Поверь и пойми

Уилкс Дорис

9

 

К тому времени, когда Шэрон приехала домой, Марк и Бобби уже вернулись. Она нашла мужа и сына в кухне. Марк вынимал что-то из холодильника.

Оставаясь незамеченной, Шэрон с замиранием сердца смотрела, как муж, нагнувшись над Бобби, вложил в протянутые к нему маленькие ручки стаканчик с соком.

— Хорошо погуляли?

Марк выпрямился.

— Да, — помедлив, ответил он. — А ты?

Кивнув, Шэрон бросила сумку на стол.

— Были на побережье?

— Конечно. У Бобби даже кое-что есть для тебя, правда, малыш?

Шэрон с любопытством смотрела на то, как Марк поднял ребенка на руки, взяв у него пустой стаканчик.

— Что это такое? Что у вас там? — нетерпеливо спросила она.

Марк потряс карман своей рубашки, в котором что-то загремело, и личико Бобби расплылось в улыбке.

— Это мне? — деланно изумилась Шэрон, когда сын вытащил из кармана отца маленькие ракушки, и поцеловала его. — И чья это была идея? — спросила она, чувствуя себя неловко под холодным взглядом голубых глаз мужа.

— Можно сказать, наша совместная, — сказал он, и на губах Шэрон промелькнула благодарная улыбка.

Тут Тори позвала Бобби из сада, и Марк, вынеся сына на крылечко кухни, поставил на ступеньки. Обернувшись, малыш улыбнулся, заставив родителей рассмеяться в ответ, и засеменил навстречу Тори.

— Он выглядит счастливым, — не удержавшись, заметила Шэрон.

— Это неудивительно, — протянул Марк.

Нахмурив брови, она вопросительно взглянула на него.

— Ну? — сказал он вкрадчивым голосом. — А не будет ли у тебя еще одного для его отца? — Марк явно имел в виду поцелуй.

Сердце Шэрон дрогнуло. Ей так хотелось этого! Хотелось поцеловать мужа, хотелось верить тому, что рассказали ей Тори и Ричард. Но опять словно бес ее попутал, и она, насупившись, сочла нужным напомнить:

— В последний раз ты меня не спрашивал!

Марк тяжело вздохнул, откровенно сожалея о ненароком вырвавшихся словах. Помедлив, Шэрон робко протянула руку и, коснувшись уже колючего несмотря на утреннее бритье подбородка, встала на цыпочки и легко поцеловала его в уголок рта.

— Совсем не то! Ты умеешь делать это гораздо лучше! — Она попыталась отстраниться, но Марк поймал ее за руку.

— А может, мне этого не хочется? — пробормотала Шэрон.

— Нет, хочется! — Обняв за талию, Марк привлек жену к себе, читая вспыхнувшее в глазах желание. — А теперь поцелуй меня по-настоящему!

Марк не делал никаких попыток помочь ей, но и не отпускал. И вот, не выдержав, Шэрон обняла мужа за шею и с беспомощным стоном прижалась к его рту трепещущими губами.

— Сегодня ты до удивления податлива, — пробормотал он. — Оказывается, для того чтобы зажечь в тебе этот огонь, нужно просто крупно поругаться с тобой.

Потому что гнев и страсть часто приводят к одинаковому результату, подумала она, к потере контроля над собой. А это позволяет оправдаться перед своей гордостью за полную капитуляцию.

— Отпусти меня, — попросила Шэрон дрожащим голосом.

Не могла же она рассказать Марку о том, что произошло сегодня. О том, как Тори, а потом Ричард посеяли в ее душе сомнения в собственной правоте.

— Если бы не Тори и Бобби и если бы не этот проклятый прием, ты бы так просто не отделалась! — пробормотал Марк, отпуская Шэрон, когда тумблер автоматической печи позвал домоправительницу в кухню.

