перчатку, я присоединился к Карвину. Мне были видны враги, которые скрывались от Карвина, не предполагая, что опасность представляет не только он. Я успел успокоить трех орлов, пока противник не понял, что проиграл. Наемники бросились наутек. Кто куда! Трантон поднял руку, сзывая нас к себе.

— Надо немедленно уходить отсюда! — крикнул он, когда мы собрались, — барон обязательно попытается нас перехватить и отомстить, а с его дружиной нам не справиться. За мной, рысью, марш!

Наши кони дружно ринулись вслед за конем Трантона. Двигались мы быстро. Трантон тревожно оглядывался, высматривая, не появилась ли где угроза. Мне стало не по себе. Не хватало еще вот сейчас погибнуть! По-моему, это будет самая нелепая смерть. Попасть в другой мир, так интересно начать и так глупо закончить! После стычки с наемниками, у нас потерь не было. Только Дравин кривился от боли. Ему стрела попала в левое плечо, но в мягкую ткань мышцы. Как говорят: «Прошла на вылет». Ничего! На первом же привале перевяжем по всем правилам! Копыта дружно стучали по тракту. Карвин, поглядывающий вправо, внезапно выдвинулся вперед и поравнялся с Трантоном. Карвин начал что-то ему говорить. Трантон, выслушав Карвина, напряженно выпрямился в седле и начал всматриваться туда, куда показывал рукой Карвин. Я тоже привстал в стременах и всмотрелся в том направлении. Ну да! Там какое-то облачко пыли. Судя по всему, это тоже отряд, который пока движется параллельно с нами. Это что? Та самая баронская дружина? Что-то она маловата! Или там такие суперы, что один десятка стоит?

— Галопом! — раздалась команда Трантона.

Через некоторое время стало понятно, что наши дороги сходятся. И к месту, где они сойдутся, наши преследователи, если это действительно они, выскочат практически одновременно с нами. Трантон подал сигнал сдержать бег. Вот это правильно! Не хватало еще загонять лошадей. Мы перешли на рысь, а потом и на шаг. Я увидел, как Карвин отстегнул лук и, натянув тетиву, накинул на плечо колчан со стрелами. Зажав по его примеру поводья в зубах, я тоже в темпе проделал те же процедуры. Трантон поднял руку, и отряд остановился. Я вскинул лук, целясь в место, где должны были выскочить всадники параллельного отряда.

— Копья к бою! — негромко скомандовал Трантон.

Топот копыт был все слышнее. И вот на дорогу вынесло всадников. Я еле удержался от выстрела. Если это дружина барона, то тогда я — Папа Римский! Их было пятеро. И, черт возьми, один из них был девушкой!