Последний оплот цивилизации

Верещагин Петр

Осколок десятый. Змея

 

Мир вокруг плывет туманом, гибельным, как поле брани, как гноящаяся рана… Два шага вперед. Мир плюется едким паром, рдея заревом пожара; прах в лицо смеется чарам… Шаг – и Переход. Мир, как пашня под сохою, как съедаемые ржою меч, доспех и дух героя… Дальше, дальше, прочь! Мир кровавым полон морем, затопившим даже горы: гордость, горе тебе, горе!.. Вниз, скорее в ночь! Мир скользит комочком сала вдоль по лезвию кинжала; смрад горячего металла… Круг и поворот. Мир вращается над бездной мертвой, расчлененной песней о земле, что всех чудесней… Вверх, под небосвод! Мир манит хрустальным оком, истины пенистым соком – не печалься, мол, до срока… Это ложь, обман! Мир, распятый на утесе, самому себе вопросы задает уж сотню весен… Застывает Грань. Я стихов вовек не знала. Слова силу – понимала, но не так, не в этих жалах хлада и огня. Почему, зачем, – ответьте, боги, коль вы есть на свете! Но молчанья черный ветер прочь унес меня… Мир, подобный вешней туче, юный, дерзкий и могучий – здесь ты, здесь, я знаю лучше, нежели ты сам! И тропа легла под ноги. Нет, открыта ты не богом, не пробита звуком Рога! Просто – чудеса.