— Остается только приготовить бутерброды и подогреть сырные кексы, — заявила миссис Хоппер, вытаскивая из печи два аппетитно выглядевших пудинга. — Да, и еще соус для пирожков с креветками! Креветки всегда принимаются хорошо, хотя вряд ли понравятся мисс Блакстер…

Упоминание этого имени заставило Шэрон вздрогнуть. Сегодня на встрече, посвященной заключению важного контракта, обязательно будет Джулия. Увы, это неизбежно.

— Она не ест ничего сладкого, и у нее аллергия на рыбные блюда. Не правда ли, сэр?

— Понятия не имею, — безразличным тоном протянул Марк, как будто это действительно нисколько не интересовало его, как будто он и вправду не знал! Но так ли это? Если они действительно были любовниками, то…

— Ты меня удивляешь, — тихо сказала она, когда Тори вышла из кухни.

— Что ж, неплохо для разнообразия, — сдержанно обронил Марк.

Он никогда не отрицал своей связи с Джулией, подумала Шэрон, но и не признавался в ней. Более года назад в ответ на ее обвинения Марк только посмеялся, заявив, что, если его дорогая жена думает, что после времени, проведенного в постели с ней, у него хватает энергии еще и на другую женщину, то должна считать его суперменом. Потом уже раздраженно заметил, что, если Шэрон не доверяет ему, это ее собственная проблема…

— Удиви меня еще, — прошептала она; и это была мольба от чистого сердца без следа горечи или сарказма, мольба, которую ей не удалось скрыть.

На мгновение между ними возникла молчаливая связь, такая сильная, что Шэрон ощутила ее физически. В это момент зазвонил телефон, и Марк, чертыхнувшись себе под нос, вышел в холл.

Вернувшись, он заявил:

— Звонила Джулия Блакстер. Возникли кое-какие проблемы. Я должен вернуться в офис.

— Что, прямо сейчас? — запротестовала Шэрон. — Неужели она не может справиться сама?

— Боюсь, что нет. — Он мимоходом поцеловал жену, взял ключи от машины и направился к выходу.

— Только помяни черта и он тут как тут! — не удержалась Шэрон и поймала на себе неодобрительный взгляд вернувшейся Тори.

Но ее тоже можно понять. Не успела она убедить себя в том, что эта женщина ничего не значит для Марка, как она звонит и муж тут же несется на зов.

— Присмотри за ней, Тори, ладно? — сухо сказал Марк. — И если она будет плохо себя вести, сообщи мне.

«И что ты мне сделаешь?» — хотела спросить Шэрон, но сдержалась.

— И не вздумай вновь повторять, что я потеряю его, Тори! — Это она выкрикнула, когда Марк уже ушел.

— Потеряешь, если будешь продолжать вести себя в том же духе, — возразила Тори. — Ты должна верить ему, Шэрон, должна научиться верить, потому что иногда доверие — это все, что остается людям.

К тому времени, когда должны были прийти гости, она была уже одета и полностью готова. Вернулся Марк, подозрительно довольный. Чем они там занимались? — ломала голову Шэрон. Одно было хорошо: ее вид сразил мужа наповал.

Шэрон надела новое платье — длинное, облегающее, изумрудно-зеленое, закрытое спереди, но с глубоким декольте на спине. Оно удивительно контрастировало с ее распущенными, огненно-рыжими волосами.

— Ты не предупредила меня, что будешь столь сногсшибательна, — сказал Марк, присоединяясь к жене в гостиной, где она расставляла цветы.

— А нужно было предупреждать? — кокетливо заметила Шэрон, ставя в вазу последний гладиолус. — Странно, что ты не привез Джулию с собой.

— Так ли уж это странно?

Он был одет в черный костюм, безукоризненно белую рубашку и выглядел таким неотразимым, что у Шэрон опять заныло сердце. Ну как уберечь такого мужчину от женщин, для которых ничего не значит святость брачных уз?!

— Джулия пока занята, — сообщил Марк. — Она предупредила, что опоздает.

