Полное собрание сочинений. Том 03

VII (АПРЕЛЬСКАЯ) КОНФЕРЕНЦИЯ РСДРП (БОЛЬШЕВИКОВ) 14— 29 апреля 1917 г.

Товарищи! То, что предлагает Бубнов, имеет в виду и резолюция тов. Ленина. Тов. Ленин не отбрасывает массовых выступлений, демонстраций. Но не в этом теперь дело. Разногласие — в вопросе о контроле. Контроль предполагает контролирующего и контролируемого и некоторое соглашение контролирующего с контролируемым. Был контроль, было соглашение. Что дал контроль? Ничего. После выступления Милюкова (19 апреля) особенно ясна его призрачность. Гучков говорит: “я смотрю на революцию, как на средство лучше воевать, сделаем маленькую революцию для большой победы”. Но теперь в армию проникли пацифистские идеи, и воевать нельзя. И правительство говорит нам: “уничтожьте пропаганду против войны, иначе мы уйдём”. По аграрному вопросу правительство также не может итти навстречу интересам крестьян, интересам захвата последними помещичьих земель. Нам говорят: “помогите нам обуздать крестьян, иначе мы уйдём”.

Милюков говорит: “необходимо соблюдать единство фронта, нам необходимо наступать на противника, вдохните энтузиазм в солдат, иначе мы уйдём”. И после этого нам предлагают контроль. Это смешно! Вначале Совет депутатов намечал программу, а теперь намечает её Временное правительство. Союз, заключённый Советом и правительством на другой день после кризиса (выступление Милюкова), означает, что Совет пошёл за правительством. Правительство наступает на Совет. Совет отступает. Говорить о контроле Совета над правительством после этого — значит говорить впустую. Вот почему я предлагаю поправку Бубнова о контроле не принимать.

АМЕРИКАНСКИЕ МИЛЛИАРДЫ

Результаты Московского совещания выясняются. По сообщению “Русских Ведомостей” (17 августа, вечерн.):

“Вчера состоялось заседание ЦК партии народной свободы. С докладом выступил Милюков, предложивший членам ЦК обменяться взглядами по вопросу о результатах Московского совещания. Ораторы единодушно высказывались в пользу принципа коалиционности. Большинство участников заседания сошлось на том, что Московское совещание дало максимум того, чего можно было ожидать”.

Итак, партия г. Милюкова удовлетворена. Она за коалицию.

“Московское совещание, — пишут оборонцы, — было победой демократии (т. е. оборонцев?), которая сумела в переживаемые трагические минуты выступить как подлинная государственная сила, вокруг которой сплотилось всё (!), что есть на Руси живого” (“Известия” № 146).

Очевидно, партия оборонцев тоже удовлетворена. По крайней мере делает вид, что удовлетворена, ибо она также за коалицию.