Позор Кремля. Как Путин унижает Россию

Один из самых позорных эпизодов Путинской эпохи – его постыдная капитуляция перед польскими русофобами. Следуя горбачевско-ельцинской линии на сдачу наших национальных интересов, Кремль опять идет на поклон к самым заклятым врагам русского народа. На словах «поднимая Россию с колен», на деле Путин унизил свою страну, в очередной раз подтвердив Катынскую фальшивку и осудив мифические «преступления Сталина». Почему президент кланяется вражеским могилам, предавая память десятков тысяч красноармейцев, замученных поляками в лагерях для военнопленных? По чьей вине Кремль молчит о том, что Польша была не «жертвой», а одним из главных поджигателей Второй Мировой войны, не «невинной овечкой», а хищным «шакалом», вместе с Гитлером участвовала в разделе Чехословакии и предлагала ему военный союз против СССР? И когда, наконец, российская власть прекратит оскорблять собственный народ и «подпевать» вражеским голосам?

Наперекор кремлевской пропаганде культовая книга ведущего историка и публициста патриотических сил расследует самые зловещие тайны XX века, разоблачая заговор против России и опровергая главные антисоветские мифы, придуманные врагами народа, чтобы опорочить великую Сталинскую эпоху и сделать нас «без вины виноватыми»!

Издание 6-е, исправленное и дополненное.

Часть I Кто на самом деле развязал Вторую мировую войну?

О Катынском деле – о поиске того, кто казнил около 10 тыс. польских офицеров, сдавшихся в плен в войне 1939 г., – вряд ли в России кто-либо не слышал вообще ничего, но вряд ли многие знают, почему этот эпизод Второй мировой войны раздут в Польше до масштабов Всемирного потопа.

1 сентября, выступая в Гданьске на церемонии, посвященной 70-летию начала Второй мировой войны, премьер-министр России В. Путин унизил Россию, заявив, что

«нужно признать эти ошибки. Наша страна сделала это. Госдума Российской Федерации, Парламент страны осудили пакт Молотова – Риббентропа. Мы вправе ожидать того, чтобы и в других странах, которые пошли на сделку с нацистами, это тоже было сделано. И не на уровне заявлений политических лидеров, а на уровне политических решений».

Путин унизил Россию потому, что в этом пакте Молотова – Риббентропа нет ничего унизительного для России, нет ничего, за что стоило бы этот пакт осуждать. Но Путин пошел на это унижение России, чтобы улучшить отношения с Польшей. Он говорил, что создалась ненормальная ситуация, когда отношения России с Германией, с которой СССР воевал, лучше, чем с Польшей, которую СССР освободил. Мне не нравится Путин, но в данном случае он делал все, чтобы примирить наши страны.

А поляки в ответ на это предложение плюнули в лицо России. 23 сентября сейм в Варшаве обвинил СССР в геноциде польского народа.

«Семнадцатого сентября 1939 года войска СССР без объявления войны совершили агрессию против Речи Посполитой, нарушая ее суверенитет и попирая нормы международного права. Основание для вторжения Красной Армии дал пакт Молотова – Риббентропа, заключенный 23 августа 1939 года в Москве между СССР и гитлеровской Германией. Таким образом был произведен четвертый раздел Польши. Польша пала жертвой двух тоталитарных режимов – нацизма и коммунизма»

, – говорится в документе сейма. Поляки упорно гнут дело к получению денежной дани с России теперь уже за мнимый геноцид и используют, как дубинку, для получения этой дани Катынское дело.

Я даю в этих двух книгах две точки зрения. По существу, даю спор между двумя следственными бригадами. Когда в 1943 г. начало раскручиваться это дело, то непосредственно руководил этим раскручиванием в Германии Йозеф Геббельс. Его можно и нужно ненавидеть, но необходимо относиться к нему и с пониманием: он ведь возглавлял пропагандистские войска Германии. И каждая его пропагандистская битва, а Катынское дело – именно такое сражение, спасала жизнь немецких солдат и наносила потери противникам Германии. Он был солдатом и делал все для блага своей Родины, такой, как он ее понимал и хотел видеть.

В «Катынском детективе» я отнес всех, кто фабрикует дело в духе Геббельса, к его бригаде, назвав их «следователями бригады Геббельса». Не думаю, чтобы патриот Геббельс был в восторге от этаких «общечеловеков», но пусть терпит – он при жизни использовал подонков, пусть принимает их компанию и после смерти. Это же название я оставляю и в настоящей книге, перечислять я их не буду, они сами всплывут по тексту, а кого пропущу, тех в свое время разыщут.