— Неужели?!

Их взгляды встретились.

— Да, — ответил он несколько раздраженно. — Так что у тебя будет пара часов — достаточно, чтобы подготовиться к боевым действиям, а вооружение у тебя первоклассное!

— Не слишком остроумно!

Шэрон повернулась, собираясь уйти, но Марк поймал ее за талию.

— Разве я стал бы шутить на подобную тему, — сказал он, поворачивая ее лицом к себе, — если бы это было неправдой? Пойми, у тебя нет соперниц! А сегодня ты выглядишь красивее, чем когда-либо…

О, Марк! Губы ее приоткрылись, она прильнула к нему, но, словно дразня, он отстранился.

— Ты сама не поблагодаришь меня за это. — Марк тихо рассмеялся, не отводя взгляда от раскрытых для поцелуя губ. — Твоя помада достигает желанного эффекта, но, если я вымажусь в ней, получится не совсем удобно, ведь наши гости должны прийти с минуты на минуту.

И в это время, как бы в подтверждение его слов, раздался звонок в дверь.

Однако Марк вовсе не торопился и отпустил жену только тогда, когда Майкл и Кортни Форд уже показались в дверях. Он как будто желал, чтобы посторонние люди убедились в их примирении. Все еще ощущая тепло его рук, Шэрон пошла навстречу гостям.

Ко времени появления Джулии Блакстер вечеринка была уже в самом разгаре. Собственно говоря, Шэрон даже не видела момента ее прихода. Она была поглощена беседой с несколькими молодыми людьми, более подходящими ей по возрасту, которые, по ее предложению, решили обосноваться во внутреннем дворике.

И, только возвратившись в гостиную, Шэрон увидела свою соперницу.

На Джулии был короткий черно-белый жакет, черные велюровые брюки и черные туфли. Зачесанные назад волосы, более длинные, чем летом, вновь обрели свой естественный цвет спелой пшеницы. Она, казалось, излучала свет.

Стоя возле камина с бокалом шампанского, Джулия, смеясь, разговаривала с Марком. Быстро отведя глаза, Шэрон решила не обращать на них внимания.

— Вы не сдаете напрокат миссис Хоппер? Она просто волшебница!

— Да, вы правы! — Даже этот ответ на вопрос жены одного из менеджеров, пораженной кулинарными способностями Тори, дался Шэрон с большим трудом.

— Она не просто симпатичная женщина, по еще и умная, — заметил муж женщины, очевидно знакомый с Тори Хоппер.

— Да, вы правы, — опять пробормотала Шэрон, подумав при этом: достаточно ли умная, чтобы оказаться правой насчет того, что Джулия не нужна Марку? Посмотрела бы она на них сейчас!

Бросив косой взгляд, она видела, что мисс Блакстер, по-прежнему стоя у камина, болтает уже с кем-то другим, не выпуская, однако, Марка из поля зрения. Тот в другом конце комнаты разговаривал с двумя мужчинами. Вид у Марка был озабоченный.

— У вас сегодня дом полон гостей!

Повернувшись, Шэрон улыбнулась Майклу Форду, пробирающемуся между гостями с двумя полными бокалами.

— Да, вы правы! — в третий раз произнесла она спасительную фразу.

И тут Шэрон неожиданно увидела спускавшегося по лестнице со второго этажа бородатого человека, который, казалось, искал кого-то.

— Извините, — сказала она изумленному Майклу и, удачно избежав при этом еще двух желающих поговорить с ней гостей, направилась в сторону незнакомца, но, выйдя в холл, никого уже не увидела.

Входная дверь была открыта. Закрыв ее, Шэрон направилась вверх по лестнице, намереваясь навестить Бобби, но на полдороге повстречала Тори.

— Бобби, — обеспокоенно спросила она, — с ним все в порядке?

