Полное каре

Абдуллаев Чингиз Акифович

Эпилог

 

Дронго позвонил в дверь. Послышались шаги, и дверь открылась. На пороге стоял Тарас Маланчук. Он успел переодеться и теперь был в темном костюме. Его всклокоченные волосы были причесаны, даже взгляд как будто изменился. Стал более осмысленным и внимательным.

– Разрешите? – спросил Дронго.

– Входите, – посторонился Маланчук, – после вашего вчерашнего выступления я ваш большой поклонник. Вы так блистательно разоблачили эту банду убийц и негодяев, что нам остается только аплодировать вашему мастерству.

– И вашему, господин Маланчук, – иронически заметил Дронго.

– Не понимаю, что вы хотите сказать, – нахмурился тот.

– Все очень просто. Я наводил справки обо всех игроках, которые принимали участие в «Большой игре». Вы меня понимаете?

– Нет, не понимаю. Какие-то непонятные загадки. Наводили справки, вот и хорошо. Так что вы хотите сказать?

– Ничего. Просто я узнал, что некий предприниматель Тарас Маланчук некогда получил в украинском национальном банке кредит на три миллиона долларов и не сумел его вовремя вернуть. Вот такая печальная история. После этого он сбежал в Венгрию, откуда несколько раз приезжал во Францию. Сейчас установить этого не удалось бы, ведь Венгрия вошла в Шенгенскую зону. Но несколько лет назад ее там не было. В результате получается, что, не имея денег и имея долгов на три миллиона долларов, вы не только расплатились, переведя все деньги в банк, но и сумели заработать столько денег, чтобы иметь необходимые для игры пять миллионов евро. Не подскажете, где можно заработать такие огромные деньги за очень небольшой срок?

– Чего вы от меня хотите?

– Ничего. Каждый раз, когда я пытался вмешаться в игру, чтобы арестовать мерзавцев и прекратить вашу игру, меня останавливал комиссар Клодт, который упрямо твердил, что игра должна продолжаться. Теперь я точно знаю, почему она должна была продолжаться.

– Интересно – почему?

– Именно из-за вас, господин Маланчук. Вы же были не просто предпринимателем. Вы были руководителем кооператива, а до этого самым молодым профессором и доктором физико-математических наук. Вы – абсолютно гениальный «счетчик». По правилам казино вас нельзя пускать ни в одно игорное заведение. Вы легко можете просчитать любые карты, любые комбинации. Такие, как вы, – явная угроза каждому казино. Но вы принимаете участие в игре и в первые два дня очень усердно проигрываете, не пытаясь показать своего истинного умения. А потом громите всех, в том числе и профессионального игрока Левана Тарджуманяна. Он тоже «счетчик», но всего лишь как профессиональный игрок. А вы – профессиональный математик, и никому из игроков никогда с вами не сравниться.

Маланчук пригладил волосы. Достал очки, надел их и сразу неуловимо изменился.

– Верно, – кивнул он, смущенно улыбнувшись, – я действительно доктор физико-математических наук. Это все правда. И деньги на игру мне дали в казино с условием, чтобы я больше здесь не играл. Только я считаю, что поступил правильно. Более того, даже нравственно. Зная, что здесь будет целое скопище проходимцев и жуликов, мы не дали им возможности победить.

– У них не было шансов с самого начала, – грустно заметил Дронго, – ни у Шульмана, ни у Досынбекова, ни у Бибилаури, ни у Тарджуманяна, ни у Кафарова. Казино всегда остается в выигрыше. Это универсальный принцип. Ни у кого не было ни единого шанса. Вы легко можете обыграть всех. Что вы и сделали.

Он повернулся и пошел к двери.

– Подождите, – остановил его Маланчук, – я хочу, чтобы вы поняли. Они заплатили мои долги, и я чувствовал себя обязанным помочь им. Я не выиграл этих денег, все забрало казино.

– Конечно, – печально кивнул Дронго, – так и должно быть. Только я не понимаю, чем казино отличается от наших игроков. Такие же акулы, которые пожирают друг друга. С вашей помощью или без вашей помощи.

– Вы считаете, что я поступил аморально?

– Это категория нравственная, господин Маланчук, и тут каждый волен решать сам за себя. Я полагаю, что помогаю людям избавляться от разного рода мерзавцев, я немного облегчаю им жизнь. Вы считаете, что, помогая казино обыгрывать всех игроков, делаете благородное дело. Я в этом не так уверен. Возможно, я не прав, возможно, не правы вы. У каждого свои принципы. До свидания, господин Маланчук.

Он вышел из номера. Внизу увидел Костю Романишина, который ждал, когда подадут его автомобиль.

– Вы хотите снова сюда вернуться? – поинтересовался Дронго.

– Обязательно, – ответил Костя, – на следующий год будет опять «Большая игра». Вот увидите, мне обязательно повезет. Это единственная игра, где казино не имеет своих интересов. Они берут только свой процент. Здесь настоящие игроки играют друг против друга.

– Я понимаю, – кивнул Дронго, – это такая честная игра, где нет интересов казино. Желаю вам удачи. До свидания.

Начал накрапывать дождь. Он поднял воротник и пошел к своему отелю. В «Метрополе» его ждал Эдгар Вейдеманис. Сегодня они сыграют очередную партию в шахматы, и, возможно, ему удастся наконец обыграть Эдгара. Ведь шахматы действительно честная игра.