— Спит как убитый, — с улыбкой заверила ее домоправительница. — Сделай одолжение, отнеси эти салфетки на кухню. — Она протянула Шэрон стопку белья. — И не беспокойся. Я прослежу, чтобы ребенка не беспокоили. — Тори начала вновь подниматься по лестнице.

Вернувшись в гостиную, Шэрон, потягивая шампанское, слушала одного из гостей, восторгавшегося преимуществами работы в корпорации, а в особенности достижениями ее мужа, когда вдруг, распространяя вокруг себя аромат изысканных духов, к ним подошла Джулия.

— Безупречная хозяйка с безупречным мужем и безупречным домом!

Она бросила на собеседника Шэрон многозначительный взгляд, и тот тут же испарился.

— Я тоже покупаю себе дом, — сообщила Джулия. — Кое-что получше, чем квартира, в которой живу сейчас. — Она отхлебнула оранжевый напиток, подозрительно похожий на апельсиновый сок. Странно, обычно Джулия предпочитала шампанское всем другим напиткам! — Не могу ли я воспользоваться вашими услугами как декоратора? У меня для этого нет ни времени, ни склонности, и я всегда восхищалась вашим вкусом. — Она небрежным жестом указала на изысканную обстановку гостиной. — По правде говоря, я ему просто завидую!

Ничего себе признание! Да еще от Джулии!

— Вы, вероятно, понимаете, что я завидовала вам во многом, Шэрон. — Она окинула взглядом изумительные волосы хозяйки, ее безупречную косметику, дразнящее, ласкающее взор зеленое платье. — Вашему вкусу. Вашему дому… Вашему мужу. — При этих словах Джулия бросила быстрый взгляд на Марка, стоявшего неподалеку.

Шэрон, чувствовавшая себя на редкость напряженно, смогла лишь пробормотать:

— В самом деле? А я и понятия не имела!..

Джулия рассмеялась.

— Неправда! Иначе вы или слепы, или, простите, глупы, но если бы это было так, вы не удержали бы Марка. И тем не менее я рада сказать, что все в прошлом и больше я вам не завидую. — Улыбка Джулии была одновременно покровительственной и загадочной. — Так как насчет моего заказа? Возьметесь за мой дом?

— Простите, но я больше этим не занимаюсь, мисс Блакстер, — ответила Шэрон. Что именно имела в виду ее собеседница, говоря, что больше ей не завидует? — Но если хотите, могу порекомендовать кого-нибудь, добавила она, вспомнив о Джеке Виршеме.

— Так, значит, он наконец-то настоял на своем и вы сдались! Браво, Марк!

На губах ее вновь появилась обольстительная улыбка, и Шэрон поняла почему — к ним подходил ее муж.

— Я и не представляла, что ты так старомоден, Марк, — игриво промурлыкала Джулия. — Мужчина — добытчик, женщина — потребительница… и все такое…

— Это вовсе не так! — резко возразила Шэрон. — Решение было совместным.

— О, в этом он большой мастер! — Улыбка Джулии стала почти злой. — Видели бы вы его на собраниях правления! Всем кажется, что решения принимаются совместно, но как потом оказывается, распоряжается лишь он один!

— У Марка никогда не возникало желания решать что-либо за меня, — возразила Шэрон, но внезапно потерявшая к ней интерес Джулия уже отошла.

— А может, мне следовало это делать!

Замечание Марка заставило Шэрон привычно вскинуть голову. Но на этот раз его холодные голубые глаза искрились весельем.

— В чем дело? Разве тебе не нравится, когда люди верят, что ты потакаешь любой моей прихоти? — пробормотал он, проводя рукой вдоль тоненьких полосок ткани, скрещивающихся на ее обнаженной спине.

Открыв было рот, чтобы запротестовать, Шэрон вовремя поняла, что Марк просто дразнит ее, и промолчала. К тому же ее теперь занимало другое. Сегодня в отношениях между Марком и Джулией ощущалось нечто новое, и тот факт, что никогда еще она не видела свою соперницу более красивой, отнюдь не улучшал настроение Шэрон. За последний час улыбка Марка потеряла присущую ей непринужденность. Джулия, напротив, так и светилась самодовольством, а в ее отношении к боссу, всегда слегка вызывающем, ощущался налет откровенной дерзости.

Это не могло не тревожить, и, кинув на мужа внимательный взгляд, Шэрон отстранилась от него. Весь остаток вечера она добросовестно играла роль гостеприимной хозяйки — наполняла бокалы, угощала гостей приготовленными Тори закусками и как можно приветливее улыбалась всему, что ей говорили.

Но за звуками музыки и приветливыми голосами собравшихся ей все время слышался оживленный смех Джулии. Не ускользнули от ее внимания и взгляды, которыми обменивались Марк и мисс Блакстер.

Не в состоянии больше терпеть, Шэрон решила, что должна хотя бы несколько минут побыть наедине с самой собой. Нет, не наедине с самой собой, поправилась она, поднимаясь по лестнице, чтобы проведать Бобби.

Дверь в его комнату была плотно закрыта, почти полностью приглушая шум вечеринки. Маленькая лампа у кровати, которую она оставила зажженной, освещала угол комнаты и пеструю кучу плюшевых игрушек, смотрящих из глубины голубого мягкого кресла на пустую кроватку.

Пустую кроватку!

Шэрон беспокойно огляделась по сторонам, сердце ее сжалось от страха. Простыни были почти не смяты. Озадаченная, она откинула их, как будто желая удостовериться в том, что ребенка действительно нет. Под подушкой лежал голубой плюшевый медвежонок.

Где же Бобби? Может быть, Тори унесла его в ванную? Бросившись туда, Шэрон убедилась, что там никого нет… Марк мог унести сына в другую комнату, чтобы ему не мешал шум! Со все возрастающим беспокойством Шэрон обежала весь второй этаж.

Пусто!

Ее охватил ужас, в памяти всплыли события той кошмарной пятницы…

Не надо паниковать! Бобби должен быть с Тори, уговаривала она себя. Но, сбегая по лестнице навстречу шуму музыки и голосов, не могла отделаться от образа незнакомца — того самого, бородатого, спускающегося по этим самым ступеням.

Что, если кто-то — нет, именно он! — забрал Бобби?

— Эй, Шэрон! Подожди! Что за спешка? — позвал ее кто-то из гостей. — Не могла ли ты?..

Но ей было не до них! Надо было найти сына, и поскорее!

Чуть не столкнувшись с выходящей из кухни Тори, она выдохнула:

— Ты видела Бобби?

— Разве он не в кроватке?

Не отвечая, Шэрон повернулась и поспешила через холл. Нет, он не в кроватке! И Марк не забирал Бобби. Через стеклянную дверь она увидела его разговаривающим с Майклом.

— Мне очень понравился ваш дом, — раздался голос какой-то пожилой дамы, но Шэрон отпихнула ее, не заботясь о том, как это должно было выглядеть со стороны.

— Марк! — Она вбежала во внутренний дворик. — Марк! Бобби… я нигде не могу найти его! Я…

Внезапно она остановилась. Из тени кедра вышла Джулия, держа на руках хнычущего маленького мальчика.

— Надеюсь, вы не возражаете. — Уверенный тон говорил о том, что мисс Блакстер безразлично, возражает Шэрон или нет. — Видите ли, я просто практикуюсь.

— Практикуетесь?!

— Угу, — протянула Джулия, глядя куда-то через плечо Шэрон, и в глазах ее появилось мечтательное выражение. — Я беременна. Разве Марк вам ничего не сказал? — Выражение было мечтательным, потому что она смотрела на Марка Уэйда!

— Джулия! — протестующе прошептал он.

Но Шэрон было уже все равно, слышал ли это кто-нибудь из гостей. Голова закружилась, она пошатнулась и тяжело опустилась на землю.